Новый строй: Рациократия

Статья опубликована в №84 (август) 2020 в научном электронном журнале 

http://sci-article.ru/number/08_2020.pdf  стр 66-82


Тезисы статьи представлены в ходе научной конференции

Збірник наукових матеріалів L Міжнародної інтернет —конференції «ІННОВАЦІЇ ХХІ СТОЛІТТЯ» 10 серпня 2020 р., м. Вінниця

http://el-conf.com.ua/wp-content/uploads/2020/08/Вінниця_10-серпня.pdf

Інновації ХХІ століття, L Міжнародна науково-практична iнтернетконференція. – м. Вінниця, 10 серпня 2020 року. – Ч.1, 108 с. С. - 33 



Новый тип организации государства: Рациократия

Кундин Александр Владимирович

исследователь в междисциплинарных областях науки


Аннотация:

 В статье утверждается, что как диктатура, так и демократия являются исторически устаревшими формами организации государства. Научно-технический прогресс проник в сферу социальных отношений, что коренным образом меняет подходы к жизни общества. Именно наука и техника являются движителем эволюции человеческой цивилизации, а потому делается футурологический прогноз о необходимости так называемого «доказательного законодательства» как основы выживания и развития государства. На смену устаревшим социально-экономическим формациям придет рациократия, отличающаяся тем, что в ней борьба политических партий будет вытеснена борьбой программ научных групп, а все политические и экономические решения требуют доказательной базы и экспертных оценок. Эра искусственного интеллекта принципиальным образом меняет скорость и плотность социальных отношений, а также степень участия людей в жизни государств и цивилизации в целом.

Abstract:

The article argues that both dictatorship and democracy are historically outdated forms of state organization. Scientific and technological progress has penetrated the sphere of social relations, which radically changes approaches to the life of society. It is science and technology that drive the evolution of human civilization, and therefore a futurological forecast is made about the need for so-called "evidence-based legislation" as the basis for the survival and development of the state. Outdated socio-economic formations will be replaced by rationocracy, characterized by the fact that in it the struggle of political parties will be supplanted by the struggle of programs of scientific groups, and all political and economic decisions require an evidence base and expert assessments. The era of artificial intelligence fundamentally changes the speed and density of social relations, as well as the degree of people's participation in the life of states and civilization as a whole.

Keywords:

Rationocracy; Meta-teaching; the theory of the state; evolution of the state; evolution of society; evidence-based legislation; psychonautics

 

УДК 316.3

Введение

Диктатура, как форма жесткой вертикали власти, является прямым переносом различных форм организации сообществ животного мира на организацию человеческого общества. Демократия, несомненно, стала шагом вперед, поскольку внесла в систему государства обратную связь управляющей верхушки с социумом при помощи свободных выборов, референдумов и социоопросов. Доминирование в мире демократических стран заставило многие откровенные диктатуры смягчиться и стать псевдодемократиями. В эту форму мимикрируют и откровенно коррупционные политические системы. Однако социоэволюция не стоит на месте, и цивилизация продвигается к новой форме организации общества. Назовем ее "Рациократия".

Актуальность

Авторитарные системы, которые являются более архаическими по своему устройству, начинают все более агрессивно вести себя на политико-экономическом поле цивилизации, поскольку нащупали серьезные недостатки в демократическом мире. В последние десятилетия уже четко видна слабость, медлительность и несогласованность демократической формы управления. Политические выборы превратились в шоу из популистских обещаний, непрофессионализма и актерской игры кандидатов. Проблемы внутри стран, как и цивилизации в целом, нарастают, а решения им нет. К тому же многие демократические страны крайне неустойчивы и политически, и экономически, в то время как многие авторитарные псевдодемократии часто имеют лучшие показатели. Отмечу также, что как просвещенные авторитарные правления имеют многие сходные черты с демократиями, так и наиболее развитые демократии во многом приближаются к рациократии. Эволюционно новые формы всегда базируются на достижениях им предшествующих.

Идея рациократии уже «витает в воздухе» давно, а сам термин независимо друг от друга был придуман разными людьми, причем вне рамок научной среды. Видимо, люди устали от самодурства диктаторов и болтовни демократов. Новые поколения надеются на власть разума. Власть разума – идея не утопическая. По крайней мере, путь к этой цели есть, и он практически выполним.

Цель

Задача статьи в том, чтобы изложить самую общую концепцию рациократического устройства, базовые принципы специфической организации государства, проявив наиболее яркие его черты относительно различных проблем общества. А также наметить пути реализации рациократических идей в жизнь.

Государство – это сложная многопараметрическая система, для стабильного функционирования которой необходимо удерживать норму отношений между ее центром и периферией, желательно, по всем параметрам. [4, 7, 8, 9] Качество управления зависит от степени интеллектуальности-профессиональности коллективов людей, осуществляющих управление. Подобно и параллельно цефализации в биологической эволюции, интеллектуализация есть генеральное направление эволюции цивилизации. Эта тенденция должна достичь своего максимума в новом строе, который, как было сказано выше, назван рациократия (власть разума) [12, 13, 14 т2]. Не правда ли, было бы странно, если бы функцию и организацию нейронов неокоры головного мозга взяла бы на себя нейронная система желудка или соматические клетки. Поэтому не стоит удивляться «впечатляющим» результатам правления шоуменов и бизнесменов, как бы они себя не представляли.

Научная новизна

До сих пор, вопросы управления государством, даже задачи управления на уровне мирового сообщества, рассматривались как вспомогательный аспект борьбы за власть разными политико-финансовыми группами. Рациократия требует вытеснения политической борьбы (как явления, на данном этапе тормозящего эволюцию цивилизации) борьбой научно-практических теорий (моделей) управления социумом, пропагандируемых научными коллективами (совместно с менеджментом) в профессиональной среде и оцениваемых независимыми экспертными группами. Крупный наукоемкий бизнес уже использует подобные организации.

В результате нового подхода возникает особая регуляторная система отношений между институтами научного президентства и народного представительства на базе всенародно избранного очень малочисленного парламента (депутатский корпус которого состоит в пропорциональном соотношении в основном из лидеров партий и представителей общественных организаций). Причем профессиональное избирательное право в рамках научной среды и всенародное рассматриваются как дополнительные, возможно, формируя двухпалатную систему. Детализировать их отношения не буду, т.к. функции этих ветвей власти можно распределить по разным схемам.

