Устройство Вселенной

Нижеприведенная статья представляет собою обзор основных концепций современной физики о строении Мироздания. Данная работа – прекрасный подарок для не-физиков, за что мы искренне благодарим автора статьи. См также Новые статьи

 Часть 1

Современная физика об устройстве Вселенной.

 

Причину всех естественных явлений постигают при помощи соображений механического характера, в противном случае приходится отказаться от всякой надежды когда – либо и что-нибудь понять в физике.
Гюйгенс. Трактат о свете.

 

У кого-то из современных фантастов, кажется, у Станислава Лема, есть одно интересное наблюдение. Предположим, когда-нибудь будет создан суперкомпьютер, позволяющий моделировать физический мир, создавать то, что теперь называется "виртуальная реальность" - с такой степенью реализма, что она, эта моделируемая реальность, будет практически неотличима от действительности.

Предположим, этот мир виртуальной реальности будет населен некими компьютерными жителями, моделями настоящих людей, столь совершенными, что удастся смоделировать не только логику и интеллект, но также чувства и эмоции, радости и огорчения, добро и зло.

Оставив пока вопрос о реализуемости такой модели в стороне, попробуем рассмотреть другую проблему. Смогут ли компьютерные жители понять, что они являются моделями, живущими внутри модели? Что воздух, которым они дышат, чувства, которые они испытывают, цветы, которыми они любуются, - все это не что иное, как взаимодействие электрических импульсов, реально существующих внутри компьютера, принадлежащего к совсем, совсем другому миру? И если компьютерные жители поймут, что их мир – только модель, что им после этого делать?

Во-первых, отвечает фантаст, жители модели, скорее всего, смогут разобраться в том, что их мир – это модель, в сущности, лишенная материальных свойств. Возможно, для этого понадобятся годы размышлений и тонких экспериментов, но жители модели, скорее всего, рано или поздно столкнутся с противоречиями в структуре модели, с ее неполнотой и ограниченностью. Во-вторых, эти "люди" столкнутся с проблемой детерминизма модели и собственного поведения в рамках этой модели. Речь идет о свободе воли.

Развитие современной физики XX века на протяжении почти ста последних лет вело к тому, что мир, в котором мы живем, является, по-видимому, разновидностью описанной выше модели. Исследование субатомной структуры мира, как и создание космологических теорий построения вселенной, привели к констатации следующего факта. Действие ньютоновской механики, ограничено наблюдаемой частью известного нам "физического" мира. Углубляясь в структуру модели, физика сталкивается с необычными краевыми эффектами, делающими мир замкнутым с точки зрения возможности его научного познания. Создается ощущение того, что модель заканчивается, дальше идет просто компьютерный код, неясно воспринимаемый нами как сеть энергетических взаимодействий, происходящих вне пространства и времени.

На субатомном уровне, граница модели характеризуется неопределенностью. К ужасу физиков и философов, само понятие "существования" частицы в некоторой точке пространства, как и понятие пространства, теряет смысл. Кажется, что и материя, и пустое пространство динамически создаются, синтезируются в процессе энергетических взаимодействий, порождаемых фактом наблюдения материи. Вещество, поле, пространство, энергия – все это может рассматриваться как различные проявления единого и единственного во вселенной процесса круговорота энергии, происходящего по единому и единственному закону.

На космологическом уровне, граница модели характеризуется тем же слиянием материи, пространства и времени в единый вещественно-пространственно-временной континиум, где все неразрывно связано между собой – пространство, время, вещество, поле – все, что ранее считалось независимыми переменными модели. Оказывается, что все переменные могут быть, в конечном счете, сведены к единственной переменной. Физические уравнения, которые должны были бы описывать динамику континиума, превращаются в тождества, физические переменные, такие как время и пространство, сокращаются, разлагаются, сводятся к единственной переменной, не имеющей явного отношения к реальному миру. Приходится говорить об "энергии", существующей вне времени, пространства и материи, точнее, порождающей эти понятия, которые оказываются на самом деле лишь субъективными формальными параметрами, имеющими ограниченный физический смысл лишь на некотором небольшом промежутке модели, попадающем под становящиеся эмпирическими описания классической физики.

