Шаг 7. Система мышления

Шаг 7. Система мышления и аналитика

(Оглавление, Шаг 6)

Качество получаемого знания, предел познания и в целом мировоззренческая картина во многом зависят от совершенства используемых инструментов познания  как системы определенных операций, которую мы будем называть системой психофизического мышления. Ее анализу посвящены последующие шаги данной главы. 

Замечание. Знаю: редкая эзотерическая птица долетит даже до середины этого шага. Однако попытаться стоит. Особенно трудно придется гуманитариям, но с третьего прочтения и они смогут сформировать общую картину, что, в принципе, вполне достаточно. Совет один: старайтесь каждый абзац интуитивно-образно визуализировать, а при последнем чтении игнорировать справочный материал. Некоторая эклектичность (рваность, мозаичность) текста связана с необходимостью накрыть все поле темы и одновременно дать достаточно сопутствующей информации. Но в целом, текст находится в единой связи.// 

Если в эзо-познании при работе с состояниями сознания психическое тесно связано с физическим носителем, то по мере выхода в экзо-познание, они становятся все более разделенными, раскрывая пространство методов, составленное диапазонами от психологических до физических, от аналитических до экспериментальных, от непосредственных до опосредованных, от внутренних до внешних и ряд других методологических диапазонов изучения мира.

Задача читателя не только понять общий план и медитационно ощутить, как это все работает, но и настойчиво применять на практике размышлений, совершенствуя свой стиль, чтобы все полученное знание постепенно стало собственной частью его сознания.

D. Под системой мышления будем понимать систему психофизических методов упорядочивания имеющейся информации (или энергоинформационных сигналов) и генерирования новой. Психофизичность мышления означает, что в его процессе участвуют не только мысли в контексте избранной мировоззренческой позиции, но и чувства, и механизмы отождествления/разотождествления сознания с петлями обратной связи через самосознание, а также энергоинформационные процессы упорядочивания в макро-микро физических (вещественных и полевых) оболочках восприятия. Такое мышление можно называть комплексным (с действительной и информационной составляющими) с топологией самовложенных поверхностей (т.е. не выходящее за рамки сознания даже при самоотрицании).

        По сути, мышление человека есть моделирование определенной частью некоторым аспектом психофизических оболочек человеческого восприятия упрощенной структуры и динамики Реальности, которое позволяет нам выделить существенные связи из бесконечного многообразия. Такую возможность можно рассматривать как вторичное отображение в себя принципиального строения указанных оболочек, ибо оно (строение) само есть фракталоподобное внутреннне отображение Мироздания.  А если мы сконцентрируемся на самой системе мышления, то обнаружим, репрезентацию ее в виде некоего пси-мира. Он познается с помощью все того же мышления, т.е. развивается как обрабатывающая себя программа-терм, открытая к внешним потокам информации. Наша задача описать такую систему мышления, которая бы структурно и процессуально максимально адекватно отображала бы в себе динамическую организацию Мироздания.

        Итак, в теле мышления будем выделять ядро, которое представляет собою генератор фундаментальных преобразований базовой информации (элементарные операции и кванты информации), и периферийное мышление, составленное разнообразными методами для переработки сложно-структурной информации. И, конечно же, многоуровневое мета-мышление, управляющее (упорядочивающее) работу всей указанной системы. В двухуровневой логике Н.А. Васильева соотношение между мета и телом часто интерпретируют так: тело содержит логику событий, а мета-уровень – логику утверждений об этих событиях.

 

Справка 1. Наука о формах и законах правильного мышления может быть определена как логика. Правильность устанавливается путем выяснения допустимых способов рассуждения, в частности, способов доказательств и опровержений. Логика, как наука, изучает методы достижения истины в процессе познания опосредованным путём, не из чувственного опыта, а из знаний, полученных ранее.

Одна из главных задач логики — определить, как прийти к выводу из предпосылок и получить истинное знание о предмете размышления, чтобы глубже разобраться в нюансах изучаемого предмета мысли и его соотношениях с другими аспектами рассматриваемого явления.

Образно говоря, логика есть скелет, на котором держится ″живое тело″ мышления, а череп металогики – емкость для мета-мышления.//

        Выделенные в мышлении элементарные схемы (системы/алгоритмы логических операций) будем называть логиками. Поскольку они имеют четкую форму, то их называют формальными логиками. А в них, как по руслам рек, течет единый волновой поток смыслового содержания. Логики заставляют его ветвиться (разбивают и квантуют поток), придавая ему конкретные направления и проявляя волновые формы (визуальные эффекты). А, составленные из элементарных, сложные логические формы (логические модели, структуры) заставляют смысловой поток образовывать многомерные топологические фигуры с множеством удивительных смыслосвойств. Соотношение между формальным и образным мышлением то же, что и между алгеброй и геометрией – это формализм и визуализация.

Читателю желательно ознакомиться с общим планом мышления в статье ″Общая концепция мета-учения″ раздел ″Самомышление″. Напомню, что в фундаменте находится абсолютно неопределенная логика, которая может быть представлена в виде неопределенной суперпозиции логик – динамикой их тождественных преобразований (флуктуациями потенциалов логических структур). Этот уровень раскрывается в виде пространства всего разнообразия логик (логических миров), которые представлены диапазоне от непрерывно-аналоговых, через эвристические, диалектические, до дискретно-формальных. В последних достигается максимальная определенность логических законов. Диалектическое мышление имеет ″резиновые″ (меняющиеся) русла, заметно больше коррелирующие формой с потоком проходящего по ним смысла, чем ″каменные берега″ формальной логики.  Переплетение всех типов логик представлены эвристическим мышлением в понятийном виде с нечеткими смысловыми границами (совсем нестабильное русло), а в аналогово-непрерывном - пространство мышления заполнено ощущениями смысловых потоков с разной плотностью значимости, созданной их интуитивной оценкой самим субъектом.

        Логические структуры принципиального характера, называемые также паттернами мышления, представляют собою фрактальные объекты, воспроизводящие свою организацию в конкретных условиях с высокой степенью самоподобия. Мета-мышление можно понимать как искусство мышления паттернами (принципами) совместно со всем многообразием их самовоспроизводства. Иначе говоря, во всем конкретном необходимо видеть проявление фундаментальных (всеохватных) принципов, а в них, в свою очередь, открывать  потенциал разнообразия конкретных проявлений. Кстати, очень непросто в случае их нелинейного самоподобия (общность организации не гарантирует очевидность самоподобия, например, сравните формы, порождаемые фракталом Мандельброта) и сложносоставных рисунках (фракталоподобные и не фрактальные формы), в местах пересечения активности разных паттернов, обнаруживать работу механизма взаимодействия паттернов. Кроме того, мышление, которое внутри тела является иррациональным (по ассоциациям или случайным переходам), может быть вполне упорядоченным на мета-уровне.

