Право на смерть + Депрессия

После опубликования рассказа ″Диалоги с сумасшедшим″ ко мне пришло огромное количество писем из психушек с требованием продолжить эту волнующую тему. Некоторые просто расчувствовались от ностальгических воспоминаний, иные, наконец-то, увидели свои жизненные перспективы. Вообще-то, душевно больных не бывает бывших, мы все в строю. 

А поскольку я давал клятву эзотерика: привести все живые и неживые твари, все не  твари и не не-твари к полному и окончательному Просветлению (которое, на самом деле, не есть Просветление, поэтому-то оно и называется Просветлением), то я просто обязан продолжить рассказ о кратчайшем пути к нему.

Сумасшедший дом 2

 

Предавшись воспоминаниям, я решил воспроизвести еще несколько полезных для больной души бесед с доктором. 

Беседа 5

Интересный тип, этот Сократ Соломонович (несмотря на редкие инициалы, это реальный человек). Тихо, как бы бормоча себе под нос, говорит мне:

         - Мир сошел с ума. Здесь последний островок разума на Земле. Да, тут много придурков, но между ними прячемся мы - будущее цивилизации. Мы – это люди с врожденным инстинктом самосовершенствования и гармонии. Мы – ростки будущего человечества. А прячемся мы от смертельно опасных для сознания психических вирусов, которыми поражена остальная часть людей.

        Человечество пошло по пути количественного развития: увеличиваем численность населения, соответственно возрастает количество спроса, а он вызывает рост предложения, т.е. рост производства. А в результате имеем перенаселение, и как следствие, рост болезней. А в условиях отсутствия естественных хищников, люди берут на себя их функции, стремясь уничтожить друг друга. Плюс расширяющееся производство уничтожает чистоту природы, что вызывает массовые болезни. Человечество все время бежит наперегонки с порождаемыми им же проблемами.

        - А как должно быть? – поинтересовался я.

        - Так и должно быть. Придет время и оно, человечество, вымрет как динозавры, а немногие, слабые и сейчас незаметные люди, но способные вмещать в себя большое духовное сознание, породят расу гигантов. Но великих не внешне, а внутренне.

        - И когда же это будет и будет ли?

        - Будет! Времена меняются и мы вместе с ними. Все что рождается – умирает. Человечество не исключение.

        - Ну, а если раса духовных великанов не появится?

        - Это зависит от нас и не зависит от нас. Вот, великая загадка, над которой я сейчас ломаю голову.

 

    Юрий Владимирович уже ждал меня в своем кабинете, все стены которого были увешаны рисунками его пациентов, но вместо подписей стояли их клички и диагнозы. Заметив мой интерес к работам, он сказал:

    - Еще у меня есть их стихи и работы из глины. Больные обычно творят в рамках волнующей их темы. Вы не хотите попробовать?

    - Из глины с удовольствием. В детстве я занимался этим. И хочу заметить, что никогда долго не задерживался на одной идее, а сразу же искал нечто новое. Вообще, всегда боюсь повторяться. Это, как стоять на месте.

    - Вы, знаете, стоять на месте тоже полезно время от времени. Ведь творчество – своеобразный источник радости. И когда к нему привыкнешь, то периоды творческого спада способны вызвать серьезную ломку. Однако, как говориться, гениальность не помеха помешательству. Часто они чередуются. Общее между ними то, что оба состояния разрушают стереотипы восприятия и мышления, но различие существенно. Помешательство не принимает во внимание противоречащие этому состоянию факты, а гениальность позволяет модифицировать собственное восприятие или мышление в той мере, пока оно не охватит собою всю полноту реальности.

    - На этот счет, - решил заинтриговать я доктора – в нео эзотерике я разработал метод управляемого схождения с ума. Для этого пациент… тьфу, т.е. я хотел сказать, эзотерик, аккуратно разрушает основы своей личности. Осторожно, по одному элементу, заменяя их пространством их же модификаций и заменителей, в том числе, рассматривая и ломаные варианты. Затем он изучает, что изменится в его личности после такой замены. А далее, эзотерик формирует на метауровне критерии выбора из этих элементов, что позволяет ему осознанно перемещаться по пространству своих состояний, одни активизируя, другие сворачивая. При этом чужие, включая больные, психики становятся понятны, как свои собственные. Такая практика дает возможность балансировать между одаренностью и болезнью.

