Интегральная йога и NZ

NZ-комментарии  на Интегральную философию, которая будучи обобщающей системой ведантизма максимально приблизилась к NZ-науке. Последнюю можно рассматривать даже как новый этап развития интегрального учения. Базовый текст из книги В.В. Бродова ″Истоки философской мысли Индии″.

 

          Интегральная философия Шри Свами Гхоша АУРОБИНДО

      

www.NeoEsoterik.org
 Ауробиндо Гхош (1873-1950), крупнейший философ, объективный идеалист, был одним из выдающихся деятелей национально-освободительного движения в Индии конца XIX - начала XX в. Его философское учение получило известность под названием «интегральная веданта» (1). Существуют три основных течения внутри индийской философской системы веданта - так называемый неограниченный монизм (адвайта), ограниченный монизм (вишиштадвайта) и плюрализм, или дуализм (двайта). Однако эти течения, по мнению Гхоша, страдали односторонностью, ибо материализм и идеализм, рационализм и мистицизм, монизм и плюрализм выступали в них как противоположности и находились в состоянии непримиримой борьбы между собой. В интегральной веданте, с точки зрения Гхоша, все эти противоположности полностью примиряются.

 NZ-комментарий.  В неоэзотерике формируется пространство учений и анализируются пути преодоления противоречий между его элементами. Их имеется несколько:

1 Многозначная логика  допускает существование Вселенных, соответствующих каждой философской системе. 2 Построение наиболее достоверной философии путем применения диалектического анализа к Абсолюту (т.е. изначальной субстанции). 3 Переход на метауровень, в котором критерием истинности является лишь практическая полезность теории, рассматриваемая лишь как удобная модель Реальности и практики в ней.// 

     Поясняя свои исходные философские позиции, Ауробиндо Гхош указывал, что в качестве первоосновы всего сущего он, как и все ведантисты, признает Брахман. Расхождение между ним и другими ведантистами начинается с ответа на вопрос: что такое Брахман и каковы отношения между Брахманом, с одной сторону, и разумом - с другой (2).

      Основной недостаток всех прежних форм веданты, согласно Гхошу, состоял в том, что в них Брахман или рассматривался в отрыве от материи, жизни и разума и противопоставлялся им как истинно реальное бытие бытию неистинному, иллюзорному, или же сущность Брахмана сводилась к какому-либо одному из его атрибутов.

      В соответствии с учением Упанишад и Бхагавадгиты Ауробиндо Гхош признает существование трех неразрывно связанных между собой и в равной мере реальных форм Брахмана: неопределенный Брахман (nirguna brahman), определенный Брахман (saguna brahman) и Брахман как дух, абсолютное сознание, душа (atman). Собственно Брахман существует один - это неопределенный Брахман; он есть субстанция. Как субстанция «Брахман есть одно, вне которого нет никакого существования» (3). Он существует сам в себе и представляется сам через себя, т. е. он не нуждается в какой-либо другой вещи, чтобы обнаружить свое существование. Он не материален и не идеален, к нему неприменимы категории пространства, времени, движения, количества, качества, причины... Он «выше» всего этого, о нем можно лишь сказать, что он существует, т.е. констатировать его бытие. «Нет такого опыта, посредством которого мы могли бы ограничить его. Нет такого понятия, посредством которого он мог бы быть определен» (4).

      Его сущность нельзя выразить или определить, указывая на какой-либо конкретный предмет или явление, ибо он - ни та вещь, ни другая, ни третья и т. д. до бесконечности (neti, neti), но, несмотря на то, что «все есть Брахман», мы не можем его зафиксировать в какой-либо конкретной вещи даже с помощью бесконечного ряда: он есть то, он есть другое (iti, iti) и т. д.

      Брахман - абсолют, который «не может быть выражен в каком-либо количестве или количествах, он не может быть составлен из какого-либо качества или комбинации качеств. Он не агрегат форм или номинальный субстрат форм. Если бы все формы, количества, качества исчезли, он остался бы. Существование без количества, без качества, без форм не только невыразимо, но это единственная вещь, которую мы можем представить себе по ту сторону явлений» (5). Брахман как абсолют, как чистое существование есть факт, а не просто понятие, он есть основа реальности: все зависит от него, он - ни от чего.