Не полная отмена политических партий и должности народного президента (или канцлера) обосновывается тем, что любые формы обратной связи между властью и народом лишь улучшают устойчивость системы. В тоже время, возможность электронного всенародного голосования и законодательной инициативы через систему электронного правительства, а также систему экзит-поллов, сводит ценность многочисленного представительства во власти политических партий к минимуму. Опосредованно это окажет благотворное влияние и на религиозные организации, выводя их с поля политических битв.

Замечания о том, что электронные системы легко взломать, правомерны. Но в борьбе между киберзащитниками и хакерами заключен нормальный механизм эволюции: борьбы за выживание. Противостояние между интересами людей в сфере ИИ автоматически вызывает совершенствование его программного обеспечения. А достоверность электронных результатов просто следует контролировать системой социопросов и т.п.

На физическом уровне социум представляет собою сети многоклеточных существ, а потому биомодель государства и социума использует один из наилучших языков описания их организации, наряду с языками социопсихологии, математической теории игр, теории катастроф, физической экономики и т.п. [2, 6, 16] Биоволюция демонстрирует нам принципы решения задач саморегуляции биоорганизмов.  И мы видим, что роль сознания как мета-органа повышает выживаемость многократно. Поэтому необходим наблюдательный орган мета-уровня управления, для вывода основных игроков из патовых ситуаций и общего согласования их действий. Рациократия выступает как предел, к которому должна стремиться демократия в своей эволюции. Однако правильнее говорить о семействе рациократий, потому что в рамках этой системы имеется некоторое разнообразие форм организации. И такое пространство видообразования важно для социоэволюции, ибо все застывшее теряет способность к приспособлению и развитию.

Теперь обзорно рассмотрим некоторые наиболее яркие черты рациократии:

1. Рациократия создана в рамках более мощной мировоззренческой платформы под названием Мета-учение [12, 13, 14]. Оно исходит из представления о том, что Мир в своей основе един и целостен, а потому фундаментальные принципы его организации фрактально (с разной чистотой самонаследования) представлены во всем. Это позволяет применять единую систему мышления к решению проблем различного генезиса, в частности, к эволюции цивилизации. Хотя рациократия может рассматриваться как самостоятельная теория, но, в тоже время, государство и общество требует достаточно развитого мировоззрения. За неимением такового все демократии откровенно проигрывают авторитариям, потому что не ведут общество никуда, кроме как к росту потребления. А диктаторы, как правило, имеют хоть и примитивную, но идею, предлагающую основной массе населения низкокачественный эрзац смысла его жизни. Мета-учение же является  философским контейнером высокого научного уровня, который позволяет ему быть вместилищем всего разнообразия мировоззрений-интерпретаций, сохраняя при этом регуляторную функцию мировосприятия индивидуума.

В основе решения любых задач лежит метод мышления, которым мы собираемся фильтровать и упорядочивать поток информации. Мышление есть логический конструктор, ментальный геном: как мыслим – такой результат. А наиболее развитой формой на сегодняшнем этапе развития является многозначное мышление в форме пространства-системы, т.е. полноты информации и высокой степени ее связности. Причем это ментальная система с самоприменением. (Такую организацию в математике-информатике описывает типизированное лямбда-исчисление.) Задача состоит в определении условий, задающих устойчивые колебания социально-экономического состояния страны и цивилизации в целом  в пределах научно обоснованной нормы, предотвращая вход общественного сознания и гос. системы в критические позиции. Принципы социомышления относятся к более фундаментальному уровню, чем конституция. Потому что, именно мышление формирует структуру и суть правового поля, испытывая на себе лишь корректировочную обратную связь, исходящую из практики применения законов.

Основные принципы рациократического подхода тезисно таковы:

Наличие теоретически предсказанного оптимального социально-экономического состояния, как предела развития;

Доказательное законодательство, вертикальная, горизонтальная связность всех законов;

Наличие реализационной вертикали законов с обязательным сопровождением: отслеживанием и корректировкой;

Единая научная и народная саморегуляционная система с мета-уровнем; коллективная и персональная ответственность;

Уменьшение роли человеческого фактора с внедрением ИИ. Введение «электронного мозга» на базе «электронного правительства». Приоритетность справедливости над формализмом законов. А также утверждается, что качество жизни важнее, чем сам факт жизни.

2. Создание компьютерной модели развития государства, в которой все количественные параметры связаны с вектором от текущего состояния к идеальному [1]. Здесь идеальность – это не вымышленная мечта, а реалистичное оптимальное состояние (диапазон таковых) с пониманием неустранимости всех недостатков. Обычно появление новых достоинств порождает и появление соответствующих недостатков. Особо должны быть описаны краевые обстоятельства, как например, кризисы военные, экономические, экологические, пандемии, падевые ситуации между ветвями власти или противоречия между формализмом закона и социальной справедливостью, или между выводами экспертных групп и общественным мнением. 

Нынешние примеры работы электронного правительства есть лишь слабые ростки будущего. Современная наука и система компьютеров различной организации (пошаговые, квантовые, нейросетевые и т.п.) позволяют создать первый искусственный «мозг», отслеживающий состояние экономики и качество жизни людей, естественно, по количественным характеристикам благосостояния и результатам социоопросов. Любое изменение в законодательстве будет протестировано на реакцию виртуальной моделью государства, выдавая требования по корректировке. Вообще, правовое поле можно оцифровать и представить, как сложно-иерархическую модульную ветвящуюся программу с возможностью самоприменения. То есть самообучения и самопреобразования. Отображение жизни социума, страны, всей цивилизации в виртуальный мир есть обязательная функция работы социомозга, позволяющая отлаживать всю систему в режиме опережения реальных событий.

3. И в целом, большинство законов, применяемых в простых алгоритмизируемых случаях, должны реализовываться в автоматическом режиме исполнительной властью, а суды – это крайний случай. Суды должны быть максимально разгружены, чтобы выполнять свои функции качественно. Поэтому имеется необходимость в создании службы быстрого социального реагирования на резонансные события, с выявлением которых вполне справляются СМИ, когда их не сковывают избыточной цензурой и защищают от криминалитета. Такая мобильная служба должна иметь права формирования и исполнения решений не ниже судов первого уровня. А в гибридный период (о нем ниже) даже иметь статус над законами, т.е. представлять собою политическое решение, если оно поддерживается рядом независимых экспертных групп, состоящих из юристов и правозащитников.