    Юрий Владимирович как-то испуганно посмотрел на меня и решил сменить тему:

    - Вообще-то, я собирался расширить с вами тему о суициде. ″Право на жизнь, на продолжение рода и на смерть в мировосприятии психически больных людей″ - это рабочее тема моей диссертации. И в связи с чем, хочу отметить, что отношение к правам людей является краеугольным камнем всякого общественного устройства. Современная демократия, основываясь на предписаниях ближневосточных религий, все более рассматривает (в теории) жизнь, как высшую ценность: жизнь ради жизни, как нечто само значимое. Но это всего лишь диалектический реверс от позиции других восточных учений, считающих, что главное – честь, и в частности,  бесстрашие перед смертью. А достойная смерть, пусть даже через самоубийство - главный итог  жизни. Таков, например, синтоизм. Хотелось бы послушать вас.

    - Новорожденному жизнь дается на основании реализации родителями своего права на продолжение рода. Однако они не могут гарантировать своему ребенку счастливую жизнь (защитить его от всех болезней и несчастных случаев, от мучений моральных и физических), т.е. сознательно подвергают его потенциальным опасностям. Нередко рожают даже в тех случаях, когда низкое качество будущей жизни ребенка, практически, предопределено. У человека же отсутствует выбор: рождаться или нет. Но, когда достигается осознанное отношение к жизни, то индивидуум обретает оба права: жить или умереть. Последнее уравновешивает отсутствие права голоса по поводу собственного появления на свет. Формально все верно: пока нет человека – нет и права голоса, но это не забирает права у сформировавшейся личности иметь собственное мнение по поводу своего рождения и факта жизни.

    - Да, в этом что-то есть. Если человек не хочет жить, то такую возможность у него никто не может забрать, но можно пытаться разубедить его в необходимости досрочной смерти. Подобное право на смерть начинают понемногу признавать. Например, эвтаназия. Согласен, достойно принять насильственную смерть способен не каждый. Но, когда индивидуум находится в объективно безвыходном положении и решением проблемы есть только смерть, то прекращение жизни я тоже считаю морально оправданным. И наоборот,  подвергаемых пыткам нередко лишали права умереть, чтобы они прошли все истязания. Однако лишать себя жизни без очень уважительных причин аморально, поскольку трудности надо преодолевать ради развития своего сознания. Или это спорная мысль? В любом случае, выбор остается за человеком.

- В тоже время, я хочу отметить: неизбежная естественная смерть не оставляет у личности выбора, выдвигая на первый план значимость не длительности жизни, а ее качественное содержание. Такое толкования прав человека основано на логико-философском обосновании ценности человеческой жизни. В чем же оно состоит?

Физически, человек – венец биологической эволюции на земле. Но, если определять индивида как разумное животное,  то смысл его существования сводится к удовлетворению его самых примитивных психофизических потребностей, а ценность такой жизни ненамного большая, чем у любого животного.

 Каждый человек – уникален, прежде всего, своим внутренним миром, позволяющим реализовывать личности ее особое предназначение (специфичность) на этой Земле. В то же время, все люди матричны (подобны друг другу), все смертны, полны недостатков, а гибель даже миллионов, быстро восполняется новыми поколениями. Ведь на протяжении всей истории человечества, его естественная эволюция как раз и использует метод уничтожения физических носителей одной ментальности, чтобы расчистить место для другой. Восполняемые матричные формы продолжают эволюцию, для которой незаменимых людей нет. Вместо любого гения появляются десяти новых талантов.