Если для Абсолюта в позиции человека мышление о Мироздании является лишь конструируемым отображением, то при переходе от антропных к абсолютным координатам (вращении координат) мышление и объект мышления становятся все более собственными состояниями абсолютного субъекта, т.е. его внутренним Миром.

 В таком понимании, естественно, что описанная конструкция (вселенная логик) поставлена в соответствие со структурой Мироздания. Поскольку для непроявленного-неопределенного Абсолюта его определенное-проявленное состояние возникает как непрерывно-дискретная формализация исходного, то можно говорить о самомышлении (алгоритмами-термами) Абсолюта при помощи динамики развития самого Мироздания (т.е. проявленного состояния). Первично проявленному уровню субстанции Абсолюта присущи волновые свойства от неопределенной суперпозиции (плотность вероятности) до вероятностного распределения (просто вероятности) по всему диапазону раскрытия (непрерывное мышление микро-уровня, описываемого бесконечнозначной континуальной логикой). А во вторично-проявленном уровне полевой мир уже оформляется в более дискретные формы мега-макро-состояния (счетно-значная логика и многозначно-конечная). Причем энергоинформационные абстракции квантово-волнового уровня детализируются в конкретике вещественных событий. Описанному соответствует переход от абстрактного мышления к конкретному, и, будучи дополнительными, они работают в петлях обратной связи, повышающих общую организацию мышления. Все же отмечу, особую важность овладения именно абстрактным мышлением (конкретным все владеют), являющимся необходимым условием для осознаний-просветлений, относящимся к наивысшему уровню проявления Абсолютного сознания.

Итак, пред взором читателя должна сформироваться величественная картина возникновения из абсолютной логико-смысловой неопределенности логических термов самопреобразований (малых витков из себя в себя), которые, по мере расширения радиуса логических спиралей, порождают разнообразные русла и бассейны логик, а в них смысловые потоки и течения. Пред нами путешествие в мир Мысли с диапазоном от четко прописанных последовательных маршрутов и способов их освоения, до параллельных и даже суперпозициональных (с неопределенным маршрутом и стилем). Это своего рода игра в ментальный конструктор по строгим законам, условным правилам или вовсе без них.

Теперь, когда общая интуитивно-образная картина системы мышления описана, можно чуть глубже погрузиться в детали.

Аналитический метод

 Применение элементов формально-логического способа (четко прописанных логических структур и процедур) познания позволяет:

во-первых, значительно повысить достоверность и структурную ясность мета-учения (включая нео-эзотерику), согласуя принципы его конструирования с научным стилем познания. Конечно, мета-учение нельзя свести к науке по той простой причине, что оно работает с краевыми (граничными) областями познания, в которых часто не действуют научно требуемые способы доказательств. А неоэзотерика является стратегией - мягким алгоритмом, обеспечивающим возможность выбора в условиях, недостатка информации, формальной противоречивости, знаний, различной степени их достоверности, и высокой степени неопределенности критерия истинности. Это ситуация ближе к теориям искусственного интеллекта, чем к физико-математическому подходу.

во-вторых, за счет формально-логических схем рассуждений можно сделать выводы, которые нельзя получить с помощью одной лишь интуиции или, по крайней мере, подтолкнуть ее к открытию. Примером тому служит математическая физика, которая способна сообщить информацию об объектах, которые никто экспериментально еще не обнаруживал и даже, иногда, в принципе их существование не может быть подтверждено опытным путем, а лишь по косвенным признакам. Формальное мышление – это ментальный механизм, перемалывающий любую проблему и на выходе дающий ответ в соответствии со структурой избранной формы и стиля мышления. Если использовать древне-эзотерическую интерпретацию эзотерика как воина Света, то формальную логику можно было бы сравнить с оружием, а мышление с боевым искусством.

Впрочем, не стоит пугаться: мыслить строго формально-логически эзотерику не надо. Для него искусство мышления заключается в способности отслеживать применяемые им стили мышления (при необходимости с нужной степенью точности идентифицировать тип примененной логики), ради повышения осознанности и качества критического анализа своего мышления и выводов. Сами же рассуждения остаются вполне естественными (обычными) - лишь будучи уложены в избранную форму как в систему каналов для течения мысли.

− в-третьих, аналитический метод оказывает сверхслабое возмущающее воздействие на пси-объект изучения, по сравнению с непосредственным восприятием (наблюдением, осознанием) или искусственно создаваемыми условиями психофизического эксперимента. Поэтому правильно поставленное мышление дает наиболее ясное и чистое знание. Например, наблюдаемые транс-состояния сознания легко коррелируют с попыткой их анализа по ходу транса, но зато из них спокойно можно сделать выборку информации, уже находясь в обычном состоянии сознания, по памяти трансового при помощи нормального мышления.

 

1. Формальная логика

Справка 2. Формальная логика (аналитика) – наука о правилах преобразования высказываний, сохраняющих их истинностное значение (инвариант) безотносительно к содержанию входящих в эти высказывания понятий, а также конструирование этих правил. Формальная логика, в отличие от неформальной, организована как формальная система, обладающая высоким уровнем абстракции (знаки и синтаксис) и чётко определёнными правилами. Формальная логика занимается выводом нового знания на основе ранее известного без обращения в каждом конкретном случае к опыту, а путем применения законов и правил мышления. Еще раз подчеркну, что формально-логические схемы есть лишь русла для течения смыслов, т.е. любая такая конструкция может быть разнообразно интерпретируема по содержанию. Способы и виды интерпретаций (термин ″семантика″ обозначает смысловое интерпретацинное наполнение синтаксических форм) объединены в теорию логических моделей.

Неформальную логику понимают как логику аргументаций (анализирующую аргументы в том виде, как они используются в естественном языке), в отличие от формальной логики — логики прямых доказательств на формальном языке. Аргументация более слабое обоснование, но, в то же время, более эффективный метод относительно истинного выбора в реальном мире, чем доказательства, требующие массу благоприятствующих условий для своей реализации. //

        Отправной точкой для понимания структуры мышления является то, что любая логическая теория задается системой логических преобразований с инвариантом в виде принятого определения истины. В математике таковым является понятие о существовании логического объекта (высказывания, события) или логической операции (процесса). В итоге имеется градация уровней существования от принципиально возможного (непротиворечивого), через потенциально конструируемое (в наличие метод перевода из потенциального уровня в актуальный), до актуально сконструированного (реализованного бытия). Если принять весь указанный диапазон, то приходится пользоваться не двузначной логикой (истина, ложь), а трехзначной. А с учетом неопределенных их суперпозиций (смысловых интерференций, связанных с выяснением степени существования метода построения, уходящим в теорию сложности такового и т.п.) происходит переход к многозначно-конечной и бесконечно-значной логикам. Фактически, с простого смысла о сущестовании/несуществовании мы переходим к понятиям конструируемости, анализируемости, наличия физического аналога (мат-физики постоянно подгоняют мат аппарат под реальные явления и различия между физической математикой и чистой весьма велики), т.е. переходим к проблеме управляемости мерой субъективности/объективности логической конструкции.