      Реальность Брахмана, его сущность обнаруживает свое бытие, проявляет себя в двух основных формах, или атрибутах: материя и дух. Брахман-материя - это и есть «определенный Брахман», материальная причина мира, которая «вызывает все вещи». Брахман-дух - это абсолютное сознание, абсолютный разум, абсолютная душа. Оба эти атрибута взаимопроникают или взаимопронизывают друг друга в такой степени, что весь феноменальный мир - мир единичных вещей и явлений - «изнутри освещен сознанием», т. е. каждому предмету или явлению природы в той или иной мере присуще сознание.

 NZ-комментарий. Как видим, Ауробиндо был очень близок к правильному пониманию Абсолюта, но не мог четче установить его ″качества″ по той причине, что никто в те времена не владел еще, в полной мере, техникой снятия формальных противоречий. Из-за этих неточностей и возникают все дальнейшие несовпадения с неоэзотерической философией. Фундаментальным свойством Абсолюта является его неопределенность, а направление развития к определенности. И эти понятия вводятся не на интуитивном, а в четкой логической форме. Но в остальном, подход Ауробиндо верен. //  

     Те ведантисты, а также другие философы, полагал Ауробиндо Гхош, которые за основу всего сущего брали не самого Брахмана, а тот или иной его атрибут, впадали в «крайности» - материализм или идеализм. Современные материалисты, по мнению Гхоша, «отрицая дух», рассуждают примерно так, как рассуждал древнеиндийский материалист Бхригу (6): «Материя вечна, ибо из материи рождаются все вещи, благодаря материи все вещи существуют, и в материю все вещи возвращаются» (7). Однако, выступая против «материализма вообще», Гхош в действительности имел в виду вульгарный материализм, представители которого отождествляют материю и сознание (8). Современные идеалисты, по его мнению, ведут себя примерно так же, как индийские аскеты: они всячески третируют материю, как «механическую иллюзию», отказывают ей в истинности. «В Европе и в Индии соответственно, - писал Гхош, - отрицание материалиста и отказ аскета привели к тому, что они стали утверждать себя в качестве единственных представителей истины и правильного понимания жизни» (9). А между тем, по убеждению Гхоша, истина заключена в «третьем», в интегрализме, философское кредо которого состоит в том, что материя («немыслящая механическая субстанция») и сознание («чистый дух») находятся в неразрывной связи между собой как две стороны единого целого. Гхош высказывает опасение: «Если мы признаем существование одного только чистого духа и не мыслящей механической субстанции, или энергии, называемых, в первом случае, бог или душа, а во втором - природа, то в результате мы неизбежно будем отрицать бога или отвернемся от природы» (10). Под предлогом борьбы с «односторонностью» Ауробиндо Гхош пытался «снять» основной вопрос философии, подняться «выше» материализма и идеализма, а свою интегральную веданту выдать за «третью» линию в философии, за учение, в котором якобы синтезируются все частные точки зрения.

 NZ-комментарий. Интегральный подход, действительно, является более глобальным, чем материализм и идеализм, освобождая сознание от фундаментального противоречия в мировосприятии. А это, в свою очередь, позволяет сформировать единый взгляд на путь самореализации индивидуума в этой жизни.//  

     В сущности же основной вопрос философии Гхош решал с позиций объективного идеализма. Его «неопределенный Брахман» есть на деле не что иное, как абсолютный дух, бог, который «существовал до того, как смог появиться окружающий нас мир» (11). Все предметы и явления природы существуют в боге, который и есть причина их существования. «Бог выходит из одной формы вещей только для того, чтобы войти в другую» (12). Из бога (Брахмана) происходят все вещи, им все вещи поддерживаются, и в нем все вещи растворяются. Только через бога природа обретает способность одновременно проявлять себя во множестве свойств и качеств, быть гармонической и закономерно развиваться.

NZ-комментарий. Абсолют – это не бог, как его примитивно понимают. Это состояние субстанции до Существования Мира и она обладает свойствами (они обосновываются) характерными для Сознания. Такое Абсолютное Сознание обладает и Абсолютной Личностью. Но эти понятия часто путают с человеческими проявлениями, которые являются лишь отдаленными подобиями своих прообразов.//   

     Вся система интегрализма Гхоша сводится к своеобразной трактовке и описанию известных ведантистских положений о субординации, взаимопереходах и взаимосвязях между Брахманом, его атрибутами и феноменальным миром. Для описания отношений между Брахманом и его атрибутами Гхош использовал традиционную индуистскую формулу: «Сат-Чит-Ананда», т. е. бытие-сознание-блаженство. Иными словами, единственные свойства Брахмана следующие: 1. Он есть. 2. Он знает. 3. Он исполнен блаженства.