Но для каждого человека его собственная жизнь бесценна. Казалось бы – это неопровержимый факт. Многие цепляются за жизнь даже в самых ужасных условиях, но только при условии, что у них имеется хотя бы малейшая надежда на улучшение этих условий в будущем. Однако некоторые люди рискуют, без особой нужды, своею жизнью, другие губят свое здоровье, сокращая ее. Иные вовсе пытаются покончить с собой. Подобное происходит из-за того, что всем важна не сама жизнь, а ее качество, понимаемое ими, например, как соотношение удовольствия и страдания. Многие люди просто ощущают бессмысленность своего существования и потому без должного его наполнения отказываются жить. Известно и обратное явление, когда любящие жизнь люди, жертвуют ею ради высоких целей. А есть и такие, которые живут без смысла, отказываясь от каких-либо поисков его, поскольку интуитивно боятся обнаружить непостигаемую для них пустоту.  

Теперь сделаем некоторые выводы:

Ценность жизни относительна. Во всем присутствует двойственность, а, следовательно, наблюдается относительность оценки ценности жизни, которая зависит от используемого критерия. Например, ценность жизни как таковой, ценность, зависящая от ее длительности, или от качества прожитого, в смысле количества удовольствий, или полезности для совершенствования общества, или для собственного духовного развития человека.

Абсолютную ценность имеет лишь сам факт существования человека и каждой индивидуальности, как проявление потенциала Источника всего Сущего.

Поскольку для индивидуума важен не факт жизни, а ее качество, то каждый сам создает ценность своей жизни, если осознанно ищет ее смысл и  реализует его в собственной судьбе.

Если исходить из того, что душа нетленна, можно утверждать: для нее значимость смерти невысока. А если стоять на позиции, что души нет, то народная мудрость гласит: двум смертям не бывать, а одной не миновать. Тем самым, нивелируется опасность утраты жизни. Таким образом, значение смерти относительно.

Ценность индивидуальной смерти относительно социума заключается в том, что пред нею все равны, независимо от социального положения. Кроме того, рождение и смерть – два неизменно посещаемых пункта, независимо от траектории судьбы человека. Этот факт существенно снижает значимость самой траектории судьбы и всех материальных достижений земного пути. 

Смерть – это естественное, диалектически предопределенное завершение жизни. И, одновременно,  возможность каждого прекратить ее, если качество существования человека ниже допустимого уровня, т.е. продолжение жизни, связано с непереносимыми физическими и моральными страданиями или же имеется серьезное нарушение в функционировании личности и сознания. Очевидно, что право на достойную жизнь, в ее конечной фазе, эквивалентно праву на достойную смерть (в данном случае, как элемент права на защиту собственного достоинства), т.е. когда человек не ждет покорно конца беспомощного и унизительного существования, а имеет возможность осознанно принять решение об освобождении.

Любовь к мудрости указывает на необходимость поиска путей постоянного повышения качества человеческой жизни, а оно предопределяет и достойную смерть. Придет еще время, когда сотрется грань между этим и посмертными мирами, и тогда переходы между ними станут для людей обычным явлением, определяемым их личным решением.

- Не совсем понятно: в чем же качество жизни?

- Удовлетворенность своею судьбою – это важный, но субъективный критерий оценки. Он должен постоянно корректироваться объективной оценкой, т.е. относительно какой-то мировоззренческой концепции. И чем она полнее и адекватнее реальности, тем эффективнее влияние этой объективной оценки на субъективную. Так достигается гармония.

 

В коридоре меня поджидал Сократ Соломонович:

- Я знаю, вы не побоялись рассказать доктору тайную доктрину жизни и смерти? Рискуете, а если он сообщит туда?! – показывая глазами в сторону.

- А как вы узнали? Неужели телепатия? – заинтересовался я.

- Видимо, да! – затем смущенно признался - Я стоял за дверью кабинета. Ну, да подслушивал. А что делать? Жизнь такая. Другого выхода нет.

Но я хочу поместить ваши мысли в оболочку своих. Все ваши выводы бессмысленны, если не отметить права на жизнь и смерть дочеловеческих форм жизни. Имеет ли человек право убивать животных или растения?

    В естественной природе, принцип жизни одних животных за счет поедания других является единственно возможным. И это явление не нравственно, и не безнравственно. Люди, в огромной мере, тоже животное и поэтому они имеют право на убийство. В то же время, божественное начало в человеческом сознании существует, не требуя чужой жизни, а поглощая энергию прямо из Источника.  Поэтому: 

    Никого не следует убивать, пока не хочется есть. Чем менее развита живая тварь, тем она менее сознательна, а значит, и менее ценна ее жизнь. И, следовательно, если есть выбор, то убийство высших животных лучше избегать. Для людей было бы лучше вообще не употреблять в пищу млекопитающиеся, а кушать лишь растения и насекомых, а в будущем, искусственно синтезированную еду.