В классической физике, энергия соотносится с материальным телом, или, на худой конец, с физическим пространством, где она проявляется в виде поля, электромагнитного или гравитационного.

В современной физике, материальный объект представляется в виде более или менее стабильного сгустка энергии, то есть состоит из энергии. Пространство создается материальными объектом и не существует отдельно от материального объекта. Время сокращается и не имеет реального физического смысла, в лучшем случае – существует как одно из измерений пространственно-временного континиума. Выходит, единственным реально существующим физическим объектом реального мира является энергия. Но что такое энергия, если она никогда, даже в классической физике, не рассматривалась как абсолютная величина, а лишь относительно, как изменение самой себя?

Энергия – это абстракция. И если физическая модель реального мира сводится к абстракции, то чем этот мир является на самом деле?

Современная физика весьма трудна для понимания, поскольку основана на абстрактных моделях, не имеющих естественной интерпретации в терминах человеческого языка, предназначенного для описания явлений, доступных для наблюдения. В принципе, однако, даже столь обыденные вещи, как гравитация, электричество и магнетизм тоже достаточно трудны для описания и философского осмысления. Недаром Максвелл, разработавший теорию электродинамики, рассматривал электрическое поле как колебания мирового эфира, существование которого отрицается современной физикой. Не так давно, несколько столетий назад, явления термодинамики приписывались существованию гипотетического газа, теплорода, который в реальности оказался не более чем движением молекул в веществе.

Наука же, как метод расширения наших знаний о природе вещей, развивается в полном соответствии с законом, известным как "бритва Оккама". Этот закон гласит: не следует преумножать сущности без необходимости. Нужно обходиться минимальным числом физических понятий, поскольку то, что кажется самостоятельной сущностью, может оказаться на деле лишь частным проявлением других сущностей. Газ теплород оказался проявлением механического движения молекул в веществе. Мировой эфир оказался проявлением свойств электромагнитного поля, когда электричество порождает магнетизм, а магнетизм – электричество. Материя оказалась проявлением энергии, проявляющейся в форме волновых пакетов вероятности в пространстве. Пространство оказалось средой проявления энергетических взаимодействий между наблюдателем и наблюдаемым. Скальпель Оккама оказался столь беспощадным, что не оставил вокруг ничего, за что может зацепиться человеческое сознание.

Как хорошо обстояли дела в физике еще каких-то сто лет назад! Казалось, все задачи уже почти что решены, осталось лишь прояснить некоторые незначительные проблемы в оптике и в электромагнитной теории...

В декартовом пространстве, являющемся абсолютным, неизменным и вечным, перемещались твердые ньютоновские шарики неуничтожимых и неделимых электронов. Свет и электромагнитные волны пронизывали пространство, наполненное абсолютно упругим и неуничтожимым эфиром. Космические тела, Солнце и планеты двигались в полном соответствии с законами небесной механики. Весь реальный мир прекрасно описывался и вел себя почти в полном соответствии с изящными идеализированными моделями, в которых материя, энергия и пространство искусно играли свои роли, не мешая друг другу. Однако, результаты опыта Майкельсона-Морли, пытавшихся установить изменение скорости света под воздействием "эфирного ветра", поставили под сомнение реальность существования эфира. Скорость света в направлении движения Земли и в обратном направлении оказались одинаковыми, хотя должны были бы отличаться хотя бы на 30 км/с – скорость движения Земли вокруг Солнца, не говоря уже об ожидаемом воздействии "эфирного ветра".

В других областях физики дела также обстояли не лучшим образом. Электроны, эти классические ньютоновские частицы, вдруг начинали вести себя как волны, огибая препятствия дифракционной решетки. Напротив, свет, который должен был бы вести себя как классическая волна, в черенковских опытах фотоэффекта обнаруживал корпускулярные свойства.

