Шаг 26.6 Гипнонавтика 2

Шаг 26.6 Гипнонавтика 2

(Оглавление, Гипнонавтика 1)

 

Продолжим. Когда человек выборочно и управляемо (в смысле выбора: возможности ее восстановления или невозможности) утрачивает некоторую память. Вследствие этого автоматически нарушается логика, а особенно критическое мышление, которое блокирует ряд возможностей сознания. Человек как бы забывает, что он того-то не может, что это невозможно и преспокойно осуществляет невероятные команды или, наоборот, возможно, не способен выполнить элементарных, оценивая их как недоступные. Трипы, как форма самогипноза, показывают, что распад личности (забывание себя обычного) и трансперсонализация совместно с усилением образного мышления резко подавляют логическое. Становится трудным подбор слов и связная речь. Вообще, трудно говорить, что характерно и для ряда гипнотических стадий. Как правило, управление в трипах происходит за счет создания интуитивных намерений, хотя краткий логический анализ все же возможен. Но чаще происходит смысловое узнавание события – постижение сути через высокую степень отождествленности с ним.

//В трипах забывание обычного внешнего мира вызывает вспоминание огромного массива давно забытой информации, даже выходящей за данную жизнь. (А при возврате в обычное состояние забываются триповые события. Это обеспечивается группой нейронов в гипоталамусе, синтезирующих меланостимулирующий гормон, блокирующий запоминание.)  Реакция мозга на психоделик почти полностью совпадает с этапами гипнотизации. Психоделик берет на себя работу сопротивления обычному режиму работы сознания и временно деавтоматизирует его, дегипнотизируя сознание от внешней реальности и открывая сцену для выхода за-сознательного. А вот, качество его содержания у каждого разная.//

Так вот, для усиления роли подсознания можно почти полностью отключить связное вербальное мышление, просто заставив человека временно забыть слова (разрешая вспоминание отдельных слов для элементарной идентификации событий), сохраняя их понимание. Последнее надо сохранить, потому что на примере людей с деменцией такого же рода, когда они не понимают и смысла, обращенных к ним слов, можно констатировать, что больные становятся просто неуправляемыми. Проблема возникает другого рода: без памяти на слова исчезает обратная связь с гипнотизируемым – раппорт. Разве что простыми знаками или сохранив в памяти базовые слова: да-нет. Но в качестве упражнения по управлению полезно освоить отсоединение понимания смысла произносимых слов от их звучания, т.е. речь превращается просто в звуки, а затем наоборот, забыть слова и, наконец, соединив все в норму. (Пример: читая, иногда, автоматически водишь глазами по тексту, но смысла не понимаешь потому, что внимание отвлекают мысли о другой проблеме.) Мы просто учимся деавтоматизировать привычные процессы, повышая нашу осознанность и управление. Деавтоматизация нужна, чтобы осознать процесс и иметь возможность перестроить его алгоритм под текущие задачи.

С миром мысли человека тоже можно поиграть. Создать нечто утверждающую мысль (мнение, суждение) и механизмом сомнений возбудить противоположную мысль. Отследить их борьбу аргументов и переносы в оценке привлекательности для выбора доминирующей. Аналогичная практика возможна и для мира чувств: эмоции могут быть противоположные относительно одного и того же события, но интерпретируемого и оцениваемого по-разному. Мысль также может противостоять эмоции, но не напрямую, а мысли, связанной с этой эмоцией. Важно научиться фиксировать мысль (идею), как безальтернативную, и через ее призму видеть события. Причем эта мысль может быть не только сужать сферу восприятия, но и максимально ее расширять. Возможна условная аннигиляция противоположностей с переходом вверх или вниз по уровням, т.е. вырезанием линий из полного спектра ощущений, доступного сознанию, вплоть до входа в чистое восприятие. Эти эксперименты приводят к секторальному и иерархическому расслоению мира сознания и возможности контролировать пространство его многообразия, а умение совершать выбор (удалять альтернативы) к единению и согласованию.

Ключевым в работе с пространством сознания является умение отделять воображаемую реальность от актуальной, а затем соединять их. Пси-потенциал, в первую очередь, надо реализовать в виртуальном мире, свободном от ограничений. То есть, весь процесс самогипноза и его элементы должны быть максимально отчетливо отработаны в воображении, в идеальном виде. Это первичное программирование. Ведь большая часть состояний потом вызывается из памяти, а уже из них конструируются новые. Вот почему так важен всякий психологический, психический, психосоматический опыт, т.е. любого генезиса.

Отделение интерпретации входящих сигналов от создаваемых виртуальными образами – признак глубокого сомнамбулизма. Например, смотрим на красный цвет, а в результате внушения видим желтый. Это значит, что в промежуток между первичной зрительной зоной и третичной был вставлен интерпретатор. Этот возможно, если мы расцепили связку, раздвинули зоны на большее расстояние и получили промежуток для переоценки. Обратный пример, когда мы виртуальный образ накладываем на входящие сигналы. И получаем, что видим виртуальный образ, спроецированный на внешнюю реальность. То есть видим желтый цветок, которого просто нет. Аналогично с остальными органами чувств. Можно кушать перец и быть уверенным в том, что это сахар. Нюхать нашатырь как цветок. Можно есть мороженное, которого нет. В мычании коров распознавать звуки оркестра, а в оркестре стадо коров и т.п. И наконец, соединив образы с зоной физиологии, можно, например, внушить себе отсутствие ожога (вспомните хождение по углям) или, наоборот, вызвать его одним лишь образом. Следовательно, даже реакции на физические воздействия во многом зависят от создания пси-интерпретатора. Всё это сами по себе малоценные примеры доминирования виртуального над актуальным, но которые, если с умом, можно использовать с мощным эффектом от заданной пси-реальности. Кстати, возможно и нанести себе вред, например, в результате обезболивания не заметить, как держите руку на раскаленной сковороде. То есть стать на путь неадекватных реакций в реально опасной ситуации. Всякое состояние должно быть к месту, а всякий пси-инструмент использован с осторожностью.

Вставка. Каждый имеет опыт, когда он не может точно вспомнить, было ли некоторое событие с ним в реальности или это был сон. Грань между виртуальной реальностью, пришедшей из сна и из вещественного мира стерлась, потому что не сохранился маркер-ощущение идентификации и нет признаков для определения происхождения данного события или же транс-события были столь реальны, что их не возможно считать лишь сном. Многие живут прошлым как настоящим и их воспоминания сохраняют актуальность постоянно. Аналогично, любое внешнее событие в настоящем есть виртуальное в сознании, и мы можем вспоминать его как дежа-вю или принимать виртуальное за реальное. Вспомните, как часто вы думаете про реальное положение дел одним образом, а потом оказывается, что на самом деле было все не так. А будущее событие тоже виртуально, мы постоянно мыслями в будущем, и мы можем оценить его как уже наступившее или даже прошедшее. В нашем пси-мире все зависит от оценки – эта область относится к практике управления реальностями.  И тогда родовые схватки приносят оргазм, а смерть, трактуемая как рождение в другой мир, превратит агонию  в родовые схватки перед раскрытием психического света и экстатического блаженства.//

 

Для того, чтобы пси-потенциал реализовался, нужен алгоритм из шагов по четко фиксированным состояниям (алгоритм может быть также из нечетких, почти волновых смещений или квантовым с суперпозицией состояний). Например, наше тело есть метод фиксации и фильтрации восприятия божественного восприятия или сознания в позиции человека. В итоге, восприятие человека фиксируется посредством клеточных структур и генетического аппарата, гипнотизируя психику и заставляя подчиниться. И наше старение и смерть, как и рождение, тоже гипноз мега высокого уровня самовнушения. Это гипноз, созданный из ничего, точнее, неопределенно чего. Обратите внимание на то, как из нестабильных и несамостоятельных элементарных квантов вакуум состояния путем усложнения иерархических связей в системах, получается стабильная гипнотизирующая материальная реальность.

Это означает, что Абсолют (или Сверхсущество) погружается в себя с фиксацией потока восприятия на внутренней реальности с послойно возрастающей степенью объективности. Мега-макро-материя обеспечивает наиболее стабильный гипнотранс. Наследуя Абсолют, усиление нашего гипноза/самогипноза в том, что мы должны закладывать фундамент, перевязывая элементарные внушения. А затем надстраивать на нем этажи все более сложных. Растущее здание подымает наше восприятие на новые высоты, фокусируя его на разных этажах и позициях. Перевязка делается посредством ассоциативного (по аналогии) переноса умений и комплектации (сцеплении) нескольких успешных внушений в последовательность или суперпозицию, что совместно с установкой на освоение нового внушения приводит к проявлению нового качества. Например, освоив утяжеление рук, можно по аналогии вызывать их легкость, а одновременное вызывание этих ощущений в разных руках приведет к некоторой диссоциации в полушариях. Ее уже можно перенести на другой прием. А вызов последовательных галлюцинаций в виде утяжеления и легкости может стимулировать освоение ощущения оцепенения. Его переинтерпретация ведет к умению обезболиваться, что при повторном приеме контрастного внушения заметно увеличит качество такового. И так далее, пока этаж из простых внушений не будет закончен. А тогда можно положить перекрытие (потолок-пол) между этажами в виде изменения системы значимостей, выводя внушения на новый уровень уже этажа психологических кирпичиков. Например, внушение эмоций, мыслей, управление вниманием и т.п. потом строим этаж сложных событий, трансличностей и т.п. А крыша будет из самовнушения качественного мировоззрения и переживания просветлений. На практике же все этажи и крыша могут строиться параллельно, но с соблюдением техники безопасности, иначе здание завалится.

Замечание 1. Освоить ощущения утяжеления рук и тела можно так: лечь в теплую ванну с водой, полежать минут пять, а затем медленно спустить ее до конца. Аналогично, набирая воду, будете ощущать, как тело теряет вес, а руки всплывают. //   

Еще один прием усиления самогипноза состоит в том, чтобы в момент реализации команд максимально отделяться от внутреннего могущественного исполнителя – он должен стать объективным существом. Практически это выражается так: его действия мы воспринимаем как активность какого-то незнакомого нам существа. Например, если у вас без вашего ведома поднимается рука, то вы ощущаете, что ею движете не вы. При склонности редких индивидов к застыванию в таких состояниях, может даже произойти неуправляемое расщепление личности, да еще в би-трансе, когда в обычной жизни к его изумлению руки (и не только они) совершают асоциальные или другие действия, мотивированные из неощущаемого центра. Тогда, это уже болезнь.

Замечание 2. Грань между нормой и экстремальными проявлениями (гипнотрансами и психическими расстройствами) очень тонкая. Сравните сами. Кататония представляет собой психопатологический синдром, основным компонентом которого являются двигательные нарушения, такие как ступор или возбуждение. Специалисты полагают, что спровоцировать развитие кататонии может внезапный глобальный дефицит дофамина, а также некоторые другие метаболические нарушения в головном мозге.

Существует также теория, связывающая появление данного расстройства с примитивными реакциями страха, характерными для всех млекопитающих, то есть, с замиранием при виде хищника. Сторонники этой теории считают, что кататонический ступор является реакцией организма на субъективное предчувствие неминуемой смерти.

При пустой кататонии пациент многократно воспроизводит одни и те же позы, движения и фразы, повторяет слова и движения за другими людьми. Наблюдается активный, пассивный или парадоксальный негативизм. При активном негативизме больной делает что-то, не соответствующее указаниям, при пассивном – игнорирует любые требования, при парадоксальном – выполняет нечто, противоположное просьбе. А каталепсия – состояние, при котором больной долго сохраняет одну позу либо части его тела надолго застывают в любом, даже неудобном положении.

При люцидной и онейроидной кататонии перечисленные проявления болезни дополняются продуктивной симптоматикой. При люцидной форме заболевания бред, галлюцинации и изменения настроения возникают на фоне ясного сознания. При онейроидной кататонии возникает нарушения сознания. После выхода из кататонии пациент частично или полностью забывает то, что происходило с ним или в его присутствии, но сохраняет отрывочные или подробные воспоминания о проявлениях болезни.