        Абсолютно неопределенная форма логики означает уникальное (единственное) логическое пространство, в котором все логические операции являются внутренними (отображениями из себя в себя, что на языке теории категорий называется эндоморфизмом). Каждое достаточно объемное внутреннее отображение порождает логический мир. Система этих миров раскрывается в виде металогики (внешняя логика утверждений) и тело-логики (совокупность внутренних логик событий). Единую металогику также называет универсальной логикой – фактически, это логика-терм. Это общая теория логик, занимающаяся вопросами управления (создания, преобразований) внутренними логиками, а также  рассматривающая их математические интерпретации (в частности, алгебраические, геометрические, топологические) структуры.

Теория категорий (являющаяся основой современной математики) явственно указывает на глубинную взаимосвязь между фундаментальными понятиями физики, топологии, теории множеств, логики, алгебры, теории вычислений. Каждая область знаний по-своему понимает «вещь» (объект) и «процесс» (морфизм), которые организованы в категории, обладающие множеством общих свойств. Мы также знаем, что геометрия пространства, построенная на нем физика, свойства сознания, возможного на таком носителе восприятия и информации, являются взаимосвязанными и взаимно обуславливающими. Естественно, что и логический мир, адекватный указанной связке, также несет в себе общие для всех свойства. В частности, как верно заметил Э. Витол, темпоральность (свойства времени), и в целом кривизна пространственно-временной структуры самих мыслительных действий, также связана с определенными паттернами (конструкциями) логических построений. Логический универсум есть упрощенная абстрактная модель и потому может служить навигатором для субъекта в реальном пространстве. Вот, почему владение сложными стилями и формами мышления есть основа высокой психонавтики и красивых просветлений. Однако формальной логикой владеть не обязательно - достаточно понимать как устроен этот "элементарный" уровень и ощущать-сознавать его проявления в своем мышлении.

В настоящее время создано и продолжает создаваться огромное число  формально-логических систем, каждая из которых имеет свои базовые законы и происходит на поверхностях с определенной геометрией. Например, гиперболические логики (вогнутая логика с отрицательной гауссовой кривизной поверхности Лобачевского) задаются логическими матрицами, для которых операции отрицания и импликации (следования) представляют собой уравнения гипербол или поверхностей гиперболического типа. Аналогично, имеются параболические (плоская логика с нулевой кривизной Эвклида) и эллиптические (выпуклая логика с положительной кривизной Римана) логики, а также такие многовекторные логики, в которых операции обретают разный механизм в зависимости от направленности к разным логическим позициям на базе финслеровых поверхностей. Настоятельно рекомендую презентацию В.Б. Тарасов ″О взаимосвязях между онтологиями и логиками″ http://www.myshared.ru/slide/5095/

   Рис 1. Геометрическая интерпретация формул булевой алгебры      

Выше по тексту мы уже отметили, что мышление паттернами имеет фрактальную геометрию, получаемую итерациями и рекурсиями. Мышление в р-адических координатах описывается как итерации на динамических деревьях. И мы уже упоминали сетевую геометрию (решетки, графы), которая массово используется для построения искусственного интеллекта. А также описывали топологические формы, а именно тоннели, которые могли бы служить логическими формами, для текущих по ним смысловым потокам. В квантовой теории все логические операции, по сути, сводятся к вращению вектора состояния кубита при его движении по сфере Блоха (Подробнее Доронин ″Квантовая магия″). О формах представления многомерных пространств рекомендую посмотреть картины М.К. Эшера.

         Замечание. Гауссова кривизна выражает внутреннее свойство поверхностей, которое не меняется при любом их изгибании (без растяжений и сжатий, свойственных топологии). Например, свертывая из листа цилиндр, конус и т.п., мы не меняем эту кривизну. И такие фигуры тоже могут быть связаны с локальными логиками. Эзотерик, при определенных настройках, может визуализировать свое мышление в геометрические формы (даже параллельно с формализмом), если ему свойственно такое восприятие. На практике, логический смысл кривизны можно интерпретировать, например, как схему мышления внутри замкнутого эллиптического мира, или как открытое мышление на поверхностях типа спутниковой тарелки, или как мышление на однородной (изотропной) бесконечной плоскости типа ленты Мёбиуса. Если мыслить на самозамкнутой поверхности, то получаем тавтологическое мышление синонимами с малым понятийным радиусом (смысловым отклонением) или логическим кругом большого радиуса. Всех их будет отличать, прежде всего, распределение значимостей и формы траекторий логических цепочек. По большому счету, аксиома о параллельных прямых, ветвящая геометрию гладких поверхностей, имеет аналогичное преставление и в логике в виде вариаций закона противоречия (см. ниже) в логических пространствах.  Так, в разных логических мирах можно провести только одно, бесконечно много или ни одного истинного логического рассуждения (например, доказательства) параллельного избранному в качестве истинного. Например, если речь идет о независимых интерпретациях, то мы постоянно рассматриваем мета-учение на разных языках описания, хотя и в общей для них всех логике. Но вот, уже из антропной и абсолютной позиций (систем восприятия) логики рассуждений отличаются.//

        Новые логические системы возникают в результате учета разнообразных интерпретаций элементов логики (понятия истинности, логических операций и отношений) и базовых законов. Разные их наборы ведут, как и наборы аксиом в геометрии, к разным теориям-мирам. Существуют, например, времязависимые и времянезависимые, с фиксированным содержанием и контекстозависимые, детерминированные или вероятностные, одно- и многоуровневые и т.п. (см. В.Б. Тарасов ″Нестандартные множества и гранулярные вычисления″ или упрощенно-популярную статью ″Виды логики″.) Приведу примеры некоторых логических миров:

    Рис 2. Интерпретация операций трехмерного аналога булевой функции, операций логического склеивания и удаления в троичной матрице, часто используемой для моделирования нейронных сетей

Классический мир Фреге – это монистическое мышление с наличием абсолютной лжи и истины. Мир Решера вводит пару необходимо-случайно (разрешено-запрещено) как понимание модальной истины. Мир Лукасевича-Клини между истиной и ложью располагает частичные истины: ″ни истина, ни ложь″ как ″возможность″ или ″неопределенность″. А в мире Васильева-Приста промежуточное значение имеет смысл ″и истина, и ложь одновременно″. В мире Данна-Белнапа допускаются обе промежуточные интерпретации последних двух миров. Логический мир Чэна предполагает наличие двух истинных, но противоположных начал с относительным нулем - точкой отсчета как равновесного их значения. 

