Психологическая суперпозиция

Часть 2. Психологическая суперпозиция. (Начало в Часть 1)

Мы часто встречались. Нельзя сказать, что телепатическое общение полностью вытесняет вербальное. Последнее менее энергозатратно, потому что не требует столь высокой концентрации и не переполнено избыточной информацией. И естественно, что для обсуждения обыденных проблем его вполне достаточно.  Однако такое общение поверхностно и очень скоро мы научились держаться золотой середины, что-то проговаривая вслух, а что-то по умолчанию: догадайся, мол, сам. Так, наверное, общаются между собою супруги после двух десятков лет совместной жизни, не договаривая часть своих фраз, мол, ты меня хорошо знаешь, сам догадаешься, что я имела в виду. Правда, у них расчет не на телепатию.

Интересно, что параллельно с полевым восприятием возникает и способность к телепатическому внушению. Восприятие и воздействие – две стороны одного явления. Вначале, когда Надя внушала мне желания или образы, то я принимал их за свои. То есть они просто возникали во мне как из ниоткуда, но позднее я научился различать свои от чужих по интуитивно улавливаемому их происхождению, задавая себе самому контрольные вопросы типа: "я действительно это хочу, так ли я думаю?"

    Умеренной силы воздействие звучит как попытка согласования наших желаний (например, давай поедим, давай погуляем, это красиво, это правильно), но при увеличении психического давления оно приближается к насилию, подавляя волю и самоконтроль индивидуума.  

    Оттачивать механизм общения можно до бесконечности, но нам нужен был качественно новый уровень. Однажды она сказала:

    - Мы преодолели физический барьер, мешающий непосредственному контакту сознаний. За эти несколько недель нам удалось преодолеть психологический барьер, состоящий из различий в нашем мышлении и мировоззрениях. Нашли точки соприкосновения, но, в общем-то, каждый остался при своем мнении. Я знаю, что далее надо искать путь к созданию из нас более цельного сознания. Путь должен быть естественным, только тогда наши медитационные усилия приведут к результату.

    - Честно говоря, - ответил я – когда ты сказала о нашем слиянии в одно, у меня шевельнулось чувство неприятия этого. Как-то жалко расставаться со своей индивидуальностью. И как я могу смириться с тем в тебе, с чем не согласен? И что будет, если я начну чувствовать твои переживания как полностью свои? А если нас будет много в таком пси-организме, то разве можно выдержать страдания тысяч людей? Даже их радость может спалить психику. Но если мы будем иметь возможность блокироваться от сострадания и сорадования, то какой же мы тогда будем единый психофизический гиперорганизм? Он будет мало чем отличаться от нынешнего состояния человечества, глухого друг к другу. Я вижу сплошные противоречия.

    -  Я пока сама затрудняюсь ответить на твои вопросы. Но мне всегда было как-то не по себя, когда я осознавала, что в тот момент, когда я веселюсь, другой такой же человек, как и я, страдает: болеет или терпит насилие. Но если мы все откажемся от радости ради сочувствия к страдающим, то человечество погрузится в печаль и кому нужна такая жизнь?

    Да и как соединить разные личности в одно, если суть человечества в разнообразии воззрений и талантов? Что, все станут одинаковыми как духовные клоны?

    - Ну, если некоторые растения, например одуванчик, успешно клонирует себя, то одинаковость личностей, полученных путем усреднения, конечно, сняла бы все проблемы стыковки людей. Отчасти подобное уже реализовано в существовании специфических групп (сообществах) в рамках человечества – людей, объединенных общей культурой, религией, языком, профессией. Внутри такой группы люди проявляют большее подобие между собою, а потому легче контактируют. А в моменты общей опасности способны сплачиваться в некий аналог единого организма. Но каждая личность и даже сообщество ограниченны. Эффективность человечества именно в его разнообразии.

    Мы чувствовали себя в тупике. Интеллектуальные решения проблем нашей дальнейшей эволюции казались нам надуманными. И только когда двинулась практика, мы стали лучше понимать Путь.