 NZ-комментарий. Дальнейшие рассуждения носят эвристический характер, традиционный для древней эзотерики, хотя находятся в непосредственной близости от верного понимания. Опять же проблема в выборе базовых понятий, отсутствии  четкого выявления противоречия и освобождения от него. Все ″свойства″ Абсолюта надо выводить из объективных проявлений первосубстанции, предопределяющей и установки, связанного с нею сознания. //

     Категория блаженства призвана ответить на вопрос: почему Брахман - совершенный, абсолютный, бесконечный, ни в чем не нуждающийся, ничего не желающий - всюду и везде выказывает силу своего сознания и создает себе миры материальных форм (13). Дело в том, пояснял Гхош, что существование Брахмана как субстанции - это «сознательное существование». Но сознание предполагает блаженство: «Абсолютность сознательного существования есть неограниченное блаженство сознательного существования; это две формы, выражающие одно и то же» (14). Однако самонаслаждение Брахмана не сводится к безмолвному и неподвижному обладанию своим абсолютным бытием. «Блаженствуя», Брахман дает толчок становлению феноменального мира.

      Таким образом, ананда (блаженство, наслаждение) есть существование, секрет творения, корень рождения, причина пребывания в существовании, конец рождения и то, во что все творения возвращаются. «Из ананды, - ссылаясь на Упанишады, писал Гхош, - родилось все существующее, через ананду все остается в бытии и развивается, к ананде все возвращается» (15). Ананда есть та всеобщая внутренне присущая Брахману причина, благодаря которой Брахман порождает из себя путем эманации все сущее в пространстве и времени.

 NZ-комментарий. Хотя ананда является чуть ли не главнейшей психологической составляющей сознания, тем не менее, предавать столь большое значение субъективному ощущению не стоит, т.к. это переводит философию в психологию.//

     Что же представляет собой это пространствено-временное сущее? Какие процессы совершаются в нем? Существуют ли закономерность и цель движения и развития единичных предметов и явлений? Какова конечная судьба всего сущего? - таковы вопросы, на которые отвечал Ауробиндо Гхош, излагая свою философскую систему.

      Все сущее делится на два основных ряда: мир идеальных (духовных, сознательных, разумных) явлений; мир материальных предметов или явлений.

      Материя и сознание всегда взаимосвязаны между собой как на уровне двух атрибутов Брахмана, так и в любом элементарном - живом или неживом - предмете или явлении окружающего мира. Имеющееся здесь различие равнозначно различию между целым и его частью: если сознание как атрибут - это абсолютное сознание (целое), то в единичном предмете содержится лишь частичка этого абсолюта (16).

      Отношение между материей и сознанием, составляющими ту или иную вещь, Гхош рассматривал как отношение между формой и содержанием: «Дух есть душа и реальность того, что нами воспринимается как материал. Материя есть форма и тело того, что мы постигаем как дух» (17).

      Итак, согласно Гхошу, все сущее в пространстве и во времени представляет собой бесконечное количество качеств, форм, видообразований из материи и сознания. Имя этому сущему - феноменальный мир, природа. Сущность мира - вечное течение. Все вытекает из Брахмана, все возвращается в Брахмана. Иных путей нет. Все многообразие конкретных путей и форм движения, изменения и развития, в конечном счете, является производным от этих двух путей и форм, соподчинено им. Путь из Брахмана рассматривается как «спуск» высшего бытия в природу низшего бытия. Возвращение в Брахмана рассматривается как «восхождение» низшего бытия в природу высшего. Субъектом движения является дух: «Духовная эволюция, эволюция сознания в материи... вот квинтэссенция, главный мотив земного существования» (18).

      Имея в виду дарвинизм, Ауробиндо Гхош писал, что наука признает эволюцию земного существования, но «теория духовной эволюции не идентична научной теории эволюции», ибо «если факты, с которыми имеет дело наука, достоверны, то их научные обобщения преходящи» (19). Интегрализм же претендует на открытие «вечных истин».