Кататоническое возбуждение может отличаться непрерывным течением или сменятся кататоническим ступором. Кататонический ступор проявляется замедлением или практически полным исчезновением движений и повышением мышечного тонуса. При ступоре часто развиваются гипергидроз, гиперсаливация, снижение артериального давления, отечность и синюшность конечностей. Клиническая картина ступора дополняется другими проявлениями кататонии.//

 

Общетеоретическая основа такого подхода базируется на интерпретации механизма создания духовных оболочек (шаг 23.1-2). Мы создавали их путем выделения в себе сфер разной я-идентификации в рамках единого мета-Я. Но допустимо было рассматривать день зачатия и рождения каждой новой пси-оболочки как пробуждение в себе неких сущностей, чей потенциал пришло время проявить. Тогда в телесное существо вселялась бы полевая душа с социальными целями, а в нее сущность с более высоких планов с аватарными задачами. Иерархия таких существ создавала бы многоличностность с ярко выраженными способностями каждой. Причем вам бы (закрепившись в мета-позиции или любой другой) пришлось общаться с каждой и со всеми, из мета-уровня слушать их переговоры как отдельных существ. Вы можете предполагать, что все они есть вы, но когда подсознание независимо от вас обслуживает существование таких личностей, то эффект самостоятельности их бытия трудно оспаривать. И лишь в глубоком самогипнозе можно восстановить свое единство, переведя оных в статус субличностей или лишить их вовсе самодеятельности. Моно и поли подходы, теоретически, равноправны – просто в зависимости от позиции восприятия мы видим разные слои своего бытия. Одни непрерывные, а другие дискретные.    

Разделение на повелителя и исполнителя может быть в разных ролевых схемах. Один вариант, когда повелитель (желает властвовать, быть уверенным в себе, стратегически мыслит) и исполнитель (желает довериться более знающему/опытному, желает выполнять приказы, ради поощрения, ради угождения, ради снятия с себя стратегической ответственности, но готовый решать тактические задачи). Другой вариант: повелитель хотя командует, но могущественным является именно исполнитель. И хотя последний, будучи безличностным, сам не ставит себе задач, тем не менее, его реализационным решениям повелителю приходится подчиняться. (Например, исполнитель принял вашу команду на закрытие глаз и вы уже не можете их открыть нормальным путем.) Позицию исполнителя можно получить, если связать расслабление тела с релаксацией сознания, т.е. остановкой потока мыслей (сброс всех значимостей, обязанностей, ответственности, целей, приостановкой всякого оценивания), чувств (безразличное состояние), образов, доступа к памяти – похоже на ступор, но с важной особенностью: наличием полной готовности к выполнению задач. (Чуть глубже погрузишься и вообще перестанешь реагировать на команды!). Чем больше расстояние (в званиях, славе и другой отделенности субличностей) между повелителем и исполнителем, тем сильнее воздействие и эффектнее исполнение. А если посмотреть в динамике, то происходит смена ролей: если усыпить поверхностное сознание, активировав глубинное, принять в него заранее созданные установки, а затем усыпить его, но пробудить поверхностное, то оно уже будет не таким как в начале, с новыми возможностями и ограничениями.

Замечание 3. Релаксация сознания, в идеале, должна происходить почти синхронно с мышечной или они попеременно, пошагово могут вести другу друга. В книге Милтона Эриксона, Эрнста и Шейли Росси ″Гипнотические реальности″ имеется хорошее описание релаксации сознания с передачей ведущей роли подсознанию: ″Вам не нужно говорить, или двигаться, или совершать какое-либо усилие. Даже расслабляться не обязательно, все произойдет само собою, под руководством подсознания. Вам даже не нужно держать глаза открытыми. Вы можете не пытаться слушать меня, поскольку ваше бессознательное может делать это и реагировать совершенно самостоятельно″.

Продолжая мысль, скажу, что если намерение создано и зафиксировано сцепкой с чем-то, то в гипнозе уже нет смысла ни в каких действиях. Вы можете что-то вспоминать или ничего, знать-ощущать нечто о происходящем с вами или оставаться в равнодушном неведении, не надо специально что-либо воображать. Психологически в трансе не нужно быть взрослым, умным, культурным, ответственным (вы никому ничего не должны, в том числе и себе самому), держать высокую человеческую самооценку – все это  подсознанию/надсознанию не надо, а только обычному сознанию, которое сейчас, в трансе, может позволить себе спать или быть увлеченным воспоминаниями, или плаванием где-то в далеких мыслях обо всем и ни о чем. Зато за-сознание может и знает многое такое, что способно вас поразить до глубины души (в прямом смысле)". //

 

Истинный сомнамбулизм, как отмечают все прошедшие глубокий гипнотранс, характеризуется как очень позитивное состояние с исчезновением всех психологических противоречий. Эйсман также установил, что в гипнокоме Эйсдела (гипнотической летаргии) состояние комы похоже на эйфорию, и субъекты просто не хотят, чтобы их беспокоили. Это является причиной, почему они не хотят выходить из этого состояния, желая, чтобы наслаждение не заканчивалось.  В трипах эти состояния тоже хорошо нам известны. Блаженное, самодостаточное, могущественное состояние – гладкая поверхность экстатического ощущения себя Богом. Ранее мы использовали его для просветления, а теперь для развития силы самогипноза – все дело в интерпретации и алгоритмах. Порожденное самоуглублением вышеназванное внутреннее мировосприятие можно вывести в состояние с открытыми глазами и даже продолжать жить в нем постоянно. Однако обыденные заботы частично вытесняют его по той простой причине, что привычное поверхностное самосознание, благодаря своей простоте, более быстрое в реакциях, настороже и менее энергозатратно. Для эзотерических целей, вероятно, полезно придерживаться непрерывного самогипноза, лишь меняя его фазы в контексте событий.

Исследователи гипноза утверждают, что внушить человеку действия, которые он считает безнравственными нельзя. Тот просто отказывается их выполнять или автоматически выходят из гипноза. Но это, если у человека есть твердые моральные убеждения, а если их нет? Он без сомнения легко исполнит сомнительные команды. Кроме того, можно обмануть загипнотизированного, внушая ему ролевые образы и придуманные ситуации, склоняя к специфическим постгипнотическим действиям. Люди со слабым сопротивлением быстро сдадутся и станут зомбированными. Хотя этого же все лидеры добиваются прямым внушением наяву, используя давление своего авторитета и страх подчиняющегося. Поэтому следует сразу договариваться, что в гипнозе за психонавтом остается право на отказ от выполнения неприемлемых ему команд – это предохранитель. Но вообще, завуалированные забыванием внушения, хотя и не заставляют совершать заданные действия, но по-любому склоняют человека к этому. Прямо, как звезды в астрологии. Развитая личность легко может распознать природу таких установок и сбросить их, т.е. дегипнотизироваться.

Еще раз поставим вопрос ребром: можно ли заставить человека под гипнозом делать то, чего он не сделал бы в нормальном состоянии? Можно, в двух случаях. Первый, когда человек верит в правильность внушаемого и полностью отключает критический анализ относительно команд лидера. Второй, когда человек сильно боится гипнотизирующего и одновременно ему нравится подчиняться (здесь удовольствие вызывает снятие с себя всякой ответственности, поскольку за все отвечает лидер). Страх выполняет функцию внутреннего сопротивления, которое не дает возможности человеку из обычного сознания противостоять командам, подкрепленным страхом из подсознания. В какой-то мере это борьба между левым и правым полушарием, точнее, лево-правыми субличностями себя, а также борьба между сознанием неокоры и древним мозгом с его инстинктами. Даже если индивидуум волевым путем пытается бороться с нежелательными командами, он не может победить их полностью, а лишь пассивно сопротивляться. Поэтому, знание сути и техники гипноза, а также наличие опыта самогипноза, включая методы блокировки чужого внушения, является главным предохранителем от нежелательных реакций. Вкратце скажу, что в таких ситуациях можно поставить пассивный блок на чужое внушение, задействуя ранее отработанное собственное самовнушение или/и самому перейти в наступление, осуществляя встречный гипноз.

 Вывод таков, что обычный гипноз не столь уж глубок в подсознании, если социальный гипноз в виде нравственности (морали) и идеологий, как правило, оказывается сильнее. Это и понятно, ведь социальный гипноз идет с детства. Однако нормальное распределение, т.е. заполнение всего диапазона реакций, указывает нам на тот факт, что даже такая гипнотизация не может быть 100%. Лишь некий небольшой процент будет жестко следовать социовнушению, основная масса пассивно принимать его ради комфортной адаптации, а часть вообще не будет его принимать, какой бы ни была идеология и пропаганда. Однако в первобытных племенах нарушение табу способно вызывать у соплеменника даже смерть - это тоже социовнушение на фоне сниженной критичности. Но есть гипноз не идеологического, а житейского характера, который большинство людей выражают приблизительно такой фразой: не задумывайся о высших материях и мировых проблемах, живи, пока живется и получай удовольствие от жизни. Это люди находящиеся под гипнозом локальной действительности, гипнозом игры в биологическую жизнь. И главное, что им нравится быть в потоке жизни, и они не хотят узреть его иллюзорность. Но в малом числе есть и такие, кто желает разгипнотизации. Они стремятся понять принципы создания этой иллюзии, преодолеть примитивные виды мировоззрений и найти для себя смысл, далеко выходящий за земное существование. Некоторым из них удается освободиться от притяжения к такой форме жизни, и они обретают право выбора стиля и способа своего дальнейшего бытия или небытия.

Мы знаем, что существует несколько форм нравственности в зависимости от зафиксированного на текущий момент самосознания (самоидентификации). И это позволяет нам пройти в очень непростые мировосприятия и оценки событий. В тоже время, учитывая, что у маленьких детей никакой нравственности изначально нет, то можно вызвать амнезию взрослых воззрений, а зайти в чистую, природную форму неопределенных правил поведения. Аналогично и в позиции божественного самосознания. Зачем временно отключать общепринятую нравственность? В ряде случаев ее нарушения могли через муки совести стать причиной психосоматических болезней. Переоценка событий убирает эти причины, часто приводя к исцелению.

Теперь о видах гипноза и стадиях. Без погружения Элман выделяет внушение наяву и гипноз наяву, разделяя их. Внушение наяву — это внушение, которое дается в нормальном состоянии сознания путем интерпретации событий. Когда гипнотические эффекты, например, всплывание рук, получены без использования состояния транса, они называются гипнозом наяву. Внушение наяву и гипноз наяву – это основа работы Кашпировского, который, однако, отрицает применение гипноза, т.е. определяет его исключительно как метод усыпления. Элман пишет: «я обнаружил только пять пригодных для практики глубин. Первое — это легкое или поверхностное состояние. Второе — это сомнамбулическое состояние, которое можно соединять с любой глубиной. Третье — это гипнокома (гипнолетаргия) или состояние Эсдейла, иногда это называют абсолютным состоянием. Четвертое — это гипносон. (Эти четыре называют трансовыми состояниями.) Пятое — это гипноз наяву, состояние, которое доктора находят невероятно ценным, как форма сомнамбулизма, которого можно достичь без использования транса или закрывания глаз. С этими пятью состояниями в гипнозе можно сделать все возможное.»

Процесс гипнопогружения по Элману имеет стадии:

Нормальное состояние, сон-торможение средней глубины, развилка в глубокой стадии: (1) углубление с последующим пробуждением (тонизацией) сознания в транс-реальности и контролем над нею или на грани потери контроля при истерическом поведении в трансе, или (2) с полной потерей контроля гипнотизера над психонавтом (спонтанный сомнабулизм, когда он замыкается в своей активной пси-реальности), или (3) гипносон (иногда переходящий в обычный сон), или (4) потеря контроля со сверхторможением в виде гипнотической летаргии. В ней человек сохраняет сознание (интуитивное понимание ситуации), но не управляет телом, а иногда и мышлением – тогда полная недвижимость. Обычно автоматически наступает и обезболивание, хотя такой эффект всего лишь сцепка управления телом и чувствительностью. В принципе, это разные линии.

Справка 1. Г. А. Гончаров по-другому выделяет виды гипносостояний.