Казалось бы, что мешает физическому миру соответствовать пусть не классическим законам ньютоновской механики, но хотя бы каким-то общим философским концепциям, в которых материи, пространству и времени отведены определенные, вполне различимые места. Тело состоит из молекул, молекулы – из атомов, атомы – из ядер и электронов, ядра – из протонов и нейтронов, нейтроны – из протонов и электронов, протоны и электроны – из кварков, кварки – из ... Пусть даже мир окажется бесконечно дробимым, это не нарушит еще гераклитовской философской концепции о том, что материя – это то, из чего состоит мир. Что каждая из частиц, из которых состоит материя – это самостоятельная сущность, способная взаимодействовать с другими отдельно, самостоятельно существующими частицами.

Сегодня число так называемых "элементарных частиц" перевалило за несколько сотен. По мнению физиков, ни одна из этих частиц не является элементарной. Взаимодействуя друг с другом, частицы превращаются в энергию, из которой затем возникают другие или такие же частицы. Например, после столкновения двух электронов, они могут остаться двумя электронами, или превратиться в набор каких-небудь мезонов, антипротонов, лямбда-гиперонов и т.д., так что какие-то характеристики до столкновения будут в совокупности количественно равны этим характеристикам после столкновения (масса, заряд, спин и т.д.). Но, тем не менее, все эти характеристики являются скорее некоторым абстрактным формализмом, чем проявлением реальных физических свойств.

Предположим, две частицы сталкиваются в пространстве и разлетаются в разные стороны. В соответствии с современными физическими представлениями, частицы после столкновения будут иными, отличными от тех, которые предшествовали столкновению. Если бы мы пометили одну из частиц до столкновения, мы бы не нашли ее после столкновения. Пара (p1,p2) превращается в некоторое количество энергии (p1+p2), из которой затем порождается две новых частицы (е,е).

Строго говоря, мы не можем пометить частицу никаким способом. Ведь любая элементарная частица, согласно современным представлениям, является волновым пакетом, а волну пометить нельзя. Таким образом, мы можем рассматривать материальный мир как некоторую волновую картину, как рябь на воде, как множество бликов на поверхности моря. Только вот где находится это море и из чего состоит? Что за солнце отражается в этом море? Что за ветер поднимает эту рябь?

Некоторые философы пытаются вернуться к понятию мирового эфира. Как философская концепция, эфир мог бы послужить хотя бы какой-то материальной подложкой физического мира, но эфир не вписывается в рамки существующих физических моделей. По крайней мере, современная физика в эфире не нуждается, и концепция эфира не может устоять под воздействием "бритвы Оккама" физической науки.

С точки зрения современной физики, поле, или полевое взаимодействие – это обмен виртуальными частицами, движущимися со скоростью, превышающей скорость света. Электрические заряды притягиваются, обмениваясь виртуальными фотонами. Ядерное, или сильное взаимодействие обусловлено обменом более тяжелыми частицами, бозонами (?). Поэтому, оно действует на более коротком расстоянии и со значительно большими "силами". До сих пор неясно, какие "частицы" обуславливают существование гравитационного поля. Поиск гравитонов, медленных частиц с огромной массой, продолжается во всем мире, пока безуспешно. С другой стороны, гравитацию пытаются рассматривать не как поле, а как одно из фундаментальных свойств пространства-времени – его способность к искривлению под воздействием массы.

Что такое пространство? Это сеть возможных состояний вокруг физического объекта, то есть сгустка энергии. Там, где нет объекта, пусть в виртуальном проявлении, там нет и пространства.

Но, как же быть с нашими обычными представлениями о декартовом трехмерном пространстве, в котором проявляется, существует весь материальный мир? Ответ прост. Декартово пространство, очевидно, является некоторой математической абстракцией, наряду с другими возможными метрическими и неметрическими пространствами. В каких-то границах, эта абстракция хорошо описывает физическую реальность. Однако если расширить эти границы за пределы микро- и макромира, декартова модель пространства перестает соответствовать реальности. Абстракция, к которой мы так привыкли, имеет ограниченные пределы реализации. Физический мир неоднороден в смысле масштабируемости физических и даже геометрических законов. В космологии, параллельные линии смыкаются в местах скопления звездного вещества, искривляющего саму структуру физического пространства. В микромире, понятие пространства, ввиду релятивистских скоростей, близких или превышающих скорость света, вообще "схлопывается" в нульмерность (какие линии? Какая параллельность?)...