 

     Под этим углом зрения Гхош рассматривал жизнь человека, жизнь вообще. Наше существование, считал он, есть вид рефракции божественного существования в обратном порядке, т. е. возвращение (восхождение) в Брахмана. Гхош приводит схему рефракции в обоих направлениях:

      http://www.vedanta.ru/photo/aurobindo_scheme1.jpg

     Эта схема призвана пояснить, что «божественное бытие через игру сознания-силы и блаженства и творческое посредничество свехразума опускается из чистого существования в космическое бытие (материю); мы же через развивающиеся жизнь, душу (психику) и разум и просвещенное посредничество сверхразума поднимаемся из материи к божественному бытию» (20). На стыке этих двух процессов - там, где божественное существование «спустилось» до сверхразума, а мы из материи «поднялись» до уровня разума, - существует своего рода занавес, скрывающий от нас субстанцию. «Разрыв этого занавеса, - писал Гхош, - является условием божественной жизни в человечестве, ибо посредством этого разрыва, путем просвещенного спуска высшего в природу низшего бытия и мощного восхождения низшего бытия в природу высшего, разум может вернуть свой божественный свет во всеохватывающем сверхразуме, душа - постичь свое божественное Я во всеобладающей и всеблаженствующей ананде, жизнь - обрести божественную силу в игре всемогущего сознания-силы и материя - открыть свою божественную свободу как форму божественного существования» (21).

 NZ-комментарий. Неоэзотерика использует несколько иную систематизацию и понятия, но в целом не противоречит вышеописанному.//

     В приведенной формуле Гхош дает ответ на традиционный «вопрос вопросов» индийской идеалистической философии, сформулированный еще в «Катха-упанишаде»: что будет «после». Речь идет о судьбе человека после смерти. Некоторые утверждают, записано в «Катха-упанишаде», что человек после смерти продолжает существовать, другие же говорят, что тело разлагается и от человека не остается ничего. Здесь изложены две диаметрально противоположные позиции: религиозно-идеалистическая и материалистическая. Гхош стоит на первой позиции. Он развивает мысли, записанные в следующих шлоках:

     То, что поистине [существует] здесь, существует и там.

     То, что [существует] там, [существует] и здесь.

     От смерти к смерти переходит тот,

     Кто как бы видит здесь различия (22).

 
     Иначе говоря, жизнь и смерть - это две фазы единого целого. Переход от одной фазы к другой - из мира земного в потусторонний мир и обратно - это чисто количественный процесс увеличения или уменьшения («эволюция», по терминологии Гхоша). Только тот, кому кажется, что между жизнью и смертью существует качественное различие, переходит «от смерти к смерти». В действительности, согласно «Катха-упанишаде», имеет место переход «от жизни к жизни».

      Итак, «что было до рождения и что будет после смерти - таковы основные вопросы» (23), подчеркивал Ауробиндо Гхош. Философы прошлых веков - Шанкара (VIII в.), Рамануджа (XII в.), Рамакришна (XIX в.) - отвечали на эти вопросы «неудовлетворительно». Общим их недостатком, по мнению Гхоша, было отсутствие «интегрального» подхода к явлениям феноменального мира, а также к взаимоотношениям между этими явлениями и их субстанцией, Брахманом.

 NZ-комментарий. Здесь видение Ауробиндо следует дополнить выводами теории NZ-теории эволюции, которая подчеркивает относительность состояния смерти: земная личность умирает, будучи сброшенной межинкарнационным сознанием, хотя и остается в виде энергоинформационной записи в памяти Сверхсознания. Итак смерть к человеку приходит, а жизнь к его духу.//

     Интегральный подход, согласно Гхошу, предполагает, что все сущее, в том числе феноменальный мир (материю, природу), необходимо рассматривать как объективную - от человеческого сознания независимую - реальность, закономерно из Брахмана «рождающуюся» и так же закономерно в Брахмана «возвращающуюся». А между тем Шанкара, например, считал, что материя - это «иллюзия», которой «грезит» Брахман. Иными словами, он отказывался признавать материю в качестве реального существования. По мнению Гхоша, эта «односторонность» Шанкары, как, впрочем, и многих других ведантистов, исключала возможность дать правильный ответ на вопрос: что будет «после». Признание «иллюзорным» того, что происходит «здесь», закрывает путь к истинному познанию того, что происходит «там», ибо, став на точку зрения Щанкары, философы рвут все нити, связывающие этот мир с потусторонним миром, и становится практически невозможным постижение сущности Брахмана. Но ведь именно постижение Брахмана - и в этом сходятся ведантисты всех направлений - является целью и смыслом жизни человека.

