Тифоанализ и нео эзотерика

Эта статья представляет диалог автора неоэзотерики А.В. Кундина на основе его книги ″Современная эзотерическая наука″ с кандидатом медицинских наук, психотерапевтом Юрием Робертовичем Вагиным на основе его книги Тифоанализ (с нем. глубинный анализ - теория влечения к смерти), изданной (2003 г) пермским центром изучения авитальной активности, директором коего он является. Ю. Вагин не просто опытный врач, но и глубокий, широко эрудированный ученый, мыслящий остро и бесстрашно. Книга Вагина (ссылки в конце) доступна в интернете, и я рекомендую ее почитать даже тем, у кого влечения к смерти пока нет – это дело наживное. А более полно разобраться в этой проблеме, вы сможете, поразмыслив над приведенными ниже диалогами. Мои комментарии (NZ) выделены синим. Их целью является не спор, а дополнение в восприятии важных тем с позиций неоэзотерики.

В качестве эпиграфа возьму слова сильного духом человека, ветерана второй мировой, гениального архитектора Эрнста Неизвестного:

«Постоянно думаю о смерти. У меня есть поговорка: «Сестра моя - смерть» (вопреки пастернаковскому: «Сестра моя - жизнь») - дело в том, что думать об этом всем надо, потому что мысль о смерти создает масштаб жизни. Человек, который о смерти думает, не так заносчив, не так мелочен, ведь эта мысль, если она глубоко прочувствована, как ластик, стирает всю ерунду»

 

Тифоанализ и неоэзотерика

Часть 1. Тезисы

Вагин: Более пятнадцати лет (2003г.) практически каждый день я работаю с живыми людьми, которые ждут от меня повышения качества их жизни. Все, что я вижу, и все, о чем буду рассказывать, базируется на моей практике. Все это привело, в конце концов, к формированию того своеобразного видения, своеобразного понимания функционирования человеческой психики в норме и патологии и к своеобразной технике, которую мы здесь будем называть тифоанализом и которая помогает мне работать с пациентами, страдающими авитальной активностью.

Можно ли назвать мое своеобразное видение и понимание теорией? Наверное, да, если не забывать, что древнее орфическое понятие «теория» имеет общий корень со словом «оргия», которое означает «страстное и сочувственное созерцание». Страстное и сочувственное созерцание Бога (теорию) Пифагор позже стал понимать как интеллектуальное созерцание проявлений божественной мудрости в математике. Благодаря ему это слово приобрело современное значение. Бертран Рассел писал, что для тех, кто плохо и мало изучал математику в школе, это может показаться странным, но для тех, кто был вдохновлен Пифагором и испытал опьяняющую радость неожиданного понимания, оно навсегда сохранило в себе элемент экстатического откровения. Воистину так.

Мой давний и откровенный интерес к влечению к смерти и суицидологии — территории, посещать которую рискуют далеко не все, — многим кажется несколько странным. Я не хочу оправдываться и прикрывать свой интерес альтруистическими одеждами. Я не скрываю, что мой интерес продиктован мотивами исключительно личного плана.

Я знаю, что в хаосе самоуничтожения был и есть порядок, и я согласен с Камю: есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема — проблема самоубийства, и «решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить,– значит ответить на фундаментальный вопрос философии»[1], а все остальное — второстепенно.

(NZ) Приблизительно столько же лет (на 2003 год) занимаюсь я теорией и практикой саморазвития, что, в конце концов, привело к созданию нео (современной) эзотерики. Под эзотериком я понимаю человека, который видит смысл своего существования в самопознании, в развитии своего философско-психологического мировосприятия. Зная ваше отношение к идее самосовершенствования, надеюсь, что не подтолкну вас к суициду. Тем более, что неоэзотерика мало похожа на традиционную эзотерику. Тема смерти интересует меня с того ракурса, что она, смерть, терпеливо ждет меня самого и, вероятно, дата аудиенции уже определена. В этом ключе, наиболее важным мне видится вопрос о том, как надо жить, чтобы смерть, раз уж она неизбежна, стала необходимой и полезной для поддержания высокого качества жизни, а не просто неотвратимой. Как следует готовиться к ней и к вариантам постсмертного бытия или небытия?

Действительно, в приближении к смерти есть не только хаос распада, но и некоторый, глубокий по содержанию порядок. И этот алгоритм нам надо понять, и умело воспользоваться этим знанием. В неоэзотерике эта тема уже разработана, но мне интересно найти точки соприкосновения с вашими взглядами, а заодно и с мнением ваших коллег Фрейдом, Юнгом и др. Неоэзотерика утверждает, что умирать, надо учиться уже при жизни и этот внутренний опыт существенно меняет качество жизни практикующего. Впрочем, для людей, старающихся ни о чем не задумываться, качество жизни заключается в легкодоступных телесно-эмоциональных удовольствиях и потому их мои рекомендации не касаются.

Ответить же на вопрос: стоит или не стоит жизнь жизни? – означает произвести оценку ее значения относительно различных аспектов реальности, что возможно только в рамках какой-либо теории Мироздания. Таким образом, психология глубоко привязана к философии и космологии. Психология, вырванная из контекста целостной человеческой личности, слепа и дезориентирована.//

- Ошибка Фрейда заключается не в том, что он постулировал наличие влечения к смерти (в чем его чаще всего обвиняют — тут он как раз прав), а в том, что он:

а) постулировал наличие влечения к жизни у человека и любой другой живой системы;

б) постулировал дуалистическую систему первичных влечений, противопоставив первичное влечение к жизни первичному влечению к смерти;

в) рассмотрел систему (механизм) сексуального инстинкта как самостоятельное первичное сексуальное влечение (либидо);

г) рассмотрел систему (механизм) инстинкта хронификации жизни как самостоятельное первичное влечение самосохранения;

д) объединил эти две системы (механизмы) в рамках влечения к жизни;

е) отождествил влечение к смерти с механизмами инстинкта хронификации жизни: агрессивностью и деструктивностью.