Однако, современная физика предостерегает: все эти "ужасы" мира моделей микромира и космологии никак не ставят под сомнение истинность и точность классических физических и геометрических моделей построения наблюдаемой части мира. Квантовая релятивистская механика и общая теория относительности не отменяют и не запрещают законы Ньютона, уравнения Максвелла и другие достижения классической физики. Никто из физиков не требует сжигать школьные учебники и уничтожать наглядные пособия, демонстрирующие опыты Майкла Фарадея...

А вот с философскими концепциями дело обстоит несколько иначе. Возможно, следовало бы устроить ревизию старых учебных пособий по философии, а в новых изданиях вместо термина "бытие" использовать "майя"- иллюзия реальности... В самом деле, ни одна из существующих философских моделей не может удовлетворительно описать проблему нелинейности, немасштабируемости физических законов и структуры материи. Никто не предполагал, что один и тот же мир на разных уровнях рассмотрения может быть настолько разным...

Искусственность концепции – вот что, прежде всего, бросается в глаза при рассмотрении современных физических представлений о реальном мире. Объяснением этой искуственности может быть тот факт, что существующие физические модели не вполне верны или, по крайней мере, весьма фрагментарны, чтобы составить одну, общую, цельную философскую картину мира. Другим возможным объяснением этой искуственности может быть упомянутая в самом начале компьютерная метафора модели мира как реализация некой абстракной, возможно, даже существующей в иной реальности модели.

Впрочем, интересную интерпретацию идеи "возможных миров" дают Кауфманн и Смолин в одной из своих статей [2]. Следует отметить, что Кауфманн – известный биолог, а Смолин – один из ведущих мировых специалистов в космологии. В статье утверждается, что в мире постоянно порождается множество различных вселенных, лишь некоторые из которых оказываются достаточно стабильными и способными к развитию. Таким образом, происходит как бы селекция, "естественный отбор" вселенных по их способности к существованию. Естественно, поскольку каждая вселенная создает свое собственное пространство существования, вселенные нигде не пересекаются (хотя возможность возникновения вложенных вселенных также не исключена). Таким образом, концепция Бога, создавшего Вселенную, заменяется более "научным" механизмом естественного отбора. Можно отметить, однако, следующее. Допустим, процедура порождения миров происходит бесконечно. Рано или поздно, возникает мир, столь совершенный, что в его силах становится взять на себя роль селекционера-мичуринца, управляющего созданием возможно лучших миров. Как следовало бы назвать такой мир? Однако, все это слишком далеко от предмета рассмотрения.

В конечном счете, задача физики – это констатировать факты и объяснять явления. Обобщать факты и делать выводы о существовании принципов – дело философии. Поэтому, физика не волнует тот факт, что его новые теории ломают существующие философские концепции. Философ, со своей стороны, не склонен доверять современным физическим теориям, ощущая их явную искуственность и неполноту. Давайте подождем, говорят философы, когда вырисуется хоть сколь-нибудь стройная физическая картина, и тогда уже будем делать выводы и обобщения. Но современные физические теории, в самом деле работают, да еще как! Ядерные технологии, современные ускорители, сотни тысяч экспериментов в год – все это базируется на фундаменте современной физики и подтверждает правомерность существующих абстрактных моделей.

И все же, современной физике явно не хватает стройной философской концепции. Кто знает, возможно, именно философия могла бы помочь в решении существующих физических проблем, таких, как теория гравитации и единая теория поля?