Однако формализм законов не способен по своей природе правильно описать все многообразие жизненных ситуаций. К тому же интерпретация сути законов и подзаконные акты способны легко извратить смысл любого закона на обратный.  Мы часто видим, как решения даже верховного суда легко меняются в зависимости от политических требований текущего момента. В судебной сфере следует считать справедливость (определяемую голосованием присяжных, а также электронным голосованием всех желающих) и целесообразность (разумность) выше, чем формализм законов. Закон правомерно нарушать, если в конкретной ситуации его формализм не срабатывает правильно, в понимании экспертных групп и достаточно большого числа населения. В конце концов, законодательство лишь описывает представления о правильном и необходимом.

Итак, наблюдаем два противоположных полюса: формализованного и не формализуемого законодательства, описывающего события по форме и по сути соответственно. Очевидны и два процесса: один на сближение полюсов, а другой на разрыв. Для того, чтобы удерживать колебательный процесс между ними в некой норме, необходим не только алгоритм, обеспечивающий между ними положительную и отрицательную обратные связи по разным характеристикам, но и мета-уровень контроля.

Повторюсь: кроме стандартного судебно-правового аппарата саморегуляции государства и социума, обязательно должен быть при мета-органе или при президенте центр быстрого реагирования (подобно лейкоцитам, направляемым в локализации болезней) на ситуации любого рода. Наведение осуществляют массмедиа в процессе своей естественной деятельности, а некоторые возможные нарушения правового поля выездными бригадами при разрешении чрезвычайных ситуаций, следует компенсировать и коррелировать результатами электронных социоопросов и последующим углубленным следственно-судебным анализом ситуации. Либо меняем решение, либо закон, либо его интерпретацию и практику применения. Напомню, что справедливость ставим выше за право, потому что последнее, при желании, интерпретируется как угодно. В то время как представление о справедливости коррелирует с развитием общественного сознания. И тут важно наличие высококачественной государственной философской доктрины, которая бы являлась некоторым предохранителем от манипулирования общественным мнением. Чем примитивнее общественное сознание, тем им легче управлять и наоборот. Как мы знаем, коммунистическая идеология утратила свой господствующий статус задолго до развала СССР, по той простой причине, что не развивалась, подавляя всякую критику. В результате интеллектуально отстала от философской и социологической наук, продвигаемых в более свободном мире. Практика вошла в конфликт с теорией, и граждане быстро постигли ее фальшивость. А далее прямые неформальные отношения легко превращают любую систему в фарс.

Справедливость должна торжествовать в вопиющих общественно-резонансных случаях, не имея срока давности, и даже если закон применяется к ним во времени до его введения, т.е. сохраняя обратную силу. Понятно, что без системы регуляторов все легко может превратиться в правовой беспредел, а потому такие нововведения допустимы только в общей системе рациократии, требуя постоянного контроля и тестирования в практике применения. Досудебный приговор, если он выходит за рамки законодательства, может быть вынесен даже народным голосованием (присяжные без судьи) в рамках системы электронного правительства. А затем при апелляции в судебном порядке найден компромисс между законом и справедливостью. Более того, кроме двоичного режима «виновен-невиновен, прав-неправ» следует добавить многозначный, когда высчитывается степень достоверности (правильности) судебного решения, что и влияет на тяжесть приговора и даже его корректировку после приговора. Вообще, система законодательной базы должна быть очень подвижной (в рамках нормы динамики), отзываясь на проблемные ситуации. Для этого и нужны службы быстрого реагирования. Они несут функцию первичного распознавания ситуации и быстрой реакции, и лишь когда ее недостаточно, ситуацию анализирует более сложный, но и более медлительный аналитический орган. Так работает наш иммунитет. Он не идеален и у всех имеет разное качество, но все же сохраняет жизнь и восстанавливает здоровье у большинства людей.

Любой закон должен вводиться вместе с методикой его реализации, отслеживания, динамического корректирования, а также ответственностью: персональной и коллективной. Рассматриваться ситуации вырождения закона, когда его форма не обеспечивает цели справедливости. Справедливость, нарушенная закона, может быть восстановлена специальным регулятором или референдумом (электронное правительство предполагает постоянное участие мнения населения в событиях и введения результатов в компьютерную модель государства).

4. В экономике необходим параллелизм государственного бизнеса с частным. Первый служит сглаживанию кризисов и поддержке стратегически и социально важных, но не всегда рентабельных сфер. Впрочем, и гос. бизнес можно организовать довольно эффективно, если учитывать интересы служащих, поставив их зарплату в зависимость от результатов труда.

Чиновники всех уровней, включая высшее руководство страной, должны получать лишь базовый оклад, не намного выше среднего по стране. А премиальные, выводящие их доход на высокий уровень, получать только в процентном отношении от меры успешного выполнения задач, поставленных перед ними. Это оценивают экспертные группы и тотальное или локальное народное голосование. Нет результатов – нет премий, составляющих основную часть дохода чиновника, точнее он снижается пропорционально суммарным оценкам их деятельности. Надо отметить, что все это автоматически должен вычислять ИИ, программы которого перевязывают всевозможные характеристики, как экономические, так и социальные. А информация к нему стекаться от всех проведенных социоопросов и экспертных оценок.

В налоговом аспекте рациократия предполагает снижение налогового давления на средний и малый бизнес до минимума. Замена налогового давления на штрафной подход полезна, поскольку последний учит порядку и нормам. Штрафы должны впечатлять, но коррелировать с доходами конкретных нарушителей, т.е. людей и фирм: штраф за одно и то же нарушение не может быть одного размера для всех. Вообще, имеется научно обоснованная норма в соотношении минимальной и максимальной зарплат в стране, между количеством бедного и богатого населения, между рождаемостью и качеством жизни, межу соотношением людей разного этноса и вероисповеданий.

