Шаг 25 Трансовый метод

Шаг 25 Медитационно-трансовый метод

(Оглавление, Шаг 24)

 

Сколько ни пиши о практике, это помогает читателю лишь на уровне понимания того, что ему надо научиться делать, и как результат оного потом правильно трактовать. Но не может дать ему реальность ощущения. Формальное знание в книге оторвано от ощущенческого. Пока что таких учебников, которые поясняли и сразу вели по состояниям, да ещё и корректировали действия читателя, ещё не придумали. Это будет возможно только при наличии непосредственного доступа сознаний друг к другу или посредством подключения искусственного сознания. В настоящее время, разве что гипнозоподобное внушение дает сходный эффект, но и в нем трудно передать нужные ощущения. И в целом, многолетний опыт преподавания привел меня к выводу, что научить эзотерике нельзя – это состояние души (изначальный потенциал, пси-геном), а знания лишь способствуют его развитию. Никакое, даже самое искусное, обучение не может изменить инкарнационную и сформированную в детско-подростковом периоде сущность человека, поскольку каждый должен прийти к своим выводам самостоятельно. Нет легких путей. Легко только тем, кто ранее преодолел трудности и теперь пожинает плоды.

На данном шаге мы рассмотрим особенности трансовой формы практики. И для начала определимся с базовыми понятиями.

D. Медитация  это пси-процесс, при котором практикующий, достаточно длительное время удерживает на интересующей его проблеме концентрацию внимания в диапазоне от пассивного (отстраненного) созерцания, через частичное отождествление (вовлеченности в бытие, расширяющее область я-ощущения) и до активного воздействия на предмет внимания как на внешний относительно себя. В процессе взаимовлияния сознания и его пси-объекта происходит их совместное (целого и части) пси-движение по пси-состояниям.

При восприятии выделенной в ходе медитации реальности в качестве самодостаточной и самозамкнутой, медитация переходит в новую фазу, называемую трансом. Иначе говоря, транс есть коллапс поля альтернатив внимания, когда все иные мировосприятия, кроме избранного, для субъекта либо отсутствуют, либо расцениваются им как ложные. Другим определением транса может быть такое:

D. Трансовым назовем интенсивно переживаемое состояние, характеризующееся или измененным, по сравнению с обычным, восприятием окружающей действительности, или воприятием-ощущением другой реальности.

Би-трансы – это трансы с наложением трансовой реальности на обычную. Нечто вроде гипноза, когда личность внешне активна, но параллельно видит образы психического мира. Ранее (на шаге 17) мы уже упоминали, что некоторые люди после удаления эпифиза (шишковидной железы) испытывают так называемое ″би-размещение″. При этом они существуют одновременно и в призрачной реальности, и в настоящем. Пребывают в ярком "сновидческом" состоянии и параллельно находятся в обычном сознании, и даже могут чередовать эти состояния своего сознания. Кроме наложения (пси-объединения реальностей в одну) или их параллельности (независимого разворота), или последовательного (но спутанного логическими связками), они могут иметь одинаковую или разную степень возбужденности. В последнем случае, одна реальность может в некоторой мере отображаться в другую даже физически. 

В общем случае, можно говорить о существовании моно-трансов с одной реальностью, поли-трансов с наложением (или параллельными) нескольких слабо или сильно взаимодействующих (коррелирующих) реальностей. И мета-трансе  – реальности наблюдающе-управляющей за целой системой моно-поли-трансов. //

 

В качестве исходной транс-позиции возьмем одно из самых важных просветлений сознания, когда человек приходит к осознанию себя как вложения абсолютного Субъекта, т.е. как его самовложения. Яркое и стабильное ощущение того, что ты существуешь в самом себе, сначала дает мощный всплеск радости (эйфории), а затем приводит у умиротворению. Ты знаешь, что больше пути нет: выйти за самого себя невозможно. Нельзя даже толком умереть: страх смерти оказывается иллюзий. Ведь умереть в себе означает родиться-пробудиться в другой позиции себя же. Однако радость от такого осознания приходит только в определенной мировоззренческой системе, а в других может вызывать страх и страдание, по той причине, что ты замкнут в себе, что всё есть иллюзия, что не к чему стремиться, даже умереть нельзя (″глаза бы мои этого не видели″). И всё заканчивается депрессивным смирением пред фатальностью. Это диапазон самооценки, вся полнота которого принимается на базовом уровне мета-сознания, а на вложенных (наслоенных) уровнях возникает возможность выбора полюса за счет самоограничения. Просто, одна часть сознания стремится к жизни в игре, другая к покою вне игры. Такое различие интерпретаций нормально, если учесть фундаментальную неопределенность с правом выбора желаемой позиции восприятия.