1 Основные явления, наблюдаемые при глубоком гипнозе летаргического типа: - крайняя вялость, полное расслабление мускулатуры; - на вопросы гипнотизера испытуемый отвечает не сразу и неохотно (движения и речь затруднены); - гиперэстезия - повышенная чувствительность органов чувств (такие испытуемые могут услышать приказание гипнотизера, произнесенное тихим шепотом в отдаленном конце комнаты); - суггестабильность летаргиков невелика, пробуждение затруднено.

2 Основные явления, наблюдаемые при глубоком гипнозе каталептического типа: либо "восковая гибкость" членов; гипнотику можно придать какую угодно позу, и он будет сохранять ее в течение многих минут, пока не начнет проявлять признаков утомления; либо наклонность к устойчивым контрактурам; либо мускулатура гипнотика приходит в состояние устойчивого напряжения. Испытуемым каталептического типа свойственна значительно большая степень суггестабильности, чем гипнотикам-летаргикам (влиянию суггестии поддается у них не только двигательная сфера, но и сфера органов чувств - возможна суггестия нечувствительности к резким запахам, к острым вкусовым и к болевым раздражениям).

3 Гипнотический сомнамбулизм в третьей стадии представляет собой наиболее глубокую степень гипнотического состояния, во время которого загипнотизированный не воспринимает никаких посторонних раздражений и поддерживает контакт через очаг раппорта только с загипнотизировавшим его гипнотизером. В состоянии сомнамбулизма психика гипнотика как бы раздваивается: одна ее часть глубоко спит, а другая - управляемая суггестиями, находится в высшей степени бодрствования. Управляемая часть психики динамична, подвижна. Загипнотизированному можно суггестировать различные иллюзии, галлюцинации (когда испытуемый видит то, чего нет в действительности) и соответствующие им переживания.

 

Справка 2.  Стадии гипнотического погружения, согласно медицинской классификации Е. С. Каткова.

   Первая стадия. Происходит нарастающее снижение тонуса коры головного мозга. Глаза гипнотика постепенно закрываются, в теле чувствуется нарастающая тяжесть. Пациент чувствует вялость во всем теле, сонливость. Постепенно расслабляются мышцы. Пациент вскорости не в силах открыть глаза, пошевелить рукой. Несмотря на то, что он слышит звуки, на вопросы отвечает медленно, неохотно или молчит. В момент пробуждения пациент может быть уверен, что и сам мог выйти из этого состояния.

   Вторая стадия. У пациента наблюдается значительное снижение тонуса коры головного мозга и так называемые «переходные состояния». Появляется анальгезия, то есть снижение болевой чувствительности без подавления других видов чувствительности. Сам пациент ощущает сильную сонливость, дыхание его постепенно становится более ровным и спокойным. Движения сильно затруднены, наблюдается легкая каталепсия, то есть какое-то время поднятая рука находится в этом состоянии. Окружающие звуки внушаемый при первой степени второй стадии слышит, но воспринимает их без какого-либо интереса. Эти симптомы нарастают.

      Далее происходит более глубокое торможение второй сигнальной системы. Пациенту можно внушить какие-либо иллюзии, которые он способен повторить с закрытыми глазами. Его личные мысли исчезают, остаются лишь установки гипнотизера. В этой стадии происходит титаническая каталепсия, отличающаяся от обычной тем, что поднятая рука пружинит. Пациент двигается медленно, он не может, например, разжать кулак. Он не реагирует на нашатырный спирт, его движения становятся автоматическими и однообразными.

   Последняя третья стадия, характеризуется тем, что вторая сигнальная система больного абсолютно выключена, активна лишь первая. Поднятая рука сразу же падает, а самопроизвольная каталепсия, наоборот, отсутствует. Иллюзии реализуются даже при открытых глазах, возникают галлюцинации.

   Гипнотизер способен вызвать чувство голода, холода, жажды. Кроме того, хорошо производятся двигательные реакции. Обычно в этой стадии можно спровоцировать появление положительных галлюцинаций. Пациент просыпается после команды «открыть глаза». Возникает частичная, или неполная амнезия, хорошо воспроизводятся внушенные двигательные реакции.

   В конечном сете, реальный раздражитель перекрывается словом гипнотизера. И положительные, и отрицательные галлюцинации хорошо реализуются. Пациент легко может перемещаться в разные возрастные состояния, например, в детство. После пробуждения глаза пациента мутные и влажные, в этой степени можно вызвать повторный, или «молниеносный», гипноз.

   Во всех стадиях гипнотического сна сохраняется раппорт, то есть способность к общению с гипнотизером.

(Прим. автора: вышеописанная схема гипноза не единственна. Такое сильное торможение, как известно, бывает просто нецелесообразным. В зависимости о применяемой техники гипнонавт заходит по разным ″лесенкам″ в различные психобиологические ″двери″ одного пси-пространства. Но на разные этажи, идет коридорами к различным выходам. И в результате получает разнообразные позиции восприятия этого пси-пространства, интерпретации и возможности.)

Гипнотические эффекты по книге Эриксона ″Глубокий гипноз″:

A. Измененное визуальное поведение:

1. Снижение визуальной деятельности с появлением затуманенного зрения – это характеризует хорошую фиксацию взгляда, а затем и сужение поля видимости. Но при деконцентрации имеется обратный эффект: трудности в фокусировке взгляда. Сниженная способность глубинного и дистанционного восприятия.

2. Субъективное направление цветовидения, то есть добавление хроматических ценностей к визуальным стимулам – это указывает на возрастание синестезии.

/ Возможность отрицательных и положительных галлюцинаций, изменение яркости цветовой гаммы, доминирование избранных тонов, черно-белое видение (цвета различает только центр глаза, а периферия черно-белая) и т.п./

Б. Измененное звуковое поведение:

1. Уменьшение остроты слуха.

2. Неточность локализации источника звука.

3. Искажения в восприятии качества звука.

/Слуховые позитивные и отрицательные галлюцинации, установление внутренней тишины, исключение или сохранение избранного звука./

B. Измененное моторное поведение:

1. Отсутствие общей двигательной координации. /Внушать себе подобные состояния можно лишь в обычном сознании, а с использованием гипноключа только соблюдая технику безопасности, т.е. ограничивая внушения по времени и признаку, а также с поствнушением на полное восстановление координации и даже улучшении ее./

2. Определенные, особые двигательные нарушения. /У каждого своя схема сцепления нейрозон в процессе индивидуального развития мозга, а потому и эффекты отличаются./

3. Парез и паралич. (Парез – это снижение мышечной силы с ограничением объема произвольных движений.)  / В управляемом виде – это прекрасные показатели глубины физического транса: отсоединения психического от тела с торможением его метаболизма./

4. Апраксия. (Апраксия — нарушение целенаправленных движений и действий при сохранности составляющих их элементарных движений; возникает при очаговых поражениях коры больших полушарий головного мозга или проводящих путей мозолистого тела.)

// Заметьте, что все странные психофизические эффекты, временами и в слабой мере проявляются даже в обычном сознании, но в определенных условиях могут быть неконтролируемо усилены до клинического диагноза. А гипнотехника состоит в управлении силой и продолжительностью этих эффектов, где-то в середине указанного диапазона. Чаще важны не сами экзотические эффекты, а сцепка с ними определенных внушений.//

5. Нарушения речи. /Изменение тембра голоса и стиля речи, включая произношение/

6. Дисметрия. (Дисметрия избыточность или недостаточность амплитуды целенаправленных движений; наблюдается при поражении мозжечка или нарушении его связей.) /Все двигательные нарушения позволяют временно расцепить глубокие схемы – это побочные эффекты общей необходимости рассоединения нейропутей для создания новых./

7. Окулярная фиксация, расширение зрачков и нистагмоидные движения (самопроизвольные движения глаз, несогласованные и парные, называемые саккадами). /Это наилучшие идеорефлексы на определенные внушения для управления трансом./

//Движение глаз может рассказать ученым о неврологических заболеваниях человека, механизмах абстрактного мышления и даже может помочь констатировать смерть. Методика изучения того, как двигаются глаза, называется айтрекингом. Движение глаз можно разделить на три типа. Первый из которых — фиксационные движения глаз, которые в свою очередь подразделяются на тремор — маленькие физиологические подергивания глаза, происходящие во время фиксаций, и дрифт. Глаза здорового человека постоянно находятся в движении, даже когда он смотрит в одну точку. Подергивания глаза (тремор) происходят за счет легкой стимуляции глазных мышц, и без специальной аппаратуры дрожание глаза заметить невозможно. Но при помощи айтрекера исследователи определяют колебания глаза, и могут, например, диагностировать смерть мозга. Когда мозг человека умирает, глаза перестают колебаться.

Рис 1. По силе колебания данного изображения можно отслеживать степень недвижимости своего взгляда.  

 

Также анализ тремора позволяет контролировать состояние пациента, находящегося под анестезией или в коме. Некоторые неврологические расстройства сопровождаются аномальным тремором (Паркинсон, рассеянный склероз). Периодически глаз «уплывает» от точки фиксации (точки, на которой он фокусируется) в различных направлениях — это явление называется глазным, или окулярным, дрифтом. Второй тип движения глаз – это стационарные движения глаз. К этим движениям относятся взгляд — соединяют несколько фиксаций и саккад, и фиксации — остановка глаз на одной точке. Саккады — быстрые движения двух глаз в одном направлении — соединяют между собой фиксации. Визуальная информация (то, что человек видит в конкретную секунду) — результат последних 3-4 фиксаций, проанализированных мозгом. Любопытная особенность саккад заключается в том, что за 50 милисекунд до ее старта и непосредственно во время инициирования (движения — оно длится от 40 до 120 милисекунд) визуальное восприятие человека полностью отключается, то есть на протяжении примерно 150 милисекунд человеческий глаз ничего не видит. Это время необходимо для обработки мозгом информации. Во время саккады зрение подавляется, а новая информация поступает только со следующей фиксацией. Третий тип движения глаз — взглядосмещающие — отвечает за быстрые передвижения взора в пределах от 1 до 50 угловых градусов, возникающие при зрительной фиксации объекта (стимула). Расширение зрачка коррелируется с увеличением трудности задачи, он хорошо реагирует на интерес, волнение, возбуждение. Зрачок реагирует с рождения и его расширение является почти неконтролируемой активностью человека. В отдельный тип движения глаз ученые относят прослеживающие движения глаз (ПДГ) — умение глаз двигаться не скачками и точками, а плавно, словно следя за объектом. Плавные движения глаз реализуются при помощи совсем других механизмов, саккады и фиксации уже не играют роли. У людей сильнее развиты горизонтальные, нежели вертикальные прослеживающие движения глаз (ПДГ), а также нисходящие ПДГ у человека развиты лучше, чем восходящие. Такие заболевания как аутизм, шизофрения, а также состояние алкогольного и наркотического опьянения связаны с нарушением ПДГ. Подробнее https://www.hse.ru/news/communication/181116160.html //

Г. Другие типы измененного поведения:

1. Обезболивание и анестезия. /Регулирование интенсивности восприятия болевого сигнала. Трансформация одних болей в другие или изменение их локализации. Например, боль в сердце будет чувствоваться в пальце./

2. Субъективные реакции: тошнота и головокружение. /Нарушения в вестибулярном аппарате обычно соединяют с временным распадом обычной личности. /

3. Состояние беспокойства и фобические реакции с различными физиологическими сопутствующими явлениями. /Этап выработки позитивных моделей реакции и поведения на замену фобиям./

4. Амнезия, обычно обусловленная. /Используется для ввода установок в подсознание./

5. Оживление забытых моделей поведения.