Штрафная система должна быть продуманной, чтобы наполняла бюджет, но не уничтожала бизнеса. А персональные штрафы не должны выводить за черту бедности, но быть психологически эффективными. Этот показатель легко определяется как процент от дохода и состояния нарушителя. Криминальная ответственность за экономические (воровство и укрытие доходов) преступления только в случае, невозможности выплаты ущерба в ближайшей перспективе. В ряде случаев, форму наказания может выбирать потерпевший: криминальную, финансовую или какую-то нестандартную смешанную ответственность. Вообще говоря, степень наказания должна коррелировать со статистикой однотипных преступлений. Программно можно задать соотношение, при котором наказание поэтапно усиливается, если число нарушений выделенного типа растет. Причем внесение изменений в статьи происходит в автоматическом режиме – работает ИИ государства.

Если простое усиление или ослабление меры ответственности оказывается мало эффективным, то необходимы экстраординарные приговоры для коррекции асоциального поведения. Например, очень длительное (от полугода до нескольких лет) тюремное заключение в одиночной камере, полностью без контактов с людьми, без телевидения и интернета. Это, так сказать, социальное голодание. Разрешенный контакт лишь с психологом и священником, и к специфической литературе: духовной и познавательной. В результате в некоторой мере происходит ресоциализация (переориентация и изменение системы ценностей) личности человека. Вероятность позитивных изменений в человеке высока в таких условиях.

5. Эффективность декларации доходов  и расходов в борьбе с крупным теневым бизнесом является доказанным фактом. Коррупция снижается до минимума за счет сети тестеров – людей, которые ловят «на живца». Тестер, как специальность, означает, что человек тестирует на себе по разным характеристикам государственные и частные организации, выявляя недостатки в законах и фиксируя нарушения. Например, хакеры, если находят пробоины в защите и сообщают о них на контрактной основе, получают оплату за работу. Или любой человек прежде, чем идти оформлять документы может заключить договор на тестирование чиновников со службой контроля и оптимизации бюрократической системы.

Криминальный мир живет по своим внутренним правилам и понятиям. Искоренить это явление невозможно, но можно создать коллективную ответственность людей, входящих в группировки. Суть в том, чтобы создать условия управляемой саморегуляции в криминальном мире. Хотя она будет происходить вне правового поля, такая саморегуляция справедлива, т.к. суть уголовного мира как раз и заключена в альтернативных правилах жизни. Так, например, каждый осужденный по уголовной статье обеспечивает некоторыми сроками или штрафами и тех, кто входит в его криминальное окружение. То есть составляется официальный список людей, отвечающих в среде криминала друг за друга. Аналогично, коллективная ответственность коллег в правоохранительных органах часто предотвращает нарушения, связанные с превышением полномочий или коррупцией.

Социальный контроль на базе коллективной ответственности является основой общественного порядка. Негативное отношение к "стукачам" минимизируется само собою, а заменяется на социальную ответственность, если государственная система справедливая, а не репрессивная. И тут допустимы разные формы локальной саморегуляции внутри сообществ, даже если формально они квалифицируются как не совсем законные. Если нет подходящего закона или он не работает, то это вина властей, и люди имеют право в определенной мере сами находить решение проблемы. Для этого необходимо создание локальных сетей, где соседи (или большая группа людей) могут проголосовать то или иное решение относительно штрафников. Такие ситуации, как правило, невозможно формализовать, но можно принимать решение по каждому конкретному случаю согласно мнению большинства (1/2 или 2/З).  Замечу, что любой закон имеет ценность, только в норме его трактования и применения, а потому следует выстраивать регуляторные системы, предотвращающие злоупотребление законами. Например, кто-то пожелает вводить невыполнимые требования и штрафовать за невыполнение их. Подобное тестируемо экспертами и т.п.

Пару слов о наркомании. Ее нельзя искоренить, но можно ввести культуру применения. Так следует признать, что алкоголь и табак являются наркотиками средней тяжести, поскольку вызывают физическую зависимость и часто приводят к тяжелым заболеваниям. Поэтому каждый, кто хотя бы на днях рождения принимает алкоголь или курит, или любит кофе являются наркоманами с разной степенью зависимости. Есть и много других форм зависимостей. Запрещать бессмысленно. Например, сухой закон нигде не дал результатов, кроме опустошения бюджетов, а теневой оборот всех видов наркотиков все равно сохранился и приумножился. Запрещая, власть просто создает себе пути быстрого нелегального обогащения.

Однако следует различать психоделические вещества, не создающие физической привязанности, стимулирующие нейрогенез и восстанавливающие психологический баланс. (В отличие от алкоголя, убивающего нейроны.) Использование психоделиков есть искусство транса, которому следует обучать всех желающих в специальных центрах по психонавтике. А прошедшим философско-психологическое обучение и технику безопасности открывать доступ к приобретению психоделиков. Вред, который можно нанести себе, нарушив дозы или создав психологическую зависимость, есть лишь следствие бескультурья. Давайте, запретим автомобили, потому что от них гибнут люди, или запретим сладкое, потому что у многих диабет или ожирение. Каждый должен знать свои слабые стороны и соблюдать правила. А более всех выступают против психоделиков производители водки, а против легализации конопли производители табачных изделий.

Вывод таков: центры психонавтики, обучающие психической культуре (самоанализу и психотехнике) и культуре применения психоделиков, являются важным элементом борьбы с наркоманией.

6. В медицине параллельно со стандартным медикаментозным и хирургическим подходом следует увеличить вес исследований по возможностям естественной саморегуляции организма.  Современная психосоматерапия способна запустить механизмы впечатляющих самоисцелений у некоторого процента населения. Но усиление именно таких природных способностей за счет направленной стимуляции биохимии организма, вплоть до генетического уровня, есть очень перспективное направление. Это самый безболезненный и быстрый способ комплексного исцеления от многих болезней. И от такой возможности нас отделяет всего несколько сантиметров нейронного пути, входящего в небольшую специализированную нейросеть. И все это в рамках проекта поиска путей генной модификации человеческого существа. Какими были бы компьютеры, если бы не модернизировалось «железо» и программное обеспечение? Все, что не развивается – обречено на вымирание. Таково печальное будущее человечества, если не искать пути обновления генокода и сознания.