И всё же, несмотря на то, что абсолютного Пути нет, мы начинаем поиски своего относительного, потому что, находясь в относительных позициях себя, ощущаем потребность в повышении комфорта своего условного, но такого реального существования. Кто-то мечтает о глубоком покое-умиротворении, кто-то хочет просто, без катаклизмов, прожить стандартную жизнь с ее радостями и горестями. Но кому-то хочется приключений или развлечений, а кто-то желает стать героем или злодеем. И тут возникает проблема согласования всех этих разнонаправленных и часто конфликтующих целей. Решая ее, мы созидаем свою тропинку и всеобщий взаимно относительный Путь.

Процесс самовложения абсолютного Субъекта назовем транс-погружением внутрь, а возврат в исходном направлении (выворачивании из себя вовне, сменой кривизны пространства сознания) назовем транс-пробуждением. Его можно расценивать и как выход из транса, но выход куда? – только в другой транс Субъекта. Потому что не-самовложенный абсолютный Субъект не имеет восприятия себя (второй отделенной позиции), т.е. не существует. В таком понимании мы имеем дело с тотальным трансом и транс-переходами.

Каждый человек, наследуя такую структуру Бытия, оказывается персонажем многих трансов и сам создает внешние транс-миры (локальные условно замкнутые системы) и внутренние (пси-реальности). С помощью последних он не только моделирует более сложные, но и создает потенциалы ещё не существовавших миров. А, в целом, путем сравнительного анализа транс-миров познает общую Реальность (самореальность), прогнозирует в ней будущее и планирует свои действия.

С учетом практической важности данной темы придется уделить ей достаточно внимания. Нам нужна элементарная классификация транс-миров, их закономерности и правила транс-переходов. В отношении трудности транс-входов скажу лишь, что быть в трансе – это нормальное состояние любого человека и все нужные для этого психофизические механизмы в нем заложены изначально. А вот обретение энергии для выхода из стабильного состояния в некое новое, как и стабилизация  в нем – это проблема.

Для анализа транс-миров теория путешествий дает нам базовый кватернер, состоящий из конструктора (архитектора) мира, самого мира путешествия, вложенных путешественников и их маршрутов-судеб. Все они в некоторой мере, на базовом уровне, сонастроены, но не на поверхности их относительно самостоятельного проявления. Объединения, пересечения, разделение, комбинирование и тому подобные операции над однотипными элементами внутри одного мира или нескольких миров дают качественно новые по содержанию кватернеры путешествий. Архитектор и мир соотносятся как мета-тело, а, будучи единожды самовложенным путешественником и расслоившимся на множество субпутешественников имеем моно-поли отношения. Известно также, что все транс-преобразования в рамках одного выделенного мира можно описать с помощью операций отождествения-разотождествления, перераспределения и комбинирования, а также согласования-рассогласования между элементами кватернера. 

Принципиально важным для ориентации между мирами являются отношения порядка, т.е. иерархия и принадлежность, которые на самовложенной поверхности создают замкнутые спирали вложений между транс-мирами высших и низших уровней. Перемещение по этим вертикальным (через творца мира), так и по горизонтальным (взаимодействие с себе подобными) или наклонным спиралям (взаимодействие с параллельными не-антропными субъектами) является главным источником для набора потенциальной энергии и процесса ее актуализации. 
            Полноценная классификация миров может быть дана в виде диалектического пространства, составленного диалектическими диапазонами разнокачественных характеристик. (Но мы не будем излишне углубляться в теорию, поскольку сейчас наши цели носят прикладной характер.)  Наиболее важной из которых является степень управления миром, обуславливающая позиции в других диапазонах: субъективность-объективность, спонтанность-предопределенность, непрерывность-дискретность и т.п. Диалектически полное управление предполагает наличие аналогичного сознания, занимающего диапазон от осознанной позиции, через подсознание до бессознательного. Любой из этих элементов сознания или их сочетание может быть инициатором создания транс-мира. Результаты будут разными, но уже по ходу разворота транс-событий возможна передача инициативы между ними. Тогда доминирующий элемент меняет качество мира и содержание событий.