/Активизация творческих способностей, трансперсональные преобразования, психосоматические воздействия. Изменение режимов работы памяти, стиля мышления, создание виртуальных реальностей.//

 

Гипносон, как отдельное состояние, вызванное внушением сна техникой гипноза, подобен обычному сну, но мозг работает на частотах гипноза (управляемого сновидения), а не нормального сна. В период, максимально спутанного логического мышления, можно делать многие полезные внушения. И все это для того, чтобы добраться до наиболее глубоких центров управления организмом: само целительства и нейроэволюции. Поближе к генетическим возможностям. Однако мне не известны отчеты, чтобы столь глубокие погружения решали такую задачу эффективно, хотя определенная сфера хорошо подвластна внушениям именно в гипносне. Но все же групповое внушение и реальность внешних обстоятельств дает более мощные целительские эффекты, даже без ввода людей в столь глубокие состояния. Очевидно, подражание и стайный инстинкт (конформность - бессознательное подражание индивида социальной микросреде), как и нравственность, лежат глубже в подсознании или же это параллельные пути.  Персональное внушение предсказуемо эффективно почти во всех логически продуманных случаях, а групповое есть результат статистических результатов  спонтанных реакций людей на внушение. А что делать тем, на кого не подействовало? Видимо, дело в алгоритме гипнотизации и подготовке самого воспринимающего.

Другое важное соотношение представляют нам медленные (4-5 часов и более) и быстрые (5-10 минут) методики введения в гипнотранс. И тут я приведу очень глубокое замечание М. Эриксона из книги ″Стратегия психотерапии": ″Недооценка временного фактора и индивидуальных особенностей испытуемых приводят к противоречивым результатам при изучении гипноза. Опубликованные в печати данные о не поддающихся гипнозу людях колеблются от пяти до семидесяти процентов и даже больше. Низшую оценку можно объяснить тем, что временному фактору при наведении транса не придавали должного значения.

Картина глубокого гипноза у одного испытуемого какими-то деталями неизбежно отличается от подобной картины у другого испытуемого. Нельзя составить полный перечень гипнотических явлений, которые были бы характерны для одной какой-либо стадии гипноза. У одних испытуемых в состоянии легкого транса проявятся явления, которые обычно типичны для глубокого гипноза, другие испытуемые в глубоком гипнозе начнут вести себя так, как обычно ведут себя в состоянии легкого транса".

Скажу, что важны и быстрые, и медленные способы введения в гипнотранс в зависимости от ситуации и целей. А часто нужное воздействие будет эффективнее вообще без транса. Это, прежде всего, внушения посредством создания реальности целенаправленных обстоятельств, социального отношения и поведения.

Продолжаем рассмотрение предлагаемой мною гипнотической методики работы с сознанием, суть которой сводится к отработке основных пси-движений в обычном состоянии или легком погружении, а затем повторе на более глубоких уровнях. Удивительно, что в состоянии самодостаточного Бога или его аватара, мы имеем идеальное знание-ощущение желаемых состояний или, по крайней мере, легко их создаем. Проблемы начинаются в реализации их на нейробиологическом уровне.

Если нам удалось погрузить ученика в гипносон (мелотонин) или сомнамбулизм (серотонин + детонизация зоны личностного самоконтроля), то пора ввести в его подсознание полноценный гипноключ. Но поскольку мы рассматриваем все процессы с учеником в нормальном состоянии, то будем просить его притворяться, играя свою ранее выбранную роль. И тогда он делает вид, что засыпает и вот спит, но слышит дальнейшие указания, так сказать, одним ухом. Симулируя сон, он старается как можно правдивее его воспроизвести, так что аж сам становится доволен своею игрою. Артистизм – это еще один ключ к самогипнозу. (Доступ к особым состояниям требует, подобно банковскому сейфу, поворота сразу нескольких ключей, иначе не откроется.) А гипнотизер теперь делает внушения, например, о том, что тот в будущем по своей или гипнотизера команде «гипносон» будет очень легко и быстро входить в это состояние. И что оно четко отложится в его памяти. И что в этом состоянии он будет уметь делать то-то, стремиться к тому-то и т.д. Затем ведущий попросит его смоделировать ситуацию, что он забывает все сказанное, оно уходит в глубину и покрывается туманом при помощи, например, быстрых и коротких саккадов, стирающих образы и ощущения. Ученик стоит на грани: если он хорошо сыграл, то ощутит силу самогипноза.

Вообще говоря, после обучения любому гипноманевру следует внушать, что пилот сможет всегда повторить его сам. И даем наименование каждому гипноэффекту, тем создавая специализированный гипноключ. Вначале или в конце обобщаем все ключи до уровня моно-ключа – универсальный ключ, который открывает или замыкает любой пси-замок на один оборот, а специализированный может еще на 1-2 дополнительных оборота, проще говоря, усиливает действие основного. Внушаем, что с помощью универсального ключа будет выполняться выборочно любая команда/просьба/намерение, которую он сформирует уже в нормальном состоянии сознания, но обращаясь по ключу к подсознанию. Команды будут выполняться независимо от условий, отвлекающих событий, шума, света, положения тела и т.п. Обычные команды выполняются обычным способом. Но если отдаешь себе словесно-образную команду и говоришь себе: выполнить по ключу (кодовое слово, образ или жест, позволяющие мгновенно вспомнить гипносостояние), т.е. блокируешь нормальный путь своих команд и даешь волевой импульс, то переходишь в это состояние, и оно реализует желаемое в точности с интуитивной настройкой и настолько, насколько ты уже освоил его силу. Внушается позитивное подкрепление: удовольствие и радость при мысли о такой своей возможности. Один раз такой гипноключ следует амнезировать в памяти ученика (можно повторить внушение на разных глубинах транса), а потом повторить и сохранить в памяти, дабы внушение дублировалось с разных мест. Для этого же повторить команду и ее реализацию с закрытыми и с открытыми глазами, а также после входа из гипноза. Полезно заставить ученика повторить действия уже самостоятельно по своему ключевому коду. Дать поствнушение на ежедневную тренировку команд. Далее при новых гипнопогружениях продолжаем обучать ученика разным приемам с ″переключателями″. Можно углублять состояние, закладывая специализированные ключи под конкретные приемы на других уровнях или секторах подсознания. В конце обучения связать внушением все команды так, чтобы применение любой усиливало остальные. Этим повысить эффективность всей системы ключей. Ключи доступа – это просто идентифицированная память конкретных распознанных и вербально-понятийно обозначенных состояний и способностей. Развитие ключа заключается в дифференциации выделенного состояния, его глубины и скорости активизации/торможения.

Перед применением ключа обязательно следует продумать: не навредит ли тебе данная команда, подправить ее смысл и структуру. Каждый сам может регулировать скорость по времени наступления команды: сразу или отсрочено на сколько-то времени, или по признаку: если произойдет такое-то событие. Окончание действия команды аналогично надо задавать по времени и признаку, даже внутреннему: надоело, устал. Иногда нужны сразу поствнушения по очищению от возможных ненужных последствий команды, как, например, сонность, рассеянность или неуправляемость (спонтанные неустойчивые всплески мысле-чувств или движения), инерция внушения (никак не выйдешь из внушения).

 

Команда не должна иметь внутренних противоречий или быть опасной для организма или неадекватной во внешнем мире. Надо установить степень мета-контроля над нею, имея доступ к управлению постоянно или в быстро меняющихся обстоятельствах периодически (например, каждые 10 сек). Сложные команды лучше разбить на простые с временными восстановлениями управления. А внутри глубокого непрерывного гипнотранса человек не имеет возможности адекватно корректировать пси-программу: критический контроль почти отключен. (Эту проблему можно обойти внушением гибких программ поведения.) Но, в принципе, так оно происходит и в обычном состоянии: есть частота самоконтроля и корректировки. Например, моя рука тянется к сковородке, и параллельно я вспоминаю, что она может быть горячей. Иногда, если доли секунды остались на то, чтобы сигнал с корректировкой изменил движение руки, ее удается остановить, а иногда она успевает схватиться и тогда, как повезет. Значит, все дело в длительности некорректируемого периода.

Но для того, чтобы команда имела полноценную силу ключа надо, чтобы наблюдательное (анализирующее сознание) не могло напрямую корректировать процесс, заданный гипнотически, но могло посредством повторного обращения к ключу. Тогда и контроль есть, и сила гипновнушения не падает.

Мы можем создавать иерархии состояний (субличностей и сознаний), можем создавать параллельные и последовательные состояния (их расщепления), но глубина гипнотрансов имеет предел: интенсивный реалистичный трансовый мир. Всё! Глубже создания отдельной реальности или максимально возможной для данного типа нервной системы яркости образов и переживаний идти некуда. Далее нейросистема не возбуждается (хотя тренировка немного повышает планку), как и не тормозиться глубже бессознательного состояния. Можно лишь утончать восприятие микрособытий (в выделенных зонах и частотах) и усложнять систему мышления-интерпретации происходящего. В целом усложнять общую организацию трансмира и своих психотехнических настроек. Сложная внутренняя сеть нужна для разгона команд по циклическим трассам самоусиления. В этом я вижу путь к глубоким генетическим настройкам.

Аналогичная ситуация и с внушением наяву: более реального, чем создать объективные обстоятельства, т.е. заданные события, гипнотизер не может. Далее играет роль качество их интерпретации и принятие ее гипнонавтом. Но и тут очевиден предел, очерчиваемый его смысловыми и эмоциональными реакциями.

Не глубина транса, а степень внушаемости теперь выступает на передний план. Если ранее мы имели колебания волевого и настроечного характера в диапазоне Я-смогу, Я-могу, Я-смог, то колебания внушения происходят в диапазоне Я-стану, Я-становлюсь, Я-стал. Сам по себе гипноз – это лишь психотехника. Поэтому содержание того, что вы хотите познать или освоить зависит от вашего умения проводить исследование внутренней и внешней Реальности.

Рис 1. Диапазон гипносостояний по степени возбужденности

 

  

 Рис 2. Диапазон гипносостояний по степеням управляемости

 

Если же вышеописанные техники поверхностного гипноза вы хотите воспроизвести в соответствующем самогипнозе, то должны разделиться в себе на командира, солдата и наблюдателя за передачей власти (выбор доминирующего и ведущего состояния) и координацией ее элементов.  Другими словами, при самогипнозе нужен би-транс ( в смысле разделения и десинхронизации в работе полушарий) параллельных состояний в нормальном и гипнотическом сознании плюс наличие мета-состояния с контролем над соотношением между нормальным сознанием вне транса и погруженным в него. Имеем диапазон от нормального сознания с ключом к сценарию транс-реальности до данного состояния уже без ключа – эта позиция хороша для созерцания-наблюдения за трансом без влияния на него. А другой диапазон от внутри-трансового сознания с возможностью обратиться за помощью к нормальному сознанию с ключом, т.е. за помощью извне. До внутри-трансового сознания без возможности иметь и усиливать связь с обычным-вне-трансовым. Это двух-трех мерное пространство игры в себе.

Если ученик знаком с мета-учением и понимает суть мирвоззренческих позиций, то будет не сложно попросить его сыграть таковые. Учитель просто ведет философско-психологическое описание состояний, которые ученик артистически отыгрывает, изо всех сил притворяясь. Более того, на вопросы о своих переживаниях он по договоренности будет отвечать быстро, описывая первое, что по теме пришло. Для погружения в более глубокие состояния, фрактально повторяющие отработанные в медитации (какие кого повторяют, зависит лишь от направления практики), следует идти по отдельным линиям погружения в структуре сознания-личности. Пусть ведущей операцией выбираем работу с глазами (хорошая альтернатива им – руки), как наиболее легко управляемую и значимую в психотехнике. В фазе противостояния подсознательных и сознательных команд относительно открытия глаз (поднятия век), доводим до максимума самосопротивления, который служит пропорционально этой силе фиксатором избранной позиции и в какой-то мере ключом к ней. Фактически мы создаем баланс противоположных сил-мышц. С приоритетом разжимателей-подымателей веки подымутся, а смыкателей-опускателей – зажмурятся, но у нас не происходит ни того, ни другого, а лишь статическое напряжение. Максимум противостояния и окончательная победа достигнуты, когда психонавт временно утрачивает прямой контакт с управлением из подсознания, сохраняющим запрет на открывание глаз. И из обычного сознания действительно не может открыть глаза или забыл, как это делается. Но помнит о доступе посредством обращения к ключевому состоянию или возврату возможности по истечению определенного времени. Таким образом, мы привязали погружение и фиксацию состояния к операции с глазами.