    Наши сознания столь сблизились, что неожиданно для себя мы обнаружили особое состояние, в котором ослабевает не только личностная индивидуальность, но и происходит делокализация позиции восприятия. Иначе говоря, нельзя однозначно сказать: находишься в себе или в сознании партнера. Мы стали называть это психической суперпозиций.

    Очевидно, процесс все более глубокого нашего единения породил качество сознания, которое мы не имели по-отдельности. Смещаясь куда-то вне себя, я почувствовал, что ее тело – это мое тело, а ее жизнь – моя жизнь, а ее восприятие – это мое восприятие, фиксированное ее телом в иной точке Реальности. Да! Она – это был я в другой, параллельной жизни, которая протекала здесь же рядом в одной реальности с моим существованием. Это можно было бы назвать параллельной линией моих инкарнаций. То же самое испытывала и Надя относительно меня, как только я  ″позвал″ ее в суперпозицию.

    Наши мысли соединились потоками так, что лишь слегка меняя позицию восприятия смысла, мы читали то свои, то чужие, то смешанные мысли. Менять позицию восприятия смысла – это значит: то ли думать из себя, то ли из нее, то ли посередине между нами. Чувства же наложились друг на друга, как волна на волну, слившись в необычайной суперпозиции переживаний, в которой мы сами не могли уже понять, где чьи.

    Все это происходило по единственной причине: пси-суперпозиция – это осознаваемое нами некое стабильное состояние (некая стоячая волна), которое является пересечением наших отдельных восприятий. В нем утрачивается личностная идентификация, но сознание каждого из нас воспринимает себя как сразу две личности (групповая личность), наложенные одна на другую. Это понятно, если представить себе изображение, полученное в результате наложения двух прозрачных фотографий наших лиц. Подобное, наверное, происходит при психическом заболевании, заключающемся в расщеплении индивида на две и более личностей, и лечении, состоящем в формировании мета-личности, управляющей всем этим многообразием себя.  

    Могу сказать, что воодушевление от происходящего с нами мы испытали невероятное. Долго сидели в экстазе счастья с совершенно бессмысленными взглядами и блаженными улыбками. И только постепенно успокоившись, занялись исследованием нового состояния. Оказывается, каждый сохраняет свою индивидуальность настолько, насколько он сознательно погружается в себя (центрируется в своем мозге). Но как только движешься в направлении к суперпозиции, как бы забываешь, кто ты и теряешь привязанность, поэтому ощущение другого сознания и организма не вызывает отторжения. Возникает ощущение неопределенности своей персоны и восприятия сразу двух сознаний (личностей) как чего-то единого из двух частей.

    По мере укоренения в суперпозиции прояснилась и ее роль. Эта точка восприятия стала обрастать собственным уровнем сознания (расширенной личностью) – матричным по отношению к нам. Именно на этом уровне происходит снятие противоречий между индивидуумами, координация наших проявлений, потребностей и желаний, создаются установки на достижение важных соответствий в личностях, т.е. развитие в каждой того, что ей недостает для мягкой стыковки индивидуальностей. Когда мы были на уровне телепатии, то образовывали простую сеть, новое состояние мы назвали суперсетью.

    Получается так, что я и она живем, как и жили: каждый в своем мире. Но как только мы контактируем, возникают нестыковки в понимании. Тогда достаточно одному из нас перейти в суперпозицию, чтобы начался процесс слияния наших пониманий на высшем уровне. Наши знания о проблеме складываются, а оценки и интерпретации ее формируют пространство проблемы с единой позицией ее восприятия: над всем пространством. Полученное интегральное представление автоматически переориентирует наши персональные сознания. Нельзя сказать, что мы начинаем после этого все воспринимать одинаково – нет, но позиции существенно сближаются. Скорость и степень сближения велики, потому что из суперпозиции легко преодолеваются барьеры, устанавливаемые инстинктом самосохранения личности.