С точки зрения тифоаналитической теории у человека существует лишь одно первичное влечение – влечение к смерти. Тифоаналитическая теория является монистической и постулирует следующие положения:

а) тенденцией (влечением) к жизни обладает лишь неорганическая материя, которая при определенных условиях неизбежно и закономерно образует жизнь как одну из форм своего существования;

б) человек, равно как и любая другая форма жизни, не обладает влечением к жизни;

в) человек, равно как и любая другая форма жизни, обладает лишь влечением к смерти;

г) жизнь есть процесс хронического умирания, побуждаемый влечением к смерти и ограничиваемый системой хронификации жизни;

е) система хронификации жизни (так называемый инстинкт самосохранения), усиливая локально напряжение в живой системе (воспринимаемое на психологическом уровне как неудовольствие, боль и страх), ограничивает стремление живой системы к смерти, заставляя «каждый организм умирать по-своему», но не является при этом самостоятельным или компонентным влечением;

д) агрессия (включение в себя) и элиминация (исключение из себя) — основные механизмы системы хронификации жизни (так называемые механизмы выживания), обеспечивающие последовательное созревание живой системы до репродуктивного состояния и ее дальнейшую инволюцию;

ж) влечение к смерти (принцип удовольствия) и система хронификации жизни (принцип неудовольствия) образуют жизнь как вариант диссипативного гомеостатического процесса, подчиняющийся принципу реальности: получение максимума удовольствия при минимуме неудовольствия;

з) система сексуальности (сексуальный инстинкт) обеспечивает репродукцию живых систем, но не является самостоятельным или компонентным влечением (так называемым либидо);

и) нарушение качества жизни (качества хронического умирания) неизбежно приводит к усилению влечения к смерти с последующим перенапряжением системы хронификации жизни (усилению боли и страха, агрессии и элиминации);

к) повреждение системы хронификации жизни приводит к возникновению авитальной активности, направленной на сокращение или прекращение жизни (суицидальная и парасуицидальная активность);

л) профилактика и лечение авитальной активности заключается в нормализации функционирования системы хронификации жизни и сексуальной системы в репродуктивный период. Чтобы получать удовольствие от жизни, человек должен научиться качественно умирать, чему чаще всего препятствует ограничение функционирования систем хронификации жизни (агрессии и элиминации) в период социализации.

Если другой человек смотрит с принципиально иных позиций и принципиально иным образом, мне бы не хотелось убеждать его в своей правоте.

То, что мы будем рассматривать далее, очень напоминает психологическую анатомию, коей глубинная психология, тонко препарирующая внутренности человеческой психики, по своей сути и является. Поэтому мы называем такой подход тифоаналитическим. Я полагаю, что кому-то эти знания пригодятся. Я не уверен, что всем обязательно нужно знать, как устроена изнанка человеческой психики, как не уверен и в том, что всем нужно знать анатомическое устройство человеческих внутренностей.

(NZ) Пока я не буду комментировать перечисленные позиции аналитических теорий, поскольку позднее рассмотрим их подробнее. Ситуация такова: имеются многочисленные психологические факты, которые интерпретируются различными школами психологии на основе дуалистического и монистического подходов. Фактически, спор идет о том, какая логика, в данном случае, точнее отражает внутреннюю реальность? Влечения к смерти и к жизни – это два самостоятельных, независимых диалектических начала, или они двойственное (дуальное) проявление одного единого, или существует только одно из них, а второе - просто отрицание существования первого. Или не существует обоих, т.е. представления о них иллюзорны, и реальность вообще иная. Кроме того, как бы психологи не старались, но постоянно присутствует некоторая размытость используемых ими понятий, что существенно влияет на ход рассуждений и выводов. И это нормально – понятийная система и стиль мышления каждого ученого имеют свою специфику, что позволяет отражать единую Реальность в многообразии ее субъективных моделей.

Проблема выбора между дуалистической и монистической логическими конструкциями в психологии аналогична той, что имеется в философии относительно начал дух-материя. Базируясь на мета уровне пространства форм логик, можно утверждать, что любой из вышеназванных подходов мышления является самодостаточным и отличается друг от друга лишь избранной точкой отсчета, а потому все выводы будут истины только относительно нее. Это есть рассмотрение единой истины, но под разными углами зрения. Остается лишь выяснить, под каким из них факты искажаются, в ходе их интерпретации, наименее всего. Вагин придерживается монистической: материализм и влечение к смерти, а духовное начало и влечение к жизни – лишь иллюзия. Это самодостаточное мировоззрение. Я в неоэзотерике придерживаюсь пространственной формы логики, которая тоже самодостаточна. И хочу показать, что теория Вагина является частичной (относительной) истиной.  

В отношении полезности вашей книги, можете не сомневаться. Она насыщена идеями и информацией, тем самым, стимулируя человека к размышлениям. Будучи креативной личностью, вы стимулируете осознанность и творческую активность других, возможно, сами того не желая.

Я тоже не собираюсь навязывать свою точку зрения, но стараюсь привести ее к многоточию, чтобы воспринять реальность максимально полно. А в отношении самоанализа (любого психоанализа) могу сказать, что без него эзотерик вообще не может практиковать. Он должен разобрать себя на элементы, а затем сложить в новую структуру, ориентируясь на цели внутренней практики. Интересно, что хотя самоанализ очень труден для начинающего, конструирование себя на порядок сложнее. И уже в этом прослеживается нарушение симметрии в психических процессах в пользу разрушения или разъединения. Понятно, что для реализации процессов конструирования и синтеза требуются дополнительные усилия, приток энергии и информации. По времени же, соотношение длительности процессов распада и созидания может быть любым. Например, умирать можно полжизни, а можно мгновенно (например, инфаркт) и в расцвете сил. //

- Меня постоянно пытаются обвинить в том, что то, что я вижу и иногда пытаюсь показать другим, — ужасно, мрачно и беспросветно. Я с этим принципиально не согласен. Во-первых, эти оценки сугубо эстетические. Японцы находят, что харакири — один из самых прекрасных, возвышенных и достойных способов смерти, а зрителей-европейцев в обморочном состоянии выносили с подобных церемониалов. Христиане рассматривают как возвышенную и прекрасную смерть Иисуса на кресте и даже носят ее изображение (с моей точки зрения — как украшение) на шее. С точки зрения тех же японцев носить на шее изображение тела человека в момент его казни — тоже более чем странно. Дело вкуса.

Во-вторых, даже если наша картина и не очень эстетична — что с того? Врач должен начинаться в малоэстетичном секционном зале, что нисколько не мешает ему любоваться красотой и совершенством человеческого тела. Психолог должен начинаться с безусловных рефлексов кольчатых червей, этологии и глубинной психологии, что нисколько не должно и не может помешать ему, в дальнейшем, любоваться красотой и изяществом человеческой личности.

То, что я вижу и хочу показать здесь, — это удивительная гармония устройства мироздания, жизни, человека и удивительная красота. В конце концов — это интересно.

 

 NZ-наука в своих целях и методах подходит далеко не всем, а рассчитана преимущественно на креативные личности. И почти безразлична к проблемам нормального или до-нормального человека. Но вы, как психиатр, должны учитывать и особенности психологии эзотериков – потенциальных ваших клиентов.

Почему акцент на креативные личности? Потому что саморазвитие – это, прежде всего, исследовательская работа. Жестких алгоритмов в развитии индивидуального потенциала не существует.