В принципе, можно освоить самогипноз всех стадий, работая только с глазами. То есть освоить самосопротивление, потерю управления вплоть до угасания идеомоторных отзывов, а также каталепсию глаз с залипанием взгляда в любом заданном направлении и т.п. После этого остается лишь сцепить и распространить этот опыт на остальные части тела и психические состояния.  Например, при каталепсии тела или его части проявляется эффект восковой фигуры – комфортного застывания в любой позе. В основе механизма лежит полный баланс между парными мышцами ″сгибания и разгибания″. Все подобные физические эффекты можно связать с аналогичными психическими, что, в данном случае, приведет к застыванию в каждом состоянии сознания. Очевидно, здесь баланс появляется между парами противоположных оценок любого состояния, что приводит к их позитивному или нейтральному принятию, каковыми бы они не были.

Теперь продолжаем погружение по любой другой операции. Например, работаем с памятью. Сцепляем фиксацию закрытых глаз с операцией забывания, а открывание с вспоминанием. (Сцепление, перенос, сонастривание, проецирование– это интерпретации психотехники.) И тем переносим способность самосопротивления на операции с памятью, как бы нанизывая на пси-операцию ″с глазами″ все другие операции, или же следующую сцепим уже с памятью. И так далее, последовательно или параллельно сцепляя и с глазами, и со всеми другими успешными операциями для усиления (подтверждения, подкрепления) фиксации новых результатов. Если удалось максимально заблокировать память чего-либо (цифр, своего имени, самоидентификации и т.п.) так, что из обычного сознания вспомнить не удается, но ключ доступа сохранен в мета-себе или временно у гипнотизера, то фиксация максимально крепкая. Сцепляем с новой возможностью очередной шаг погружения и фиксируем словесно (осознанием) факт изменения актуальных возможностей Я-могу.

И так повторяем с любыми иными пси-операциями, пошагово погружаясь вглубь активизации виртуальных возможностей психики. Когда глубина достаточно высока, то, фактически, мы создали фрактал обычного мира воображения в глубинах своего же сознания, т.е. произвели иерархическое самовложение. И приходим к доминирующей виртуальной реальности Я-Бог над виртуальной реальностью Я-человек. И соответственно, доминирования мировоззрения панпсихизма (панующего, господствующего сознания над материей) над обычным панматериализмом (господством материи над духом). Это состояние (знакомое по трипам, когда отождествляешься с Богом и чувствуешь огромную мощь и решимость в преобразованиях) актуализации в себе Бога на разных уровнях вступает в противоборство с обычным мировоззрением и мироощущением панматериализма. Теперь мы повторяем борьбу этих фундаментальных состояний, доводя до максимума и фиксируя победой желаемого. Проигравшее состояние должно быть временно либо игнорируемо, как незначимое, или забыто. И все это с привязкой к уже освоенным фиксациям разнообразных операций.

Фундаментальное состояние Я-Бог (Я-Аватар) открыто для любых новых операций, т.е. отпадает необходимость преодоления психологического барьера для освоения чего-то нового. Движение с выбором достаточной глубины погружения/всплытия осуществляется из мета-сознания, которое то растворяется в избранных позициях, то отделяется, наблюдая и корректируя. В ходе повторов и циклов с большим радиусом операций происходит дальнейшая актуализация глубинных состояний в рамках бассейна фундаментальных возможностей. Панпсихизм и панматериализм – это диапазон, который сигнализирует нам о том, что бесконечные возможности в рамках самого виртуального мира уже при сцепке с материальной частью (с более несобственными оболочками) требует специальных действий-алгоритмов и в них, которые бы осуществили реализацию задуманного в этих неподвластных напрямую психике зонах Реальности. Например, обращение к надсознанию способно создать виртуальный туннель событий, повышая их вероятность реализации, но сама она нуждается в действиях в соответствующем уровне реальности.

В итоге, мы, выйдя из зоны сознания/мозга с доминирующей в них динамичной виртуальной копией мира материальной реальности, вошли в область виртуальной реальности, построенной воображением, и усиливали ее позицию настолько, чтобы она стала истинно доминирующей позицией в сознании. А затем замыкаем круг, накладывая ее на первую зону и дополняя эту суперпозицию мета-управлением их соотношением. Другими словами, если обычное поверхностное сознание эффективно для ориентации во внешнем мире, то, когда мы приходим к доминированию глубинного виртуального сознания, оказываемся лучше приспособленными к пси-миру. Теперь из него можно опять активизировать поверхностное сознание, сохраняя все же доминирующим глубинное, т.е. наложить или соединить их. Но можно выйти полностью на поверхность, а глубинное свернуть в одно ощущение + название, т.е. с ключом к нему. И, наконец, можно сделать поверхностное и глубинное сознания параллельными в би-трансе, привязывая их к разным полушариям. Каждый вариант имеет свою область применения.

В целом, этот путь сравним с действиями альпинистов или спелеологов, когда они фиксируют каждый свой шаг, чтобы не сорваться, и идут в связке. Медленно и накапливая опыт, они стремятся и достигают все более отдаленных вершин и глубин. На данном шаге я описал механизм гипноза-самогипноза столь подробно, чтобы показать в каком направлении можно проводить исследования и самопознание. Обычно же гипнотизеры не вдаются в такие подобности, даже не знают их, и командуют испытуемым интуитивно, так сказать, общими внушениями, надеясь на его правильную реакцию. Действительно, как правило, этого достаточно. Зачем ведомому знать тайны погружения, когда ему нужен только результат? Но для исследователя этого слишком мало, потому как незнание не позволяет продвигаться далее очерченного гипнотизером. Система гипнотизер-гипнотизируемый может развиваться до некоторого естественного предела, для выхода за который требуется новая психотехнология с обучение каждого в этой системе.   

Некоторые считают, что знания человеком техник гипноза не позволяют потом его загипнотизировать (или ему себя), поскольку исчезает тайна. Однако, как показывает опыт многих гипнотизеров, хотя это и может мешать, но может и помогать. Все зависит от отношения к процессу и способа использования знаний. Интересно и то, что даже под глубоким гипнозом люди могут сопротивляться командам, умалчивать знания или даже лгать. Это указывает лишь на то, что в их трансе не удалось или они не позволили достаточно затормозить зоны мозга, отвечающие за самоконтроль, сомнения и т.п. Отключать ли эти функции, решать самому психонавту, хотя есть люди психологически слабые и подверженные зомбированию. И у них есть только один путь: пройти внушение защиты у того, кому они доверяют, а также освоить азы самогипноза, т.е. заняться саморазвитием.

Техника внушения, по сути, довольно проста – это методика создания условного рефлекса. Сначала повышаем мотивацию (представьте себе, какое счастье иметь такую-то возможность, какой вы будете ″ого-го,″ и как на вас ошалело будут смотреть другие), получаем подтверждающий раппорт, создаем ожидание (по такому-то сигналу вы ощутите то-то), наращиваем убедительность, даем сигнал, поствнушение (и вот уже сейчас вы можете убедиться…), укрепляем результат сравнениями (контрастами), сцепками с другими командами и позитивными раппортами, а также высоко оцениваем значимость достижений, дабы получить положительное подкрепление созданному рефлексу. Условный рефлекс гарантировано создается на базе безусловного или ранее созданного условного при наличии постоянного подкрепления – это 100% результат, если человек не перебивает процесс своим сопротивлением (причина оного, обычно находится в личной истории и его мировоззрении). Если надо усилить результат, то нужна последовательность постепенно усложняющихся внушений – своеобразный разгон перед ″прыжком″. Разные последовательности и способы внушения могут влиять на конечный результат. Таков психологический механизм управления сетями нейронов, описанный на предыдущих шагах.

Интересно, что работа с 300 субъектами, участвовавшими в нескольких тысячах трансов, привела Эриксона и многих других гипнотизеров к следующему выводу:

"Оказалось, что внушаемость возрастает лишь в начале обучения. А затем у субъектов не только не повышается внушаемость, но в дальнейшем приходится вести себя с ними крайне осторожно, чтобы не утратить их сотрудничество, и часто появляется ощущение, что они развивают компенсаторный негативизм по отношению к гипнотизеру, для того чтобы противодействовать любой возрастающей внушаемости. Короче, представляется вероятным, что даже если повышенная внушаемость и развивается, то в незначительной степени″.

Что это, предел внушаемости или сопротивление глубокого уровня? Наверное, оба. Здесь еще можно провести аналогию с реакцией на психоделики, когда при частом употреблении к ним вырабатывается толерантность. Сначала эта проблема решается достаточными промежутками, но позднее все равно развивается психологическая толерантность. И человеку просто не хочется их принимать, как будто они себя исчерпали. Да и просто критичность старается отвоевать былые позиции. Но если мотивация высока, то никакой толерантности не возникает.

 

И, наконец, вспомним о позитивном шоковом эффекте. В гипнотическом состоянии мы можем его вызывать многократно с усилением, если затем накладывать забывание на это событие. Например, совершив регрессию в детство, мы можем добиться восхитительной реакции ребенка на новую интерпретацию произошедшего с ним, вместо какого-то травмирующего события. Последствия этого заменят всю цепочку этой негативной линии. И вообще, для любого возраста можно смоделировать нужную реакцию, создав установки, образы и обстоятельства. Можно, например, вызывать подсознательный всплеск, заранее заложенными внушениями у сомнамбулы поствушениями, на картину виртуальных или реальных массовых исцелений. Интересно было бы узнать, какой процент гипнотиков отреагирует на это видео позитивно. Направленный шок становится вполне реализуемым, а значит, открываются перспективы усиления психосоматических команд.

Замечание 4. Просветление при замыкании взрослого самосознания на детском заключается в узнавании своей неизменной основы – специфичного восприятия, которое не меняется в течение жизни, определяя врожденную особенность индивидуума. Я взрослый – это я ребенок. Ничего в твоей самости не изменилось от того, что ты прожил жизнь, повзрослел, постарел. Ты научился тому, чтобы выживать в этом мире, но ты все равно остался бессильным перед роком. Болезнь, несчастный случай, нападение и т.п. не спасает даже самых сильных и подготовленных. Каждая новая сфера деятельности и ты оказываешься в ней без опыта. Обстоятельства диктуют необходимость, и ты подчиняешься ей как послушный ребенок, даже если не хочешь этого. Все было лишь изменением фильтров понимания, различения, но не твоей сущности. Все события – это были лишь изменения фигурок, складываемых в калейдоскопе, а смотрящий все тот же. И узнавание себя неизменным от начала времен, означает, что все детское восприятие и его потенциал никуда не исчезли.//

 

Еще я хочу напомнить о гениальной мысли Элмана, чуть дополнив ее для ясности: ″С самого начала гипноза и до его самой глубокой степени все дело в соединении его элементов в один связный процесс″.  Это означает, что внушение должно проводиться в циклах самоуглубления. Мы, создавая намерения-интерпретации и ожидания, несколько кратно повторяем циклы из команд, проверяем их качество, делаем привязки к разным сигнальным действиям, перевязываем результаты выполнения разнородных команд оценками, делаем повторные входы/выходы из гипноза. И все это работает, как целостный механизм, а не набор приемов. Это все те же итерации, рекурсии, аттракторы, фракталы и т.п. А значит, реальность самогипноза возрастает за счет наслоения и структуризации самовнушений и этим достигается стабильность всей конструкции.

Более того, в структуру самогипноза эзотерик вносит еще интерпретации внешних и внутренних событий в их взаимосвязи, фактически пользуясь методами внушения/гипноза наяву. Любое успешное ваше действие во внешнем мире, при правильном соединении с помощью выбора позиции восприятия, намерений, ожиданий, интерпретаций, оценок и поствнушений, может и должно служить сигналом к углублению, фиксации, усилению и повышению реальности внутренних настроек. Можно сделать так, что от значимости и трудности достигнутого вовне, пропорционально будет возрастать и степень реализации наиболее глубинных внутренних установок. Если мы отделяем внешние события от внутренних, то работаем в глубоком психическом мире, лишь отвлекаясь по необходимости на внешние вызовы. Но можем сцепить эти два уровня, и тогда внешние события использовать как самогипноз для достижения внутренних целей, а те для достижения внешних. Верны оба подхода сообразно текущим задачам. Мы можем вообще не выходить из гипнотранса. И тогда, оказывается, мы находимся в тотальном самогипнозе, в стремлении реализовать свои цели внутри сложной иерархии трансов под названием Полная Реальность. Мы лишь переходим из одной формы и состояния гипноза/самогипноза в другую.