    Таким образом, многие парадоксы разрешились сами собой. Мои переживания никто не воспринимает, пока я напрямую или через суперпозицию не сигналю о своем состоянии. Тогда его непременно воспримут все в суперсети или выборочно, по моему желанию. Если я не хочу переживать чужие ощущения, то выхожу из суперсети и сети, как можно глубже в свою индивидуальность. Но, на самом деле, я остаюсь в сети в пассивном состоянии, и если нужен, то сигнал из суперпозиции, в зависимости от его силы, способен активизировать мое присутствие без моего желания. Получается, что сохранять неприкосновенность собственной личности можно, но лишь до определенных границ. Если ты нужен суперсети или нарушаешь ее состояние, то она выдергивает тебя из персоналии и заставляет корректировать свое понимание и поступки в соответствии с интересами и позицией других, но в той мере, в какой они не противоречат твоим правам. Нечто вроде автоколебательного процесса или точнее затухающих колебаний маятника, в котором крайние позиции сводятся к центристской.

    Вначале было как-то не по себе (если теперь эта фраза имеет какой-то смысл) – наши сознания перестали быть статическими, а почти постоянно перемещались в двунаправленном (вперед и назад) измерении между отделенными и относительно самозамкнутыми состояниями до непосредственного контакта и далее в направлении суперпозиции. Неудобство заключалось в том, что концентрация в какой-то одной позиции поглощала все внимание, что грозило совершением неадекватных действий. Например, готовя пищу и неожиданно перейдя в суперпозицию, я стал все делать на автомате и в результате положил хлеб в морозильную камеру, а яичницу со сковородки сбросил не в тарелку, а мусорное ведро.

    Но уже через неделю мы адаптировались к новым реалиям, следуя принципам однонаправленности внимания и усредненной позиции. То есть, в важные моменты сосредоточение должно быть только на одном состоянии (отделенном, сетевом или суперсетевом), менее важные допускают легкие колебания на границе двух-трех состояний.

    Честно говоря, любые трансформации собственной личности довольно болезненны, пока человек цепляется за свое привычное я. Но и не цепляться за него вовсе тоже не получается, иначе вообще  теряешь точку отсчета. И неопределенность себя вызывает просто растерянность с утратой управления собою. Но постепенно мы привыкли к динамическому постоянству своих персоналий и подсознательно нащупали способ получать позитив даже от этих процессов. Оказывается, все дело в настройках. Если оценивать свои прежние состояния как несовершенные и ограниченные, то сам факт выхода из них, движения к чему-то новому можно расценивать как нечто приятное и тешащее самолюбие. Таким образом, возникает целый спектр переживаний, включающий приятное и неприятное относительно разных систем внутренних оценок.

    Я никогда не обладал парапсихологическими сверхспособностями, но постоянный контакт с Надеждой пробудили эти способности и во мне. Происходит как бы наведение нужных состояний на мою психику, и она начинает проявлять нечто, осваиваясь в новой для себя позиции. Вначале возникает страх, что можно потерять эту способность, но по мере повторных заходов вырабатывается некое намерение-ощущение, которое вместе с уверенностью, гарантируют достижение нужной пси-позиции. Получается, что реальная карта состояний описывается интуитивными мысле-образами состояний совместно с общим ощущением этих позиций сознания, а движение к ним осуществляется на базе намерения (установки) и внутренней уверенности в себе. Сам же механизм перемещения заключается в изменении на уровне механизмов подсознания психофизических и личностных настроек, которые заставляют сознание воспринимать в желаемом диапазоне.

    По моему глубокому убеждению, - сообщил свою мысль я Наде - центр восприятия/воздействия вообще единственен и находится в Абсолютном сознании. И само восприятие (как и воздействие) является эволюционной постоянной, т.е. не может быть усовершенствован, зато эволюции поддаются психофизические его оболочки. Они то и меняют возможности восприятия и воздействия (диапазон, силу, содержание и т.п.) сознания на Реальность. Центрируясь в себе, нам кажется, что эволюционирует наше восприятие, но на самом деле, если центрироваться в Абсолюте, то видно, что движется не оно, а его оболочки. Это тот же эффект, что и в нашем восприятии космоса из разных позиций отчета: геоцентрической, гелиоцентрической, галактикоцентрической и т.п.