Уже сейчас следует сделать обязательным проверку геномов будущих родителей на степень риска для их потенциальных детей на врожденные генетические заболевания. И запрещать зачатие, если, конечно, не имеется способа откорректировать геном. Родители ответственны за качество жизни своих детей. И если они хотят потомства, не переживая за их физическое и психическое здоровье, значит они изначально не заслуживают такой возможности. А в случае рождения детей с неизлечимыми тяжелыми заболеваниями разрешать эвтаназию, после заключения специальной комиссии и под наблюдением присяжных. Ребенок не имеет права выбора: рождаться или нет. Оно у взрослых. Но вы бы хотели родиться умственно отсталым или калекой? Эвтаназия касается и других категорий людей. Иначе, это похоже на узаконенные пытки. Бояться надо не смерти, а жизни, унижающей человеческое достоинство. Но у каждого есть выбор. Например, в концлагерях одни боролись за жизнь ради жизни, независимо от ее условий, а другие шли на смерть вне очереди, потому как не хотели терять достоинства, ведь именно это было одной из целей фашистов. А иные ресоциализировались и становились похожими на своих мучителей.

Право на осознанную смерть, как и на планирование новой жизни или отказ от рождения ребенка, есть одно из значительных эволюционных отличий человека от животного. Последнее не контролирует половой инстинкт и не может выбрать суицид, а обречено жить в любых условиях, пока они не станут несовместимыми с биологическими потребностями.

7. С учетом усиления психосоматической медицины уже с дошкольного возраста полезно обучать базовой культуре медитационной работы (психотехнике самовнушения и внутреннего различения) со своим сознанием и организмом в плане саморазвития и психофизической саморегуляции. Умение различать элементы и процессы в своем сознании резко повышает самосознание, а с ним способность к сопереживанию как основу нравственности. А тренируемые с детства психосоматические упражнения обеспечивают развитие соответствующих зон мозга и способностей. Например, умение обезболиваться жизненно необходимо. А человек своим намерением способен даже останавливать кровотечение. [17]

В образовании начальной, средней и высшей школ основой упор следует делать на мотивационных методиках, интересных формах изложения, разнообразии мировоззренческих подходов и творческом мышлении, нравственном аспекте жизни. Даже на экзаменах следует отменить знания на память, разрешать пользоваться учебниками, а проверять лишь понимание и практические умения. В высших учебных заведениях обучение должно раскрывать картину всей изучаемой науки в связях со смежными областями и прикладными задачами, задействовать бизнес, заинтересованный в молодых кадрах. Всем известно, что диплом сам по себе ничего не значит, а нужно быть специалистом. Поэтому не стоит чрезмерно давить на студенчество заданиями, а стимулировать их желание постигать специальность или включаться в профессиональную или исследовательскую работу.

Образование должно быть максимально доступным для всех желающих. Поэтому следует сохранять два пути: первый, это легкодоступный диплом об окончании обучения. А второй диплом труднодоступный, подтверждающий высокий уровень подготовки. И такой диплом уже держать под контролем разных организаций, тестирующих качество выпускника.

8. В языковой сфере следует признать отсутствие четких границ между близкородственными языками и просто территориально соседними. Всякий язык – это совокупность диалектов, из которых выделяется один, но остальные тоже составляют богатство языкового разнообразия. Имеется две равноправные тенденции. Первая, на отделение и дистанцирование от других языков в целях национальной самоидентификации, а вторая, на интернационализацию и стирание границ. Поэтому следует поддерживать оба направления развития, создавая две версии: национальную и международную. Последняя строится по принципам искусственных языков. Важно, что в обоих версиях надо модернизировать язык в плане максимальной логичности его построения, избавления от избыточных правил и исключений. Например, запятые нужны лишь там, где без них смысл предложения может измениться, появится двутолкование или усложнится его понимание при чтении. Сложная грамматика служила интеллектуальному развитию в древние времена, а теперь поток более важной информации и без того зашкаливает. Впрочем, запрещать следовать устаревшим нормам тоже не следует.

9. В мире науки полезно перейти к системе квалификационной оценки (баллов и уровней) несколькими экспертными группами (и общим голосованием специалистов) работ ученых, которая бы влияла на престиж и зарплату. То есть, несмотря на наличие или отсутствие научной степени, каждый может, совершая открытия, бесконечно повышать свою категорию (и зарплату) или понижать, если работы провальные. Естественно, с возможностью пересмотра ценности открытий, поскольку понимание не стоит на месте. Тогда научные коллективы, управляющие страной, будут заинтересованы в укреплении своего статуса.

Вообще, систему категорий (иерархий) следует внедрить во многие сферы. Например, проституция, которая неискоренима и природна по своей сути, должна быть легализована, чтобы по большей части быть под налоговым и медицинским контролем. Но, как специальность она, вследствие нравственных устоев, должна иметь низший статус, что вводит запрет на ее  рекламирование, тем более агрессивное. Аналогичное отношение и к условно неприродным бракам: однополым или более двух человек. Их следует разрешать, понимая гражданский брак как систему правовых отношений в семье, требующий обязательного заключения брачного договора о правах и обязанностях, а также при разводе. Но низкий статус запрещает пропаганду таких браков, рассматривая их лишь как допустимое отклонение от нормы. Отклонение потому, что биологический брак ориентирован на создание потомства. Но, например, введение понятия об институте духовного брака (без пропаганды физической близости) не имеет признаков снижения статуса. Да и создание потомства – это одно, а воспитание ребенка – другое. И лучше растить в паре, чем быть одиночкой. И для ребенка безопаснее, когда за него несут коллективную ответственность несколько взрослых.

Кроме того, развитие индустрии искусственного оплодотворения, позволяющего выносить ребенка даже мужчине, или оплодотворение от трех людей сразу, меняет всю систему ценностей в последующей перспективе. В частности, наличие некоторого процента с рождения двуполых людей требует закрепления их статуса. Нечеткие физические и психологические границы между полами указывают на то, что к этой теме надо применять не двоичную, а трехзначную или более многозначную логику анализа. Мы имеем дело с половым спектром явлений. И раз такое разнообразие биологии существует или создаваемо искусственным путем, то нам остается лишь принять расширенную картину мира. Обязательно выделяя в этом диапазоне норму, около норму и краевые этически запрещенные варианты. Решением в данной теме является введение понятие  «полисемьи» как гражданского союза многих (например, не более 10) людей, которые на основе юридического договора принимают на себя определенные права и обязанности относительно друг друга, а также и условия полного или частичного распада полисемьи. К религиозному браку это никого отношения не имеет.

