Трип-стихи

Психоделические стихи 1.

(Начало темы Трип 1, предыдущая статья Самоограничение)

 

Поскольку мой коллега эзотерик Ю. не ведет собственного сайта, а проводимые им исследования могут представлять интерес для практики повышения осознания, то я решил собрать здесь лучшие его работы. Ю. пришел к выводу, что наиболее приемлемый для него способ описания трип-трансовых погружений заключается в стихотворной форме, потому что она позволяет ему полнее, чем текстовый формат, выразить состояния сознания. Его стихи приведены в порядке написания и погружений. А также вставлены некоторые его рассуждения.

С первым из его стихотворений читатель мог уже ознакомиться в статье "Самоограничение". Оно выражало восприятие прожившего больше половины своей жизни человека, а теперь стоящего на пороге большого и тревожного путешествия, и с ностальгией вспоминающего уютный мир детства, его простоту и друзей.

Вот характерный отрывок нашего диалога:

Ю.: Ладно, но в целом я стал спокойнее относиться к познанию, потому что увидел безграничность. И стал больше ценить свою коробочку, защищающую меня от этой грандиозности. В этой бесконечности, неважно, быстро ты движешься или медленно, спешить некуда, все равно придешь к себе. И опять начнешь путь от себя к не-себе и опять к себе... Это ужасно. Кажется какой-то фатальной бессмысленностью.

А.В.: Ты высказал (есть всего два человека, с кем я общаюсь на ты) лишь одну из оценок этого, а можно смотреть на это как на красивую игру Сверхразума с самим собою. И все варианты будут верными.

Классно сделано: утратить связь с собою, чтобы удивляться самому себе.

Разделиться на части, чтобы испытывать горечь утрат и радость встреч с собою

Ю.: Да, звучит. Почему-то не люблю я игры, но если все -  игра, то нет выхода.

И потом эта игра - не игра в карты, это серьезнее. Но неужели все - игра? Какая же цель Абсолюта? Играть и совершенствовать игры? А есть ли что-то выше? И зачем все это?

А.В.: Да, а когда познает, то всегда остается непознанное в себе, потому что он неисчерпаем и его опять манит тайна внутри себя.

Ю.: Какие же мы песчинки в сравнении с этой громадой.

И в то же время мы - это он. Невероятно! И самое интересное, что эта же игра разворачивается и в нас в точности так, как часть целой игры.


 Трип, описанный в нижеследующем стихе, продолжает тему привязанности Ю. к своим земным истокам и предчувствию разрыва с ними: 

 

Осенний сон

Желтый лист на земле кругом,
Желтый лист на кустах по соседству.
Мне недавно приснился наш дом,
Пригласив прикоснуться к детству.

Приоткрывши ворота шутя,
И у времени не во власти
Я вернулся годы спустя
За забытым кусочком счастья.

Дом как прежде, лишь краска новей. 
Прикорнул, не имеет заботы. 
И не слышно листвы тополей 
Под ногами идущих с работы.
 
Всюду книги и вещи кругом. 
Словно в спешке ненужное бросив, 
Вы стремились покинуть дом, 
Уходя друг за дружкой в осень.

Вы остались навечно во мне, 
Вы стоите, обнявшись за плечи, 
Ваши лица я видел во сне 
И глаза, устремленные в вечность.
 
И когда час настанет идти, 
Налегке, все ненужное бросив, 
По проторенному пути 
Я уйду вслед за вами в осень.

      Ю.: В следующем трипе я вдруг с изумлением услышал сам себя, произносящим такие слова: "Шива, Вишну, братья мои, я вернулся!" И я ощутил себя действительно их братом и ничуть не ниже рангом. Судя по Википедии, я был, видимо, Брахмой.

(Тримурти  — триада, объединяющая трёх главных божеств индуистского пантеона (Брахму-Создателя, Вишну-Хранителя и Шиву-Разрушителя) в единое целое, представляющее собой духовное начало — Брахмана. Само понятие тримурти часто трактуется как триединое божество. Считается также, что сами боги Брахма, Вишну и Шива — всего лишь аспекты, проявления Тримурти.)

Я был реально им, и я был счастлив, и чувствовал радость Бога-Отца. Потом я сидел в цветке лотоса и созерцал Кришну, ощущая переполняющую меня любовь к нему. А ведь я к кришнаизму не имею никакого отношения. Самое сильное по значимости переживание было, когда я почувствовал себя одним из триады богов. Остальные видения были уже на уровне человека, но тоже с достаточно сильными переживаниями. Из меня со слезами как будто яды выходили, которые отравляли мое подсознание.