 NZ-комментарий. Реальность и иллюзорность этого физического мира – качества существующие одновременно, но относительно разных позиций оценки.//

     Излагая свою теорию познания, Ауробиндо Гхош исходил из общеведантистского положения о том, что человек представляет собой «синтез вселенной» (или «вселенную в малом виде»): он содержит в себе физическую материю минерального царства, жизненную силу растительного, способность чувствовать и желать животного, простой интеллект, соответствующий высшим животным, и, наконец, душу, которая только и образует «настоящего человека». Таким образом, игнорируя социальную сущность человека (это ошибка и с позиций неоэзотерики), Гхош не поднимается выше традиционной веданты, рассматривающей все сущее, в том числе и человека, как «смесь» из частиц «опустившегося» Брахмана. Важно отметить, что, перечисляя «все», из чего состоят вселенная и человек, он исходил из того, что каждая форма движения материи («универсума») существует изолированно и содержит в себе самостоятельный источник движения в виде особой силы. Следовательно, человек - это не только комбинация из «элементов универсума», но и своего рода узел переплетения и действия различных сил. Главные силы - духовная (душа) и материальная (прана).

     «Сознание-сила, внутренне присущая существованию, действующая даже тогда, когда она скрыта, - писал Гхош, - есть творец миров, сокровенная тайна природы» (24).

      Прана - это всеобщая космическая, астральная жизненная сила, или энергия, действующая во всем сущем «от амебы до человека». Благодаря наличию праны каждый организм есть то, что он есть, т. е. остается самим собой; при недостатке же в организме соответствующего количества праны он теряет свое качество, гибнет, разрушается.

 NZ-комментарий. Понятие праны очень удобно для практики, но это понятие должно выводиться из представления об энергии Абсолюта, как его движущей силы.//

     Человек получает или добывает себе прану главным образом через пищу, воду и воздух. Методы приема пищи, питья и дыхания Гхош заимствует у йогов (25). Поддержание здоровья, соответствующая физическая тренировка организма и выполнение определенных ритуальных поз (асан) входят в процесс познания как совершенно необходимый момент. Организм человека - всего лишь обиталище духовной силы, а здоровье организма - условие для познавательной деятельности этой силы.

 NZ-комментарий. Йога не единственная система, поддерживающая здоровье. Не худшая, но и не лучшая. Неоэзотерика предлагает в этом вопросе также следовать интегральному подходу.//

     Процесс познания Ауробнндо Гхош представлял себе как последовательное погружение человека в свою духовную сущность, раскрытие в себе «божественного содержания». «Чтобы познать, - писал он, - мы должны войти в себя и внутренне созерцать» (26). Только через познание самого себя человек может познать подлинную сущность вещей окружающего мира, ибо в основе человека и всего окружающего лежит Брахман. Только познав себя, человек может «подняться» до уровня Брахмана, слиться с ним и, таким образом, достичь «божественной жизни». «Вся духовная жизнь в своей основе есть перерастание в божественную жизнь» (27).

      Но кто же именно познает? Кто вообще может познавать? Субъект познания, собственно, один, утверждал Гхош, - это только частица вечного субъекта познания. Обитающая в нас частица Брахмана - душа обладает сознанием, разумом, который есть особое действие божественного сознания. С помощью разума душа должна не только понять, что она является частицей божества, Брахмана, «спустившегося» благодаря «блаженству» в феноменальный мир и стремящегося «вернуться к себе», но и активно содействовать этому возвращению.

 NZ-комментарий. Конечно, одного лишь созерцания своей природы недостаточно для полноценного самопознании. Интегральных подход требует применения всех возможных методов достижения, но Ауробиндо прав в том, что глубокое познание происходит в глубине себя, в ходе отождествления с познаваемым.// 

     Гхош признает ведантистское учение о перевоплощении человеческой души. Суть этого учения состоит в том, что человек периодически возвращается на землю в новых воплощениях до тех пор, пока путем различного рода «опытов» (религиозные опыты, опыты йоги и др.) не разовьет до полноты якобы скрытые в нем «зачатки божественных свойств».

      Согласно учению о перевоплощении, человек после смерти остается тем же самым, со всеми своими страстями и желаниями, лишаясь только «физической оболочки». Иначе говоря, те, кого мы называем умершими, живут, существуют, но только в более тонкой форме, недоступной для восприятия человека, живущего в физической среде.