    - Ну, я вроде с вами согласен. Но кушать насекомых как-то не привычно.

    - Тогда сделайте шаг к светлому будущему. Я тут наковырял с яблочек червей. Ешьте! – и протянул мне ладонь, на которой извивалось штук пять желтоватых гусениц.

    - А может яблочки? – кривясь, спросил я.

    - Нет. Теория без практики пуста. Ешьте, или не войдете в царство Божие!

    - А если съем, но все равно не войду?

    

Беседа 6

- Побеседуем о моей излюбленной теме с сочным названием ″Депрессия – сказал Юрий Владимирович - Депрессия возникает, когда реалии жизни резко не соответствуют желаниям человека, например, вследствие неудач, утрат, потери перспектив и смысла. Как правило, входя в депрессию, сознание ограничивает себя в восприятии перспектив будущего, устанавливает сверхзначимости, без наличия которых исчезает всякий смысл дальнейшей жизни. Она видится пустой и ненужной. И все это естественно-гипнотизирующая личность сила конкретных обстоятельств. Все те же причины, что ведут к суициду, в его начальной фазе вызывают депрессию.

 Депрессия, насколько мне известно, свойственна и эзотерикам, находящимся, так сказать, на пути духовного развития. Не странно ли это? Разве духовная практика не направлена на позитив и умиротворение?

    - Так, да не так. Диалектическая природа реальности такова, что любой выбор пути имеет позитивные и негативные стороны. Как экосистеме природы важны разные животные, или как для здоровья могут быть полезны и ядовитые вещества, так и в психике негативные состояния в дозированном количестве нужны для развития.

    Начинающий свое продвижение в эзотерике воодушевляется, как малое дитя. Не зная реального положения дел, он впадает в эйфорию. Воображение рисует ему новую, увлекательную и полную смысла жизнь. Ему видятся удивительные путешествия по мирам и сверх человеческие способности, ведущие к славе и самоутверждению. Уникальное положение в обществе и толпы поклонников. Разнообразная и беззаботная жизнь под дланью Всевышнего, который именно ему вложил в душу великое предназначение. И, действительно, по сравнению с жизнью простого обывателя, адепт эзотерики может обрести на порядок более высокое качество жизни. Но период наивного романтизма и мистицизма, рано или поздно, заканчивается.

    Все было так хорошо, пока человек изучал древнюю эзотерику, обещающую сказочные приключения. Не очень трудно было научиться медитационно визуализировать образы, строить вокруг себя защитные коконы, начать сновидеть, болтаясь по конструируемым мирам, петь мантры, веруя в их чудодейственность, или управлять воображаемой психической энергией. А что дальше? Самые настойчивые продолжают упорно идти по этому же пути, проявляя фанатизм. Другие разочаровываются в практичности эзотерики и забрасывают ее, как юношескую забаву. В религии подобную проблему решили просто: гонят от себя мысли на опасные темы, объявив сомнения и уныние грехом. Настоящий же эзо-исследователь не должен бояться войти в свой внутренний ад, потому что без него невозможно постичь природу бытия во всей полноте. И я разработал методику управляемого спуска в персональный ад и восхождения в личный рай.

    - Пожалуй, это интересно. Давайте начнем с ада.

    - Все начинается, когда приходит второй этап эзотерического познания, требующий значительных усилий над собою. Здесь основная масса адептов сама собою отсеивается. Теперь приходится тяжело трудиться: углубляться в психологию, философию, ломать стереотипы мышления, по кирпичикам выстраивать новое мировосприятие. И чем более эзотерик углубляется в реальность, тем более ему приходится отказываться от первоначальных иллюзий о жизни. Он выходит на тяжелейшие психологические кризисы, рушащие не только социально-значимые цели, но и потаенные мечты-идеалы о духовном достижении.

