Искусственные языки

То, что на Земле крайне слабо используется искусственный международный язык говорит о невысоком развитии нашей цивилизации. Его широкому внедрению препятствуют национальные амбиции стран мира и бессилие ООН. Эсперанто или какой-нибудь еще более универсальный язык должен быть введен в преподавание с первых классов школы в большинстве экономически сильных стран мира, иначе эффект международного языка будет крайне слабым. Предлагаемая статья является выдержками из работы специалиста по языку эсперанто А. И. Королева. см. также Планетарный язык

Заменгоф верил, что создан им один для всего человечества язык приведет к пониманию людьми друг друга и поэтому предотвратить Зло. Наивно? Да. Но мечта его была благородна.

ЭСПЕРАНТО. ИСКУССТВЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЯЗЫКИ

Что такое эсперанто и чем вызвано его появление?

В настоящее время на земном шаре около 4000 языков.

Народы Европы (без СССР), насчитывающие свыше 500 млн человек, говорят на 120 языках.

В многонациональном Советском Союзе 140 языков и сотни диалектов. Численность говорящих на данном языке колеблется от нескольких десятков человек (языки водский, ливский, алеутский, керекский) до 140 млн (русский язык).

В Индии 670-миллионный народ говорит на 850 языках и диалектах, а письменность имеется только у тридцати с лишним языков, причем каждый язык пользуется своим алфавитом. Официальных языков 14. Попытки правительства ввести один официальный язык - хинди не увенчались успехом, встретив решительное сопротивление в штатах, пользующихся другими языками.

Китайский народ имеет семь главных диалектов, которые настолько отличаются друг от друга, что некоторые языковеды считают их самостоятельными языками. Жители отдаленных районов страны могут понимать друг друга только благодаря идеографическому письму.

В Америке, кроме государственных языков западноевропейского происхождения, аборигенное население говорит на сотнях родных языков.

Такое же положение наблюдается в Австралии.

В молодом государстве Папуа - Новая Гвинея, получившем независимость в 1984 г., очень острой является языковая проблема: население в 3 млн человек говорит на 700 языках, и до настоящего времени не решен вопрос об общем языке многонациональной страны.

На сотнях языков и диалектов говорят и народы Африки.

Многоязыкие всегда мешало международному сотрудничеству, прогрессу мировой культуры. Это особенно остро ощущается в наше время, когда стремительно возрастает число международных организаций, расширяются международные деловые контакты. Если в 1860 г. было 8 международных организаций, в том числе лишь одна межгосударственная, то сто лет спустя п мире насчитывалось уже 1409 международных объединений и из них - 154 межгосударственных. В настоящее время свыше 500 международных организаций устраивают ежегодные конгрессы, около 300 - один раз в два года, около 200 - один раз в три года. Кроме того, многие интернациональные объединения приглашают специалистов из разных стран на симпозиумы, конференции, консультации, совещания. В последнее время на нашей планете ежегодно бывает свыше 1000 международных встреч, в которых принимают участие делегаты со всех континентов, говорящие на разных языках.

Из-за разноязычия международные конгрессы, совещания, симпозиумы и т. п. не достигают ожидаемого эффекта, так как делегаты, не владеющие свободно всеми рабочими языками, че в состоянии принимать активное участие в обсуждении рассматриваемых вопросов.

Вот мнения по этому вопросу крупных ученых мира.

Член Французской академии наук, лауреат Нобелевской премии А. Котон писал: "Я принимал участие во многих международных конгрессах и осмеливаюсь открыто заявить, что, за исключением нескольких человек, свободно владеющих рабочими языками, участники конгресса очень плохо понимают друг друга. Чаще всего они делают вид, что понимают. Такие конгрессы весьма далеки от той активности, которую они должны бы проявлять"

В настоящее время существует свыше 900 проектов международного вспомогательного языка, но самое широкое распространение получил плановый язык эсперанто, созданный по проекту варшавского врача Лазаря Марковича Заменгофа. Он легок для изучения - простая орфография (пять гласных звуков, каждому звуку соответствует только одна буква, каждой букве - один звук), грамматика из 16 правил без исключений, лексика основана на словарном запасе европейских языков, простое аффиксальное словообразование.

"Разумеется, эсперанто - самый лучший из всех искусственных языков. Несомненная простота алфавита, изумительная легкость грамматики, распространенность словаря делают его изобретателя бессмертным". Эта оценка языка принадлежит великому ученому и изобретателю К. Э. Циолковскому, который также занимался проблемой международного языка (МЯ). Из-под его пера вышла брошюра "Общечеловеческая азбука, правописание и язык" [81]; он получил патент на изобретенную им пишущую машинку с шрифтом МЯ.

Для лучшего понимания причин возникновения эсперанто, принципов построения языка и условий перерастания проекта в "живую" речь целесообразно хотя бы в общих чертах ознакомиться с историей попыток создания МЯ, предшествующих эсперанто.