Каждый транс мир занимает диапазон от потенциального (протомир) до актуального (визуализированного, геометризованного, овеществленного) состояний. Между ними происходят постоянные корреляции, итерации и рекурсии (самоприменения) с попеременным доминированием в энергетике и темпах развития. Протомир в сознании архитектора – это пространство-система его мысле-чувств, а если транс-реальность создается из бессознательного уровня, то это уже, например, уровень жизни нейронов. А для объективного мега-макро-транса (обычной внешней реальности), протомир ″прячется″ в свернутых измерениях или мета-измерениях.

Будем различать следующие виды транс-миров: медитационно воображаемые, миры обычных сновидений, осознанные сновидения (конструируемые субъективные миры), би-трансы, осознанные трансы с реальной информацией о других транс-мирах, объективные транс-миры, мета-трансы (субъективное и объективное неразличимы). Пройдемся по этой цепочке, а заодно посмотрим, как решается в них, как в упрощенных моделях, общая задача управления комфортностью. Ведь мы то и существуем, ради того, чтобы, решая проблемы отношения себя к себе в разных позициях, понять, что же нам делать с собою, будучи Богом (абсолютным Субъектом).

 

Мега-трансом назовем проникновение (вложение) одной из линий восприятия Субъекта в собственное тело в виде нашей Вселенной. Последующие несколько самовложений вниз по иерархии масштабов с остановкой в человеческом организме – переход в макро-транс. Он позволяет зафиксировать вложенную позицию восприятия и, одновременно, служит браной, фильтрующей состав восприятия индивида от остальной части энергоинформационных потоков внутри Вселенной. В антропной позиции, точнее, у новорожденного восприятие полностью растворено в его макротелесности, т.е. транс захватывает субъекта целиком. Детское восприятие полностью совпадает с потоком ощущений, идущих от телесных органов чувств.  Вместе с развитием у ребенка сознания он постепенно обретает возможность пси-моделировать происходящее с ним (при этом отождествляясь со своим телом) и во внешнем мире (мега-трансе). Вначале пси-аналоги точно привязаны (следуют за) к событиям, но вскоре обретают некоторую независимость в виде воображения. Его игра, с одной стороны, служит моделированию своего поведения и внешних макро-событий, сонастраивая их, а с другой, впервые поток восприятия отрывается от телесности и вещественности с возможностью замкнуться на субъективном полевом трансе. По мере взросления ребенка этот воображаемый мир расслаивается на несколько пси-миров (см шаг 22.2 духовный слой в структуре личности), составляющих основу мировоззрения и самосознания личности. Но всё же сохраняет высокую свободу от реальных макро-событий, высоко-объективных по причине большой разницы в уровнях иерархии с мега-трансом Субъекта.

Воображаемый мир считается наиболее контролируемым сознанием, потому что он (точнее, пси-программа моделирования) строго подчиняется человеческим намерениям, постоянно коррелирующим с транс-событиями.  При невысокой концентрации в воображаемой мире, человек может находиться в состоянии близком к би-трансу, т.е. сохранять ориентацию в этом мире и параллельно мечтать. Но и при высокой концентрации, всё равно, сохраняет довольно высокую степень управляемости собою. Мы полностью осознанны в своих воображаемых реальностях и в этом их практическая ценность. Осваивая внутренние степени свободы, мы можем развивать силу воображения (визуализируемость и фантазийность) как потенциал творческих возможностей. Можем представлять себе свою реакцию на ситуации, которые потенциально возможны. Это позволяет нам мягко программировать свое поведение, и даже свои эмоции в ожидаемых в будущем обстоятельствах. Сначала представляем, например, пугающее нас вероятное событие, а затем продумываем свои действия, переживания и, в целом, состояние сознания (это прототранс). После представляем, уже ярко всё визуализируя и проигрывая ситуацию, всякий раз методом волевого самовнушения (принятием внутренних решений) заставляя себя четко держаться планируемых состояний психики. (От детальности настроек зависит, насколько точно или приблизительно можно следовать им.) Наконец, создаем мета-намерение по активизации созданных настроек в нужный момент. Отмечу также, что хорошо проработанные, со всей серьезностью и концентрацией воображаемые события и намерения способны заметно повлиять на происходящее даже в обычной внешней реальности.