 Рис 3. Типы событий в двумерной комплексной логике как расширения булевой, здесь 0 - отсутствие ошибки, подробнее http://polg2.narod.ru/logic/stat12.htm

Мир Инь-Ян учитывает определенные диапазоны истинности противоположных значений и диапазон, в котором они стремятся к равенству, т.е. противоположности смыкаются. Мир Де Клира допускает мета-уровень истины как исходную неопределенность. Канонический биполярный мир описывает взаимодействие двух достаточно самостоятельных оценивателей истины-лжи в виде пар их оценок относительно одного рассматриваемого логического объекта: (1,1) (1,0) (0,1) (0,0). Такие миры есть различные интерпретации истины и методики анализа реальности. Сравните двухуровневое контекстозависимое двоичное мышление христианства или ньютоновской физики, абсолютное отрицание Нагаруджны, двухуровневое с четырехзначным отрицанием мышление буддизма и квантово-волновое мышление квантовой физики.
        Логические миры населяют логические объекты (высказывания, предикаты со значением из диапазона истина-ложь). Они получаются путем простого перебора сочетаний объектов и операций. Если нет ограничения на длину и структурную сложность таких высказываний, то их число и масштаб бесконечны, хотя разнообразие все же ограниченно разрешенными в каждом конкретном мире законами (правилами).

        Формализация порождена необходимостью более адекватного мышления при познании  различных областей Реальности, а также стремлением заключить (алгоритмизировать и формализовать) его в строгую форму, пригодную для искусственного интеллекта. Отображение человеком собственной психологии и мировосприятия в роботе с ИИ есть внешний метод повышения индивидуального самосознания и даже общего сознания человечества.

Естественно, исследователь-эзотерик мыслит не формально, но, при распознавании своих умозаключений и просто ментальных ощущений, а также при оформлении рассуждений в научную систему знания,  должен укладывать свои смысловые потоки в известные схемы, дабы избежать (минимизировать) логических ошибок. В результате оптимизировать свой путь, подобрав выигрышную стратегию достижения желаемого.

В этом разделе мы ознакомимся с основами некоторых логик. Если смотреть на мультивселенную логик с антропных позиций, то простейшей окажется двоичная, а далее, идет постепенное усложнение к многозначным логикам. Если же развернуть свое восприятие в абсолютную позицию, то направление окажется обратным: начиная с полевой (континуальной бесконечности значений кубитной информации), вниз по шагам квантования к счетной бесконечности значений внешних миров, конечных многозначностей и до двоичного кода логической информации.

Посмотрим, как ветвятся логики в антропных координатах. В качестве ″начала отсчета″ возьмем известную читателю классическую двоичную формальную логику, с которой он встречался еще в школе на уроках математики. Такая логика предназначена для работы с вневременными дискретными логическими структурами без учета качественных характеристик описываемых ими явлений и базируется на трех законах. Сформулируем их, используя понятие выбора в неком пространстве.

·     закон тождественности: А≡А, т.е. на протяжении всего логического рассуждения (операции выбора) запрещены любые изменения содержания используемых понятий.

Изменение в этом законе хоть одного элемента вызовет бифуркацию в конструкции логики. Например, предполагается вечная (времянезависимая) истинность закона, но мы можем ввести координату времени и установить разнообразные зависимости от нее логических конструкций и их смыслов. Ведь реальная логика обусловлена изменениями внешне-внутренних обстоятельств, т.е. контекстно-зависима. Но даже, не вводя времени, достаточно начать смысловое ветвление самой операции самотождественности. Пусть А есть мета-состояние, которое тождественно целому множеству его собственных состояний А1, А2, А3 и т.д. От их количества возникнет значительная разница в логике. Имеются существенные математические различия между классической двузначной логикой и многозначной, говорящие о принципиальной несводимости второй к первой, т.е. это не просто перекодировка в новой, но эквивалентной системе исчисления.  Что если их большое конечное число, а если счетно- или континуально- бесконечное? Логика квантованных систем или волновых, или полей в неопределенной суперпозиции таковых тоже разная. Но А может само являться собственным состоянием иерархически большего понятия (открыто в него) или, наоборот, является предельно большим и самозамкнутым? Тогда возникает логика в открытых, замкнутых понятийных пространствах или двойственных (одновременно и относительно присутствуют обе оценки), или имеющих нечеткие границы. Наличие мета-уровня в определении самотождественности ведет к мета-логикам и логическим термам самоприменения.

Можно также указать на вероятностную логику. Она очень похожа на многозначные, но отличается от них, прежде всего, тем, что в ней выполняются перечисляемые здесь три закона в стандартном виде.

·     закон противоречия: не допустим одновременный выбор двух противоположных элементов пространства, другими словами, А и не-А всегда ложно (A × Ā = 0).

Существует также эквивалент «закона противоречия» в теории вероятностей: вероятность того, что {некоторое событие одновременно наступит и не наступит}, всегда равна 0, в то время как в многозначных логиках закон противоречия не выполняется.

Понятие ″противоположности″ может иметь не только разделительное значение, а  допускать параллельные истины. Тогда одновременный выбор возможен для противоположностей, которые разделены логическим расстоянием в рамках общего пространства. А если пространство топологическое (резиновое) и понятие ″расстояния″ (метрики) отсутствует? Зато логические точки можно растянуть друг от друга, пользуясь свойствами непрерывной континуальной бесконечности. Можно даже скрутить поверхность так, что логики поменяют свои параллельные однонаправленные вектора на противоположные или просто разные (под углом) направления. Еще можно сменить систему координат. Тогда противоположность может оказаться условной, т.е. иллюзорной реальностью противопоставления между собственными значениями единого объекта.

  

·     закон исключенного третьего: последовательный выбор двух взаимопротивоположных элементов всегда означает, что один из них истинен, а другой – ложен (A + Ā = 1), т.е. “или одно истинно, или другое; третьего не дано.”

Группа логик, отменяющих этот закон, называются неклассическими или альтернативными. Благодаря вариациям с таблицами истинности, возможно построение различных моделей-интерпретаций логических следствий и логической истины. В многоэлементном пространстве отрицание А будет уже означать все множество утверждений не-А, дополняющих А до целого пространства А.

Если же допустима многозначность истины, то отрицание А не означает ложности  всех не-А, а либо частичной их истинности, либо неопределенности состояния не-А, в котором одновременно присутствуют как ложные, так и параллельные равноправные истины относительно А. Но неопределенность как одновременность вовсе не означает, что есть неопределенность в пространстве, где элементы могут занимать свои места, сохраняя расстояния и наоборот. К тому же сосуществование противоположностей может оказаться модальным: вероятностным, принципиально-потенциально-актуально возможным и т.п.

Например, в теории вероятностей выполняется эквивалент «закона исключённого третьего»: вероятность того, что {некоторое событие наступит или не наступит}, всегда равна единице, в то время как в многозначных логиках закон исключённого третьего не выполняется.

 

Кроме вышеприведенных законов важно знать правило двойного отрицания: отрицание А переводит выбор к не-А, но отрицание не-А возвращает выбор к исходному элементу, т.е. А.