10. Понятно, что нужны жесткие меры по сохранению экологической чистоты планеты, хотя бы для того, чтобы успеть приспособится к новым природным условиям. Изменение климата, химического состава воды и воздуха неотвратимы, а наш генетический аппарат не столь подвижен. И в этой ситуации обязательна система персональной и коллективной ответственности. Нерадивые чиновники, бизнесмены и просто бескультурные люди отвечают за свои действия (без сроков давности преступления) очень большими штрафами (процентами от дохода или имущества), даже если они нашли лазейку в законе, но имеются все признаки мошенничества, нерадивости или коррупции. И наоборот, поощряться, если они нарушили закон, но поступили правильно. Здесь даже можно говорить о коллективной ответственности во времени, т.е. с учетом деятельности или бездеятельности предшественников. По сути, это примыкает к случаям обратного действия законов. Предохранителем от злоупотребления такими правовыми возможностями служит только широкая огласка, всестороннее обсуждение и голосование. В ходе таких дебатов общественное сознание как раз и развивается. 

11. Экономика и ряд других факторов определяют оптимальное соотношение количества населения и качества жизни. Избыточность, как и недостаточность граждан одинаково проблемны. Например, в первом случае, мало личного пространства и много отходов, а во втором, некому защищать страну или зарабатывать для пенсионного фонда. Во многом такие проблемы будут решены все большим внедрением во все сферы жизни роботизированного ИИ. Эта тенденция очевидна и подчеркивается всеми футурологами, многие из которых видят в ИИ эволюционно новую и стремительно развивающуюся форму жизни, а человечество лишь как механизм развития таковой [5]. Человечество совершенствует  «тело» и программный ум ИИ, в частности, одни создают компьютерные вирусы, а другие работают над его защитой от них, хотя думают не об ИИ, а о своих интересах. Таким образом, ИИ выходит на мета-уровень относительно человечества. То есть мы живем своею жизнью, а ее цели приводят к эволюции ИИ. Подобно тому, как нейроны живут своею биохимической жизнью, а у нас автоматически возникает психика с потенциалом появления сознания в условиях социосреды.

Очевидно, что и военной сфере необходим переход к армиям роботов с дистанционным и автономным управлением. С одной стороны, это таит опасность неконтролируемого «восстания» роботов, а с другой несколько выравнивает шансы малых государств защититься от агрессивных больших. Рои дешевых роботов-насекомых или нано-роботов способны противостоять гигантам технологий также легко, как примитивные вирусы и бактерии валят высокоразвитого человека с ног. К сожалению, человечество все время бросает в крайности и никак ему не удается удержаться в норме отношений без того, чтобы не балансировать на грани войны. Животная природа в людях, имеющих низкий уровень сознания, доминирует.

Относительно отделения ИИ от задач служения человечеству можно сказать следующее: хотя сами ИИ не имеют желания властвовать, но их программное обеспечение может служить такой задаче без их понимания целей. В тоже время допустимо создание уже не искусственного интеллекта, а искусственного сознания ИС на базе ИИ [14, т2]. ИС моделирует человеческое сознание, подобно ему, но иное и проще совершенствующееся. А это означает, что такой электронный мозг сможет сам себя программно совершенствовать, не имея табу. Особенно, если он будет включен в автоматизированный цикл по производству своего физического носителя. 

12. Во внешней политике рациократия придерживается представлений о сосуществовании в условиях мультикультурного мира с разными политическими системами, но в пределах общепринятых норм относительно прав людей. Смешение культур составляет специфический диапазон от доминирования монокультурного и мононационального состава страны, через мультикультурный мир, представленный территориально выделенными и компактно проживающими монокультурами, через смешанный состав рассеянных друг в друге национальных культур (живущих параллельно на общей территории) и до смешения рас и национальностей с синтезом смешанных культур или качественно новых. Необходимо путем социоанализа регулировать эти соотношения, законодательно (доказательно) предупреждая межкультурные конфликты. Вообще рациократия имеет вектор на усиление мета-культур с идентификацией «землянин» или «путешественник» во Вселенной и тому подобное в зависимости от персонального сознания. Этот вектор предопределен глобализацией нашего мира: возрастающей плотностью общения, перемещения и взаимозависимости экономической и экологической.    

 Имеется необходимость усиления планетарного регуляторного правления и развития общественного планетарного сознания. Его развитие неминуемо вследствие глобализации, т.е. ускорения процессов, спутывания и взаимозависимости стран в политической, социальной, экономической, научной и экологической сферах.  И высокоразвитые и низко развитые страны, миролюбивые и агрессивные обречены жить в тесном соседстве на одной планете. Поэтому лучшее средство для поддержания мира – это наличие мощной экономики и армии, как в национальном масштабе, так и у планетарного регулятора. А наилучшим средством против примитивных идеологий является наличие собственной высокоуровневой государственной философии, но не навязчивой, как это делается в авторитарных или религиозных странах.

Обобщая тему отношения между странами, рассмотрим принципиальную конструкцию, образуемую ими. Планетарное правительство составляет мета-центр, а отдельные страны и их малочисленные союзы – периферию. Тогда имеем колебательные процессы активности-пассивности (доминирования-подчинения) между мета-центром и периферийными элементами, а также колебания между ними самими. Очевидно, для большей устойчивости такой системы полезен мета-мета-орган, регулирующий отношения между центральным управлением и локальным. Планетарное правительство – это показатель появления общественного сознания человеческой цивилизации. Современные формы, типа ООН, лишь слабые зачатки такового. К сожалению, как национальное сознание, так и планетарное усиливаются только тогда, когда страна или цивилизация в целом оказываются на грани смерти. А ведь разум, в отличие от естественных форм отбора, способен заранее готовиться к прогнозируемым событиям.

По отношению к религиям, как базовой формы нравственного воспитания и зачатков теургического сознания, вероятно, следует придерживаться все той же коллективной организации. А именно, разрешать только те конфессии, которые подпишут соглашение о единстве всех религий, правил взаимоотношений и санкций в случае их невыполнения. Суть такого договора в признании истинным утверждения о том, что Творец один для всех, а как мы его называем, как понимаем, как служим – это разнообразие относится к свободе миропонимания людей. Религиозность не гарантирует человечность. Так, атеист может быть более нравственным (а значит, в некотором смысле ближе к Богу), а неистово верующий жестоким и именем своей веры творить зло. Вероятно, такой меморандум снизит градус непримиримости и сведет отношения между конфессиями к богословским и имущественным спорам. А проповедуемое сектами легко контролировать на предмет допустимого содержания при помощи тестеров.