В частности, имеется слой нашего подсознания, который является загипнотизированным посредством зиготы и ее ДНК-аппарата на стандартное функционирование организма. И вот, каким-то образом поставив блок на этот режим, мы можем разгипнотизировать этот слой подсознания, давая ему специфические установки на пробуждение (тонизируя соответствующие зоны и слои мозга/психики) в реальность с новыми правилами игры. Клетка – это всего лишь конструктор, подобный воображению, но с учетом иных свойств субстанции.

Для входа в ближайшее подсознание достаточно сосредоточенного внутреннего решения с перекодировкой понятийных сигналов в ощущенческие, но чтобы продвинуть нужную установку еще глубже, возникает проблема сопротивления еще более глубокого подсознания. Как быть? Если мы все же настаиваем и фиксируем свое намерение, то не столь глубокое подсознание (или созданный в нем центр решения этой задачи) через некоторое время спонтанно уведет ваше внимание на какие-то отвлечения или даже возникнут внешние проблемы, требующие концентрации на них. И в этот момент нужная команда пробирается вглубь, а возвращающееся внимание (+ блокировка вспоминания) просто накроет ее новым слоем. Это эффективно для некоторого класса задач.  

Гипноз, на основном этапе, осуществляется за счет усиления разъединения сознания и подсознания, точнее, каких-то их сфер. Начинается разведение с разделения позиций и функций между обычным сознанием (первый уровень) и некоторым углублением в собственное подсознание, которое постепенно достигает самостоятельного второго уровня. На нем оно при достаточном отрыве/изоляции от первого способно выступить даже в качестве вполне самостоятельной личности, имеющей дар речи и письменность (автоматическое письмо), т.е. это скорее параллельная личность, чем бессловесное подсознание. Уровней и видов подсознательного можно ввести довольно много, привязывая их к разным функциям. А под каждую выделенную вами субличность автоматически создается свой обслуживающий ее виртуальный процессор. (Но не наоборот: пси-процессор может работать и без наслоения на него субличности, т.с. безличностно решая поставленную задачу.) Аналогично тому, как во сне создаются условно самостоятельные персонажи. В данном исследовании я выделяю только основные уровни в пространстве сознания, прописываемые мета-учением.

Можно ввести третий уровень (почти бессознательный), ответственный за восстановительные работы в организме и психике, и четвертый (бессознательный), напрямую связанный с метагенами, способными принципиально менять алгоритм функционирования кодирующих ген. Эти два последних уровня никак явно не управляемые. Можно пробовать преодолеть эту проблему путем создания противоборства сознания, подсознания и бессознания. Тогда на действие первого второе должно автоматически ответить противодействием. Проблема, если оно никак не реагируют. Почти бессознательный уровень, по своей сути, не имеет вербальной коммуникации, а отвечает идеорефлекторными сигналами. Например, спонтанным пошатыванием головой или подергиванием пальца и т.п., что можно привязать к да-нет ответам. Подергивание пальца посредством слабых разрядов или всплывания рук полезно отработать уже при небольшом погружении. Можно, конечно, создать состояние-декодер в подсознании, и он будет вербализировать ответы из бессознательного, несколько фильтруя и интерпретируя информацию. Замечу, что чем глубже уровень подсознательно-бессознательного, тем более высокое сознание он способен технически обслужить.

Полностью бессознательный 4-й уровень не может ответить даже рефлексами, он отвечает изменениями в функционировании организма, перестройкой в работе генома. Это макроречь.

Пример противостояния целей уровней. Мое обычное социально-биологическое сознание хочет жить. Но более глубоко во мне есть желание дожить уже эту жизнь, от которой я устал, и освободиться. Я радуюсь тому, что возраст увеличивается и все меньше остается. Я против омоложения – это говорит моя надинкарнационная душа – уровень с духовным самосознанием. Но мое аватарное Я (божественное самосознание) еще не реализовало свой план и ему нужна трансформация, в которую входит и укрепление организма, и омоложение, и достаточная длительность жизни. Я не хочу жить на этой Земле без близких мне людей, а мне-аватару личностная история меня-человека и мои-его переживания безразличны, он мыслит, как минимум, человечеством или собственными целями-играми в управление и развитие.

Деление сознания может происходить по эмоциональному и аналитическому уму, а также по разным формам нравственности, соответствующим разным оболочкам сознания. Цели и оценки тоже, при желании, легко конфликтуют между социо-биологическим существом, духовной природой и божественной. Все эти противоречия можно использовать для расцепления уровней и блоков сознания, а согласовывать их надо при возврате в моно-состояние целостности. Как и повсюду в Мире, в сознании действуют силы притяжения и отталкивания, а также нейтральные реакции с изолирующей функцией.

Геометрия погружения – это конусы восприятия в форме песочных часов. Обычное широкое восприятие внешнего мира и себя в нем сужается в точку, а перейдя через условную точку смерти или ее окрестности, начинает расширяться из почти точечного ощущения в ограниченную окружностью реальность (вне черты находится туман забвения). Она сначала воспринимается как цилиндрическая (труба), но потом диаметр расширяется, и границы уже конуса выходят за горизонт восприятия субъекта.

Этот же процесс можно представить, как конус самовложений сознания. При погружении мы сужаем зону восприятия, создаем виртуальную оболочку (воображаемую область) и проникаем внутрь нее, т.е. в самого себя. Это движение может быть непрерывным или пошаговым. С каждым спуском по этажам иерархии мы обретаем полевые психические миры, все более защищенные от внешних потоков и способные доминировать над ними. Значит, можно использовать технику сжатия границ восприятия и самовложений под воображаемые пси-оболочки. Кто завладел вниманием, тот овладел миром.

Как отмечает Гончаров: ″Среди основных свойств внимания (сосредоточенность, устойчивость, колебание, переключение, распределение, объем) для обоих участников сеанса суггестии крайне важны два качества внимания: сосредоточенность и устойчивость. Они характеризуют глубину, длительность и интенсивность психической деятельности человека".

Приведу одну из психотехник овладения вниманием в трансе. Управление широтой и интенсивностью внимания отчасти достигается путем сведения-разведения глаз, сужением-расширением зрачка, напряжением-расслаблением и падением вперед или назад глазных яблок в зависимости от наклона лица. Точнее так: напряжение глаз с сосредоточением в пустоте (прострации), тонизация и потом детонизация глаз (сначала напряжение, потом расслабление и фиксация состояния в зависании. А далее, возможно, отключение от физических глаз и сохранение свойств потока в виртуальных глазах. Это важно, т.к. в сомнамбулизме нам нужно пробуждение сознания внутри заданного образа или состояния, т.е. направленная тонизация. Прочистка канала: потоки внимания сквозь глаза от ствола вовне + напряжение-расслабление и отцепление от глаз, и назад: извне через глаза в ствол + расслабление до отцепления от глаз. После отцепления поток переводим в виртуальный образ пустоты или чего-то конкретного. Пробуждение – это возбуждение + свет + резкость, т.е. тонизация, просветление, трезвление, а погружение в гинотранс есть усыпление – торможение + омрачение (затемение) + расплывчатость (опьянение). Психологически тонизация связана с развитием интенсивности ожидания, усилением мотивации, свет с видением цели, а резкость с ясностью, важна еще и стабильность внимания, которая обеспечивает фактор времени, достаточного для реализации задачи. Разница экстремумов возбуждения-торможения это есть один из важных ключей к гипнотрансу.

 

Рис. 3. Схема базовых шагов сознания. 1 – поверхностное сознание, 2 – глубинное трансовое, 3 – мета-наблюдатель. На 1.1 показано, что в норме все три состояния связаны. На 1.2 проводим разделение так, что 1 и 2 общаются через 3. На 1.3 и 1.4 показано как мета-состояние сливается с одним и отрезает связь с другим, но оставляет кривой путь соединения посредством ключей. Такие переходы отрабатываются в медитационно-трансовой технике.

 

Для общего понимания и ориентации в способах наведения и его результатах полезно представить себе наиболее обобщенное пространство гипнотических состояний. Оно задается диалектическими парами, раскрывающие диапазоны форм:

Директивный и косвенный гипноз (разница такова, что в первом ученика ведут за собою, а во втором, подталкивают, оставляя более широкий выбор пути), безличностный (стандартная методика для всех) и индивидуальный (подстраивание к особенностям), быстрый и медленный (т.е. волевое введение или выжидание естественного погружения), тормозной и возбуждающий (пассивный-активный), поверхностный и глубокий гипноз.

Частичный (отдельные гипноэффекты есть) и полноценный гипнотранс (все сознание погружено в отельную реальность).

Дискретные и непрерывные гипнотрансы или их композиции. Дискретные переключения между состояниями дают отдельные миры, относящиеся друг другу как взаимно подсознательное влияние. Дискретные миры разрывают поверхность поля мета-сознания. А непрерывный транс всегда оставляет сознаваемую связь состояний в едином мета-поле сознания. Полудискретные/полунепрерывные состояния возникают, когда наблюдатель присутствует параллельно с отделенным состоянием, но не может в него вмешиваться, хотя все фиксирует и, возможно, анализирует. Или когда непрерывность присутствует по одной характеристике, а дискретность по другой. Или случай с полу доступностью, когда отделенное и полностью амнезированнное состояние можно вспомнить, лишь используя ключ доступа.

Спонтанно возникающие и осознанно наведенные гипнотрансы. Управляемые и спонтанные по содержанию, главные и второстепенные (подкрепляющие), интеллектуальные, эмоциональные, интуитивные, телесно-ориентированные и т.п. См. также виды гипноза https://psyfactor.org/lib/zln15.htm 

 

Тема гипнонавтики огромна. Всю ее осветить в рамках данной статьи и даже целой книги я не могу. Изучение гипнотехники в разы увеличило глубину моего понимания устройства и функционирования психосомы, а также значительно повысило разнообразие моей личной психотехники. В настоящий момент (2019) я разработал собственную методику гипноза и самогипноза, обогатив их триповой техникой с привязкой к нейробиологии мозга. Дошел при помощи гипнотехники до глубин аналогичных триповым и освоил основные гипносостояния, но, конечно, еще есть еще над чем работать. Продолжаю исследование погружения во внутри-телесный мир в состояние безличностного пси-биоробота, точнее, погружение в его многослойные уровни и сегменты. В них я вижу путь к новым эффектам. Очень интересным является взгляд из глубин такого сознания на поверхностное, занятое выживанием организма на мета-уровне. Здесь важным приемом является отработка отсоединения/присоединения воображения о состоянии организма от зоны ощущения оного. В результате получаем максимальную свободу трансформации образа тела. Но из мира галлюцинации, как и из зоны ощущения своей телесности, можно вынуть виртуальный образ тела, не отрывая его полностью от материнской зоны и установить корреляции между воображаемым и реальным состояниями. Или, наоборот, слегка вытянуть из зоны ощущения тела его двойник и, не теряя связи с источником, вносить корректировки.

Я видел, как в ранее пройденных мною трипах сознание раскладывалось на слои и блоки функций – этот неоценимый опыт. Сейчас я ухожу от поверхностного сознания столь далеко, что изнутри даже вспомнить его трудно, а при возврате, наоборот, из него глубины кажутся сном и быстро забываются – так они далеки. Вот они развороты состояний друг к другу. Расстояния между обычным сознанием и экстатическим хорошо видно по той длительной и непростой психической дороге, которую приходиться пройти между этими позициями. Но это расстояние можно сократить до минимума, если идти по короткому пути – это дело выбора целей. Основная проблема самогипноза – это удалиться от себя так далеко, чтобы временно потерять связь между состояниями или увидеть их извне как чужие. Ведь при самоуправлении моно-позиция сознания доминирует, и отпустить свои части в свободное, но направленное плавание нелегко.  