  Неоэзотерика тоже имеет свою темную сторону, а именно: она, на соответствующих отрезках практики, ведет к асоциальному восприятию и рушит, практически, все значимости, создаваемые человечеством на протяжении веков. Она легко может ввести начинающего в глубокую депрессию, если тот подошел к практике однобоко, нарушил ее целостность и системность. Причем, в качестве защиты от окончательного замыкания в реальности психологически тяжелых состояниях, я рекомендую практиковать метапозицию, т.е. созерцательно-отстраненное восприятие. Оно, подобно поплавку, всегда подает сигнал о существовании поверхности (некоего открытого пространства), как бы глубоко человек не погрузился в себя или во внешний мир. И, конечно же, настоящего исследователя должна интересовать реальность такой, какова она есть, а уже потом он должен думать, как можно ее улучшить и стоит ли это делать.//

- На вопрос: «Есть Бог или нет?» — я не могу дать ответ, но, спрашивая себя: «Зачем мне Бог?», я могу ответить в соответствии с моим настоящим состоянием: «Для понимания мира в целом и себя как части мира мне Бог не нужен». Или скажем проще: для понимания мира он мне нужен не больше, чем для понимания тех исключительно сложных процессов, которые происходят в кастрюльке, когда я варю в ней пельмени. Наблюдая за кипящей водой, я часто думаю, что мы мало чем отличаемся от пузырьков, которые возникают там при определенных условиях. Для этих пузырьков я, наверное, должен быть Богом, и мне всегда очень смешно, когда я пытаюсь представить себе, как эти пузырьки за миг своего существования пытаются постичь мироздание. Еще смешнее представлять, что они тоже могут мнить себя смыслом и центром мироздания.

При этом я допускаю, что в процессе старения, когда моя психическая активность снизится настолько, что я не смогу понимать и принимать мир так, как сейчас, мне самому понадобится идея Бога. Я вижу, что вера в Бога является возраст-зависимой характеристикой: чем больше возраст человека, тем легче и чаще я обнаруживаю в его голове идею Бога. Я сам человек. Я старею. Возможно, что, однажды проснувшись, я обнаружу идею Бога и в своей голове. Поскольку после достижения зрелости я не допускаю для себя возможности поумнеть, то этот факт будет воспринят мною как еще один явный признак постепенного распада моей личности.

(NZ) Все зависит от того, что понимать под словом Бог. Если говорить о нем, как о сопоставимом со Вселенной энергетическом поле, например вакуум-состоянием, обладающим сознанием и самосознанием, то такая сущность вполне может существовать изначально или быть конструируема/порождаема в ходе эволюции снизу, от материи. Ничего принципиально невозможного. Полезность представления о Боге, как об идеальной цели развития или вездесущего ока высшей справедливости, или о его отсутствии зависит от устройства конкретной личности. Можно построить персональную психологию так, что человек будет черпать силу как из мысли о существовании Бога, так и из мысли о его небытии. Или, наоборот, впадать в меланхолию от этих же представлений.

Научная идея Бога (Сверхсознания) достаточно абстрактна и сложна для практикующего, требует от него глубоких осознаний-ощущений, поэтому возраст и опыт могут играть свою роль. Лишь тот, кто увидел границы собственного Я, способен постичь сущность на порядок более развитую. А увидеть эти границы может лишь человек, прошедший непростой путь самопознания. И если вы (или я) достаточно качественный, толстый и долгобулькающий пельмень, то имеются все шансы стать полезной пищей для Бога. Иначе, все наши страдания в кипятке напрасны, что тоже, по большому счету, не так уж и страшно, по крайней мере, не мерзли.//

- Я вижу часть мира, которую называют жизнью. Она закономерна. Она структурна и энергетична. Она флюктуирует — её интенсивность периодически колеблется. Я предполагаю, что жизнь — одна из форм флюктуации бытия, приводящая к временному увеличению структурной организации материи и уменьшению количества свободной энергии. Я предполагаю, что смерть — другая сторона этой флюктуации, в процессе которой происходит деструктуризация и освобождение связанной ранее в живой структуре энергии. Жизнь является одной из временных форм организации бытия, которая возникает при комплексе условий, включающих в себя определённый уровень свободной энергии и предполагающая наличие определённых химических элементов. Возможно, что жизнь существует для структурной связи свободной энергии и уменьшения напряжения в локальном участке мира. В этом её цель и смысл.

Если бы бытие обладало чувствительностью и эмоциями, если бы космос был одушевлённым (как его воспринимали древние греки), усиление напряжения в его локальном участке, несомненно, сопровождалось бы чувством неудовольствия, боли и стремлением избавиться от этого напряжения. И мы, на самом деле, видим, что мир ведёт себя именно подобным образом: бытие постоянно создаёт и разрушает структуры, связывая и отдавая свободную энергию. Живое — одна из таких диссипативных структур.

Бытие, порождающее жизнь, возможно, каждый раз испытывает такое же облегчение, как и мать, разрешившаяся от бремени. Сама новорожденная жизнь в начале структурирования испытывает мощное чувство напряжения и неудовольствия из-за собственной нестабильности и гигантской разницы потенциалов, которая неминуемым образом притягивает к структурообразующему центру жизни огромное количество вещества. Два генетических носителя (яйцеклетка и сперматозоид), соединившись вместе, начинают действовать как смерч, как чёрная дыра, которая засасывает в себя гигантское количество вещества из окружающего мира вплоть до момента, когда разница потенциалов выровняется и сформированная система не начнёт постепенно распадаться.

Эволюция жизни — это процесс образования различных систем, перерабатывающих максимальное количество неорганической материи в органическую. Возвращение назад и переход в неорганическую материю для органической возможен только тогда, когда она создаст себе взамен другую или другие системы и тщательно проследит, чтобы они хорошо и самостоятельно функционировали.

С самого момента зачатия, когда два комочка вещества, которые мы называем половыми клетками, соединяются друг с другом помимо нашего субъективного желания, мы влекомы к смерти, к максимально уравновешенному состоянию. В процессе этого движения к смерти внутри нас периодически создаётся напряжение, побуждающее нас к созданию условий для соединения половых клеток и продолжения жизни после нашей смерти. Эти соединившиеся половые клетки мы часто справедливо называем смыслом нашей жизни.

Когда природа создавала нас и вкладывала программу жизнеобеспечения, она позаботилась лишь о том, чтобы установить постоянную «разницу напряжения» между чувством удовольствия и чувством неудовольствия. Мы стремимся к снижению напряжения и удовольствию и всеми силами бежим от усиления напряжения и неудовольствия. Этот закон Фрейд положил в основу психоаналитической теории.