ЯЗЫК УРАНОПОЛИСА

В эллинистических государствах, образовавшихся на территории от Дуная до Индийского океана после смерти Александра Македонского (323 г. до н. э.) и распада созданной им громадной империи, появилась новая философия - стоицизм. Согласно этому учению, возникшему в результате контактов греческой и восточных культур, представляющему собой значительный прогресс в развитии форм общественного сознания и идеи равенства человечества, все люди - граждане земли. Все граждане земли - свободные и рабы, греки и варвары (не греческий, иноземный), мужчины и женщины - должны быть равны перед законом, управляющим миром.

Под влиянием философии стоиков находился филолог Алексарх, младший брат Кассандра, македонского военачальника, в с .406 г. до н. э. царя Македонии. Алексархом овладела идея создать справедливое государство, в котором все равноправные граждане жили бы дружно, говорили на одном языке. Для осуществления своего смелого замысла Алексарх основал город Уранополис - Город неба (гр. oupavog - небо, jioAig - город-государство). Жителями нового города стали пришельцы из разных стран. Для них Алексарх создал общий язык, видимо, первый плановый язык, построенный одним человеком.

До настоящего времени не удалось установить, какого типа был этот язык,- основан ли он на лексике существовавших языков или базировался на словарном запасе, придуманном его автором. Город-государство, созданный Алексархом Лез учета реальных политических условий, вскоре прекратил свое существование, а вместе с ним и его язык.

ПИСЬМЕННЫЙ ЯЗЫК ГАЛЕНА

Во втором столетии нашей эры жил в Риме врач и естествоиспытатель Клавдий Гален (129-199). Он был самым крупным теоретиком античной медицины, создателем основ анатомии, физиологии и фармакологии. Среди громадного наследия этого ученого есть работа, посвященная международному письменному языку. Гален изобрел систему графических знаков, при помощи которой, по его мнению, могли бы общаться люди, говорящие на разных языках. Увы, его идеи не были поняты современниками.

ЛАТЫНЬ КАК МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЯЗЫК* СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Латынь - первоначально язык Древнего Рима и его области Лациума - по мере роста римского рабовладельческого государства распространилась на весь Апеннинский полуостров и остров Сицилию, а затем охватила значительную часть владений Римской империи в Европе, Восточной Азии и Север мой Африке. После распада римского государства латынь перестала быть разговорным языком, но не исчезла бесследно На основе народной латыни, растворившейся в местных наречиях, в VI по XI ст. образовались близкие друг другу национальные языки: итальянский, сардинский, испанский, каталанский, португальский, французский, провансальский, ретороманcкие, румынский и молдавский. От латинского наименования столицы Римской империи они получили название романских и образуют одну из групп семьи индоевропейских языков.

В средние века классическая латынь становится языком науки, школы, церкви и международных отношений. Нейтральная латынь, не принадлежавшая больше какой-либо нации, в течение нескольких сот лет в известной степени выполняет функции международного письменного языка, а в некоторых слоях образованного общества является даже разговорным языком. В XVII в. латинский язык теряет свое международное значение и постепенно вытесняется литературой на национальных языках. В научном мире, в международных сношениях возникает языковой хаос, и проблема создания единого вспомогательного языка становится актуальной. Это социальное явление предвидел испанский философ, просветитель-гуманист и педагог Луис Вивес (1492-1540). В своем трактате "De Disciplines" он писал: "Погибнет латынь и тогда наступит смута во всех науках, угроза отчуждения между народами ... Было бы счастьем, если бы существовал единый язык, которым могли бы пользоваться все народы" [65, с. 77].

В средние века появляются изолированные попытки создания МЯ. Так, например, аббатисса Хильдегарда (1098- 1179), настоятельница одного из монастырей в Германии, была автором проекта языка, основанного на лексике древнееврейского, греческого, латинского, французского и немецкого языков.

Систему письменных знаков разработал испанский философ Раймонд Луллий (1234-1315).

Несколько лет тому назад были обнаружены описания планового языка, созданного в XVI или XVII в. на мусульманском Востоке. Авторство этого языка, базирующегося на словарном запасе арабского, персидского и турецкого языков, приписывают шейху Мухмеддину.

Эти проекты, созданные в разное время и в разных странах, были известны только в узких кругах их авторов и не могли иметь значения подлинно МЯ Не было в те времена научной теории, которая могла бы служить базой проектирования плановых языков.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК

До начала второй половины IX ст. славяне не имели своей письменности. Функции письменного языка выполняли греческий и латинский. В период распространения христианства существовали три привилегированных языка церкви: древнееврейский, греческий и латинский. Остальные языки считались варварскими, непригодными для богослужения. Жизненной потребностью того времени было создание славянской письменности и единого славянского языка.

Первая славянская азбука была создана в 863 г. славянскими просветителями братьями Кириллом (ок. 827-869) и Мефодием (ок. 815-885).

Кирилл (до принятия монашества - Константин) получил образование в Константинополе при дворе византийского императора Михаила III. Он хорошо владел греческим, латинским, арабским, еврейским и славянскими языками. Одно время преподавал философию. Затем принял монашеский чин и стал миссионером.