    Мудрость плодит печаль, а повышенное осознание реальности приводит к смерти (в определенном смысле) личности и утрате смысла существования. Именно этот критический момент в духовной практике предчувствуют адепты и в страхе отступают назад в прежние состояния сознания, блокируя мысли об опасной черте. Переступивший ее, назад уже не возвращается, как единожды обретший мудрость, никогда уже не сможет стать глупцом.

    Парадоксально, но ищущий высший смысл приходит к утрате всякого смысла. И ввергается в пучину глубокой депрессии: неопределенность будущего, бессмысленность и бесцельность лишают его опоры и энергии. Казалось бы, все кончено! Но выход есть и он очень прост. В который раз реальность оказывается сложнее своей пси-модели в сознании человека. Он никак не ожидает, что высший смысл и его отсутствие – две грани бытия. И пройдя по одной из них, естественно окажешься на второй. Двойственность Единого просто поражает наш ум – он отказывается понимать. А придется.

    - И в чем же суть методики?

    - Значимости, надежды или мечты, желания – это канаты, привязывающие психику к некой опоре, которая называется смысл жизни. Теперь представьте себе, что эти канаты разной длины и практикующий последовательно перерезает их, начиная с самого короткого. Всякий раз проваливаясь, но от бездны его спасает следующий, более длинный канат. Однажды, я, по неопытности, порвал сразу много канатов. В результате вошел в глубочайшую депрессию, из которой не мог выйти в течение двух лет. Апатия ко всему, отсутствие всякой творческой энергии и некоторые психосоматические нарушения здоровья – такова была расплата. От гибели тогда меня спасло только заранее занятая мною в себе метапозиция. Время лечит, и позднее я нашел способ подняться из провала.

    - Теперь подробнее о восхождении в рай. Продолжая ваш образ, могу предположить, что вы сейчас начнете восстанавливать канаты-привязанности на место.

    - Непременно! Восстанавливать некоторые старые опоры с учетом того, что ранее они были статическими, а теперь динамично устанавливаемые и удаляемые. И, конечно, создавать новые динамичные привязанности, подтягиваясь за которые можно будет подниматься все выше над пропастью к вершинам восхождения.

    То, что дорого нашему сердцу, заставляет делать ради его сохранения все возможное, идти на жертвы и преодоления, потому что в этом заключен механизм выживания. А каждый отрыв привязанностей несет боль утраты, и утраты навеки. Но при правильной практике страдание, в определенный момент, замещается радостью освобождения от иллюзии, от цепей сковывавших сознание. Если же этого не происходит, то это означает, что отрыв произошел не до конца и присутствует сожаление об утраченном.

    Если эзотерик научился извлекать неподдельное счастье от освобождения, то он легко восстанавливает, имея свободу выбора, некоторые опоры. Только теперь они имеют не абсолютную, а относительную ценность для жизни его внутреннего мира. Кроме того, расширившееся сознание позволяет создать совершенно новые опоры-привязанности.

    - Уточните, из чего же следует извлекать счастье, когда все утрачено?

    - Стремление к высшему смыслу наполняет человека пси-энергией воодушевления и позволяет видеть Путь, но приковывает причинно-следственными цепями к ступеням возрастания значимости. Потеря же всякого смысла снимает груз ответственности, позволяя внести в жизнь элемент игры и просто безсмысленного и над-смыслового созерцания, без всяких «зачем и почему».

    Оказывается, счастье можно достигать без всякой причины, оно рождается из самого существования и даже из свободы от него. Да и само страдание тоже может быть радостью на метауровне восприятия. Можно напряженно стремиться к сверхцели, а можно отпустить все и войдя в полный покой умиротворенно раствориться в бытие или небытие. Все к чему стремишься, уже есть у тебя. Ведь в конце движения брезжит покой, который, на самом деле, уже присутствует в тебе, изначально. На метауровне сознание становится все более самодостаточным и безатрибутным, с высоты взирая на пространства мира проявленного. Полнота свободы – это свобода от всего и даже от самой свободы.