 

Теория суперструн является теоретической базой построения единой теории поля - или, как ее еще называют, теории всего. В теории сверхструн, пространство Вселенной имеет более трех измерений, существовавших на момент "Большого Взрыва". С остыванием Вселенной, часть измерений оказались "свернутыми", сколлапсированными, примерно так же, как двухмерный лист бумаги, может быть свернут в почти одномерную трубку. В разных теориях называется различное число таких свернутых измерений, так, например, одна из версий единой теории поля называет одиннадцать измерений пространства, из которых свернутыми оказались семь. Самые радикальные теории развиваются в бесконечномерном пространстве, благо, такой вид абстракции современная математика допускает.

Необходимость существования "свернутых" измерений вытекает из сохранения условий симметрии, пространственно-временной инвариантности. Физики считают необходимым, чтобы процессы, происходящие в микромире, были бы всегда обратимыми, инвариантными, то есть корректно описывались бы как "по ходу" времени, так и в обратном направлении. Это действительно так, поскольку в ходе физических процессов должны выполняться законы сохранения.

Свернутость, или "скрученность" пространства обуславливает его экзотические свойства в области микромира. Каждая точка вселенной представляет собой конец струны, другой конец находится где-то в центре Вселенной, в точке Большого Взрыва. Идеологом и вдохновителем теории струн был Т.Калуца, который поставил и выполнил задачу формулировки геометрической интерпретации электромагнитного поля, аналогично тому, как это было сделано Эйнштейном для гравитационного поля. В пятимерном пространстве Калуцы действует электрогравитационное поле, которое, если на него взглянуть из пространства с размерностью четыре (пространство-время), кажется состоящим из двух различных полей.

Ясно, однако, что наша Вселенная на самом деле является трехмерной, поскольку основные физические взаимодействия формализуются по закону обратных квадратов (E=Q*q1q2/r^2; F=Gm1m2/r^2). Если бы Вселенная была более чем трехмерна, мир оказался бы нестабильным; в противном случае, физические законы должны были бы включать величину 1/(N-1). Следовательно, для случая четырехмерного пространства, Закон всемирного тяготения должен был бы включать обратную величину не квадрата, а куба расстояния.

Но физики – народ настырный, и эта проблема их ни в коей мере не озадачила. Формально-математическая теория тем и хороша, что она может быть расширена, изменена, дополнена в соответствии с результатами экспериментов. Вскоре Клейном был предложен изящный выход: дополнительное измерение может присутствовать в "свернутом" виде.

И все же, экзотичность теории заставила на время забыть о дополнительных измерениях. О них вспомнили в 70е годы, когда остро встала проблема сохранения симметрии во взаимодействиях элементарных частиц, число которых, с появлением нового поколения экспериментального оборудования, стало стремительно расти.

С математической точки зрения, для сохранения симметрии оказалось удобным "внедрить" в обычное трехмерное пространство еще семь измерений, свернутых в форме семимерной сферы. Помимо прочего, свертка пространства в форме сферы-7 давала возможность получить минимальную энергетическую конфигурацию 11-мерного пространства в форме 7+4, а это хотя бы соответствовало известным принципам существования материи, стремящейся занять, возможно, более энергетически выгодное состояние.

Чем больше измерений – тем меньше операций суперсимметрии нужно проводить, чтобы объяснить различные варианты распада и взаимодействия более чем двухсот типов элементарных частиц. Ясно, что теория, предполагающая 8 операций суперсимметрии (то есть восемь последовательно происходящих субэлементарных превращений) для описания одного элементарного взаимодействия, представляется неудовлетворительной. В то же время, в одиннадцатимерном пространстве достаточно одной операции суперсимметрии вместо восьми. И физикам начало казаться, что абстрактные формально-математические теории в многомерном пространстве, в самом деле, позволяют адекватно описать все трудности элементарных взаимодействий, и к тому же решить параллельно задачу построения единой теории поля.