    - Я пока не могу с этим согласиться. Функционально, восприятие – это реагирование и отображение чего-то. В этом смысле, если игнорировать наличие субъекта, то функцию восприятия выполняет любой фотографирующий прибор. И я вижу развитие этой техники. Например, от литографии к фотографии пленочной, затем к цифровой. От плоской к трехмерной в ЗD. От статического к динамическому отображению. В разных диапазонах: световом, рентгеновском, магниторезонансном и т.д.

    Если же взять человека, то зоны восприятия в мозге также можно тренировать и с помощью генетических модификаций даже создать новые виды физических ощущений. То есть эволюция функции восприятия реальна.

    - Все сказанное тобою верно, но относиться оно именно к эволюции приборов или оболочек (в частности, мозга) сознания. Но обрати внимание, что съемки реальности приборами в любых лучах приходиться преобразовывать к световому диапазону или любому другому, доступному органам чувств человека. А все разнообразие сигналов от них опять же унифицируется к сигналам нервных клеток и именно они поступают в ту зону, которую воспринимает субъект, понимаемый как центр психического бытия. И вот это восприятие не меняется. Я говорю именно о нем, а не о техно или био приборах отражения реальности. Кстати, речь идет и не пси-приборе, т.е. нашей личности, которая анализирует и интерпретирует воспринятое, а только о центре восприятия/воздействия как сути субъективного бытия.

    Надя задумалась:

    - Твое понимание основано на идее эволюции ″сверху вниз″, когда способностью субъективного восприятия (на базе которого возникает сознание) обладает лишь абсолютное сознание, а остальные субъекты наследуют его свойство в той мере, в какой позволяют их оболочки. А если стать на позицию эволюции ″снизу вверх″? Тогда восприятие есть лишь интегральное свойство достаточно развитых биологических или просто циферно-аналоговых информационных систем. И тогда возможности восприятия совершенствуются в зависимости от эволюции самих систем.

    - Пожалуй, решить эту проблему мог бы эксперимент. Если бы мы констатировали возникновение сознания у робота с Искусственным Интеллектом. Но тут другая проблема: роботы могут моделировать сознание по его проявлениям, не имея его в действительности. Кроме того, мы не знаем, к чему вообще приведет развитие ИИ и где его пределы. Да и контакт со Сверхсознанием не менее неопределенен и в плане реализации, и в плане интерпретации пси-явлений. Надо будут еще подумать на эту тему.

    С помощью практики медитационного отождествления с состоянием суперпозиции, мы приучали наше обычное сознание к тому, что именно в ней располагается наше истинное Я. Да, приходится убеждать самого себя, потому что личность человека так устроена, что она интерпретирует даже очевидное так, как ей привычно или выгодно. Постепенно суперпозиционное сознание закрепилось в нас. Только в нем реально чувствуешь себя одновременно и собой, и другим – вместе и по отдельности. Когда мы оба в суперпозиции, то сознаем друг друга на равных, если же, например, я вошел туда, а Нади там нет, то степень осознания нас в моем лице ощущается более весомой, а с Надей менее. И наоборот. В этом суперсостоянии Я тождественно Мы, но не Я единичное, а Я двойственное. Если ранее я идентифицировал свою личность через однозначные характеристики, например: я-мужщина, я-писатель, я-Александр, то теперь моя матричная личность определяет себя как я-мужщина/женщина, я-писатель/неписатель, я-Александр/Надежда, т.е. и то, и другое одновременно, хотя и в разных телах.

Продолжение в начале июля Часть 3. Война: индивидуалы против сети. Оглавление. Вступление.

© А.В. Кундин www.NeoEsoterik.org