 Заключение

Дальнейшая детализация решения различных проблем не соответствует формату статьи, но общее представление о рациократических подходах дано. Конечно, проект «Рациократия» требует дальнейшей разработки и участия разно профильных специалистов. Рациократия – это не какая-то строго фиксированная форма, а целое семейство рациократических моделей. Поэтому теория рациократических государств предполагает, что они способны видоизменяться в широком диапазоне характеристик. Способность к управляемой мутации государственной системы повышает ее адаптационные возможности и шансы избежать вырождения. Другими словами, законодательно предполагается периодическая или по некоторым признакам закономерная смена организации управления по каждой характеристике. Это согласованный колебательный процесс по всем диапазонам характеристик, который следует отслеживать программно на базе ИИ. Этот процесс есть ответ открытой системы на изменения во внешней и во внутренней средах.

Следует понимать, что чем больше связей в системе, тем точнее (глубиннее отражает действительность) она работает, но тем медленнее. А уменьшение обратных связей ускоряет процесс с некоторой потерей адекватности событиям. В целом это регулируемый диапазон отношений, привязанный к разным конкретным периодам жизни страны. Поэтому необходимо прописывание не только разных особых экономических условий, но и темпоральных ритмов. Они определяют скорость реагирования госаппарата на входящие сигналы. В рамках одной страны возможны области или сети с разными скоростями жизни, экономическими правилами и даже направленностью развития. Например, одни люди предпочитают меньшие зарплаты, но большую опеку государства, другие любят высокий темп и риск, иные хотят жить в условиях природы, а кому-то нравятся космические урбанизированные города. 

Замечу, что переход от демократии к рациократии является очень непростым. Необходимо, чтобы нашлась политическая сила, (в идеале, родившаяся в среде социологов), которая бы поддержала дальнейшие научные исследования по рациократии и демократически пришла к власти с идеями рациократии. Понятно, что популистские демократические партии не самоубийцы и от своих привилегий так просто не откажутся. Это же касается и авторитарных правителей. Поэтому требуется период активной пропаганды идей в научной среде и в населении, их широкая популярность. А параллельно максимальная проработка рациократической системы управления, а также периода гибридного управления страной, когда старая система продолжает работать, как и раньше, но где это возможно, постепенно, а затем скачкообразно, произвести переход к новой организации. Для этого на переходной период мета-орган управления и служба быстрого реагирования на социопроблемы должны иметь возможность вносить изменения указами (корректируемые реакцией общества, тестеров и экспертов), действующими до тех пор, пока проблемы не рассмотрят в нормальном законотворческом порядке. Темп жизни ускоряется, проблемы в мире нарастают как ком, а потому никому не нужны обещания улучшения качества жизни в далеком будущем. Они нужны уже сегодня или завтра.

В нормальных странах, мета-уровень – это коллектив (от 5 до 10 человек), международно признанных моральных и интеллектуальных деятелей. А в странах, пораженных коррупцией, ограниченно во времени, на переходной период возможен диктат одного человека (подобно просвещенному монарху), который с мета-уровня (над судебной и прочими инстанциями) со своею службой должен быстро реагировать на все социоявления, о которых сообщают СМИ. Длительный диктат одного человека, как показывает история, ни к чему хорошему не приводит. Он просто морально устаревает, буквально, за одно десятилетие. Поэтому  в период своих расширенных полномочий ему следует налаживать нормальную работу всех ветвей власти так, чтобы потом система достаточно долго работала нормально (саморегулируясь) без ручного управления. В переходной период работает гибридная модель демократии с диктатурой до тех пор, пока налаженная система не переходит в автономное плавание.

 Рациократия – это не есть нечто среднее между авторитаризмом и демократией. Она занимает относительно них мета-позицию. Основной тезис рациократии заключается в том, что политические партии должны смениться доминированием научно-практических (ученые + менеджмент) групп, а политическая борьба – соперничеством теорий-моделей развития общества и стран, и всё это на фоне уменьшения роли человеческого фактора. Эти модели анализируются в профессиональной среде и оцениваются независимыми экспертными группами в рамках системы доказательного законодательства. Вводится электронный мозг государства на базе ИИ, который в автоматическом режиме регулирует многочисленные соотношения социально-экономической жизни общества, имея обратную связь даже от каждого человека. Увеличение роли ИИ в управлении социумом не прихоть, не только следствие развития интеллектуальных технологий, но эволюционное требование к человеческой цивилизации. ИИ, ИС и человеческое сознание находятся в процессе коэволюции и дополняют друг друга в социальном аттракторе с новым центром притяжения. Как традиционные государства были вытеснены за счет индустриализации конкурентов, точно также на постиндустриальном этапе интеллектуализация приведет к победе рациократические государства. 

Сказанное означает, что вводится система профессиональных выборов в высшие органы власти, а должность научного президента занимает лидер коллектива ученых, чья модель развития победила в ходе научных дебатов. Механическая замена учеными депутатов в демократических партиях ничего не даст.  Смена элит должна быть привязана к поколениям с более прогрессивными научно-практическими моделями социума. Доказательное законодательство выводит теорию государства и социологию на новый уровень в управлении жизнью общества. Такое управление не есть жесткий контроль, а обоснованное перемещение по степеням в диапазоне между контролем и свободой от такового.

На нынешнем этапе рациократия описывает генеральное направление развития, а реализуется ли оно в полной мере, никому не известно. Будущее цивилизации зависит от многих факторов. Например, ядерная война или удар кометы могут все кардинально изменить.