Но не тут-то было. Специалисты в топологии, этой причудливой разновидности геометрии вывернутых наизнанку шаров и скрученных пространств, заявили: позвольте, ведь 11-мерное пространство должно быть киральным, то есть закрученным вправо или влево. Какая уж тут симметрия... Тогда физики предложили другой вариант: десятимерное пространство 4+6, в котором 6 измерений скручены в суперструны (то есть суперсимметричные струны). Далее в теории суперструн начинается настоящая вакханалия, предсказывается возможность и необходимость существования параллельных "призрачных" миров и др. Однако, все это – лишь результаты математических теорий, не подтверждаемых не только экспериментами (которые невозможны и вряд ли станут возможны до наступления следующего Большого Взрыва), но также известными принципами построения доступного для восприятия мира.

История с суперструнами кажется более понятной, если проследить картину Большого Взрыва, как ее представляют физики, в первые мгновения существования нашей Вселенной.

 

Большой Взрыв. Теория Большого Взрыва не является ни завершенной, ни общепринятой в современной физике. Однако, она лучше, чем другие теории, описывает как космологию Вселенной (реликтовое излучение, разбегание галактик), так и физику микромира (в т.ч. гипотетическую свернутость мирового пространства).

Около 16 миллиардов лет назад Вселенной не было, точнее, она существовала в единственной точке в состоянии сингулярности. Вне этой точки не было ни материи, ни пространства, принадлежащих нашей Вселенной. Внутри этой точки была сосредоточена вся энергия Вселенной.

Поскольку энергия является эквивалентом температуры и массы E=kT, E=MC2, эта точка быа очень горячей, очень тяжелой и очень плотной. Собственно говоря, плотность точки была бесконечной, поскольку ее объем был равен нулю.

Непонятно, что стало первичным толчком к расширению материи. По существующим физическим представлениям, бесконечно плотное состояние материи, имеющее место в черных дырах, может продолжаться бесконечно долго: материя просто падает внутрь себя под воздействием гравитационных сил. Хотя, пример не вполне корректен. Черная дыра, хоть и искривляет пространство, существует в пространстве. В момент Большого Взрыва, пространства не было. Как, впрочем, и времени.

Время возникло. Моделирующий компьютер включился, начала загружаться программа. Затем, в первые наносекунды БВ, время порождает квант пространства, неясной пока размерности. К 10-43с существования Вселенной, возникает понятие Суперсилы (электросильнослабогравитационного взаимодействия). Пространство приобретает конфигурацию, возможно более выгодную с энергетической точки зрения. Программа загрузилась, начинается этап моделирования. Мировые константы определены. Метрика пространства сформирована. Мировая сфера начинает расширяться, причем под расширением понимается увеличение параметра расстояния, а не расширение "в чем-то". Вместо расширения пространства мы можем использовать термин сжатия его внутреннего содержания, повышение уровня детализации, прорисовки очертаний объектов в пространстве. Впрочем, объектов еще нет - существует только энергия в чистом виде.

Вселенная расширяется, ее содержимое остывает - и к 10-5с появляются первые частицы. Во Вселенную закачивается, или втягивается все новая информация. Информация вместе с энергией порождают материю. Материя создает, детализирует, обуславливает пространство, необходимое ей для своего проявления. Первичный хаос начинает порождать более или менее стабильные структуры - атомные ядра. Через 100000 лет, излучение отделяется от вещества - вступают в действие электромагнитные силы. И только после этого начинаются космологические процессы - из вещества создаются галактические скопления, возникают галактики, появляются звезды и планеты и т.д.

В целом, с физической точки зрения, Вселенная ведет себя как замкнутая система. Иначе и быть не может, поскольку, если это не так, то физика перестает быть наукой о строении материи, а становится чем-то вроде мелиорации - науки нужной, но очень частной, не претендующей на всеобщность и обязательность выполнения мелиоративных законов в каждой точке мира.

Единственное, в чем Вселенная не является замкнутой - это информация. Ведь в ходе расширения, детализации Вселенной, ее информационный потенциал и информационное содержание, очевидно, увеличиваются. Откуда же берется эта информация? Очевидно, извне, из абстрактного мира. По каким законам это происходит? Ясно, что не по физическим, поскольку в соответствии со вторым началом термодинамики, энтропия замкнутой системы растет, значит, информация уменьшается.