В 863 г. из Византии в Великоморавскую державу князем Ростиславом были приглашены Кирилл и Мефодий для основания славянской церкви. С целью распространения христианства в Великой Моравии и других славянских странах братья перевели с греческого языка несколько богослужебных книг на язык, ныне называемый старославянским. Исследования показали, что этот язык сложился на основе солунского 1 диалекта болгаро-македонского происхождения, дополненного заимствованиями из других славянских языков, и словами, видимо, созданными авторами перевода, не обнаруженными ни в одном из существовавших языков.

Деятельность Кирилла и Мефодия вызвала резкий протест со стороны приверженцев латыни - языка церкви. Началась ожесточенная борьба между двумя лагерями, закончившаяся победой славянских просветителей. Однако гонения на славянский язык не прекращались. После смерти Кирилла Мефодий был брошен в тюрьму. Но это не помогло врагам но-иого языка. Он продолжал жить, развиваться, обогащаться и стал общеславянским литературным языком, который употреблялся сначала в Моравии, Чехии, Словакии, частично в Польше и у всех южных славян, а с X в. также на Руси, где сыграл значительную роль в формировании русского литературного языка,

ФИЛОСОФСКИЕ ЯЗЫКИ КАМПАНЕЛЛЫ И БЭКОНА

В начале XVII в. появляются первые попытки выработать научные основы для построения рационального МЯ. Независимо друг от друга над проблемой создания языка на основании классификаций именуемых понятий работали два выдающихся представителя культуры того времени - итальянский утопический коммунист Томазо Кампанелла (1568-1639) и английский философ-материалист Френсис Бэкон (1561-1626).

Борец за освобождение Италии из-под власти Испании Кампанелла был заключен в тюрьму, в которой пробыл 27 лет. В тюремной келье, несмотря на жестокие пытки, Кампанелла в 1602 г. написал тайно книгу "Город солнца", изданную в 1623 г. Это вдохновенная поэма о счастливом будущем землян, которые не знают социального неравенства, частной собственности, трудятся с радостью, ибо труд стал почетным делом каждого человека, и все говорят на одном общем языке. Соображения, касающиеся будущего МЯ, Кампанелла затем изложил в своей "Философской грамматике".

Френсис Бэкон в трактате "О достоинстве и приумножении наук" пишет о двух грамматиках - литературной и философской. Первая из них, по мнению автора, должна быть исследованием существующих национальных языков, вторая - сводом теоретических правил создания единого, рационального, общего для всех народов языка. Бэкон утверждал, что "это был бы вполне прекрасный язык, при помощи которого выражались бы должным образом мысли и переживания" [65, с. 79].

Оба трактата - Кампанеллы и Бэкона - представляют несомненный интерес для истории проектирования философских языков, созданных для того, чтобы при их помощи "выражались должным образом мысли", а не для облегчения словесного общения между разноязычными людьми.

ДЕКАРТ- СОЗДАТЕЛЬ ТЕОРИИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЯЗЫКОВ

Величайший французский философ XVII в. Рене Декарт (1596-1650), обогативший своими классическими трудами математику и ряд других наук, внес существенный вклад и в проблему создания МЯ.

В 1617 г. в Антверпене было опубликовано небольшое сочинение французского монаха Германа Гюго, в котором автор пытался обосновать необходимость построения всеобщего языка. Эта работа попала в руки французского ученого, аббата Марена Марсенна, постоянно переписывающегося со многими служителями науки в Европе, в том числе и с Декартом, проживавшим в то время в Голландии. Мерсенн переслал сочинение Гюго Декарту.

20 ноября 1629 г. Декарт написал аббату письмо, которое стало теоретической базой науки о проектировании МЯ, началом нового периода в истории интерлингвистики.

Декарту, в то время уже известному ученому, очень понравилась идея создания всеобщего языка. Он подтвердил мысль о возможности по определенному плану построения языка, который по своим качествам превосходил бы все существующие национальные языки, однако критически отнесся к некоторым утверждениям автора рассматриваемого сочинения. В своем письме Декарт начертил глубоко продуманный генеральный план построения МЯ.

По мнению Декарта, МЯ должен иметь только одно спряжение глаголов, одно склонение имен; в нем не должно быть неправильных глаголов. Новые слова следует образовывать при помощи префиксов и суффиксов, причем аффиксы должны быть четко определены и иметь постоянное значение. В словарь следует включить, наряду с коренными словами, префиксы и суффиксы.

Декарт выдвигает требования упорядочить язык не только как средство общения между всеми людьми. Он предлагает упорядочить понятия, т. е. строить МЯ на основании классификаций понятий, превратить язык в орудие мышления, позволяющее делать логические выводы, получать новые знания. Но такой язык, утверждает ученый, может быть изобретен только на основе "истинной философии". Пользуясь им, по словам Декарта, "крестьяне смогут лучше судить о сущности вещей, чем это делают сегодня философы" [65, с. 80].