Самоструктуризация и порождение новой жизни — смысл жизни. Удовольствие, сопровождающее движение к смерти, — единственная компенсация за те страдания, которые мы испытываем на жизненном пути в связи с заложенной в нас системой хронификации жизни. Эта система, которую мы наивно называем инстинктом самосохранения, на самом деле с помощью двух нехитрых приспособлений — страха и боли — не дает нам максимально быстро достигнуть максимального удовольствия и вернуться в неорганическое состояние путем «короткого замыкания». В этот естественный процесс никак не вписывается ни влечение к жизни, ни влечение к сохранению жизни. Мы не обладаем влечением к жизни. Влечением к жизни обладает лишь неорганическая материя. Жизненный вектор органической материи имеет лишь одно направление — от точки зачатия к смерти. Интересно, как еще иначе можно назвать влечение, которому соответствует этот вектор, кроме как влечением к смерти? Что такого ужасного, мрачного и бесперспективного в том, что наша жизнь подчинена влечению к смерти и только движение в этом направлении наполняет нашу жизнь удовольствием?

(NZ) Учитывая структуру вашей книги, где вы возвращаетесь к одним и тем же проблемам несколько раз и с разной степенью глубины обоснования, я вынужден следовать этой структуре, высказывая свои аргументы с аналогичной последовательностью.

Вектор, действительно, имеет одно направление, от зачатия к смерти, но это во времени. При графическом отражении энтропийных/антиэнтропийных процессов, мы часто имеем не направленный отрезок, а пучок направленных кривых (прямой вектор – частный или локальный случай), которые отражают процессы разных уровней: неорганические, биологические и психологические. И эти уровни, хотя и взаимосвязаны, тем не менее, имеют собственную степень свободы от других. Например, мозг может усложнять свои структуры, отвечающие за мировоззрение и мышление, довольно долго. А старение личности будет происходить либо вследствие психологической ее направленности, либо уже в результате старения самого мозга. Сведение же высших процессов к низшим (как и обратное) вполне допустимо, но порождает однобокое представление о них. Например, если чувства свести к химизму, то получим важное знание о связи физического с психическим, но качество переживания химической формулой не пояснишь.

В своих рассуждениях вы исходите из материалистической картины мира, рассматривая сознание как свойство высокоорганизованной системы нервных клеток. В то время как современная модификация материализма допускает появление сознания на любых физических носителях с подходящей структурой, например, полевой основе. И есть высокая вероятность того, что наш мозг генерирует/подпитывает такое поле. Эволюция – это возникновение все более сложных биосистем, но не обязательно органических. А примером соотношения индивидуального со всеобщим, может служить содержание персонального компьютера, автоматически копируемое на каком-то сервере интернета. И при поломке первого, сервер может обеспечить восстановление данных или их ассимиляцию в системе более высокого уровня. Все зависит от уровня развитости технологий, а в нашем случае, естественной био-пси-организации материи.

Далее, вы сводите смысл жизни к порождению новой жизни, но при более глубоком анализе понятия смысл, исследователь приходит к выводу, что такая его трактовка ограниченная. Существует несколько видов и уровней смысла, и у каждого своя структура. Например, диалектически полный смысл включает в себя собственное отрицание, и при стремлении к полноте, человеку следует достигать метапозиции по отношению к смысловой наполненности своей жизни. Смешивая эти разновидности в одном понятии, мыслитель непременно придет к неполным или расплывчатым рассуждением. В моей книге проведен всесторонний анализ смысловых построений, но эта тема слишком велика для ее обсуждения в рамках темы тифоанализа.

 Подобно хирургу разрезавшему тело и не обнаружившему там ни витальной энергии, ни души, вы препарируете психику, а затем смотрите в образовавшуюся пустоту. В данном конкретном случае, смысл биологического организма неправомерно приравнен к смыслу психического существования индивидуума. Отсюда один шаг до вывода, что человек – это говорящий кусок мяса, что верно лишь частично. Опять же, присутствует смысловое смешение понятия влечение. Влечение как направленность некоего объективного процесса приравнивается к влечению субъективному как наличию психологической установки, желания.//   

- Мы очень долго верили в уникальность собственной разумности. Самое глубокое заблуждение — так это то, что истины (открываемые прогрессивными учеными) кому-нибудь очень нужны. Те знаменитые сто книг, которые следует иметь в своей библиотеке и в которых умещается вся мудрость человечества, всегда безошибочно оказываются во всех кострах, которые жжёт толпа, подогревая свои революционные порывы и свято веря неважно во что...

Кризис человеческого самопознания, о котором открыто заговорили сейчас многие философы и психологи, а более проницательные сумели предчувствовать ещё в конце семнадцатого века[2], есть следствие именно этого «путешествия» в глубины психики. Никто не спорит, что психика человека не познана полностью. Но та особая эйфория её избранности, эйфория безграничных возможностей человеческой психики, характерная для мыслителей античности, эпохи Возрождения, сменилась настоящим шоком возможной конечности познания человеческого разума и возможной познавательной конечности человеческого разума. Человек больше не представляется нам уникальным и непознаваемым микрокосмосом, который может вместить в себе Вселенную. Человек конечен и ограничен, а следовательно — познаваем. Даже вооружившись электронным микроскопом и самым мощным телескопом, мы недалеко уйдем от того платоновского человека, способного воспринять лишь пляску теней на стене своей пещеры.

Три плоскости изучения человеческой психики (индивидуальное сознание, индивидуальное бессознательное и коллективное бессознательное – объективная психика) обозначены, и уже многим понятно, что в психике ничего кроме этого и нет.

Наше индивидуальное сознание организует жизнедеятельность таким образом, чтобы обеспечить удовлетворение наших насущных потребностей в условиях окружающей действительности. Для этого оно использует модели поведения, выработанные в процессе индивидуального существования и хранящиеся в индивидуальном бессознательном. Врождённая объективная психика, независимо от индивидуального опыта, незаметно для нас организует всё наше восприятие, мышление и поведение так же, как врождённая модель гнезда организует индивидуальное гнездостроительное поведение птицы.

Процесс развития науки (который часто сравнивают с захватом многоэтажного дома, когда часть учёных совершает прорыв на следующий этаж, а часть последовательно занимает комнаты уже захваченных этажей) привёл к неприятному осознанию, что мы уже забрались на самую крышу и дальше двигаться некуда. Как пишет Роберт Антон Уилсон в работе, посвящённой квантовой психологии, «в нашем столетии человеческая нервная система обнаружила и свой созидательный потенциал, и свои собственные границы»[3].