Для работы с воображением достаточно медитационной техники, которая обычно не требует сверх усилий, по сравнению с погружением в глубокий транс (глубокая релаксация часто требует больших усилий, чем активное поведение). Если воображаемый мир, содержащий определенную задачу, ″покрутить″ перед сном, то ночью ее обработку продолжат подсознательные программы. Воображаемые миры и спонтанные сновидения представляют собою две крайние позиции диапазона управляемости. Переход происходит при помощи желания-намерения заснуть, в результате которого железы головного мозга выделяют тормозящие новую кору гормоны. Они закрывают каналы внешнего восприятия, оставляя внимание замкнутым в пси-мире, а также приводят к резкому торможению в зонах мозга, отвечающий за логическое и критическое мышление, ослабляя самоконтроль в целом (работает т.н. усеченная личность, т.е. самовложение с ограничениями). При торможении моно-сознания начинает лидировать периферия (поли-сознание) и все проблемы (с низким приоритетом), ранее подавленные и отодвинутые теперь требуют своего разрешения. Проще говоря, попадают в зону теперь доминирующего подсознательного внимания. Подобные процессы мы уже описывали как изменение кривизны пси-пространства.

Из психонавтики (шаг 17) нам известно, что сон является классическим пси-полетом, фракталоподобно повторяя глобальные преобразования  с абсолютным Субъектом. Имеется в виду три фазы: визуализированный сон, неявный протосон (волновые процессы уровня смысло-чувств) и сон без сновидений (потеря самовосприятия в глубокой фазе). Вот, что это означает:

При засыпании в нейронах остаются зоны возбуждения, полученные в ходе жизнедеятельности. Это бессознательное отражение психологических и физиологических проблем, которые скомкали пси-пространство. (Такая скомканость, создаваемая заботами, приводит к психозам, срывам и т.п.) Мозг будет стремиться восстановить свое равномерное (термодинамическое) состояние, усиливая хаос, вплоть до позиции полного отключения самосознания – маленькой смерти. Она обеспечивает окончательную фильтрацию и выглаживание геометрии пси-пространства. Поскольку связного логического мышления в слабоосознаваемом сне почти нет, то работает базовый метод обработки энерго-информации, а именно: рассогласование, рекомбинации (перемешиватель) и синтез в новой согласованной позиции. Тем не менее, на коротких отрезках снов логичность часто сохраняется. Сновидения позволяют посетить виртуальные реальности, как правило, невозможные в обычном мире (расширения его событийной палитры), и отработать в них свой стиль решения проблем в предложенных обстоятельствах. Это служит задаче полноты проявления своей индивидуальности и освоению искусства подсознательного маневрирования.  

Решение задачи, механизм которого был медитационно запущен на стадии предзасыпания, будет получено на этапе предпросыпания в аналоговом (полевом) виде. То есть его надо ещё несколько раз считывать, пока оно будет формализовано в понятия, слова и вообще правильно понято. В принципе, любая идея, всплывая из глубин психики, вначале получает сильно искаженную форму реализации (понимания ее сути) и лишь в итерациях удается достичь согласования содержания и формы. В нашем случае, работают разные зоны мозга и на разных частотах, а поэтому в состоянии предпросыпания нельзя даже шевелиться (активизировать новые зоны), а осторожно вспоминать и додумывать решение проблем, дабы информация смогла сохраниться (передаться) между зонами. Додумывание и есть метод считывания полевого решения, точнее, выделения нужного порядка из целого диапазона вариантов.