    - Ну, перешли вы на светлую сторону своего бытия. И что? У нас есть больные, находящиеся в постоянной эйфории. Сидят с бессмысленной блаженной улыбкой и слюни величественно текут у них изо рта – с сарказмом посмотрел на меня доктор.

    - Очень хороший пример, если дополнить его образами больных, неподвижно сидящих в апатии и периодически дико завывающих от душевной боли. Оба примера демонстрируют крайние позиции слома сознания, в которые эти люди загнаны не по своей воле. Эзотерик, если он мастер, в отличие от этих людей, может войти и выйти из подобных состояний, вынося из них то, зачем шел. В бессмысленном находить смысл, а в смысле - бессмысленность. В нормальном же состоянии он может ограничивать свое мировосприятие зоной значимостей или отсутствия таковых, или находиться в высшей метапозиции, над противоположностями: над счастьем или страданием, над смыслом или бессмыслием. Это как зависать над пропастью или взлетать ввысь, не пользуясь привязанностями, а черпая энергию-силу из Ничего.

    Это на философском уровне, а психотехника как всегда не столь возвышена. Просто умение конструировать и менять критерии оценки и матрицы мировосприятия.   

 

    У дверей меня опять поджидает Сократ Соломонович, и, не здороваясь, продолжает говорить мысль, часть которой озвучил он, видимо, мысленно:

    -  Вы об этом спрашиваете? Так я вам отвечаю. Очень боюсь.

    - Я тоже, – поддакиваю я – а кого именно?

    - Смерти, естественно. Когда думаю, что с каждой минутой все ближе к ней, у меня не то что депрессия, а волна страха прокатывается по мне, как катком.

    Я боюсь не смерти, а процесса моего распада. Бессильно наблюдать, как пошагово разваливается организм и отрывается перспектива ее же отсутствия.

    - А разве есть выход?

    - Выход есть: надо просто отсутствовать в момент своей смерти!

    - Это как?

    - Очень просто! Маразм – вот что нас спасет! Если наша личность будет разрушаться быстрее, чем тело, то к глубокой старости у нас есть возможность подойти уже, так сказать, не в своем уме. И если вы не будете узнавать себя в зеркале, помнить, как вас зовут и жили ли вы вообще, то некому будет и умирать.

    - Интересно – воодушевился я – и как же этого добиться, чтобы своевременно выжить из ума?

    - Очень просто. Люди постоянно живут в предобморочном состоянии – это нормально. Достаточно посмотреть друг на друга и уже становится нехорошо.   Надо при подходе к черте начать активный распад структуры мозга, т.е. связей между нейронами. Для этого следует перейти в состояние овоща: поменьше двигаться, прекратить думать в принципе, а лишь кушать и спать. Кроме того, надо интенсивно начать впадать в детство, восстанавливая интересы и поведение, характерные для раннего возраста, но с вектором развития, направленным в утробу. Эмбрион, живущий соками матери, – вот, от чего мы ушли и к чему следует вернуться после долгих лет активного пищеварения.

    После этого Сократ стал раздуваться и лопнул, как воздушный шарик.

    Ну и что? - подумал я - Я тоже так могу. Стал усиленно вдыхать и не выдыхать. Раздулся и лопнул. Вот и все.

    Господи! Что за гадость заставил меня проглотить доктор!      

Беседа 7

Я познакомился с пациентом с соседней палаты. И он произвел на меня глубокое впечатление. Это был худой, высокий мужчина с большими печальными глазами и легкой бородкой. Он ни с кем не разговаривал, а большую часть своего времени сидел на кровати или скамейке в саду, глубоко погруженный в себе. Я подсел к нему во время прогулки и спросил, как его зовут.

- Иисус – меланхолично ответил он и, не дожидаясь вопроса, уточнил – Тот самый. Это мое второе пришествие на Землю.

- Рад знакомству! – не удивляясь встречи, сказал я – А почему вы здесь, а не правите миром?

- Длинная история, но если хотите, расскажу – и, опять не ожидаясь моей реакции, продолжил – Я был послан моим Отцом сюда, чтобы завершить миссию, которая не совсем удачно прошла в первый раз.

- Как же неудачно? Вы создали учение, которому следует теперь половина мира! Разве что вас распяли, так это же пустяки?