Конечно же, в многоэлементном пространстве отрицание может быть множественным по направлению к разным не-А. Или полным мета-отрицанием, отрицающим все пространство и выводящим в иерархически соседние или в параллельные на горизонтальной плоскости. Допустимо и частичное отрицание на многозначных истинах. Понятно, что сложная геометрия поверхности не гарантирует в перечисленных случаях возврата двойного отрицания к исходному элементу, но, возможно, это произойдет на заданном 10-м или к-том отрицании на специфичной поверхности, что можно задать как инвариант в конкретной логике. Или возврата вообще никогда не произойдет, и последовательность отрицаний уходит в бесконечность многообразия объектов.

 Рис 4. Таблица истинности для операций классической логики высказываний

        Все выводы формальной логики базируются на таблицах истинности для базовых логических операций над логическими объектами. К последним относятся операции: “следования” (импликация, ″если, то″), логическое И (умножение, конъюнкция), логическое ИЛИ (сложение, дизъюнкция) и отрицания.




В общем случае, следует представить себе пространство с неопределенным числом элементов (подмножеств, событий, информации) и наличием неопределенных отношений между ними. Эту неопределенность можно раскрыть, описав все многообразие логических отношений (например, не перечислением, а описанием их конструктора) и отношений между самими отношениями. Поясним последнее: следование связано с отрицанием (закон Клавия): отрицание есть следование к противоположности. Законы де Моргана связуют И с ИЛИ: Отрицание конъюнкции есть дизъюнкция отрицаний. Не (А и В) = не-А или не-В

Отрицание дизъюнкции есть конъюнкция отрицаний. Не (А или В) = не-А и не-В

 В некоторых логиках даже заменяют операцию следования на операции И и ИЛИ. Так, например, в буддийском мышлении, причинно-следственных связей нет, но есть устойчивые сцепки событий.

        Трактовка базовых операций также может быть неоднозначна, хотя бы потому, что они задаются огромным разнообразием логических функций. Например, в вероятностной логике: если a — вероятность некоторого события, то вероятность не наступления этого события составляет 1−a;

        если a и b — вероятности некоторых двух событий, то вероятность совместного наступления этих двух событий не превышает min(a, b);

        если a и b — вероятности некоторых двух событий, то вероятность наступления хотя бы одного из этих двух событий больше или равна max(a, b).  

        Вероятность соответствует истинностному значению (1=истина, 0=ложь), вероятность ненаступления какого-либо события соответствует отрицанию, вероятность одновременного наступления двух событий соответствует конъюнкции (операции ″и″), а вероятность наступления хотя бы одного из двух событий соответствует дизъюнкции (операции ″или″). Причем в многозначных логиках истинностное значение любой функции целиком определяется истинностным значением её аргументов, в то время как в теории вероятностей вероятность составного события зависит не только от вероятностей входящих в него событий-компонентов, но и от их зависимости друг от друга, что выражается через их условные вероятности.

         Разнообразие трактовок даже фундаментальных операций велико, ветвление продолжается на каждом уровне и в каждом понятии. Так, выше мы уже рассмотрели ветвление операции отрицания. Добавим, что отрицание в замкнутом пространстве является внутренним. Особенно ярко это видно при переходе к квантовой модели логики в применении к состоянию Абсолютного сознания. Например, отрицание внутри него имеет лишь смысл перехода между его собственными состояниями. Логическое И, понимаемое как умножение, допускает существование параллельных противоположных состояний сознания в так называемой квантовой суперпозиции. А само умножение также интерпретируемо, например, как копирование (размножение) квантового пси-состояния, которое может быть (согласно закону о запрете клонирования уникального квантового состояния) лишь приблизительным относительно оригинала. Если это внешнее копирование, то степень отличия с каждой копией будет возрастать, а при внутреннем, лишь множить собственные состояния.  Логическое ИЛИ, понимаемое как сложение, может быть разложено по ступеням спутанности или разделенности (сепарабельности) состояний сознания в диапазоне от собственных до несобственных. Следовательно, данная операция ″управляет″ мерой спутанности или разделенности квантовых пси-состояний. Причем квантовое следование носит вероятностный характер. Заметьте, что мы пользуемся квантовой моделью системы логических состояний, а не самой квантовой логикой. Для эзотерика мало пользы от знания того, что последняя является недистрибутивной версией логики высказываний. (Высказыванием называется любая лингвистическая конструкция, относительно которой можно установить истинна она или ложна).

Учитывая все сказанное, можно прийти к представлению о многомерном логическом объекте (логике, утверждении, событии) в центре многомерного логического пространства, периферию которого составляют проекции указанного логического объекта на меньше-мерное числом измерений подпространства его интерпретаций. И только по ним, синтезируя, можно сложить понятие об оригинале. Причем, многомерное пространство, в центре которого пребывает объект, служит не просто вместилищем, а мета-уровнем (системой) для него и его проекций. То есть проекции возникают еще и как отражения между мета и тело уровнями – отображения из себя в себя. А суммирование (по разным методам) всех этих представлений сообщит нам об оригинальном многомерном объекте лишь (1,0,Δ), т.е., что он существует, не существует и/или находится в неопределенном состоянии. Это однокубитная информация, содержащая в себе неопределенное количество (конечное и бесконечное в зависимости от метода доступа) обычной информации.

Например, проекция на логику теории путешествий будет содержать описание пространства-мира путешествия либо с одним уникальным (единым и единственным) путешественником с системой операций между его собственными состояниями, либо с системой отношений между множеством в разной мере разделенных путешественников. Истинное значение принимает то путешествие (взаимодействие между путешественниками и миром путешествий как мета-уровнем), которое удовлетворяет заданным путешествию критериям. А ложным, которое не удовлетворяет ни одному из них. Все промежуточные положения (частичного соответствия) задают многообразие более неопределенных оценок. Аналогично, можно сформулировать и проекции в логику Игры, как Игровой мир с моно- или поли- игроком, а также системой базовых отношений и шагов игры. А вот, проекция в мета-мышление открывает самовложенное пространство с системой самопребразования (логикой алгоритмов-термов) в полных формальных и смысловых диапазонах.

        Вообще говоря, имеется две основные (а между ними большое разнообразие) концепции логики. Одна видит в логике основу математики и ищет универсальный код описания логики на базе синтаксических конструкций, отрицая существование мета-языка (как выхода куда-то вовне) и выстраивая замкнутую на себе логическую теорию. А вторая, рассматривает язык как исчисление, при котором возможны различные переинтерпретации языка (разные модели логик), использование концепции истины, концепции метаязыка, и многих интуитивных теоретико-модельных представлений в систематической логической теории. Например, язык логики можно описать языком алгебры, геометрии и т.п.