Как показала последующая практика создания МЯ, требования Декарта, чтобы язык был легким для изучения, удобным средством общения разноязычных людей и в то же время философским языком, неосуществимы, но его взгляды имели большое влияние на создание многих проектов МЯ.

ПАНГЛОТИКА КОМЕНСКОГО

Проблема создания единого языка для всех народов серьезно заинтересовала чешского педагога, реформатора школьного дела, писателя и философа, Яна Амоса Коменского (1592-1670). Великий просветитель считал необходимым дать молодежи широкое универсальное образование, увязав всю образовательную работу с обучением языкам. Стремясь воплотить в жизнь свои замыслы, Коменский создает несколько необычных учебников.

В 1631 г. выходит в свет на латинском языке его учебник под заглавием "Janua linguarum reserata" ("Дверь к языкам открыта"), который вскоре переводят на ряд национальных языков. Этот учебник представляет собой что-то вроде краткой энциклопедии, содержащей сто статей, не связанных между собою по содержанию (О создании мира, О человеке, О внутренних чувствах, О грамматике, О диалектике, О красноречии и т. п.).

В предисловии к латинскому оригиналу, адресованному к "эрудированным лекторам", Коменский критикует обучение языкам, заключающееся в заучивании тысяч слов - знаков вещей - без указания этих вещей, без учета связи между словами, присущей каждому языку. Затратившему на такое изучение языка многие годы не остается времени для того, чтобы приступить к "реальному" - философии, теологии, медицине, юриспруденции. Коменский утверждает, что изложение основ языка должно быть кратким, сжатым, а изучение - сознательным, легким, приятным. "Незыблемым законом дидактики я считаю прежде всего то, что понимание (intellectus) и язык всегда должны развиваться параллельно. Поскольку тот, кто изучает вещи, непременно должен обращаться к языку; ибо тот, кто понимает то, о чем не может рассказать, не отличается от немой статуи, а издавать звуки, не понимая их,- свойство попугая" [95, с. 9].

Для облегчения учащимся сознательного усвоения учебного материала Коменский на основе этого учебника создает вспомогательные пособия - "Школа - игра" (цикл пьес) и "Мир в картинках".

Мысль о роли языков в образовании не покидает философа. Анализируя национальные языки, он видит их несовершенство, сложность и приходит к выводу о необходимости создания легкого, совершенного международного языка. При помощи этого языка, по мнению автора, можно было бы распространять свет мудрости между всеми, даже самыми отсталыми народами, и таким образом подготовить и сделать возможным объединение человечества.

В сочинении "Via lucis" ("Путь к свету"), датированном 1641 г., Коменский писал, что мир нуждается в общем языке, более легком, чем нее существующие. Посылая это сочинение в Королевскую академию в Лондоне, в сопроводительном письме от 1 апреля 1668 г. он предлагал создать международную корпорацию по разработке "пансофии" (универсальной мудрости) с центром в Лондоне и национальными филиалами. Ученые разных стран - члены этой корпорации и ее отделений - будут переписываться на универсальном языке, который нужно создать, так как латынь уже непригодна для этой цели в связи с изменившимися и возросшими требованиями науки.

В XIX гл. сочинения "Путь к свету", озаглавленной "Структура универсального языка", Коменский рассматривает основные положения, на базе которых должен быть построен новый, единый для всех людей язык. Ведь, пишет он, "легче каждому изучить одно дело, чем одному человеку изучить все" [106, с. 8].

Основные принципы проекта Коменского: корневой фонд общеупотребительной лексики должен содержать 200-300 слов латинского происхождения; словообразование - аффиксальное; грамматические категории экономны и рациональны, без исключений; язык легкий для изучения, благозвучный, более совершенный, чем существующие. "Исходя из этих принципов,- пишет Коменский,- мы можем надеяться получить язык в десять раз легче латыни, потому что в нем не будет неправильностей; в сто раз совершеннее, поскольку при его помощи можно будет выразить все различия конкретных вещей и идей; в тысячу раз пригоднее для адекватного представления материальных объектов, так как его отдельные слова будут чем-то вроде определений" [106, с. 9].

В 1935 г. случайно была обнаружена рукопись другого сочинения Коменского - "Панглотика". Цель этого труда, как писал сам автор, создание простого орудия общения между людьми всех наций. Для нового языка Коменский предлагает несколько наименований: "пансофия", "панглотика" (универсальный язык), "рациональный язык", "гармонический язык", "философский язык" и др. Дело не в названии, а в том, что новый язык должен быть "богат и всеобъемлющ, как сам разум, прекрасен, как сам мир, гармоничен, как музыка..., но в то же время лаконичен ..., так как сжатость и точность речи - это путь к мудрости" [106, с. 101.

Легко заметить, что Коменский, подобно Декарту, имел в виду "рациональный", "философский" МЯ, который был бы эффективным орудием мышления и в то же время легким удобным средством общения разноязычных людей, а эти требования несовместимы.

ВСЕСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК КРИЖАНИЧА

В XVII ст. старославянский язык потерял свое значение общеславянского письменного языка, и его функции ограничились ролью языка православной церкви.