Становится очевидным, что мы не сможем понять структуру материи, пока физика не возьмется за эту проблему вместе с теорией информации и системным анализом. Что мы получим в результате? Вероятно, образ Творца. Или, по крайней мере, характеристики информационной модели, включающей в себя упорядочивающие принципы построения мира. Ясно, что эти принципы находятся вне физики, в реальной замкнутой системе, включающей в себя не только физический, но также и абстрактный мир.

 

Подводя итог этому краткому обзору, вернемся к его началу - компьютерной модели мира. Действительно, ничто не мешает рассматривать Вселенную как огромный квантовый компьютер, реализующий определенные принципы построения мира. Только вот, что является целью моделирования? Неужели, поиск возможно более совершенных методов построения и упорядочения материи? Неужели, эволюция материи заложена в программе функционирования Вселенной?

В прошлом обзоре мы говорили о том, что в материальном мире не существует известных науке законов, ведущих к организации, напротив, есть законы, обуславливающие разрушение любых видов порядка и рост энтропии во Вселенной. Физика элементарных частиц дает миру дополнительную свободу, а может быть, новый детерминизм, но не превносит в мир каких-либо упорядочивающих принципов.

И все же, миру свойственно развитие. Из облаков космической пыли сложились галактики, звезды и планеты. Допустим, это случилось под воздействием сил гравитации.

На этих планетах, в свете звезд, зародилась и начала развиваться жизнь. Предположим, это произошло вследствие термоядерных реакций в звездном веществе, дающих свет и дарящих жизнь остывающим планетам. Возникновение и развитие живых организмов привело к появлению разума. Положим, это случилось под воздействием законов естественного отбора. Разум стремится познать себя и окружающий мир. Разум стремится осознать, кто же является автором программы, по которой функционирует Вселенная, и по каким принципам эта программа построена. Разуму нужно знать, что же находится снаружи его Вселенной. Зачем?

Чтобы создавать новые Вселенные.

 2001

Литература

 Фритьоф Капра. Дао физики.

A Possible Solution For The Problem Of Time In Quantum Cosmology, Stuart Kauffman and Lee Smolin, http://www.edge.org/3rd_culture/smolin/smolin_p1.html

Теория суперструн http://www.philosophy.nsc.ru/STUDY/BIBLIOTEC/PHILOSOPHY_OF_SCIENCE/DAVIES/GLAVA_10.htm

PS. Результаты последних исследований, опубликованные 8-9 февраля 2001г., похоже, требуют внесения корректив в существующие физические теории. В первую очередь, это касается "стандартной модели" единого поля, унифицирующей три типа взаимодействий - электромагнитное, сильное и слабое. Результаты, полученные в Брукхевенской лаборатории Департамента энергетики США, исследовавшие аномальный магнитный момент g-2 мюонов, показали значительное (на порядки) отличие от теоретических данных и результатов прежних экспериментов, согласующихся с теорией. Уровень значимости данных, по сравнению с прежними экспериментами, был увеличен как минимум на два порядка (http://www.bnl.gov/bnlweb/pubaf/pr/bnlpr020801.htm) . Таким образом, доказано, что стандартная модель неверна, и необходима разработка новой модели, основанной на полученных экспериментальных данных. Можно ли сравнивать результаты этого эксперимента с катастрофой в физике, вызванной опытом Майкельсона-Морли? Время покажет.

Второе сообщение связано со скоростью света. По результатам астрономических измерений, установлена зависимость между скоростью света и его частотой, наблюдаемая у весьма отдаленных астрономических объектов (http://www.eurekalert.org/releases/tam-ein020901.html). В принципе, данное сообщение, если оно будет подтверждено, требует внесения определенных, весьма значительных изменений в теорию относительности. Возможно, эти изменения потребуют вернуть в физику понятие эфира.

© www.NeoEsoterik.org  ©AЛАРТ 

см. также Устройство вселенной2 и М-теорияНовые статьи