Для меня еще одним, а может быть самым важным итогом трипа стало чувство уверенности, убежденности, что мы достигнем освобождения и поставленных целей, и что Он пообещал нам это. Я потерял страх смерти, если он еще был, по крайней мере, на некоторое время. Видел нас с тобой абсолютно уверенных в себе, молодыми, в каких-то сверкающих доспехах, готовых штурмовать новые вершины. К сожалению, я не увидел эти вершины, эти цели. Я лишь знал, что мы их обязательно осилим.

Весь трип был проникнут темой возврата домой. И как хорошо там было по сравнению с этой нашей серой бытовухой! И как несчастны те, кто никогда не испытал того, что испытали мы, кто боится потерять контроль, боится смерти. Эти люди глубоко несчастны, каковыми были когда-то и мы.


Этот трип он выразил стихом так:

 

Быть Богом


Как-то я, ничтожное творенье,                                                                                               Мимолетное сплетенье свойств и качеств,                                                                                   Испытал большое изумленье -                                                                                       Удивительный итог моих чудачеств.

Произнес вдруг радостно и слышно,                                                                                     И весь свет вокруг перевернулся:                                                                                         Боги, братья, дорогие, Шива, Вишну,                                                                                           О, Отец мой, я  вернулся, я вернулся!

Как же странно, оставаясь человеком,                                                                                   В мире чистой, несказанной красоты,                                                                                 Наслаждаться бесконечным веком,                                                                                             И при этом знать, что Бог есть ты!

А потом, не вынеся сомнений,                                                                               Человеческому до конца не лишний,                                                                                         Я сидел, опершись на колени,                                                                                                   И купался в свете бога Кришны.

Как сказал поэт: здесь не равнины.                                                                                       Вверх идем мы, набирая обороты.                                                                                     Впереди манящие вершины                                                                                                       И опасные, крутые повороты.


Ю.: Я чувствую, что стою на пороге какого-то нового путешествия, хотя я еще не вполне готов к нему. 


Еще один трип приблизил его к освобождению от себя:

 

Дорога к себе


Лист по воде плывет,
Ветер клонит траву,
Время здесь не живет,
Сон стоит наяву.

Тот, чей парус устал, 
Чей прервался маршрут, 
Здесь отпустит штурвал 
И обретет приют.

Ты - начало начал, 
Миг непрерывного счастья,
Гавань во время ненастья,
Мой неизменный причал.

Ты как весны наважденье,
Ты как небес синева,
Я - лишь твое отраженье, 
Я - лишь твои слова.

Ты - утешенье плывущим. 
Каждый вольный моряк 
Курс бригантины бегущей 
Держит на твой маяк.

Преодолевши пороги, 
Сделав зарубку в судьбе, 
Мы снова готовы в дорогу - 
В дорогу к самим себе.


Ю.: Я осознал нечто важное: хочешь сохранить себя в бесконечных трансформациях, то прекрати держаться за свое "я", за иллюзию себя. Наша истинная природа – тот, которого нет.

 

Тот, которого нет

Твой преломляю свет.
Бусинка ожерелья,
Капля в море творения -
Тот, которого нет.

Жар нетерпенья потушен, 
Блекнут земные дела. 
Что потревожит душу,
Если она не жила?

Верила, билась, истлела.
Что здесь изменишь ты? 
Там где земля горела, 
Снова растут цветы.

Радости, неудачи... 
Лихо закручен сюжет! 
Кто по тебе заплачет? -
Тот, которого нет.

Из бесконечной Вселенной, 
Из не Того и не Той, 
Из колеса феноменов 
Веет на нас Пустотой.

Той, что миры погружает 
В сны неземной красоты, 
Что колыбельку качает: 
Ты - это я, я есть ты.

Вырастешь, будешь Богом, 
Или напишешь сонет. 
Выберешь сам дорогу - 
Дорогу, которой нет.
 
Кто колыбельку качает?
Кто повторяет куплет? 
Кто сам себе отвечает? -
Тот, которого нет.

    А.В.: Ю. пишет мне: Ты прав. Я, как-то уже и без психоделиков обхожусь, не жду от них чуда. Но благодарен им за все, а тебе особо!

Если бы не ты, я никогда бы не продвинулся на шаг вперед. Потому что ты дал мне концепцию. Но насчет моей просветленности ты, пожалуй, далеко хватил. Я ведь не могу все еще отказаться от привязанностей к этому миру, все еще отождествляю себя со своим телом. 