        Понять вышесказанное легко, если учесть  принцип ″соотношения освещения посредством реостата или простого однозначного выключателя″, т.е. однозначной и многозначной истин. Например, если бы в данной книге первой главой была тема логики и все дальнейшие главы строились на этой базе, отказавшись от интерпретаций-моделей в виде путешествий, игр, познания – это обеднило бы учение и сделало его непривлекательно однородным. Понятно, что противоречия между подходами искусственны: базовая универсальная логика-терм открыта/замкнута в себя через собственный мета-уровень и в самопреобразованиях разворачивается в конечное или бесконечное многообразие логических моделей – языков-проекций-интерпретаций (а не просто перекодировки не меняющей смысловых оттенков) описания.  

         Подчеркну, что ни одна логика не является универсальной. Универсальная логика (мета-логика) не есть новая логика, а терм, превращающий всю совокупность отдельных логик в единую систему. Исследователь пользуется той, которая наиболее адекватно отражает описываемую с ее помощью реальность. (Например, многозначные логики отражают структуру квантовой суперпозиции, да и в обычной жизни бинарная логика часто не подходит, но иногда она предпочтительнее.) Правильная логика – это ключ к проблеме, но его приходится подбирать. Опыт и интуиция ускоряют процесс. Можно начинать подбор с наиболее часто встречающейся трехзначной логики, а уже затем, при обнаружении несоответствий, усложнять/упрощать тип логики. Важно, что всеми соответствующими мышлениями мы уже владеем  на эвристическо-интуитивном уровне в повседневной жизни, но не все могут распознать, как мыслят, и избавиться от ошибок, возможно, несущественных для бытового мышления, но опасных при мировоззренческих исследовательских рассуждениях и для судьбоносных для человека решений.

Приведу примеры идентификаций:

Высказывание ″Эзотерик может достичь просветления, но может и не достичь″ относится к двузначной модальной логике, описывающая потенциальную и актуальную  возможность события. Если бы допускались промежуточные состояния частичных просветлений, то речь бы шла о многозначной модальной логике. Если учесть, что каждый акт понимания-осознания есть элементарное просветление, то логика бесконечнозначна. Если учесть, что просветление бывает разных видов и даже состоит из уникальных состояний, что по одним направлениям просветление нарастает, одновременно с омрачением по некоторым другим,  то работает финслерова многомерная геометрия с логикой по направлению.

″Возможна неопределенная суперпозиция состояний/процессов просветления и омрачения″ - это включается квантовая интерпретация с особенностями полевого движения сразу по всем траекториям.

″При удержании стабильного намерения к просветлению на протяжении времени, соизмеримого с длиной жизни, эзотерик, скорее всего, достигнет просветления″. Здесь уже работает вероятностная логика. Но если отказаться от такого намерения, то либо человек будет удерживать имеющийся уровень просветленности, либо начнет процесс омрачения – это трехзначная логика, в которой отрицание просветления ведет сразу к двум вариантам состояний.

″Эзотерик должен достичь просветления″. Это утверждение истинно только относительно определенного мировоззрения, т.е. работает контекстозависимая логика. Если у человека оно меняется, то имеем времязависимую логику. Причем, есть мировоззрения, которые вообще не имеют понятия ″просветление″, и потому для них это высказывание не ложь и не истина, а неопределенно что.

″Просветление столь же необходимо, сколь и омрачение″. Тут уже возникла диалектическая логика, в которой противоположные понятия существуют только относительно друг друга.

″Нет никакого омрачения, а есть только просветления в разной мере (подобно тому как свет есть, а темноты нет)″ - это заработала монистическая логика (моно-логика).

И мета-логика: ″должны существовать и те, кто стремятся к просветлению, и те, кто к омрачению, и те, кто не стремится к обоим″ – потому что они заполняют (создают) собою полный диапазон игры и мета-управления ею. Но другой уровень в мета-логике утверждает, что процессы просветления и омрачения есть времязависимая иллюзия, а в вечности (времянезависмая логика) этого диапазона нет. Можно и далее приводить множество высказываний по этой теме в разных логиках.

        Уже сама по себе идентификация своего мышления с какой-то из формальных логик, позволяет корректировать мышление и его результаты, минимизируя ошибки и входы в тупики понимания. Они, в большинстве случаев, возникают в результате бессознательного смешения применяемых логик и понятийных определений, а также незнания их соотношений и строения логической вселенной в целом. Поэтому-то мы и знакомимся с формальными подходами, которые позволяют поднять планку обоснованности мета-учения и неоэзотерики на достаточный для этого типа знания уровень.

Справка 3. Лейбниц в работе "Монадология" писал: «…ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым, — без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе, хотя эти основания в большинстве случаев вовсе не могут быть нам известны»

Эту мысль оформили в эвристический закон достаточного основания. Он не является формальным логическим законом и не принадлежит к логике в собственном смысле слова. Он введён из общенаучных методологических соображений и направлен против размышления, соблюдающего формально-логическую правильность, но принимающего на веру произвольные, ничем не обоснованные суждения. Он призван выразить то фундаментальное свойство логической мысли, которое называют обоснованностью или доказанностью. Запрещая принимать что-либо только на веру, этот закон является одним из главных принципов науки.

Закон достаточного основания не имеет формальной записи, по той причине, что доказательства могут быть разными (эмпирическими, теоретическими, да еще и ветвятся во внутренних их формах). Универсальной формулы доказательства не существует. Каждая наука доказывает по-своему (логические, вычислительные, вероятностные, аргументационные экспериментальные доказательства и т.п.), часто отвергая полноценность обоснований в других дисциплинах. Даже внутри математики имеются серьезные отличия в понимании истинности и доказанности.

//Вставка. Теория доказательств — это раздел математической логики, представляющий доказательства в виде формальных математических объектов, осуществляя их анализ с помощью математических методов. Теория доказательств использует точное определение понятия доказательства и доказательства невозможности доказательства того или иного предложения в рамках заданной математической теории. Неформальные доказательства повседневной математической практики непохожи на формальные доказательства теории доказательств. Они скорее подобны высокоуровневым очеркам-эскизам, которые позволяют эксперту восстанавливать формальное доказательство. Для большинства математиков процесс написания полностью формального доказательства слишком педантичен и многословен, чтобы часто им использоваться.

Формальные доказательства строят с помощью компьютера в интерактивной системе доказывания теорем. Существенно, что эти доказательства могут быть проверены также автоматически. Проверка формальных доказательств обычно проста, тогда как нахождение доказательств (автоматизированное доказывание теоремы) вообще трудно. Неформальное доказательство в математической публикации, однако, требует недель тщательного анализа и проверок, и может все ещё содержать ошибки. Теория доказательств является синтаксической, в отличие от семантической теории моделей

Теория моделей — раздел математической логики, который занимается изучением связи междуформальными языками и их интерпретациями, или моделями. Теория моделей посвящена изучению фундаментальной взаимосвязи между синтаксисом и семантикой. При этом, первому в ней отвечает формальный язык, а второму — модель — математическая структура, допускающая некоторое описание этим языком. Теория моделей возникла как обобщение существующих подходов решения метаматематических проблем, связанных с теорий множеств, универсальной алгеброй и математической логикой. Сами эти подходы существовали давно, но при этом долгое время не рассматривались во всей своей общности, в рамках одной логико-философской парадигмы.//

В классической логике истинными считаются утверждения, относительно которых доказана их непротиворечивость с имеющимися истинными (ранее доказанными) или аксиомами.