 

Итак, гипноз/самогипноз есть метод мета-управления над процессом разделения единого моно-сознания (моно-игра) на относительно более самостоятельные уровни и блоки (поли-игра) ради высвобождения возможностей, недоступных в неразделенном состоянии. Естественно, с установлением прямой или косвенной (например, при помощи секретных сигналов) связи между ними, или блокировкой коммуникации.  А также выборочном соединении (слиянии, сцеплении) состояний сознания в целях получения возможностей, проявляющихся только при их согласовании. Понятно, что при соединении каждая часть утрачивает часть своих свобод, но интегрально они проявляют новое качество, а при разделении наоборот, каждое состояние восстанавливает свой спектр способностей, и в сумме получаем многие новые свойства. Система состояний остается системой, только с разной степенью внутренних свобод. А вот направление и цель развития системы гипносостояний определяет для себя каждый сам.

Естественно, что техника гипноза заключается в выведении психобиологического состояния человека в некое неустойчивое положение и целенаправленном толчке в зону излома, рассоединяющим состояние на фракции (гипноз как сепаратор), а в нужный момент, восстанавливающий их сцепление с желаемой степенью жесткости.  Например, работая в мире своей мысли, мы можем связать ее с нравственностью. И тогда она наложит ограничения на мышление, ведя к практике нравственной мысли (не греши даже в мыслях, дабы не искушать себя). Но если отсоединить их, то получаем максимальную свободу мышления, способного исследовать любые закоулки сознания. А вот нравственность будем активизировать, когда придет время делать выбор в принятии или отторжение конкретных идей, и тем более фильтруя их на этапе воплощения.

Мой метод самогипноза можно назвать аватарным (другие названия: операциональный гипноз или интеллектуальный гипноз) в том смысле, что основан на мировоззренческом отношении к своей личности и организму как к операционным оболочкам, поддающимся конструированию и переконструированию. Отношения к телу как к космическому кораблю под управлением виртуальной программы (программного обеспечения с терм-организацией), называемой «личность». Я акцентирую внимание на системах медитационных психофизических операций/действий, связующих мета-мировоззрение, обычную психологию и психологию просветления с прикладными аспектами научных знаний о нейрофизиологии человека. Для меня гипнотехника есть лишь пси-инструмент, расширяющий возможности самопознания и самоэволюции. Трансы не есть что-то уникальное, мы все время в них, повседневно и ежеминутно. А гипнотранс есть лишь направленное и более глубокое вхождение в известные нам состояния. И с позиций эзотерических задач, все трансы, поверхностные и глубинные, должны быть сплетены в одну сеть, которой мы пытаемся поймать самих себя.

В отношении общей системы воздействия: до сих пор я делал упор на выводе подсознательных трансовых шагов в осознанные, поскольку это дает понимание, повторяемость и маневренность трансу. Сравним мой гипноз с обычным. Пусть команда состоит во всплывании руки. Я вызову это явление, предложив иную психосхему (психоалгоритм) прохождения команды, поясняя как это сделать. Рука всплывет, например, под силой ее психического образа, подобно тому, как мы бы управляли роботом, подражающим нашим движениям. А в обычном гипнозе для всплывания придумали бы образ шариков, тянущих руку вверх, а потом гирь для движения вниз и т.п. Результат один, но дает два разных знания о себе: в нашем случае, мы знаем о механизме явления и внушение заменяем полусознательным гипнообучением, а во втором варианте остается лишь гипнотическое ощущение всплывания, т.е. идет интуитивное обучение состояниям. Впрочем, отсутствие понимания может усилить эффект удивления событию, что тоже важно. Так что, всякий метод хорош по-своему. В древности невежественные люди лучше реагировали через механизм веры (ритуалы, заклинания, божества),  а современные образованные, но эмоциональные люди с художественным восприятием успешно реагируют на образные ситуации,  в то время как интеллектуалам требуется убедительность действий гипнотизера. 

Механика наведения гипноэффектов базируется на вспоминании или конструировании ощущений (ситуаций, в которых они возникали и распространения/перенос на нынешний момент – генерализация во времени), идеальное конструирование их в воображении, перенос ассоциаций и аналогий с тела на психику и обратно (например, ″пластелин″ в теле на психику или обратно – вертикальная генерализация), генерализация-иррадация между зонами одной иерархии и качества (например, перенос состояния с руки на ноги – горизонтальная генерализация); идентификация любого гипнодвижения на языке моделей сознания и нейросистемы мозга, привязки состояний к микромоторике, микросенсорике и прочим сигнальным знакам, как к ключам для повторного входа в транс.

Но если смотреть на процесс проще, то стандартный самогипноз есть засыпание с сохранением небольшой зоны управления собою. Это разделение на спящего и наблюдающего. Чем глубже такой сон, тем торможение верхних слоев подсознания и, соответственно, мозга освобождает доступ к управлению более глубокими. К сожалению, даже самый глубокий гипноз пока не позволяет затронуть генетический аппарат до нужных глубин. Однако к подсознанию можно получить доступ не только через сон, но и через возбуждение психики, а также через механизмы подражания и инстинктивного уверования в заданную реальность. Вероятно, сочетание этих методов и утонченные приемы способны заметно повысить эффективность психологического воздействия.

Например, Кашпировский использует внушение наяву: создает обстоятельства реальности исцелений, косвенное внушение, слабые шоковые элементы, наводит классические стадии гипноза, не вводя в транс усыпления (т.е. вызывает внешними методами аналоги глубоких состояний) и, наконец, работает огромный его авторитет и поток новых исцелений. Это целая фабрика, которую запустить с самого сначала не просто. В первую очередь реагируют отдельные гипнабельные люди. У них происходит расслоение сознания с не осознаваемым выделением (активизацией) в подсознании сомнамбулического состояния (а также аналог состояния гипнотической комы), которое и реагирует на установки.

Вставка. В стандартной психотерапии присутствует либо нормальное состояние, либо гипнотическое, но даже в глубоком сомнамбулизме можно, оставаясь в нем, войти в нормальное сознание. А на сеансах К. они присутствуют одновременно, но в разных областях мозга и пси-пространства. Возможно, возникает и их квантовая (неопределенная в границах) суперпозиция. //

 Расширение возможностей  гипнонавтики упирается не только в сложность преодоления ограничений, создаваемых у многих мировоззренческой узостью их обычного сознания. Проблема еще в фиксаторах (блокираторах) психологического и психонейрологического (мозга, сетей, генома) уровней. Если вас пустили за штурвал самолета, а вы не пилот, то результат предсказуем. Да и модели самолетов отличатся своими характеристиками – не все могут одинаково хорошо летать. Вообще, сравнение способа управления собственным биороботом с машиной с ручным управлением очень точное. Рулем-штурвалом намерений мы задаем направление/маршрут пси-био движения, педалью газа и тормоза регулируем процесс засыпания (торможения, омрачения) или пробуждения (просветления, трезвления), с помощью коробки передач регулируем комбинации и степени сцепления (включая нейтралку) шестерней от разных психобиологических блоков, горючим служит электрохимическая способность мозга к накоплению-аккумуляции и скорости перезарядки, а в роли смазки выступает удовольствие (серотонин и т.п.). При достаточной тренировке можно перейти к самоуправлению на автомате, т.е. через коды-ключи. А вот, менять устройство и схему работы своей машины могут только высокие профессионалы.

Вставка. По каждому рычагу управления свой диапазон состояний-трансов:

Тонизация до максимума внимательности (частоты мозга), через норму, потом вялость, изменение в ощущениях веса и формы тела, к глубокому расслаблению до застывания в коме (физ. и пси). От активности до окаменения.

По мелатонину, от нормы к пластике (вязкость пластилина), слабо управляемому плаванию, отрыву в сновидный мир без критичности, исчезновение в дельта ритме или возбуждению в сомнамбулизме.

Окситоцин от не узнавания всего, враждебности, до отождествления, принятия, родности, единения.

Серотонин от нормы к вязкости, плаванию, легкости, исчезновению себя как тела и личности, огонь в потоке света, уверенности и блаженстве (зона ствола мозга). А на минимуме: депрессия, неуверенность, раздраженность.

Можно по каждой ветке отработать перемещение, но они обычно все в связке, но в разных соотношениях. //

 

Управление психикой (пси-операционной системой) довольно точно описывается при сравнении со смартфоном или другим компьютером, что удобно для создания разновидности практики. Имеются режимы бодрствования с разной частотой, а также сна и смерти-выключения. Монитор – это сознание, курсор – это место сосредоточения внимания. На мониторе имеется список функций, вербальное управление в виде клавиатуры или голосовых команд, окна – оперативное наполнение восприятия, память – долговременное подсознание. Новые пси-программы или их версии надо скачать из за-сознания или создать. Напоминает интернет: мы обращаемся к  чему-то внешнему с запросом, открываемся и принимаем нечто в виде энергии и интуитивных ощущений, которые после интерпретации становятся программой. Активируем, и она в виде намерения развертывается в нас. Вообще, все образные представления практики служат для наиболее яркого выявления каких-то возможностей и подстраиваются под соответствующий менталитет.

В рамках вышеописанной модели управления психикой в гипнозе можно описать приемы  работы с пси-программами. Прежде всего, это приемы сцепления функций с движениями глаз, настройками внимания и интерпретаций: тяни-толкай (притягивания или отталкивания состояния, качества), перетаскивания состояний и образов между областями (сцепился и тянем-толкаем центральным зрением для сознания и периферией зрения с мерой удаления от центра и плавными едва заметными микродвижениями, что связано с подсознанием), кликания по функции (команда вызова функции и толчковый взор-курсор в ту область с усилением резкости), глубина вход/выход за счет увеличения/уменьшения масштаба зоны концентрации или движением глаз к переносице или вовне (работаем с глазами как пальцами на смартфонах), листание (кадры, частота кадров, кадровый след, рассматривание ленты, стопка кадров – слои). Видео в картинках и трехмерное. Выключение (закрывание виртуальных глаз - покой), вкл - открывание.

Изменение позиции восприятия: глаза смотрят из разных областей мозга снизу вверх/верху вниз, снаружи/изнутри, спереди назад, в горизонте вперед или из глубины теменной обл.

Справка. Многие пси-эффекты опираются на анатомическую структуру мозга. В частности, листание, наслаивание, смена зоны восприятия – все это связано с колониями и сетями нейронов. Поля Бродмана — отделы коры больших полушарий головного мозга, отличающиеся по своей цитоархитектонике (строению на клеточном уровне) и отвечают за разные функции. Выделяется 52 цитоархитектонических поля Бродмана. Кроме того, имеется уже известное нам разделение полей на первичные, вторичные и третичные. Первичные и вторичные поля (ядерная зона анализатора) получают импульсы непосредственно от таламуса, в то время как третичные — только от первичных и вторичных полей. Первичные поля производят специфический анализ импульсов определенной модальности. Вторичные поля осуществляют взаимодействие различных анализаторных зон. Третичные поля играют определяющую роль в сложных видах психической деятельности — символической, речевой, интеллектуальной.//

 Отцепление от глаз на предохранителе: свободное их плавание с утончением в образы пси-мира; залипание в одном направлении с вкл/откл других видов чувств восприятия пси-объекта. Смерть тела: с расширением зрачков и отпадом челюсти (созерцание своего трупа). Центральным взглядом сознания можно что-то обдумывать или видеть, а периферийным взглядом и подсознанием делать обратное: видеть или обдумывать – это ловушка для сознания. Периферия может загружать команду плавно или резко толчком, но с глубокой инерцией взгляда, т.е. эффект залипания. Вбросы в подсознание приходиться осуществлять многократно, периодично, автоматично, пока установка не закрепится в нем.

        Вообще, искусству самогипноза следует обучать в примитивной форме (вокруг естественных сновидных состояний) в 4-7 лет с установками на будущее, а уже в 9-12 лет развивать владение собою: психикой и мозгом. Внимание новорожденного однородное. Выделяет он значимое только по его активности. Непроизвольное внимание развивается в раннем детстве, когда родители показывают пальцем на предметы, называют их и что-то рассказывают об их характеристиках. Это гипнотический аспект. Произвольное внимание все еще развивается до 7 лет вместе с формированием третичной зоны лобных долей – волевого управления.