-  Нет-нет, смерть – ничто. Умер, родился – это как переезд, ничего ценного, хотя утомительно.

Неудачно потому, что пергаменты с учением, написанные мною, были уничтожены, а воспоминания о нем моих учеников, отрывочны и не полны, что сильно исказило его суть. Я не нашел ученика, способного понять то, что я проповедовал. Их интеллект просто не воспринимал простые, но слишком сложные для них истины. Ранние христиане массово заканчивали жизнь самоубийством, подражая мне. А более поздние убийством других, называя их нехристями. Нынешние соблюдают форму, но не дух учения.  Две тысячи лет христианства мало что изменили в человеческом обществе: ненависть, зависть и алчность продолжают править миром.

- Ну, если создание целого учения не спасло людей, то, что же вы собирались делать в этом пришествии?

-  Отец Небесный дал мне сверхспособности, чтобы я проповедью и силою сокрушил врагов Света. Я опять начал с исцеления страждущих и склонения к вере. Я трудился, принимая толпы больных. Но вскоре убедился, что даже за десятилетие такой деятельности, я направлю на Путь лишь несколько тысяч людей, а вас миллиарды! Кроме того, моя проповедь воспринимается каждым в меру его развития. Даже стремящийся творить добро, но слишком молодой или не очень умный человек, с огромным рвением творит зло, ибо не отличает одно от другого. Люди не насекомые и я не могу запрограммировать их на все случаи жизни. Не могу лишить свободы выбора, иначе это уже будут не люди, а роботы.

Тогда я подумал, что стану во главе государства и приведу пример справедливого правления миром. Но убедился, что власть дастся мне только через борьбу и насилие, что противоречит духу учения. Да и стань я во главе, государство процветало бы пока я им правил, но пришло бы в упадок, вскоре после моего ухода. Ибо большая часть людей следует моему учению поверхностно, лишь соблюдая внешние обряды, а иная часть из страха пред наказанием. Но что это за царство Божие, если держится на страхе, а не по велению ума и сердца?

Я еще долго проповедовал, но мой голос был не слышен, так много сейчас проповедников. Это мое второе пришествие на Землю, но оно прошло никем незамеченным. Я предсказывал будущее, исцелял, а меня называли экстрасенсом. Я пошел на выборы, указывал церкви на ее ошибки и столкнулся со спецслужбами, которые отправили меня сюда. Видите, меня не распяли! Нравы теперь другие. А в этом есть и моя заслуга. Но суть не изменилась – меня изолировали, а мой разум могут убить лекарствами.

После этих слов он замолчал и ушел в себя, далее никак не реагируя на мои вопросы.    

    Через несколько дней он сам подошел ко мне:

    - Я нашел выход. Я возвращаюсь на небеса. Мой план таков: я ограничу свободу выбора каждого отдельного индивида, но отдам остальную часть свободы Человеку Небесному. Теперь он будет единым человечеством, а люди на земле и на небесах станут его частями. Его сила сложится из праведников и мудрецов земли, коих он поглотит в себя, а они пожертвуют собой. И тогда все люди будут жить и поступать праведно, а что не в их разумении, то решаться будет в центре их существа, в разуме Сверхчеловека. И ни кто не будет брошен на произвол, и ни кто не сотворит беззакония, ибо все будут ходить под Ним, и трудиться для Него, как для себя, а он править во всех, как в себе самом.

    А что же нам, грешным, делать? Ждать? – поинтересовался я.

    Нет! Достигать предельных для себя высот. Разве ты глухой? Все это произойдет, когда количество праведников достигнет тайного числа. Мне понадобится ваша сила.

    Сказав это, Иисус быстро ушел. И что самое интересное, вскоре он исчез из клиники бесследно. Сбежал, наверное.

    Я сказал доктору, что сожалею о его исчезновении, но тот поспешил успокоить меня тем, что к нам уже поступил сам Магомет. Так что кто-нибудь нас обязательно спасет.

    Рассказ 8. Эзократия - сетевое человечество   Оглавление. Вступление.

©  А.В. Кундин www.NeoEsoterik.org С течением моей болезни можно ознакомиться в книге 2