В конструктивной логике под истинным (существованием) конструктивным объектом понимается его потенциальная доказуемость (осуществимость в смысле конструируемости), даже если у нас нет доказательства в явной форме. Логические объекты здесь живут временно, только по ходу работы с ними, но могут быть потенциально восстановлены сколько угодно раз, в отличие от классических объектов, которые существуют в вечности, а эффекты исчезновения относят только к их проекциям (теням) в зону локальной логической активности.

В конструктивной логике теряет свою универсальность закон исключенного третьего, который  здесь означает, что среди формул (А и не-А) потенциально осуществима только верная, но не указан способ построения ее верного члена. Аналогичным образом, ложность (неконструируемость) А не означает истинность (в смысле наличия способа конструирования) не-А.

В интуиционистской логике суждение считается истинным, только если его можно доказать, в смысле провести актуальное построение, например, рекурсивным методом. Здесь также не всегда выполняется закон исключенного третьего.

По сути, мы видим три мира логики по степеням их определенности (реализованности). Мир принципов, потенциалов и ″овеществленных″ форм.//

    В неоэзотерике также требуются теоретические и психофизические доказательства (с добавлением понятия о субъективной истине) выводов и теорий, но мета-учение уже не требует особых доказательств, т.к. просто обобщает уже доказанное в теле знаний. Вместе с тем, полный отказ от веры является  фикцией даже в науке, потому что аксиомы (как и фундаментальные положения физико-математической науки и многочисленные соглашения) не доказуемы и чаще всего опытно не проверяемы. А психологические опыты с верой и без нее – две большие разницы. Но в одном закон истинен: всё, во что верим, должно исследовать критически, временно отказываясь верить, а по результатам анализа верить больше или меньше. И в истинность этого утверждения мы верим. Иначе говоря, отрицая веру на тело-уровне, сохраняем ее на мета-уровне или наоборот. Если же верить на обоих уровнях, то получим религию, а требовать доказательств на обоих – получим науку с познанием, расходящимся в бесконечность. Наиболее ярким примером ограниченности (ложности в граничных условиях) указанного закона является попытка абсолютного субъекта доказать себе реальность своего существования.

Понятно, что познать все разнообразие логик невозможно, потому что их бесконечно много. Но можно оконечить (ограничить) эту бесконечность оставаясь на уровне принципов – логических паттернов структур и динамик мышления. С многочисленными их применением читатель может ознакомиться прямо по тексту книги, выделяя повторяющиеся приемы мышления.

        Нам остается лишь исследовать связь металогики с принципом самоприменения и мышления паттернами.

        Если обычная логика представляет собой исследование способов применения логических систем для рассуждения, доказательств и опровержений, то металогика исследует свойства самих логических систем и относится к метаматематике. Если мы представим отношения между металогикой и телом логик как логический терм, то речь пойдет о самопреобразованиях такой системы. В этом заключается принцип самоприменения. Его многократное и последовательное использование есть рекурсия (или итерация) – это возврат результата (исходящей информации) в аргумент (на вход в систему) формулы. Математически, это петля обратной связи в ходе нелинейного процесса.

Замечание. Любой алгоритм, реализованный в рекурсивной форме, может быть переписан в итерационном виде и наоборот. То есть разница между ними небольшая. Рекурсия - это такой способ организации обработки данных, при котором программа вызывает сама себя непосредственно, либо с помощью других программ. Итерация - это способ организации обработки данных, при котором определенные действия повторяются многократно (циклично), не приводя при этом к рекурсивным вызовам программ. Проще говоря, итерационный цикл можно вывести в чистом виде из программы, освободив ее от самовызовов или, наоборот, ввести в цикл рекурсивный вызов. Допустимо сделать вывод, что они взаимно заменимы, но не всегда с одинаковыми затратами по ресурсам и скорости. И нельзя однозначно сказать, какой из подходов проще.//

 

        Везде, где присутствует возможность самоприменения, использование одноуровневой логики создает неразрешимые парадоксы, но уже в двухуровневой (иерархической) логике они исчезают. Например, высказывание: ″я верю в то, что я ни во что не верю″ несет в себе самоотрицание, которое не противоречиво, если относится к мета и тело уровням смысла. Другие парадоксы исчезают, если учитывать различия в форме и содержании, отстраненной и вовлеченной оценками и т.п.

        Суть мышления паттернами в том, что мыслитель условно параллельно (без ″условно″ только при наличии многопроцессорности) рассуждает и на уровне взаимодействия принципов, и на уровне их фрактальных проявлений, объединяя их уровнем мета-мышления. Многочисленные фрактальные проявления общего принципа имеют сходные черты, которые часто трудно обнаружить из-за наложения проявления многих принципов и скрытых подобий. Иногда внешне похожие явления, порождены разными принципами, но даже такое видимое подобие указывает на наличие объединяющего принципа. Если мы строим умозаключения от принципа к его фрактальным проявлениям, то мыслим дедуктивно (от общего к частному), а если наоборот, то индуктивно (от частного к общему). Между ними располагаются рассуждения по аналогии, связующие между собою сами фрактальные проявления. 

        Это закон Соответствия (более известный как закон Аналогий или Подобия), который можно сформулировать так:

        Пусть принцип А проявляется у объекта B1 как свойство А1, а у объекта B2 – как А2, тогда А1А2 ( есть знак аналогии или соответствия), и верно, что А1= А2 + Δ. Здесь Δ - это мера кривизны, т.е. поправка, необходимая для получения равенства вместо подобия. Чем больше кривизна, тем выше уровень абстракции, на котором может быть обнаружено соответствие, т.е. какой-то вид симметрии. 

 Например: 


        · прямое соответствие – когда у объектов наблюдается явное подобие формы и/или содержания;

        · обратное – при наличии у двух объектов диаметрально противоположных свойств, объединяющих их в некую действующую систему. Например, форма замочной скважины и предназначенного для нее ключа.

Наиболее важными следствиями закона Соответствия являются:

 1. Если будет в некотором смысле доказана правомерность (найден общий принцип) аналогии между исследуемым явлением и уже изученным, то знание о последнем можно адекватно (в рамках следствий общего принципа) отобразить на познаваемый предмет с учетом его специфических особенностей. На языке программистов, это означает, что все объекты общего класса наследуют его свойства.

Например, сравним биологически активные точки БАТ на теле и звезды в космосе. И те, и другие подчиняются нормальному распределению, имеют разную степень активности, проходят фазы рождения и смерти, образуют сети, взаимодействуют полями не только между собою, но БАТ отзываются и на активность звезд. Очевидно, что можно найти еще много общего и провести правомерные аналогии.