Иногда ответы приходят прямо во время сна в форме сновидений, но их транс-образы очень трудно правильно интерпретировать по той причине, что создаются они на основе свободных ассоциаций и паттернов ощущений. Так, одной и той же гамме физических ощущений или эмоций, или смыслов соответствует почти бесконечное разнообразие сюжетов, ее вызывающих. Тем не менее, классический метод эзотериков состоит в их трактовании как обратной связи сознания с подсознанием или надсознанием. Анализируют изменение образов и характера снов, их эмоциональной окраски и сюжетов, как ответа на практику с сознанием или на запросы к подсознанию. Кроме того, при осознанном замедлении процесса погружения в сон и просыпания можно отследить механизм преобразования между своими мысле-чувствами и сновидными образами, а также сценариями. (Это очень оригинальные и красивые преобразования!) Несмотря на большую степень субъективности в трактовках сновидений, этот метод работает и с его помощью можно осуществлять самопознание. Хотя, на мой взгляд, сравнительно с другими методами этот самый не эффективный.

Возникновение фазы сна и сновидений заложены в нас генетически, а потому данный механизм автомышления работает с рождения. Но сны раннего периода, до года, особенны тем, что восприятие ребенка растворено в них полностью – он отождествлен со сновидениями, точно так же, как и с телом во время бодрствования. И лишь когда начинает формироваться самосознание, оно отражается и в структуре снов. Как в бодрствующем пси-мире самосознание выделяется в общем пси-пространстве субъекта, так и в своих снах он обретает собственную позицию. Он становится активным участником собственных сновидных миров, которые являются последующим уровнем самовложения относительно макро-сознания человека.

С этого момента начинается практика осознанных сновидений. Пока степень осознанности невелика, сновидения остаются совершенно спонтанными по содержанию, и субъект просто ведом независящим от него ходом событий. Будь-то транс нечетких мысле-чувственных ощущений или визуализированный (актулизированный). В первом случае, самосознание субъекта отождествлено с состоянием своего транс-мышления. А в визуальном мире субъект равномерно растворен по всему транс-миру, переживая его сценарий целиком. На следующем этапе сновидящий имеет полевую сборку позиции своего восприятия и самосознания – это когда она перемещается за направлением своего внимания. Как правило, работает туннельное зрение. Сам же субъект не имеет четкой формы, нелокален, хотя имеет уже неравномерное распределение себя. И, наконец, сновидящий обретает четко локализованное тело сновидения, которое представляет собою виртуальную копию макроскопического тела (не обязательно человеческого) во внешнем макро-трансе. С этим телом субъект и отождествляет себя. Причем перемещения и ощущения предопределены возможностями данными этому телу. Повышение осознанности восприятия своего тела сновидения в комплексе с внимательным созерцанием других транс-объектов является ключом к повышению самосознания (интенсивности выделения себя из окружающей реальности) и управляемости своего поведения внутри транс-мира. Внимательность, т.е. детальное выделение элементов реальности, замедляет темп условно внешних событий в потоке восприятия субъекта, и за счет этого для него время на само-осознание возрастает. Это классическая обратная зависимость: чем больше человек занят решением текущих проблем, тем меньше у него времени на себя.

По сути, самосознанию надо за что-то ″зацепиться″, найти для себя базовый инвариант наиболее определенной самоидентификации. Конечно же, это макротело, путь даже виртуальное. Когда предел четкости самоидентификации будет достигнут, ясно, что следующим шагом повышения самосознания будет его развитие в обратном порядке (полевое состояние и позиция создателя транс-мира), но на новом уровне отношений с транс-реальностью.  Например, в мыслительном трансе субъект может выделить себя из своих ощущений в мета-позицию наблюдения за ходом транс-мышления. А в визуализированном транс-мире этот новый цикл стартует в виде отделения прямо во сне своего восприятия от тела сновидения с созданием полевого виртуального самосознания. Это путь к экстериоризациям – практике вылетов из тела, в которых выбор пути полета совершается при помощи намерения, а не автоматического следования за взглядом.

Не всякий вылет происходит в макромир. Если не хватает энергии или самосознания, то полет происходит внутри собственного конструированного мира. Но даже такие вылеты очень впечатляют и эмоционально воодушевляют. Свобода маневра и поток ″чистых″ интенсивных волновых ощущений просто потрясают. Причем отличить изнутри транса, в какой реальности (своей-не-своей) ты находишься почти невозможно, а лишь вернувшись с некоторой информацией (сами транс-события часто лишь кодировка важной информации) из пси-полета, следует оценивать ее важность и искать ей фактическое или логическое подтверждение в макромире. В противном случае, ситуация неопределенная и ею практикующий волен распоряжаться на свое усмотрение. Например, принять в качестве субъективно истинного знания о полевом мире или поставить под сомнение.