У южных славян, подвергавшихся постоянным нападениям соседних народов, появляется идея панславизма. Угнетаемые турками, австрийцами, венграми, румынами, они надеются на спасение со стороны России, которая в то время становится могучим национальным государством.

Во второй половине XVII ст. в Россию приезжает хорватский священник Юрий Крижанич (1618-1683) со своим проектом всеславянского языка. Он пытается убедить царя в необходимости политического объединения всех славян под покровительством России и утверждает, что положительному решению и развитию этого исторического процесса очень поможет общий всеславянский язык. Политическая миссия Крижанича не увенчалась успехом, однако проект всеславянского языка, детально разработанный Юрием Крижаничем, представляет несомненный интерес для интерлингвистики.

С лексической точки зрения язык Крижанича является смесью нескольких славянских языков. Согласно исследованиям голландского слависта Т. Экмана, словарный фонд всеславянского языка составляют русские слова (60 %), церковнославянские (10 %), сербо-хорватские (9 %), польские (2,5 %), украинские и др. Часть слов, видимо, автор сам придумал, так как исследователям не удалось их обнаружить в славянских языках того времени.

Грамматика языка Крижанича - это смесь правил, заимствованных из различных славянских языков с явным перевесом русских элементов. На всеславянском языке Крижанича было издано несколько книг. Основной научный труд хорватского священника, условно называемый "Политика", представляет интерес и для современных исследователей. Он издавался в России дважды, а в 1965 г. в Москве появилось третье издание на всеславянском и современном русском языках.

НЬЮТОНОВСКИЕ ПРОЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЯЗЫКА

В XVII в., главным образом в Англии и Франции, появилось много работ, посвященных проблеме единого МЯ. В одних предпринимались попытки упростить классическую латынь, в других разрабатывались системы письменных знаков. Появились предложения создать единый, универсальный алфавит для всех языков мира.

Проблема создания МЯ живо заинтересовала гениального английского физика, механика, астронома и математика Исаака Ньютона (1643-1727).

В записной книжке молодого Ньютона, студента Кембриджского университета, а также в недавно обнаруженной рукописи "О всеобщем языке" уже известного ученого имеются проекты нового универсального языка. Несмотря на незаконченность работ, изложенное представляет собой достаточно полную картину теоретических предпосылок, исходя из которых Ньютон начал создавать свой язык.

В проектах Ньютона все понятия классифицированы и каждому классу предписывается определенный символ. Так, например, b означает чувства, s - орудия труда, t - животное и т. п. Новые слова образуются из лексического материала, положенного в основу языка, при помощи суффиксов, означающих понятия, родственные корневому слову, или грамматические категории числа, времени, степени сравнения и т. п. В первом проекте имеется словарь, в котором слова, образованные из 2400 исходных элементов, располагаются по классификационному принципу. В работе "О всеобщем языке" даны группы слов, близких по содержанию, образованных от одного корня при помощи суффиксов.

Проекты Ньютона так и остались лишь интересным материалом для истории интерлингвистики, однако принцип словообразования при помощи суффиксов, имеющих постоянное значение (чего нет в национальных языках, возникших и развивающихся стихийно), нашел свое воплощение в последующих проектах языка, созданного по определенному плану, в том числе и в эсперанто.

РАБОТЫ ЛЕЙБНИЦА В ОБЛАСТИ ЯЗЫКА

О создании универсальной символики, т. е. письменного языка в виде математических формул, пригодного для выражения любой мысли, мечтал гениальный немецкий математик, выдающийся философ, логик, юрист, историк и геолог Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716). Двадцатилетним юношей он издал труд на латинском языке, длинное название которого начиналось словами "Искусство комбинаторики". В своей книге молодой ученый изложил сущность предлагаемого им математического анализа. Универсальную символику Лейбницу не удалось создать, но мысль о едином языке для всех людей его не покидала.

В 1765 г., почти полвека после смерти ученого, был опубликован в четырех томах его главный философский трактат "Новые опыты о человеческом разуме", написанный в 1704 г. Третья книга этого сочинения под заглавием "О словах" посвящена философским проблемам языка и представляет собой своего рода введение в изложение сущности предложенного им языка. Лейбниц считал, что национальные языки, возникшие без определенного плана в результате смешения различных наречий народов-соседей, страдают рядом недостатков (многозначность, неточность и т. п.) и поэтому не являются совершенным средством общения. Математик-лингвист Лейбниц утверждал, что язык как орудие мышления должен быть создан на рациональной основе, образовать логическую систему, в которой, в частности, сложные понятия и выражающие их слова должны представлять собой комбинацию исходных простых элементов, подобно тому, как в математике делимые числа являются произведением неделимых. Лейбниц пытался сам создать такую систему. В грамматике его языка два основных класса слов - имена существительные и глаголы, причем переход от одного класса к другому осуществляется по строгим правилам. Грамматические формы имен существительных образуются не при помощи флексий, а посредством предлогов. Нет неправильных глаголов. В грамматике нет исключений. Существительные имена различаются по родам только там, где необходимо указать пол живых существ. Словообразование - аффиксальное.