Выше индивидуального сознания — только мёртвая материя, фиксирующая следы нашей психической деятельности, например, лист папируса или бумаги. Ниже — биологическая, хоть и живая, но бездушная органическая материя, фиксирующая и передающая следы, на основании которых строится всё функционирование нашей психики. Поломка самой незначительной «платы» в этой системе — и от нашей гордости самосознания не останется и следа. При переходе на молекулярный, субмолекулярный и субатомный уровни исследование психических и личностных особенностей утрачивает смысл: там нет нашей психики. Урна с пеплом мозга Эйнштейна поможет нам понять законы функционирования психики не больше, чем урна с пеплом мозга олигофрена. «Более глубокие слои души утрачивают свою индивидуальную неповторимость, по мере того как всё дальше и дальше отступают во мрак. Опускаясь всё ниже и приближаясь к уровню автономно функционирующих систем, они приобретают всё более коллективный и универсальный характер, пока окончательно не угасают в материальности тела, то есть в химических субстанциях... Следовательно, “на самом дне” душа суть просто “Вселенная”»[4], — этот факт хорошо понял в начале двадцатого века Юнг. Неудивительно, что в последнее время исследования законов человеческой психики и исследования законов Вселенной так тесно переплелись между собой.

Поднимающийся по лестнице самопознания человек увидел небо, в котором его нет. Опускающийся в глубины самопознания человек увидел землю, в которой его тоже нет. Между небом и землей существует человек, до страданий которого нет никакого дела ни небу, ни земле. Ужас заброшенности, ужас оставленности, «ужас космического одиночества»[5] парализует душу человека.

Это доминирующее ощущение покинутости, одиночества, лежащее в основе любой религии и философии — следствие познавательного тупика, в котором оказалось человечество.

 (NZ) Действительно, человечество в своем среднестатистическом большинстве представляет собою довольно плачевное зрелище, что говорит лишь о его пребывании на низкой ступени эволюции. И без нее, без генетической модификации мозга, и выхода на иные носители сознания - человечество ограниченно и обречено.

Очевидна ограниченность и самого интеллектуального способа познания, основанная на определении одних понятий через другие – но ведь это механизм самореализации всего Мира: свойства объектов появляются через взаимодействие с другими. Кроме того, имеется перспектива пси-резонансной (полевой) формы познания, основанной на познании через отождествление. Научное познание ограничено ровно на столько, насколько неразвит носитель нашего сознания.

Да, личность – это на 99% пси-автомат, начиненный пси-программами. И поскольку цель всякого психического анализа разложить (убить целостность) сознание на составляющие, то, в результате, получаем то, что хотели. Зачем? А что хотели найти? Развинтите космическую ракету, и она не полетит. Рассматривая купу деталей, можно воскликнуть: ну, и где же в этом хламе сила, выводящая на орбиту?

Разбирать устройство психики имеет смысл только, если искать новые, более совершенные ее конструкции и пытаться воплотить их в себе или у подопытных пациентов, в моем случае - учениках.

Страх, засевший в человеческой индивидуальности естественен, – все борется за самосохранение, но способы могут быть разными. В нашем случае, выход находится в модификации самосознания – это поняли создатели почти всех великих религиозно-философских систем. А ужас космического одиночества не больший, чем ужас земной невостребованности. Преодоление самозамкнутости человеческого бытия, в перспективе, вполне  возможное событие. Но ведь и максимально развитое (на конкретный момент времени) сознание, т.е. Сверхсознание, охватывающее собою всю Вселенную, тоже одиноко. Значит, это нормальное состояние свернутого потенциала, ведущего к развертыванию единого во множественное.

 Духовная (личностная) статичность ведет к смерти в изменяющихся условиях, а динамика - к приспособлению. Другой вопрос, что динамика приспособления личности к жизни очень напоминает ее приспособление к смерти. Но связано это лишь с процессом преодоления (разрушения) собственного ограниченного существования, за которым нас нет, но, возможно, есть то, во что мы трансформируемся. Вы скажите: где гарантии, что наша жизнь там продолжится? Для меня это вопрос не веры, а стратегии жизни. При беспроигрышной стратегии, если мои интересы, обеспечивающие качество моей жизни, совпадают с возможной подготовкой для постсмертного бытия, то я остаюсь в выигрыше, даже если меня там ничего не ждет. В этом суть устройства неоэзотерики – это логическая конструкция, совмещающая научную организацию знаний со стратегией жизни в рамках поиска Прохода (выживания).//  

Гуманистическая психология выводит новые красивые, но лживые слова: Развитие Личности, Духовное Совершенствование, Творческая Жизнь, Самоактуализация.

Идея бесконечного развития личности, идея о возможном для каждого человека беспредельном творческом самосовершенствовании, идея о беспредельных возможностях – это даже не миф, и не сказка, и не утопия, поскольку ни мифы, ни сказки, ни утопии так низко не опускаются[6] (Все нормальные сказки заканчиваются свадьбой и «жили они долго и счастливо». Ни второго высшего образования, ни самоактуализации, ни самореализации, ни даже участия в тренингах личностного роста) Это — ложь. Потому что ничего этого нет. Есть организм, есть онтогенетический процесс постепенного умирания, есть личность — биосоциальное единство, и нет никаких оснований считать динамику развития личности отличной от общих закономерностей, присущих онтогенезу индивида. Нормальный процесс инволюции и регресса личности начинается в 20—25 лет, процесс этот затрагивает абсолютно подавляющее число людей, живущих на Земле, и приводит к формированию примитивной личности с постепенно нарастающим регрессом личности, духовным несовершенством и творческой импотенцией.

Равным образом, есть креативные личности, активность и пластичность ментальных процессов которых продолжает оставаться на относительно высоком уровне (по сравнению с общей популяцией) дольше, чем в норме. Это отклонение. Таким людям даже в чем-то сложнее адаптироваться к окружающей среде, поскольку мир, который их окружает, — это не их мир, это не мир, который рассчитан на них, это мир примитивных личностей, это мир, адаптированный к особенностям социального и психологического функционирования примитивных личностей, мир, живущий по примитивным законам, мир с примитивными ценностями и интересами. Это — нормальный мир.

На рубеже третьего тысячелетия любопытное человечество заинтересовалось развитием мозгов, презрев древнюю мудрую заповедь Экклезиаста: «Умножая знания, ты умножаешь страдания». Неужели на Земле мало страданий?

В этой связи в психологии за последние десятилетия возникло новое уникальное направление: психология креативности. Две проблемы интересуют в настоящий момент психологов: собственно проблема креативности и проблема усиления и продления креативности у большинства людей. Разрабатываются различные методики развития креативности у детей, усиления творческих способностей в зрелом и пожилом возрасте. Описываются и изучаются отдельные редкие индивиды, отличающиеся по ряду параметров от основной популяции. Эти индивиды (креативные личности) обладают определенным набором психологических характеристик, которые они где-то (то ли по наследству, то ли в специальной школе) получили, и вечно придумывают что-то новое, всегда идут своим путем, не могут усидеть на одном месте. Поль Торренс, основоположник психологии креативности, писал, что «креативность это значит копать глубже, смотреть лучше, исправлять ошибки, беседовать с кошкой, нырять в глубину, проходить сквозь стены, зажигать солнце, строить замок на песке, приветствовать будущее»[7].