Повышенным самосознанием открывается возможность более-менее разумного поведения внутри сновидного транса и выбора пути в нем. Ценность таких путешествий, кроме как элементарное получение впечатлений, состоит ещё и в освоении особенностей существования в виртуальных мирах. Знания, которое всем нам, в конце концов, понадобится. Но транс миры бывают очень неприятного содержания с заходом в тупиковые позиции для субъекта, из которых он не может выбраться внутри-операционными возможностями. Для этого степень самосознания должна быть повышена в направлении пробуждения в не полностью бодрствующее состояние, где проблема решается уже нормальным мышлением и волевыми командами, а затем повторным засыпанием с новыми установками на разворот транс-событий. То есть сновидящий выходит в позицию творца транса, находит решение сложившейся ситуации или дискретно разрывает причинность транс-событий, а затем осуществляет вход с новой транс-позиции.

Подобное я переживал ещё в молодости, в период так называемых астральных боев, продуцируемых моим подсознанием как ответ на огромные сложности, с которыми я столкнулся в обычной жизни. Это не очень приятные сценарии самопогружения, но почти все его проходят. Так вот, силы иногда оставляли меня или охватывал сильный страх, от которого я пробуждался, настраивался и вновь погружался в бои (некоторые я описал на сайте). Иногда они шли всю ночь напролет. Аналогичный период многие отмечают и в триповых погружениях. Следует признать, что само по себе пребывание в низкоэнергетичном волновом мире не гарантирует миролюбия его сущностей – всё зависит от степени развития твоего и их сознаний. Ведущую роль в согласованности существ волновой носитель играет лишь с приближением своих характеристик к уровню спутанных квантов, т.е. высокой степени единства.

Пробуждение в качестве конструктора (творца, архитектора) сновидения предполагает не полное пробуждение – это промежуточное состояние между нахождением внутри транса и полным выходом из него в бодрствование. Это мета-позиция, из которой может быть осуществлен окончательный выход из транса, но субъект всё же развернут к транс-миру как к пси-объекту. В позиции конструктора субъект может одним лишь намерением менять сценарий, пробуждаясь от подсознательной детерминированности транс-событий, но, не разворачивая сознание к внешнему миру (мега-макро-трансу) с потерей или сохранением памяти о нем. Наиболее эффективны в плане управления согласованные действия между собою как участником транса и собою как творцом. Обращение себя-персонажа сна к своей частично утраченной позиции творца называется теургией, а обратное, намереванием (туннелированием) событий, в частности, собственных действий в качестве участника.  

 Кроме практики овладения мета-управлением сновидениями известен путь противоположной направленности, а именно к состоянию чистого восприятия и растворения эго. Медитации здесь направлены на остановку всякого мысле-чувствования и избавлению от транс-событий. Другими словами, практикуется очищение снов от сновидений: всякий раз в предзасыпании подавляются все образы, мысли и эмоции. Даже просыпаясь среди ночи, сразу же актуализируется эта медитационная настройка. Аналогично, в случае просыпания внутри осознанного сновидения, стремятся сохранить лишь интенсивное однородное самоощущение. Вскоре, сны, как неукротимая работа подсознания-бессознания, хотя и будут происходить, то настолько энергетически слабые, что в зону сознания попадать не будут. Засыпая, вы будете просто проваливаться в никуда и просыпаться без снов. Вы можете достичь состояний, когда даже в бодрствующем состоянии будет трудно думать, а лишь интуитивно-спонтанно реагировать  – такой глубины достигнет торможение высшей психической деятельности. В пределе, достигается состояние ступора – стабильное застывания взгляда и сознания в недвижимости. Подобное состояние кратковременно знакомо каждому – нечто вроде зависания (пси-операционной системы) с взглядом в никуда. А за этим ″никуда″ есть только смерть в смысле само-невосприятия.