В начале нашего столетия благодаря интерлингвисту Луи Кутюра были обнаружены ранее не известные рукописи Лейбница по проблеме универсального языка, содержащие около 1000 страниц, написанные на латинском, немецком и французском языках. Судя по этим материалам, представления Лейбница о языке будущего были совершенно ясными, вполне определенными. Он был уверен, что его язык будет языком науки, художественной прозы, поэзии. "Этот язык,- писал Лейбниц,- будет самым мощным органом разума. Я осмеливаюсь сказать, что это станет последним усилием человеческого духа, а когда проект осуществится, только от людей будет зависеть их счастье, так как они овладеют орудием, которое будет служить для воодушевления разума не хуже, чем телескоп служит для усиления зрительной способности глаза. Я уверен, что ни одно открытие не будет столь важным, как это, и ничто не способно в такой степени увековечить имя его творца" [106, с. 5].

Начатое дело, которому Лейбниц посвятил много труда и времени, из-за занятости другими вопросами ему не удалось довести до конца.

ЯЗЫК СОЛЬРЕСОЛЬ

В начале XIX в. появился проект "музыкального" МЯ Жана Франсуа Сюдра (1787-1862), названного автором сольресоль.

Словоэлементы - названия семи нот гаммы: до, ре, ми, фа, соль, ля, си. В результате комбинации этих первичных элементов автор получил 49 двусложных слов, 336 трехсложных, 2268 четырехсложных и 9072 пятисложных. В образовании производных слов есть определенная закономерность. Например, время - доредо, день - дореми, неделя - до-рефа, месяц - доресоль. Слово сольляси "поднимать" образовано из трех нот, выражающих повышение звука, а антоним этого понятия - "опускать" образован из этих же нот, взятых в обратном порядке, т. е. выражающих понижение звука - силясоль.

Передавать информацию на языке сольресоль можно восьмью различными способами: 1) писать буквами любого алфавита, 2) писать первыми семью арабскими цифрами, 3) писать нотами, 4) произносить, 5) петь, 6) играть на инструменте, имеющем гамму, 7) сигнализировать флажками и 8) изображать семью цветами радуги.

Сольресоль был одобрен Парижской академией наук и многими научными обществами. Автор языка принимал участие в двух международных выставках: в Париже в 1851 г. получил премию в 10 тысяч франков, в Лондоне в 1862 г. был награжден почетной медалью. Сольресоль получил признание многих представителей западноевропейской культуры, в их числе великого французского писателя Виктора Гюго, немецкого естествоиспытателя, одного из основоположников современной географии растений, геофизики и гидрографии Александра Гумбольдта. Для пропаганды этого языка было основано общество, проект Сюдра был опубликован, однако сольресоль не нашел применения в общественной практике Причин было много: новизна, априорная структура языка, слабая различаемость слов, трудности в изучении языка и др.

РОССИЙСКИЕ ПРОЕКТЫ РЕШЕНИЯ ВОПРОСА МЕЖДУНАРОДНОГО ЯЗЫКА

Проблема МЯ, волновавшая умы выдающихся представителей западноевропейской культуры XVIII в , не была чужда и ученым России. Сквозь "окно в Европу", прорубленное Петром I, проникли в Россию новые веяния в области науки, техники и просвещения. Страна делала попытки догнать Западную Европу. В послепетровскую эпоху Екатерина II, желая показать прогрессивный характер "просвещенного абсолютизма", велела российским ученым создать всемирный язык. С этой целью императрица основала специальную языковую комиссию, которая должна была заняться сопоставительным изучением европейских и азиатских языков.

Результатом деятельности екатерининской комиссии был словарь, вышедший в Петербурге в 1787 г. Он содержал 285 слов на 200 языках. Всемирный язык не был создан, но двумя годами позже бывший член этой комиссии, профессор Петербургского университета X. Вольке опубликовал свой проект МЯ.

Проект Вольке представлял собой т. н. цифровую пазиграфию 2. Суть пазиграфии Вольке заключалась в том, что каждому слову в национальных языках присваивался тот же номер. По определенному номеру, указанному одним собеседником, второй в своем словаре должен был найти нужное ему слово. Это была еще одна Неудачная попытка уничижения языкового барьера между разноязычными народами.

Во второй половине XIX ст. проблема создания всемирного языка начинает интересовать не только лингвистов, но и специалистов других областей. Появляются в России все новые проекты вспомогательного МЯ. Наиболее ценной попыткой является работа русского дипломата А. Т. Гримма. По его мнению, всеобщим языком может быть только язык, базирующийся на национальных языках, но очищенный от всего лишнего. Грамматика такого языка должна быть логичной, простой, а он сам легок для изучения, богат, благозвучен, пригоден для науки и художественной литературы.