Как это ни парадоксально, но именно избыточная стимуляция ментальной активности детей и подростков может привести к неожиданному эффекту — усилению авитальной активности как естественной компенсации бездумных действий родителей и педагогов. Кому и на сколько дано вырасти духовно и интеллектуально, природа решит сама. Не нужно ее подправлять. Как писал основоположник гештальттерапии Фредерик Перлз «Не нужно толкать реку, пусть она течет сама»[8]. Ведь все, что требуется от родителей, воспитателей и учителей, — это обеспечить свободный доступ ребенка к информационному потоку в широком смысле этого слова, и он впитает в себя ровно столько, сколько позволят ему его собственные потенции. Он будет аутентичен. Он будет самоактуализирован, если угодно.

Попытайтесь сделать из примитивной личности креативную — получите невротика; попытайтесь сделать из креативной личности примитивную — будет то же самое. И в том, и в другом случае вы получите патологическую авитальную активность.

(NZ) Сначала о лживости бесконечного самосовершенствования. Вы правы, но несколько игнорируете полноту проблемы. Почти всякий объект (субъект) можно совершенствовать, в том числе и себя. Но в рамках видовой матрицы сознания (аналогично тела), естественно, имеются пределы ее потенциала, к которым можно приближаться асимптотически, но не иметь возможности их пересечь. Это условно бесконечное совершенствование, но в плоскости. Новое качество (измерение) совершенствования откроется, если удалось бы достичь принципиально новой модификации. Правда, потенциальная возможность подобного не гарантирует факта ее реализации. Таким образом, развитие бесконечно и ограниченно относительно разных систем оценок. И, наконец, в реальном мире нет математической бесконечности, а есть ее реальные прототипы (см. Логический аппарат) – это границы, к которым можно приближаться бесконечно и никогда не достигая конца. Идеальная модель любого качества является недостижимой, и потому совершенствование в заданном направлении может быть бесконечным, хотя и ограниченным указанным пределом. А переход в запредельное – это качественный скачек в новое пространство (измерение) развития. 

Лживость красивых слов, типа духовное развитие и творческая жизнь тоже частичная истина, как и утверждение об их абсолютной красоте. Для людей с определенной предрасположенностью (предназначением) существование без самопознания и творчества имеет низчайшее качество. Но сами эти процессы отнюдь не безболезненны – все новое рождается в муках, через высокое внутреннее напряжение. Привязанность к удовольствию, порождаемому творчеством, ведет к депрессиям в периоды творческого спада. И неоэзотерика говорит о необходимости для креативной личности учиться, в периоды спада, жить жизнью обычного человека, хотя бы временно. Или использовать силу спада для погружения в зону смерти: отрешения, покоя, бессмыслия и безцелья – самодостаточного бытия или небытия. Именно там свивается новый потенциал и восстанавливается энергия.

Естественно, заставлять всех быть креативными личностями, идя против их природы, глупо.  Предназначение нормального человека – это воспроизводство и часто рутинная работа на общественный организм. Я сравнил бы эту ситуацию с клетками тела, которые потеряв свободу одноклеточного организма, специализировалось для выполнения функций в многоклеточном существе. Те же, кто проявляет свободолюбие, может быть опасен для его здоровья или, наоборот, эволюционно полезен.   

Сложность человеческой жизни требует постоянной адаптации к меняющимся условиям жизни, т.е. самосовершенствованию профессиональному и социально-ориентированному. Но с определенного момента, старение настигает и личность. Если до 40-50 лет человек способен все полнее синтезировать (осмысливать) жизненный опыт, то учиться чему-то новому становится все труднее, а также он окончательно застывает как фиксированная социальная личность. С этим не поспоришь и поэтому практика самосовершенствования частично переводиться в более глубокие слои самосознания: в духовно- и теургически- ориентированные личностные подоболочки, позволяющие частично сбросить с себя латы биосоциального восприятия. Переход туда осуществляется посредством системы осознаний и психологических кризисов, разрушающих созданные ранее смысловые ценности.

Да, такое углубленное пси-движение доступно не многим. В основном люди совершают лишь его жалкое подобие. Но всем столь глубокое самопогружение может и не надо. Я даже иногда отговариваю людей от серьезных занятий неоэзотерикой (см. Быть или не быть?) Ведь нормальное большинство служит задачам не эволюции, а стабильности текущего существования вида. Да, духовно более развитым, творческим личностям трудно живется в мире обычных людей, но кто сказал, что должно быть легко. Выжить и правильно сформироваться среди грубой массы – условия нормального естественного отбора духовно зрелых душ. Если смотреть под таким углом зрения, то открывается иная перспектива. Вы скажите, что это уловки фантазии, что нет строгих доказательств постсмертного бытия. Например, контакты с умершими болгарской ясновидящей Ванги хотя информационно подтверждались, но это не гарантирует, что умершие не являются просто мертвыми хрониками наших личностей и судеб. Да, вы правы, но нет доказательств и обратного. Ранее человечество ничего не знало о радиоволнах, но они существовали. Здесь ситуация аналогичная. Это неопределенность в наших знаниях о Мире заставляет исследователя выстраивать, вероятностное мировоззрение и, так называемые, беспроигрышные стратегии.

А в отношении обучения детей, вы правы на все 99%. Один процент – это факт, что почти все дети, требуют для прояснения своих талантов и гармонизации личности, помощи не менее талантливых наставников-психологов, ненавязчиво расширяющих мировоззрение и мышление ребенка, а не перегружающего его количеством информации и заданиями. Но где таких на всех найти?

На собственном опыте убедился в полезности такой помощи. Будучи типичным интровертом (а может аутистом), в раннем школьном периоде был настолько углублен в сложные ощущения (синестезия) от восприятия окружающей действительности, что выбраться самостоятельно не представлялось возможности. И лишь счастливый случай, сведший меня с профессором математики И. И. Беленьким, позволил мне освоить структурно-логическое мышление, которое и вывело меня из собственных пучин. Другое дело, что ребенку с иной внутренней склонностью, его метод обучения мог  бы и не помочь.

Интересно, что развивать креативность очень эфективно именно в условиях борьбы подростка за качество своего существования и за лидирование. На примере еврейской нации видно, как существовавшие еще с царских и советских времен ограничения (квоты) и запреты евреям на образование, привели к массовому интеллектуальному стремлению евреев в науку. В результате половина великих ученых евреи, а Израиль, пользующейся умами бывших советских евреев теперь на первом месте в мире по количеству открытий в военной сфере и медицине.