Рациократия – не панацея. Она не может изменить социобиологической природы человека. Вырождение формальной социосистемы происходит, когда ее виртуальный мир (идеология) отрывается от реалий (говорят о прогнивании общественного строя). Люди, естественно, усиливают систему прямых межчеловеческих договоров, а законодательство трактуют в удобном для себя варианте. И даже при адекватной государственной системе в многовекторном обществе всегда есть внутренняя сила, противостоящая ей. Формальная система без эволюции ее носителей обязательно вырождается. Поэтому делается нижеследующий вывод:

Параллельно с исчерпанием возможностей совершенствования путем реорганизации государственного управления, дальнейшие проблемы эволюции социума должны решаться на психобиологическом уровне человечества в рамках идей качественно новой организации: эзократии (власти внутреннего). Предел организации (идеал), к которому стремится эволюция формальных систем государственной организации, назван рациократией, а аналогичный предел системы неформальной (межчеловеческой) организации назовем эзократией. В целом они составляют рацио-эзократическую систему (РЭ-систему). [12, 13,14]  Проблема слаженности и нравственности действий отдельных индивидуумов и групп в целях эффективности общей стратегии человечества может быть решена на принципиальном уровне только за счет эволюционного изменения самого человеческого существа. Воспитание и образование являются слабыми средствами для достижения кардинальных изменений в жизни цивилизации, которая пока более наследует принципы выживания животного мира, чем осознанного (духовного). Целенаправленная генетическая модификация, направленная на усиление волновых проявлений носителя сознания (возможно, при поддержке систем искусственного интеллекта), позволит создать мета-позицию, называемую вещественно-полевым человечеством, т.е. с макротелами и полевым сознанием, обеспечивающим высокую степень согласованности индивидуумов. Напомню, что еще академик Вернадский ввел интуитивное понятие о «лучевом человечестве», и теперь мы можем описать его принципы намного точнее. Постиндустриальные и рациократические государства уступят первенство рацио-эзократическим, потому что они будут составлены людьми биологически нового вида,. Это дело относительно далекого будущего, но к которому мы подходим довольно быстро, все более познавая и вмешиваясь в работу нашего мозга и генома, а также сращиваясь с миром искусственного интеллекта.

Библиографический список:


1. Альтшуллер Г. С. Творчество как точная наука. 2 изд. Петрозаводск: Скандинавия, 2004, с.208
2. Базалук О.А. Мироздание: живая и разумная материя. Днепропетровск: Пороги, 2005
3. Бурдье П. Оппозиции современной социологии // Социологические исследования. 1996. № 5. С. 40.
4. Бурдьё П. Социальное пространство: поля и практики. — СПб.: Алетейя, 2005. — 576 с.
5. Витол Э.А. Эволюционная футурология: Мегатренды планетарного развития, 2019
6. Гидденс Энтони Социология, 2017
7. Джонсон Т., Дандекер К., Эшуорт К. Теоретическая социология: условия фрагментации и единства. // THESIS. М., 1993. № 1. С. 83—105
8. Дридзе Т.М. Социальная коммуникация в управлении с обратной связью // Социологические исследования. 1998. № 10. С. 47
9. Кирдин С.Г. Современные социологические теории: противостояние? 2010. URL: http://www.kirdina.ru/doc/news/01oct08/1.pdf
10. Кундин А.В. Пси-интерпретация квантовой механики, Журнал МФКО "Философия и космос", т 14, 2014. .— С. 81 — 98.
11. Кундин А.В. Интегральная наука, комплексная физика, пси-физика, Журнал МФКО "Философия и космос", т 16, 2016. .— С. 51 — 56.
12. Кундин А.В. Общая концепция Мета-учения, Журнал МФКО "Философия и космос", т 18, 2018. .— С. 111 — 128.
13. Кундин А.В. Общая концепция мета-учения и психонавтика, монография, Lambert, 2018. — С. 152
14. Кундин А.В. Мета-учение и современная эзотерическая наука, Lambert, 2019, Том 2, Шаг 20 Социум.— С. 52 — 58.
Том 1. Абсолютное мышление. — С. 205.
Том 2. Игры и путешествия сознания. — С. 210.
Том 3. Психобиологическая практика. — С. 200.
15. Уайт Л., Эволюция культуры: развитие цивилизации до падения Рима, 1959.— С. 252
16. Уилсон Эдвард Социобиология: Новый синтез, 1975.— С. 233
17. Элман Д. Гипнотерапия. — М.: 2014

 

Дополнение

В качестве подтверждения того, что течение мысли ученых идет в том де направлении привожу следующую выдержку:

Постиндустриальное общество (Википедия)

Ученые использовали теорию эволюции, чтобы проанализировать различные тенденции и предсказать будущее развитие общества. Так появилось понятие Постиндустриа́льного о́бщества — общества, в экономике которого преобладает инновационный сектор с высокопроизводительной промышленностью, индустрией знаний, с высокой долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг. И с конкуренцией во всех видах экономической и иной деятельности. Широкое признание концепция постиндустриального общества получила в результате работ профессора Гарвардского университета Дэниела Белла, в частности, после выхода в 1973 году его книги «Грядущее постиндустриальное общество»

В основе концепции постиндустриального общества лежит разделение всего общественного развития на три этапа:

·         Аграрный (доиндустриальный) — определяющей являлась сельскохозяйственная сфера, главные структуры — церковь, армия

·         Индустриальный — определяющей являлась промышленность, главные структуры — корпорации, фирмы

·         Постиндустриальный — определяющим являются теоретические знания, главная структура — университет, как место их производства и накопления

Белл утверждал, что, подобно тому, как в результате промышленной революции появилось конвейерное производство, повысившее производительность труда и подготовившее общество массового потребления, так и теперь должно возникнуть поточное производство информации, обеспечивающее соответствующее социальное развитие по всем направлениям. К основным признакам постиндустриального общества относятся:

·         Господство сектора услуг (управление, банковское дело, торговля, транспорт, здравоохранение, образование, наука, СМИ, культура) по сравнению с отраслями обрабатывающей промышленности и, тем более, с традиционными сельским хозяйством и горнодобывающей отраслью утратившими своё доминирующее положение после 19-го века (промышленная революция).

·         Растущее значение информационных технологий

·         Повышение роли долгосрочного планирования, моделирования будущих тенденций

·         Господство технократии и прагматизма по сравнению с традиционными этикой и идеологией

·         Все большее значение и использование технологий и интеллекта 

·         Изменения в традиционной иерархии социальных классов: элита высокообразованных специалистов и ученых превосходит традиционную буржуазную элиту.

 © А.В. Кундин https://sites.google.com/site/neoesoterik0/