      Потусторонняя жизнь человека, по мнению Гхоша, находится в причинно-следственной связи с жизнью земной, которая определяет всю последующую жизнь. Отсюда следует, что надо не сидеть сложа руки, не прожигать время, а жить с пользой для себя, заниматься полезными делами, ибо что «здесь» посеешь, то «там» пожнешь (28).

 NZ-комментарий. Существование инкарнаций не единственный из возможных механизмов эволюции человека. И хотя существуют важные нюансы, в целом, теория перевоплощений наилучшим образом объясняет различие врожденного духовного уровня людей.//

     Такова вкратце система философии интегрального идеализма.

      Подводя итог своим философским изысканиям, Ауробиндо Гхош писал: «Наши усилия были направлены к тому, чтобы открыть, что представляет собой реальность и какое значение имеет наше существование как сознательное бытие в материальном универсуме, в каком направлении и к чему все это (т. е. наше «сознательное бытие». - В. Б.) ведет нас, к какому человеческому или божественному будущему» (29).

      Гхош пришел к следующим выводам:

      1. Все возникает из Брахмана, все возвращается в Брахмана, это вечный цикл.

      2. Жизнь и смерть - две фазы единого цикла; происходит лишь «перевоплощение души».

      3. Карма - вечный нравственный закон универсума - определяет судьбу человеческой души, равно как и судьбу всей природы.

      4. Цель человека - «божественная жизнь», слияние с Брахманом. Путь к божественной жизни лежит через познание самого себя.

      Итак, мы видим, что, решая основной вопрос философии, Ауробиндо Гхош не поднялся «выше» объективного идеализма ведантистов. Однако для периода первых двух десятилетий XX в. исторически прогрессивным в его философии было, во-первых, то, что он признавал реальность материального мира, положительно оценивал успехи материалистической философии и естествознания, хотя и считал их выводы «односторонними». В данном случае в полной мере действительно положение Ф. Энгельса о том, что «философов толкала вперед отнюдь не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промышленности. У материалистов это прямо бросалось в глаза. Но и идеалистические системы все более и более наполнялись материалистическим содержанием и пытались пантеистически примирить противоположность духа и материи» (30).

      Исторически прогрессивным в философии Ауробиндо Гхоша было, во-вторых, то, что он критиковал индийский аскетизм за пренебрежительное отношение к материальным условиям жизни человека, за «чрезмерный» мистицизм.

NZ-комментарий. Ауробиндо был великим человеком прежде всего потому, что, посвятив свою жизнь познанию Истины, создал учение нового уровня. Будучи литератором, он смог максимально близко подойти к пониманию того, что было реализовано в неоэзотерике благодаря знанию принципов построения точных наук. Ауробиндо не был догматиком и был бы рад видеть свои идеи в развитии. А может и видит.//

      Ссылки:

       (1) Иногда его называют «интегральный идеализм», «интегральная йога» или «интегрализм».

     (2) В философской системе веданта по традиции «материя» означает неорганический мир, «жизнь» - органический мир, «разум» - сознание, мышление, которое рассматривается не как продукт материи (мозга), а как определенная, независимая от материи объективная сущность, атрибут Брахмана.

          (6) Бхригу - один из семи «великих риши» (мудрецов) ведического периода. Некоторые его философские мысли материалистического содержания записаны в гимнах Веды. По некоторым сведениям, он был законодателем, астрономом и врачом.

         (16) Важно отметить, что речь идет не о степени сознательности материи, ибо, согласно Гхошу, материя ни в каких ее формах, в том числе и мозг человека, не мыслит и не может мыслить, а о количестве объективного сознания, содержащегося в том или ином предмете (см. Sri A u г о b i n d o. The Life Divine, p. 102).

          (28) Речь идет о законе Кармы, в основе которого, согласно Гхошу, лежат два принципа: 1) всякое существование равнозначно деятельности; 2) благодаря деятельности видоизменяется существование.

    Подробнее в книгеNeoEsoterik – современная эзотерическая наука″.

 ©  www.NeoEsoterik.org

см. также

 Бахаизм
Буддизм 1
Буддизм 2
Иудаизм

Христианство
Материализм Индии
Диалектический материализм
Сатанизм
Учение-Баба
Блаватская