ВОЛАПЮК

Прошло 250 лет с тех пор, как Декарт положил начало теории проектирования МЯ, однако ни один из проектов не стал "живым" орудием непосредственного общения разноязычных людей. Скептики утверждали, что эта проблема никогда не будет решена.

Но вот в мае 1879 г. в литературной газете "Sionsharfe" ("Сионская арфа"), издаваемой на немецком языке в баварском местечке Литцельшгеттен, было напечатано приложение под заглавием "Entwurf einer Weltsprache und Weltgrammatik fur dle Gebildeten aller Volker der Erde" ("Проект всемирного языка и всемирной грамматики для образованных людей всех наций Земли"). Автором этого приложения, вместившегося на четырех страницах, бып Иоганн Мартин Шлейер (1831-1912), приходский священник, писатель, филолог, полиглот. Одни его биографы утверждали, что он знал 40 языков, другие - 50, а третьи - 70. Годом позже в Констанце (Бавария) Шлейер издал учебник, озаглавленный "Volapuk, die Weltsprache" ("Волапюк, всемирный язык"). Наименование языка образовано путем соединения двух английских деформированных слов: world мир и speak говорить.

Лексика волапюка основана на словарном фонде западноевропейских языков и латыни, но большинство слов изменено до неузнаваемости и кажется изобретением автора. Поэтому волапюк относят к плановым языкам смешанного типа - апостериорно-априориым. В грамматике много различных форм. Существительные склоняются по четырем падежам и числам. Глаголы спрягаются но временам, лицам, числам, наклонениям и залогам.

Работа Шлейера была первым в истории человечества проектом МЯ, который перерос в "живое" орудие общения разнояаычных людей, получил широкую известность и распространение во многих странах мира. Появление волапюка открыло новую эру в истории проектирования МЯ. В Европе, Азии, Австралии возникают общества волапюкистов. Язык преподают опытные педагоги в высших учебных заведениях Австрии, технических училищах Италии, в России, Китае, Японии. Издаются обстоятельные словари. В больших коммерческих конторах Европы ведутся дела на этом языке.

С 1881 г. регулярно издается двуязычная газета "Weltspracheblatt - Volapukabled" (Волапюкский листок") - центральный орган волапюкского движения. С 1889 г. газета выходит только на одном языке - волапюке (просуществовала до 1908 г.), кроме нее еще 13 газет на этом языке. Вышло в свет 400 книг на волапюке.

По словам историков интерлингвистики, в 90-е годы прошлого столетия насчитывалось в мире около миллиона сторонников языка Шлейера.

Небывалый успех волапюка объяснялся несколькими причинами: это возросшая жизненная потребность в нейтральном вспомогательном МЯ в связи с постоянно расширяющимися международными контактами; поездки Шлейера с докладами о его языке по многим городам Германии; активная пропаганда волапюка за пределами родины Шлейера в германоязычных странах и в странах, где жили немцы; фонетическая орфография; легкость образования производных форм; правильная система словоизменения; возможность выражать тонкие оттенки мысли.

Во Франции одним из самых активных волапкжистов был Огюс Керкгофс (1835-1905), голландец по происхождению, профессор немецкого языка в парижской Высшей коммерческой школе. В 1885 г. он издал на французском языке "Полный курс волапюка", а затем "Сокращенную грамматику волапюка". Эти учебные руководства были переведены на несколько других языков, в том числе и на русский. На II Всемирном конгрессе волапюкистов, который проходил в 1887 г. в Мюнхене, была учреждена высшая языковая инстанция "Kadern Bevunetik Volapuka" ("Международная академия во лапюка"). Президентом Академии был избран Шлейер, директором - Керкгофс.

Богатство грамматических форм волапюка на практике оказалось излишним, затрудняло изучение языка. Например" от глагола lofon 'любить' были образованы производные формы alpilofonal - 'быть таким, которого когда-то любили', peilofobla - 'я желал бы быть таким, которого продолжительное время любили'. Керкгофс настаивал на упрощении грамматики. Он был сторонником реформ волапюка в сторону приближения языка к функциям коммутативности, но Шлейер, считая себя единоличным владельцем своего проекта, категорически был против любых изменений. В процессе использования языка выявились и другие недостатки. Хотя лексика волапюка и была основана на словарном фонде существующих языков - английского, немецкого, французского, латыни и др., Шлейер, стремясь к тому, чтобы все корневые слова были односложными, начинались и кончались согласными, заимствованные слова максимально сокращал, зачастую до неузнаваемости. Например, такие общеизвестные интернационализмы, как комплимент, диплом, республика, проблема, у Шлейера преобразовались в неузнаваемые дублеты plim, plom, blik, blem. Исключив из алфавита букву г, Шлейер по-своему переделал даже собственные имена. У него Россия - Lu-san, Португалия - Bodugan, Америка - Melop, Африка - Filop. Сам автор не помнил всех переиначенных слов, в разговоре на волапюке не мог обойтись без словаря и охотно переходил на родной немецкий язык.