Сразу предупрежу, что восстановить видения после далеко зашедшей практики остановки сознания будет очень трудно. Но в этой зачистке сознания, если ее использовать в рамках нормы, есть и большая польза. Дело в том, что практикуя сновидения, вы перевозбуждаете психику. А поскольку такие трансы конструируются за счет вашей же энергии, то в чрезмерном количестве они ведут к истощению нервной системы и психозам. Практика остановки снов есть реверс, позволяющий регулировать торможением гиперактивность до нормы, а также давать себе периоды внутренней тишины и отдыха. Только на смене или контрасте внутренней игры и покоя можно получить желанный результат в виде регулируемого самосопротивления и общей удовлетворенности своею духовной жизнью.  

В результате практики осознанных сновидений эзотерик получает разнообразный опыт: маневрирования в многомерном субъективном мире, небывалых в нашем макромире ощущений и теургии (обращение к себе творцу иллюзии). Но означает ли сказанное, что надо быть постоянно осознанным в снах? Ни в коем разе. Осознанность в них – это практика, расходующая силы, а значит, требуется их восстановление. Сон на то и дан, чтобы временно отключать обычное сознание-самосознание с его волевым контролем и давать возможность околосознательным процессам пройти саморегуляцию.

Итак, пусть мы научились создавать сны желаемой тематики и быть в них довольно осознанными. Что дальше? Получив опыт работы с собственными самовложениями, нам следует вернуться к задачам мега-макро-транса. Варианты их решения теперь мы можем моделировать медитационно в воображении и сновидно, т.е. пытаясь на простых примерах найти решение сложным. Так, в позиции творца сновидения мы получаем возможность изучать его отношение к транс-миру и его персонажам. Некоторый элементарный анализ был дан в книге 1, глава ″мир Хэсэд″. Наиболее важный вывод заключается в наличие двойственности оценки транс-событий из позиций я-внутреннего и я-внешнего, я-центрального (основного путешественника) и я-периферийного (не-я персонажи).

Здесь я должен сделать важное замечание о том, что поскольку сны отчасти наследуют наше обычное состояние сознания, то освоить осознанность в сновидениях можно, достигая просветленных состояний в макро-сознании. И это автоматически отобразится на снах, наделяя вас в сновидном теле довольно ясным сознанием. И достаточно лишь немного специфической концентрации на снах, чтобы запустить механизм конструирования миров и путешествий в них тем, кого эта тема интересует. Однако с возрастом (старением) сновидные путешествия становится всё сложнее осуществлять, что связано потерей общей подвижности нейронов и с кальционированием шишковидной железы. И тогда, разве что, как последствие трипа можно, ещё пару недель после него, испытывать объемные сновидения, хотя такие же сумбурные по форме, как и обычные. 

Но опять вернемся к проблемам объективной реальности. Наше макроскопическое тело обеспечивает нас стабильностью пребывания в макро-трансе обычной земной действительности и дает внутри-операционные возможности, включающие их расширение за счет развития технических средств. Наше плотское сознание пси-моделирует внешний мир позволяет управлять своим телом и действиями посредством него. Чтобы пси-аналог реальности был эффективным относительно задач выживания и качества жизни, нам приходиться прилагать немало медитационных усилий по развитию своего интеллекта и личностных качеств. Это огромная и сложная работа по накоплению полезной информации, практических умений, освоению сложных методов мышления, форм нравственности, познанию разнообразия мировоззрений и синтезу всего этого в единую и гармоничную систему. Многие эту задачу решают, увы, с низчайшим качеством ″конечного продукта″.

А для того, чтобы задействовать в макро-трансе сознания иерархически высокие, вплоть до условного Творца материальной реальности, нам приходиться повторять путь уже познанный в сновидных мирах, т.е. повышать свою осознанность в обычном состоянии. Это означает, что сначала в обычной медитации при помощи воображения мы моделируем состояния самосознания, отделенного от макротела, затем от макро-личности (телесно-социальной). После проходим последовательность отождествлений и самоотделений от матричных самоидентификаций, вплоть до постижения природы абсолютного самосознания. Этот процесс был описан на шаге 23.