В частности, один и тот же объект может быть описан параллельно на нескольких равноправных, но, возможно, разнокачественных языках (интерпретациях, моделях), с возможностью переходов между ними прямо по ходу рассуждения.

2. Базовые принципы процесса познания должны соответствовать основополагающим законам, действующим во Вселенной.

3. Логико-аналоговые модели, при наличии соответствия своей организации реальным явлениям, способны правильно предсказывать поведение последних.

Закон Соответствия является одной из форм описания голографического и фрактального устройства Мира.

Подводя итоги, отметим, что все формальные логики (включая металогику) выражены на языках наинизшего знакового уровня (аналогия с машинным языком и ассемблером), а потому совершенно неудобны для высокоуровневого естественного языка, коим пользуется человек для описания своего мышления. Но эзотерику следует научиться контролировать правильность своего мышления за счет распознавания логик (хотя бы отслеживания точек их ветвления), которыми он пользуется при эзо-познании. Ему надо, при необходимости, уметь лишь идентифицировать число используемых значений истины, оценивать их смысловую интерпретацию, учитывать характеристики логики (время, контекст, реализуемость) и следить за приемами вывода (законами) при рассуждениях, допустимых для избранного стиля логики. Это сложно, но с опытом ведет к возникновению специфической интуиции и быстроте анализа. Проще всего, опыт формального мышления можно почерпнуть, анализируя принципиальные структуры доказательств теорем или осваивая некоторые языки программирования, хотя бы на уровне их внутренней организации и выстаивая блок-схемы, интересующих вас алгоритмов, например, познания, управления, просветления и т.п. Но увлекаться формализмом тоже не стоит – он не даст полноценных ответов, а лишь сделает ваше мышление более осторожным и структурированным. Научится мыслить так, чтобы стимулировать развитие сознания, можно только в процессе самого мышления (включая рекурсивный его анализ), да не простого, а исследовательски (творчески) направленного. В одной из древне-эзотерических интерпретаций эзотерик – это охотник, который идет по следам (извлекает информацию из следа), которые оставил ему Бог-Истина. Для охотника эта Истина есть его добыча и пища. В другой интерпретации, Бог-Творец сконструировал себе Мир, а для живущих в нем своих детей, Он повсюду разбросал элементы, из которых они должны собирать (играться, творить), подражая Отцу, маленькие модели, похожие на его Мир.

Справка 4. Язык программирования, в отличие от естественных языков межчеловеческого общения, предназначен для написания компьютерных программ, которые представляют собой набор правил, позволяющих компьютеру выполнить тот или иной вычислительный процесс, организовать управление различными объектами, и т.п.

К языкам самого низкого уровня (первое поколение) относят машинные языки в машинных кодах. Ко второму уровню относят языки ассемблера. В одних случаях они представляют собой не более чем мнемонику над машинным языком, в других имеют весьма развитый макроязык.

При нарастании сложности программ возникли высокоуровневые языки, предлагающие разные способы управления сложностью. Термин «язык высокого уровня» в этом смысле предполагает, что семантическая модель языка в большей степени учитывает особенности мышления человека, нежели машины и одновременно слабо привязаны к конкретной архитектуре процессора и конкретной операционной системе компьютера.

Математическая логика классифицируется по порядку (как логика первого порядка и логика высшего порядка). Эта терминология естественным образом наследуется информатикой, образуя семантики, соответственно, первого и высшего порядка. Языки первого порядка позволяют определять только зависимости первого порядка между величинами. Языки высшего порядка позволяют определять зависимости между зависимостями (это функции высшего порядка, которым соответствуют функциональные языки).

Введя терминологию «сущностей первого и второго класса», все программисты отмечают, что невероятно тяжело научится думать в категориях разных классов. То есть порядок языка имеет ярко выраженное психологическое влияние. Владение языками более высокого уровня помогает программисту думать в терминах более высокоуровневых абстракций. Низкоуровневые же языки могут навязывать обратное. Другими словами, существует корреляция между лингвистическими возможностями и качеством мышления. В частности, многие профессиональные программисты настолько привыкают мыслить в логике компьютера, что полностью наследуют этот стиль и в обычной жизни. Понятны плюсы и минусы такой адаптации. Другой конец этого диапазона занимают типичные гуманитарии, чье мышление привязано не к логике, а к чувственно-эмоциональной сфере (настроению, состоянию и т.п.) с всеми вытекающими последствиями. Эзотерику предпочтительно держаться нормы соотношения и мета-контролю (отслеживанию) над всеми составляющими мышления.

Некоторые языки согласованы с типизированным лямбда-исчислением и подходят для описания работы самопреобразующих программ-термов. Вообще, существует множество языков в точности прописанных под разделы математики и мат. логики в частности, что некоторым людям позволяет легче освоить такую специфическую логику. (Подробнее Википедия по запросу ″Языки программирования″.)

Есть языки для программирования в мелком и крупном масштабе, что пропорционально уровню абстрактности задачи. Соответственно, возникло и метапрограммирование — генерация программ высшего порядка, которые создают программы (возможно на другом языке или в подмножестве первоначального языка) в результате своей работы. Сравните с формальным метаязыком математики. В металогике формальные языки называют языками-объектами. Язык, используемый для утверждений о языках-объектах, называют метаязыком. В этом состоит ключевое различие между логикой и металогикой. //


Мышление происходит в диапазоне степеней связности (спутанности) между формой и содержанием. При наивысшей связности форма и ее смысловая интерпретация взаимно-однозначны, а при наинизшей – отображаются друг в друга с максимальной неопределенностью: каждой форме соответствует бесконечное число смыслов, а каждому смыслу – бесконечное число форм. Другими словами, это диапазон от формального до аналогового мышления и каждый выбирает наиболее удобное для себя их соотношение. Полностью формализованное мышление, в пределе, достигает максимальной своей определенности с утратой смыслового содержания, а предел бесформенно-смыслового мышления – максимальной своей неопределенности в смысле невыразимости. Обе эти крайние позиции диапазона являются вырождением мышления. В реальности, они не досягаемы, т.к. в любой форме есть собственный смысл, а в потоке - собственная форма, которые нельзя отделить.

Практический аспект всего изученного состоит в том, что если у вас не складывается понимание сути и решения некой проблемы, то, вероятно, вы пользуетесь не подходящей к ней логикой. Интуитивно-созерцательно рассмотрите свое мышление. Подберите новое из диапазона от двузначных до многозначных логик, обратите внимание на применяемые вами правила при логических переходах (возможно, вы применяете законы не соответствующие типу логики), а также подберите значениям наиболее подходящую смысловую интерпретацию.  

На следующем шаге мы рассмотрим формы мышления, расположенные в середине вышеупомянутого диапазона ″форма-содержание″, в которых связность полюсов оптимальная.

Далее Шаг 8© А.В. Кундин https://sites.google.com/site/neoesoterik0/