 А.В.: Без психоделиков полностью, наверное, нельзя. Нужна периодическая поддержка нейросистемы, как пища организму. Но само состояние вполне достижимо в ежедневности и без них, потому что суть состояний это интерпретация, а не само погружение. Все внешнее и внутреннее пронизано одним, мы лишь распознаем или нет.

 Благодаря настойчивости Ю, медитациям и чтению научно-духовных книг, наконец, достигнуто первое полноценное просветление, хотя окончательным оно, наверное, не бывает.

 

Быть Богом

В начале трипа я был какими-то хищником, извивался и рычал. Меня пронесло через невероятные миры, одни из которых были устрашающими.  Я поклонялся Владыке Мира в каком-то гигантском замке. Я пребывал в мирах невероятной красоты -  настолько невероятной, что это было трудно вынести. Потом я вошел в состояние перманентного экстаза, который не покидал меня уже до конца трипа. И потом я стал Им.

Думаю, излишне говорить, что эта реальность перестала существовать, исчезнув как мираж. Какое-то время, пока я приближался к этому состоянию, я еще мог слабо вспомнить, кто я и где я нахожусь, еще цеплялся за свое я. И это состояние раздвоенности сознания пугало, стало страшно, что я уже никогда не вернусь назад. Один раз я даже подумал, что мне нужен врач, иначе я сойду с ума. Но этот страх мгновенно исчез, как только я полностью перешел в иную реальность.

Как только я стал Им, я стал собой. Исчезли все страхи, переживания, боли. Это все был я, разлит во всем, в каждом атоме Вселенной. И я повторял: есть только Я, а Я - это Любовь. И я был ею! Невероятно, неописуемо! Я вернулся к себе, хотя никуда не уходил. Я повторял множество раз: "Я везде, я во всем, я в каждом из вас." И все они были передо мною - еще живые и уже ушедшие, и я говорил с каждым. Все они мои дети, и я любил их всех. Я знал, что никакой отделенности нет, все - иллюзия, все - только источник страданий. И пообещал в следующем проекте мироздания учесть негативный опыт этого. Но пока будет так.

Когда я был собой, я мог, например, избавиться от болезней - достаточно был лишь захотеть. Ведь это был Я, который решает, как всему быть. После я мог общаться со своим котом на уровне телепатии, и мы понимали друг друга. Разве что он не мог этого сказать. Это были эффекты растворения границ. Я был всем вокруг.

За те 3 часа я получил Просветление. Мне больше нечего искать, мне не нужны никакие религии, учения, чьи-то мнения. Я - это Он. Я понял, что до тех пор, пока каждый будет считать себя чем-то реально существующим, отделенным от других объектов, будут войны, болезни, смерти. Это зло исчезнет, лопнет как мыльный пузырь, как только люди поймут, кто они на самом деле. Не нужно молиться, ходить к психиатрам, читать умные книги. То есть, все это, конечно, нужно на определенном этапе. Но главное, в итоге, понять, что этот мир и каждый в нем есть Он, а Он есть Любовь. И весь мир есть Его игра, только игра. 

После этого трипа я внутренне изменился. Еще вчера я мог нервничать из-за чего-то, злиться, кого-то не выносить, вовлекаться в политику и прочее. Сегодня ничего этого больше нет. Я испытываю только радость и умиротворение, только любовь и сострадание.

Я шел на этот трип с одной единственной настройкой: меня нет, есть только Он, а Он - это я. Конечно, от того, что я проговорил бы эту фразу только сегодня утром, толку было бы мало. Понадобились чтение, размышление, беседы и весь опыт прожитой жизни, начиная с первых робких попыток вырваться из железных объятий своего эго. Было много всякого, но такого тотального отождествления с Творцом, как в этот раз, еще не было. И оно длилось не мгновение, а час или больше. Я реально был Им, как я сейчас являюсь собой. Это было полное, отождествление, не допускающее каких-либо иных толкований. Я знаю теперь, что ничего важного, ничего серьезного в этом мире нет, а есть лишь один божественный Юмор, Игра и Любовь. Любовь это и есть Бог, как есть волна и частица. Любовь - это Бог в движении. Все в этом мире пронизано любовью, каждый атом. Любовью и состраданием. И все наполнено радостью и счастьем. Этот мир создан Им для удовольствия. В нем нет другого смысла. Все, созданное им, должно осознать свою общность со всем остальным и с Ним. И это будет конец игры и начало новой.