Зачем работать с ребенком, вместо того, чтобы дать ему полную волю? Потому что основы личности (свивается ее потенциал) формируются на базе врожденных склонностей в раннем детстве. Потому что, позднее, выбор профессии делается сразу после школы, а с годами менять неудачную специальность все труднее. Ранняя специализация требует ускоренного созревания – такова реальность. А с другой стороны, резкое увеличение и усложнение общих и специальностных потоков информации ведет к естественному отбору среди детей, увеличивая расслоение между уровнями интеллекта и продвигаясь в направлении цефализации человека. //

- Жизнь – это процесс хронического умирания. Качественная жизнь – процесс качественного умирания. В жизни, конечно, есть место развитию, более того, вся жизнь по своей сути – развитие, но это развитие – в буквальном смысле этого слова развитие и есть. Развитие в том смысле, что нечто изначально с–витое начинает раз–виваться, подобно пружине в механических часах. Тогда совершенно понятным становится, что процесс развития — это переход от большей энергии к меньшей, это процесс не прогрессивный, а регрессивный, не эволюционный, а инволюционный и т.д. Конечно, в ходе так понимаемого развития какие-то процессы могут претерпевать восходяще-нисходящие тенденции, то есть сначала нарастать, а затем спадать, но в основе всегда лежит развитие. Грубый пример: заведите любую детскую машинку и поставьте ее на пол. Скорость ее сначала начнет резко увеличиваться за счет развивающейся пружины, а затем постепенно уменьшаться, пока не снизится до нуля. Похожие процессы мы можем наблюдать на разных уровнях человеческого индивидуального и личностного бытия.

(NZ) Верное замечание. Хотя некоторые, наоборот, считают, что рождение – смерть души, падающей в ад материальной жизни, где все получают пожизненный срок независимо от длительности жизни, а умирание тела – возрождение и освобождение духа от его оков. Чего только люди не придумают, лишь бы не смотреть в глаза смерти и бессмысленности бытия! Тот же, кто принял пустоту бытия, не боится умереть навсегда, занял сильную позицию в пространстве мировосприятия. Но не единственно верную.

Главное, конечно, это мысль о развитии как о регрессии. Здесь опять же надо различать два процесса:

Первый – это процесс перехода от потенциального состояния к актуальному, суть которого в движении от неопределенности непроявленного к определенности проявленного. Потенциальное неопределенно, потому что оно проявляется не само по себе, а в конкретных условиях. Тогда раз-витие ограничивает более широкие возможности с-витого, но реализует его потенциал с последующей возможностью его модификации и нового воплощения. Если модификация достигла нового качества, то таковое наследуется в новом с-витом потенциале. Таким образом, мы наблюдаем диалектический процесс противоборства, взаимодействия и взаимопроникновения регресса и прогресса. А проявление потенциала и в прогрессе, и в регрессе. В любом случае, это проявление возможностей.

Второе – это антиэнтропийный (синонимы "антиэнтропия": негэнтропия или самоорганизация) процесс, сменяющийся энтропийным, хаосом и смертью организма. Но потенциалы тела и психики развиваются не сами по себе (не самодостаточны), а благодаря поглощению энергии и информации извне. На фоне раз-вития с-витого и перехода потенциальной энергии в актуальную, происходит самоорганизация организма путем ассимиляции внешнего. Начальная потенциальная энергия не просто падает, а трансформируется в процесс возрастания актуальной (кинетической) и лишь по достижению пика самоорганизации начинается падение последней.  Поэтому примеры, с разворачивающейся пружинкой или хронификацией падения гирьки в часах не вполне корректные модели жизни – в них нет этапа самоорганизации. Если представить себе, что в процессе разворачивания/падения системе удается посредством шестеренок полноценно заводить/подтягивать вверх на исходную высоту завод/гирьку других часов, то получили бы более точную модель жизни. Если теперь представить, что кроме последовательности часовых механизмов, имеется возможность парных механизмов, заводящих друг друга, подобно маятнику в условиях отсутствия сил сопротивления, то получили бы модель бесконечного существования вида или индивида. И все равно, самоорганизация здесь нереальная – вечный двигатель. А вот живое так может, благодаря открытости своих систем и наличию внутри себя разноуровневых и сегментарных процессов. Вот с учетом этих замечаний можно пользоваться моделями часовых механизмов, и лишь на этапе монотонного возрастания энтропии эта модель адекватна реальности.

Давайте рассмотрим вариант, утверждающий, что нет у субъектов/объектов влечения/тенденции ни к жизни, ни к смерти. Возможно, это понятия ложные. Тогда будем исходить из гравитационной модели″. А именно, существует некое поле с центром в источнике Бытия, которое притягивает (искривляет абстрактное пространство) к себе все существующие объекты. Т.е. влечение не в них, а влечет их внешняя сила. Точно так же, как выброс локально накопившейся энергии в пространстве активизирует анти гравитационные (в смысле анти энтропийные) явления. В упрощенном виде модель такова: силой своей руки я могу поднять вверх железный шар, преодолевая силу земного тяготения. Затем опуская шар, я противостою этой силе, хронифицируя падение шара. Как? Постепенно ослабляя свое усилие. Антигравитационной силой мог бы быть извергающийся вулкан или приблизившееся к Земле огромное космическое тело (например, Луна), противостоящее земной гравитации своею.  Исходя из приведенной модели реальности, мы нас влекут к жизни и смерти силовые линии пространства Бытия. И не умереть мы можем только в случае, если преодолеем земное притяжение и вылетим в невесомый (нет процессов распада или организации) космос. За счет собственных усилий или притяжения иных вселенских центров. Таковыми могут быть полевые уровни реальности с более высокой степенью организации материи или, что почти то же самое, центры сознаний высших порядков, инициирующие антиэнтропийные процессы.

То, что с каждой минутой жизни, даже с самой первой, мы приближаемся к своей физической смерти, потому что все, что возникло, обязательно умрет  – никто не спорит. Биологические часы работают исправно, хотя, со временем, люди научатся управлять и ими, добиваясь подобия бессмертия. Только само по себе, без перспектив модернизации личности, оно принесет больше вреда, чем пользы, вызывая застой в развитии общества. Получается, что одно и то же открытие является прогрессом в науке и регрессом для социума. Следовательно, такая оценка относительна.

Неотвратимость смерти очевидна, но ее можно отстрачивать на неопределенный срок за счет достаточно развитых механизмов саморегуляции, самоомоложения, продолжения себя в своем потомстве. Например, существует очень редкое генетическое заболевание (название не помню), вызывающее внешнее омоложение человека. Теоретически, человек может беременеть своим клоном, в который нервная система будет автоматически переписывать, частично в сжатом виде, структуру взрослой личности, а по мере созревания мозга ребенка, разархивировать ее. Или аналогичное, но для совместного ребенка от разнополых родителей плюс алгоритм сращивания их личностей в одну. Фантастика? Нет, биотехнологии.  