Своей кульминации распространение волапюка достигло в 1889 г. Тогда в Париже проходил III Всемирный конгресс волапюкистов, созванный по инициативе Академии, фактическим руководителем которой был Керкгофс. Шлейер бойкотировал конгресс.

На этом международном форуме волапюкистов, в котором принимало участие 200 делегатов из 13 стран Европы и Азии, рабочим языком был волапюк. Конгресс доказал возможность использования планового языка как орудия общения разноязычных людей. В то же время с полной ясностью выявились недостатки языка. Конгресс поручил Академии составить простую грамматику волапюка, исключив из проекта Шлейера все лишние формы, не встречающиеся в основных европейских языках, пополнить и усовершенствовать словарь. Это решение было триумфом делегатов, возглавляемых Керкгофсом. Но у Шлейера были тоже сторонники, противники реформ языка. Академия приняла ряд решений по упрощению грамматики, но Шлейер их не признал и порвал с Академией.

После конгресса начались раздоры, появились новые проекты реформированного волапюка. Возникли конфликты между членами Академии, и Керкгофс отказался от поста директора. Некоторое время деятельностью Академии руководил Временный комитет. Он издал "Нормальную грамматику" волапюка с учетом упрощений, рекомендованных Академией.

В 1890 г. волапюкская Академия переехала в Москву. Ее вторым директором стал В. К. Розенбергер, инженер, интерлингвист. В течение нескольких лет он издавал бюллетень Академии, а потом, разочаровавшись в волапюке, создал свой проект языка, который назвал идеомнеутраль. Лексика идиом-неутраля основана на словарном фонде латыни и шести современных национальных языков индоевропейской семьи (английского, испанского, итальянского, немецкого, русского и французского) Эти же языки послужили материалом, на котором была построена простая грамматика.

Волапюкская Академия превращается в высшую языковую инстанцию идиом-неутраля и меняет свое название. С 1898 г. по 1908 г. она называется "Akademi Internasional de Lingu Universal" ("Международная академия всеобщего языка").

Также, как и в России, волапюкское движение во всем мире постепенно замирает: прекращают свою деятельность кружки, все реже появляются волапюкские газеты. Основные причины гибели волапюка - это отсутствие прочной социальной почвы, оторванность лексики от словарного запаса современных мировых языков, сложная грамматика.

Волапюк несмотря на недостатки принес несомненную пользу для решения проблемы создания планового нейтрального МЯ и широкого использования его в общественной практике Мир убедился в том, что язык, созданный одним человеком, может служить орудием, вполне пригодным для общения между разноязычными людьми Стало ясным также, что, создав проект языка, установив для него незыблемые, научно обоснованные правила, следует дать ему свободу для дальнейшего развития, обогащения, постоянного обновления.

"ЯЗЫК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ"

"Lingwe uniwersala" ("Язык универсальный") был первым проектом МЯ, созданным молодым Заменгофом. Толчком к созданию такого языка были условия, в которых началась сознательная жизнь способного и любознательного мальчика.

Заменгоф родился 15 декабря 1859 г. в Белостоке - небольшом польском городке, находившемся в то время на западной окраине Российской империи. Его отец и дед были преподавателями иностранных языков.

Заменгоф учился в русских учебных заведениях - в реальном училище в Белостоке, затем в классической гимназии в Варшаве, Московском университете. В официальных документах его фамилия, имя, отчество - Заменгоф Лазарь Маркович.

Второй проект языка был закончен в 1885 г., но в течение двух лег Л. Л. Заменгоф не мог найти издателя, который рискнул бы вложить деньги в сомнительное дело. Помощь пришла неожиданно. Идея нового языка понравилась его невесте, Кларе Зильберник, и ее отцу

14 (26) июня 1887 г. в Варшаве на русском языке появилась брошюра в 40 страниц под заглавием "Международный язык". Издал ее сам автор на деньги, полученные от тестя. Будучи зависимым от своих пациентов, Заменгоф не хотел, чтобы они знали, что их врач занимается "посторонними делами", и решил издать свою работу под псевдонимом "Доктор Эсперанто", что в переводе означает "доктор надеющийся".

Вскоре брошюра вышла па польском, немецком и французском языках. Эти четыре книжечки в эсперантской литературе называют "La Unua Libro" ("Первая книга").

Брошюра "Международный язык", имеющая подзаголовок "Предисловие и полный учебник", кроме названных разделов включала в себя "Интернационально-русский словарь" и 8 "бланкетов" с обращением к читателям.

На обороте заглавного листа брошюры имеется следующая декларация: "Интернациональный язык, подобно всякому национальному, составляет достоинство общественное, и от всяких личных прав на него автор навсегда отказывается". Как известно, автор волапюка поступил иначе и это было одной из причин естественного отмирания "всемирного языка" Шлейера. Л. Л. Заменгоф не считал себя единственным вершителем судьбы созданного им языка. Он внимательно прислушивался к доброжелательным критическим замечаниям и предложениям, а это в значительной степени способствовало совершенствованию и дальнейшему развитию языка.

см. также Планетарный язык, Для   www.NeoEsoterik.org