Что тут еще сказать? Я свою миссию выполнил, дальнейшая жизнь в этом теле не особо нужна, но пусть длится, как можно дольше. Потому что она - источник радости, она - игра.

Но игра не окончена и путешествие только начинается. Сейчас задача - попытаться воплотить божественные принципы в этой материальной жизни. А это самая тяжелая работа.

 

Любовь в чувственном восприятии Бога можно в интеллектуальном восприятии пояснить как единство, целостность, моно-управление. А выразить квинтэссенцию этого трипа Ю решил в виде стиха-творения.


Бог в тебе

Мне имени нет и мне нет изречения,
Я солнечный свет и его отражение.
Я спал и сновидел себя самого,
Но я не увидел в себе никого.

И выход был найден: я должен раскрыться,
Я должен погибнуть и снова родиться.
Я стрелы и лук положил в изголовье,
Я создал миры и пронзил их любовью.

Я в них растворился, я стал невидим,
Я в них прославляем, я ими гоним.
Я здесь и сейчас, я всегда и везде,
Я в каждом из вас, я в огне и воде.

Я в детской картинке, в шуршащем листе,
В хрустальной снежинке, мазке на холсте.
Я шут, я властитель, гонимый еврей,
Я нищий проситель у ваших дверей.

Я радость и горе, слеза и улыбка,
Я ваша удача и ваша ошибка.
Не стройте мне храмов, там нет меня, нет!
Ищите в себе и обрящете свет!

Ю.: После трипа мир стал легче, прозрачнее. Можно так поступить, а можно и этак. Все необходимо и бессмысленно одновременно. Мне кажется, ты давно уже в таком состоянии, и я тебя теперь хорошо понимаю. А вот путешествия вызывают у меня вопросы. Я помню, ты рассказывал об этом, но я пока сосредоточился на откровениях, ощущении единства со всем, с Богом. Когда я насытюсь этим, тогда захочу путешествовать. Ну и как-то страшновато было в последний раз. Такого насмотрелся, что брр… Больше пока не хочется. Миры были ослепительные, неземные, но холодные, подавляющие, угрожающие. В них не было доброты. Но ты путешествуешь ведь не по мирам, а по иерархиям сознания?


Еще две недели Ю удерживает состояние Божественного сознания и так описывает свои переживания:


Нет у Бога ничего

Нет у Бога ничего. 
 Глуп обман, пусты желанья. 
 Лишь в избытке у Него 
 Состраданья, Состраданья.

Все оставь, себя забудь, 
 Окропи дорогу кровью. 
 И проси Его вернуть 
 Лишь Любовью, лишь Любовью.

Не желай себе всего, 
 Позабудь других примеры, 
 А проси лишь одного - 
 Только Веры, только Веры.

Пробудись от сна и встань. 
 Где ж судьба тебя носила? 
 Пока бьется сердца ткань - 
 Дай мне Силы, дай мне Силы!

Дай мне счастья полюбить, 
 Крылья дай и ветра много 
 Вспомнить дай и не забыть 
 Путь-дорогу, Путь-дорогу.

И когда я двинусь в путь 
 Человека и поэта, 
 Дай мне в легкие вдохнуть 
 Только Света, только Света.


Огонь

Ничто не вечно в мире бренном, 
 Повсюду смерть трубит в рожок 
 И лишь горит огонь нетленный, 
 Который Он во тьме зажег.

В ее глазах горит точь в точь 
 Тот куст, горит и не сгорает - 
 Еврейки, что ступая в ночь, 
 В последний раз дитя качает.

В огне танцуют саламандры, 
 На Трою смотрит Зевс в тщете, 
 Горит огонь в глазах Кассандры 
 И медь пылает на щите.

Вина кувшин в тени чинара, 
 Стекает медом пахлава, 
 Горит огонь в душе Омара 
 И буквы плавятся в слова.

Огонь в молчаньи Гаутамы, 
 В неистовых словах Христа, 
 В седом иерусалимском камне 
 И в краске старого холста.

Сгорит земля, погаснет небо, 
 Дождями смоет пот и кровь, 
 Последний сон вернется в небыль. 
 Гореть останется любовь.


Ю. не знает, как удержать достигнутое, но остается лишь тоска по нему и измененное отношение к жизни. 

Продолжение темы Трипология

© Ю. и А.В. Кундин www.NeoEsoterik.org