Человеческая личность развивается в семействе разноуровневых направлений (измерений). Частично по пси-алгоритмам, прошитым природой в его мозге и социумом в раннем детстве, а частично по принятым и созданным самим человеком пси-программам. Если последние он сумел создать на принципах самообучения и творческого поиска нового качества, то эти пси-программы способны, почти до конца дней человека, противостоять разрушению его личности, при условии, конечно, что не вмешается биофактор. У обычного же человека таких программ нет или они не полноценны (системны), поэтому старение личности для них уже в раннем возрасте неминуемо. Впрочем, они этого не замечают, ибо блаженны нищие духом.//

Понятийная система (тезаурус) – важнейший компонент любого научного исследования. Карл Густав Юнг говорил, что «мы обязательно должны определять, что имеем в виду, когда употребляем тот или иной термин, иначе мы будем говорить на непонятном языке; и психология особенно страдает от этого»[9].

Толковый словарь русского языка определяет влечение как «сильную склонность к чему-либо», что близко к определению Фрейда. Такое же значение дает и психоаналитический словарь Лапланша и Понталиса. Влечение (франц. «pulsion») – это «динамический процесс, при котором некоторое давление (энергетический заряд, движущая сила) подталкивает организм к некоторой цели»[10]. Влечение, понимаемое как сила, имеющая некоторое направление и цель, близко к математическому понятию вектора. Если мы представим человеческую жизнь как вектор с началом и неким направлением, сопоставим этот вектор с понятием влечения, то легко получим ответ на вопрос, влечению к чему будет соответствовать этот вектор. Этот вектор будет соответствовать влечению к смерти.

Фрейд никогда не чувствовал полной удовлетворенности от созданных им самим теорий влечений — ни от первой, ни от второй, и эта неудовлетворенность нашла свое отражение в понятийном тезаурусе. В первой теории влечений он, например, сомневался в уместности приложения одного и того же понятия «Trieb» к обеим группам влечений и неоднократно называл тенденцию к самосохранению не влечением («Trieb»), а потребностью («Bedurfnis»). Отношение между понятиями «потребность» и «влечение» в психологии примерно такое же, как отношение между понятиями «напряжение» и «сила» в физике. Чем выше потребность, тем сильнее влечение.

В английском языке немецкому понятию Trieb соответствуют сразу два понятия: instinkt и drive. Буквальный перевод слова «инстинкт» с латинского означает «внутреннее побуждение», что достаточно точно соответствует смыслу, который Фрейд вкладывал в понятие «влечение». Так, например, составитель «Критического словаря психоанализа» Чарльз Райкрофт рассматривает инстинкт традиционно – как «врожденное, биологически детерминированное побуждение к действию»[11] Мне привычно пользоваться традиционным определением инстинкта как унаследованного, жесткого, не меняющегося от индивида к индивиду паттерна поведения, присущего определенному виду животных.

Если мы обратимся к фундаментальной отечественной психологии, то увидим, что она обладает еще одним достаточно точным аналогом фрейдовского понятия «Trieb» - «динамическая направленная тенденция», которая подобно влечению Фрейда обладает и напряжением, и направленностью, и предметным содержанием (опредмечивается)[12]. Сергей Рубинштейн с позиций динамической направленной тенденции даже критиковал теорию влечений Фрейда за ее неполноту. Для Рубинштейна влечение — лишь начальный этап отражения органической потребности. «По мере того, как осознается служащий для удовлетворения потребности предмет, на который направляется влечение, а не только ощущается то органическое состояние, из которого оно исходит, влечение необходимо переходит в желание – новую форму проявления потребности»[13]. Понятие «желание» также представляет для нас определенную ценность, поскольку отличается от понятия «влечение» именно степенью осознанности. Под «желанием» далее мы будем понимать осознанное влечение к чему-либо, например желание смерти.

(NZ) В принципе, с толкованием этих терминов я вполне согласен. Но все же дополню тему. В человеке действует множество процессов, и все они в некоторой мере связаны меж собою в единую систему. Очевидна многослойность процессов: на первом уровне процессы, предопределяемые свойствами материи. Затем биологические процессы, суть которых в жизнедеятельности организма. Далее наследуемые инстинкты, прописывающие ряд рефлексов и более сложных поведенческих алгоритмов. Затем выходим на уровень социальных пси-программ, которые не прописаны в генах, но программируются обществом на самых ранних этапах развития ребенка. И, наконец, духовные наклонности, выражающиеся в тяготении индивидуума к определенной форме самореализации. Все перечисленные процессы влияют друг на друга, действуя на человека в виде результирующей их силы. И, конечно же, осознание в себе той или иной силы выводит ее в сознание в виде какого-либо ощущения, в частности желания. Следовательно, понятия механистической тенденции и осознанного стремления – две крайние смысловые позиции, между которыми имеется множество промежуточных. Например, интуитивное (подсознательное) влечение есть нечто среднее между ними. //

Читайте продолжение статьи в Часть 2 

Источники

Тифоанализ (doc) (1,78 mb) скачать книгу бесплатно

Вагин Юрий - Тифоанализ скачать в форматах ... - Moms Lifestyle Есть и другие сайты.

 

Книга ″НеоЭзотерика – современная эзотерическая наука″

 

©  А.В. Кундин www.NeoEsoterik.org



[1] Камю А. Миф о Сизифе. В кн.: Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство/Пер. с фр.– М., 1990.– С.24.

[2] Душа не находит в себе никакого удовлетворения. Всякий взгляд внутрь себя приносит ей огорчение. Это принуждает её искать утешение вне себя, привязывает к предметам внешним, чтобы всячески изгладить мысль о своём действительном положении (Блез Паскаль).

[3] Уилсон Р.А. Квантовая психология.— М., 1999.— С. 51.

[4] Яффе А. Символизм в изобразительном искусстве //Человек и его символы.— СПб., 1996.— С. 361.

[5] Рассел Б. История западной философии: В 3 кн.– СПб., 2001.– С. 23.

[6] Все нормальные сказки заканчиваются свадьбой и «жили они долго и счастливо». Ни второго высшего образования, ни самоактуализации, ни самореализации, ни даже участия в тренингах личностного роста.[7] Цит. по Краткий тест творческого мышления. Фигурная форма. – М., 1995.– С. 4.

[8] Перлз Ф. Внутри вне помойного ведра/Пер. с англ.– СПб., 1995.– С.25.

[9] Юнг К.Г. Конфликты детской души: Собр. соч.— М., 1994.— С. 49.

[10] Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу/ Пер. с франц. – М., 1996. – С. 77.

[11] Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа/Пер. с англ.–СПб., 1995.–С.56.

[12] Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. II.– М., 1989.– С.104.

[13] Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. II.– М., 1989.– С.110.