Надо успеть создать нейронные пути, пока мозг готов к необычным нейросхемам, чтобы потом во взрослом состоянии на тратить усилия на преодоление сопротивления жестких психологических и нейросцеплений. Тогда при достаточном последующем интеллектуальном и духовном развитии такой человек будет явно выдающимся субъектом. И не надо бояться, что развитая в детстве гипнабельность вызовет податливость на чужие воздействия. Наоборот, при правильном внушении создаются предохранители, которые не позволяют никому внушить что-либо, если человек этого не желает.

Принцип естественности сохраняется: мы можем развить лишь те элементарные психофизические эффекты, которые заложены изначально в человека. Но совершенствуя их и соединяя между собою, получаем систему с новыми психобиологическими способностями. 

Можно провести следующий эксперимент: регрессировать взрослого человека в возраст ребенка и погрузить последнего в гипнотранс. Это гипноз в гипнозе. Заложить нужные внушения и умения (в частности, просто по-новому интерпретируя полезные установки, созданные в детстве родителями), амнезировать внушение при возврате на первый уровень внушения. А выведя полностью из гипноза, оставить память о внушении, как о сделанном в детстве. Для сознания гипнотическая закладка в прошлое будет равносильна реальному событию в жизни, т.к. все в нем в равной мере виртуально. И таким образом можно частично обойти проблемы активирования упущенных в детстве возможностей.

Справка 1. Доктор Дэвид Спигел (David Spiegel) и его коллеги из Стенфордского университета (США) проанализировали процессы в мозге, которые происходят во время гипнотического транса. Они установили, что в этом состоянии отдельные области мозга изменяют свою активность. Результаты работы опубликованы в журнале Cerebral Cortex.

Известно, что лишь каждый десятый достаточно восприимчив к этому виду внушения. Из 545 здоровых добровольцев исследователи отобрали 36 человек, чувствительных к гипнозу и 21 человека, обнаружившего крайне низкую степень восприимчивости.

Далее исследователи сканировали мозг людей методом функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ) во время сеанса гипноза. В результате авторы проекта обнаружили изменения в трех областях мозга, в которых происходят характерные изменения. Они проявлялись только во время сеанса гипноза и только у людей, подверженных ему.

Во-первых, ученые увидели снижение активности в передней части поясной извилины. Ученые объясняют, что это связано с тем, что человек по время сеанса полностью поглощен гипнозом и не беспокоится ни о чем другом.

Во-вторых, они увидели активизацию связей между двумя другими областями мозга — дорсолатеральной префронтальной корой и островком Рейля (элемент полушарий большого мозга, образующий дно латеральной борозды и отделенный циркулярной 

бороздой от лобной, теменной и височной долей, подробнее https://it.wikireading.ru/60530 ). Доктор Спигел описал островок Рейля как участок, позволяющий мозгу контролировать процессы, происходящие в организме. Это также центр преобразований между биохимией и психическими ощущениями.

Наконец, исследовательская группа обнаружила уменьшенные связи между дорсолатеральной префронтальной корой и областью, в которую входят медиальная префронтальная и задняя часть поясной извилины. Вероятно, это говорит о разрыве между действиями и осведомленностью о них, говорят ученые. Именно это расхождение позволяет гипнотизируемому заниматься деятельностью, предложенной врачом или выбранной самостоятельно.

Прим. автора: Благодаря особенностям сомнамбульного гипнотранса, физиология человека отзывается на виртуальную реальность как на внешнюю. Например, на внушение о приеме сахара или укола инсулина у гипнотика соответственно изменится уровень инсулина. На воображаемый удар палкой появится синяк, на воображаемый ожег, будет волдырь, а может, испытает удовольствие от боли и т.п. Все это указывает на огромную роль психического (идентификации, интерпретации, оценке) в стандартных реакциях на физическое воздействие, а значит, привычные нам стандартные реакции не жестко предопределены, имеются альтернативы.//

 

Должен отдать должное тому факту, что любая, даже сознательная операция осуществляется глубоким подсознанием (мы ведь почти не чувствуем уровень мышления нейросетей и только на поверхности в виде интуиции), а потому правильнее говорить о методе постоянного обмена между осознанными и подсознательно-бессознательными парами действия-ответы. Ведь даже зная операции, мы решаем конкретные транс-задачи сначала на интуитивном уровне, а на осознанном лишь ускоряем этот процесс, идентифицируем его результаты и корректируем. Эту тему мы уже рассматривали в главе 2 ″Теория познания″.

Иногда я пользуюсь в самогипнозе сокращенной методике, в которой почти не использую релаксацию тела, а лишь торможу сознание. Но на начальной стадии использую релакс мышц головы и глаз. Остальные телесные эффекты приходят сами собою, наследуя психические. Но в случае затруднений, делаю обратную сцепку. Так вот, мое погружение начинается с закрывания глаз, замыкания их глубинным решением, но иногда вызываю залипание взгляда с открытыми глазами. Далее веду к глубокому расслаблению мышц глаз, отцепляю физику восприятия от виртуального зрения. (Иногда аналогичное я делаю с открытыми глазами, находящимися в состоянии каталепсии/застывания/остекленения/зависания.) И движусь (выделяю мелатонин и тормозной серотонин) в направлении ствола мозга к точке максимально глубокого сна, к дельта фазе. Но перед этим создаю намерение на весь план своего пси-маневра, иначе, без него можно потеряться в состояниях. Зайдя в окрестности дельта-ритма, я растворяю себя в покое небытия (абсолютная позиция, останавливаю внутреннее время), умираю в самовосприятии (теряю его) и в некоторой мере очищаюсь (разглаживаюсь) от прежнего опыта жизни. Побыв в этом состоянии, и накопив силы, несколько смещаюсь по дофаминовому пути и начинаю испытывать блаженство, ощущая свой (божественный, аватарный) потенциал и способность в перспективе реализовать его. Это позиция экстатического могущества. От нее смещаюсь вперед к лобным долям в зрительную зону, ощущениями привязанную к пространству глаз. Теперь задача максимально проснуться (родиться) внутри своего сознания (сомнамбулизм, сон во сне, пробуждение внутри сна), тонизируя мозг в активной зоне, как правило, она зрительная, но активизация может начаться с любой. На мои намерения конструктор разных состояний и функций отвечает пластикой реализации. (Вообще, конструктор имеет много уровней и сегментов, т.е. можно говорить и о многих конструкторах.) Состояние сознания соответствует пластилиновому стилю тела (или пустой кататонии, гипнотической комы или летаргии). Когда, отработав свои задачи, я натыкаюсь на барьеры, то немного пробуждаюсь к нормальной ориентации и повторяю спуск в более глубокий сон (смерть) и более интенсивное пробуждение. Создавая намерение на какие-то транс-события, мы уже создаем в нем идеальный их образ. И задача не в том, чтобы продираться через сопротивление со стороны обычного и встречного потока ощущений от внешних источников, создающего сопротивление нашему, а в том, чтобы расслабиться, тормозя встречный поток или пуская его мимо, и дать идеальному естественным путем всплыть из глубины на поверхность. Тогда пси-реальность постепенно превысит внешнюю. Сомнамбулизм – это, прежде всего, отсутствие нежелательного сопротивления.

Можно войти еще короче, опираясь на память и отработанные привязки к желаемому состоянию. Установка создается на то, чтобы заснуть и через заданное время проснуться уже внутри сна, сохраняя мета-управление извне него. Заснуть или просто остановить пси-процессы до их полного самоочищения – означает перевести в не проявленное состояние привычные схемы работы психики, создать чистую плату, белый лист. А затем возбудить ту схему и те зоны, которые нужны. Мы временно отключили внимание-энергию от обычных разъемов и подключаем к сновидному трансу. Тонизируем его своим концентрированным вниманием. В отличие от управляемого сновидения при сомнамбулизме мы способны сохранять полноценный мета-контроль, свойственный бодрствующему состоянию. Далее создаем намерение на развитие этого состояния и зон мозга, т.к. всему требуется время и практика. Последующие варианты тренировок понятны: релаксируя все глубже и отключившись от управления телом, зайдем в гипнотическую летаргию; останавливаясь в серединной зоне контакта с телом, вызываем каталепсию с повышенной пластикой (сцепка с податливостью психики) или кататонию напряжением мускул (сцепка с усилием преодолению внутреннего сопротивления); подключившись к бессознательному слою внутри-телесного мира, выходим на задачи целительства; оторвавшись от физики в собственный виртуальный мир, вызываем галлюцинации в желаемой мере (не) связанные с физиологией организма. Если мы сохраняем глаза открытыми при сомнамбулизме, то состояние похоже на спящего наяву, хотя вы четко следите за внешними событиями, или игнорируете их в желаемой степени. Задача в том, чтобы достичь доминирования выделенной реальности. Ее надо растить. А далее искусными приемами вызывать нужные эффекты. Признаюсь, что некоторые ноу-хау я скрыл от читателя, потому что, с одной стороны, не хочу, чтобы эту методику использовали для банального бизнеса без ее мировоззренческой глубины, а с другой стороны, есть вещи, которые не объяснишь – это опыт и знания.

Возврат в нормальное сознание происходит за счет команды пробуждения, открытия глаз и реориентации во внешнем мире. Просыпание от одной реальности к другой. Гипнотическое состояние я не удаляю, а трансформирую в нормальное или сверхнормальное, потому что в нем я создаю свойства, которые как раз и предназначены для проявления вовне. Они должны закрепиться в нормальном сознании, а все лишнее выветривается само собою.

Метод аутосуггестии (самовнушения), в целом, сводится к целенаправленному диалогу-убеждению и раппорту-подтверждению в виде монолога. Главным усилителем гипновнушений является способность снижать сопротивление (критичность) относительно тех внушений, которые желательны, т.е. повышать собственную внушаемость. И все это в сцепке с разнообразными интуитивными смысловыми и эмоциональными переживаниями на фоне физических (биологических) ощущений. Самогипноз – это разговор с собою в состоянии резко повышенной концентрации внимания, ожиданий и мотиваций на собственном внутреннем мире с целью самоконструирования. В аватарном самосознании резко ощутимо осознанное отношение к системе, состоящей из организма и человеческой личности, как к аппарату реализации своих аватарных целей (игр в путешествия и в эволюцию) в данном мире.  

Метод гипноза, при детальном анализе, оказался относительно простым  механизмом, согласующимся с мета-учением об организации Мироздания. Трансовая модель Мироздания говорит нам о том, что абсолютный Субъект создает эту Реальность в себе относительно самого себя из квантов иллюзорного отделения. А значит, в такой интерпретации речь идет о самогипнозе как фундаментальной процедуре. Сверхсознание гипнотизирует себя из полевого состояния (с непрерывным диапазоном виртуальных событий в параллельных временах) при помощи нарастания иерархической материи в состояние последовательных и предопределенных процессов. В частности, явно видны операции самосопротивления в целях фиксации некоторой реальности и управления мерой ее объективности. Все это туннелирование событий: гипнотизация ведет к сужению туннеля и непроницаемости стенок, а дегипнотизация к обратному и переходу в параллельный в горизонте или иерархически отделенный транс. И каждый переход означает потерю одних характеристик бытия, но приобретение других. Реальность – самый мощный гипнотизер, а человеческий гипноз происходит лишь на его поверхности. И теперь у нас есть осознание того, что у нас в ″руках″ имеется могущественный инструмент для работы с психосоматическими проблемами разных уровней и значимостей для эзотерика. А мощь психотехники зависит от сложности алгоритмов, которые способен освоить индивидуум. Остается лишь процитировать Парацельса: "Кем человек себя представляет, тем он и будет, и он есть то, что он представляет".

 В целях тестирования спроса на сеансы обучения по моей методике самогипноза и соматического самоисцеления методом групповой психотерапии (психосоматерапии), я прошу желающих сообщить о своих намерениях мне на е-почту Подробнее.

Продолжение Шаг 26.6. Гипнонавтика 3                  

 © А.В. Кундин https://sites.google.com/site/neoesoterik0/