Но так, медитационно, мы создали всего лишь слабо-энергетическую конструкцию, которая содержит пси-геном будущего достижения. Поскольку вовне себя мы видим лишь тела матричных сознаний, то путь вновь лежит в транс-мир, т.е. во внутренние измерения мега-транса, в его протомир. Чем же отличаются условно объективные трансы от сновидных? Первые направлены в надсознание, а вторые в подсознание.  Впрочем, грань между ними очень тонкая, потому что из простого воображения или прямо из сновидения мы можем частично или полностью перейти в условно объективный транс или ″упасть″ обратно. Например, изредка спонтанный сон оказывается вещим или содержит в себе обрывочную информацию о внешнем трансе (отражает состояние здоровья организма или проблемы психики), а воображение иногда реализуется через механизм внушения в виде выздоровления или внутренних перенастроек. И, наоборот, очень яркие и реалистичные видения бывают иллюзорны по содержанию. Мои исследования показывают, что, при одинаковой и правильно организованной информационной структуре, принципиальная разница между условно объективными и субъективными трансами возникает лишь из-за различия в уровне энергии протекающих пси-процессов. Или, наоборот, при равной энергетике различаются качеством организации информации.


Справка 1. Сон – это сложно-структурный процесс, управляемый разными системами мозга. Основными центрами сна считаются структуры среднего мозга и моста, содержащие серотонин (ядро шва). Из этой области множество серотонинсодержащих терминалей направляется вперед к промежуточному и конечному мозгу. Если говорить о системе ″сон-бодрствование″, то серотонин является функциональным антагонистом норадреналина и дофамина, обладая тормозными функциями. Серотонинергические проекции уменьшают
также возбудимость всех анализаторов, снижая поступление в конечный мозг сенсорной информации. Вообще говоря, серотонин действует на нейрон возбуждающе или тормозящее в зависимости от того, каким его рецептором он распознается, а это, в свою очередь, вероятно, зависит от того, какой структурой мозга он был синтезирован.

Пробуждение и бодрствование обеспечивается повышением тонуса. А за тонус коры отвечает сеть нейронов ствола мозга, называемая ретикулярной формацией, которая может плавно управлять тонусом коры. Восходящая и нисходящая ветви этой формации обеспечивают корреляцию тонуса между внешними и внутренними областями мозга.

В целом можно заключить, что центры сна и бодрствования находятся в постоянных конкурентных отношениях и степень доминирования тех или других зависит от многих факторов: времени суток, сенсорной нагрузки, физического состояния. Подробнее Н.А. и А.А. Каменские ″Основы нейробиологии″.//

Так, энергия сновидений обеспечивается соотношением морфинов и возбуждающих нейромедиаторов. Некоторое повышение осознанности порождается самими сновидными событиями, вызывая сильные эмоциональные реакции (страх, волнение, радость), что связано с выбросом адреналина и т.п. Наиболее резкий рывок самосознания и реалистичности транс-мира вызывает выделение большого количества эндогенных психоделиков типа серотонина. Просто ″взрыв″ сознания может вызвать синтез ДМТ шишковидной железой (она синтезирует также серотонин и дофамин). В ней вырабатываются (это установлено) все составляющие для синтеза ДМТ, хотя пока нет подтверждения его синтеза. Видимо, это происходит только в экстренных случаях типа предсмертных переживаний. (Подробнее Страссман ″ДМТ- молекула духа″.) На практике установлено, что психоделики любого генезиса вызывают мощные преобразования пси-пространства + пси-времени. Интенсивность этих видений часто превышает своею реалистичностью обычную макро-реальность.

По описаниям просветлений или переживаний религиозного катарсиса можно однозначно утверждать, что такие люди испытали выброс эндогенных психоделиков. Их энергия сместила позицию формального мировоззрения в ощущенческую его позицию, разрушив старые нейросхемы. Мощные пробуждения сознания дают эффект, которого нельзя добиться в таком же качестве малыми шагами.

Следовательно, практика теперь заключается в транс-погружениях с особой психологической настройкой и биохимией. На сегодняшний день я не знаю более доступного и эффективного метода, чем пройти учебный курс пси-полетов с экзогенными психоделиками. (Вероятно, в будущем, компьютерная электростимуляция мозга, посредством шлема или чипа, станет более передовым способом воздействия.) И с их помощью репрограммировать свое сознание и автоматически нейронную сеть некоторых зон мозга. Конечно, к такой практике надо быть уже серьезно подготовленным мировоззренчески, интеллектуально и психотехнически. (Как говорится: нельзя давать обезьяне автомат.) Попытки достичь полноценного пробуждения (а не симуляции такового) сознания с наскока обречены.

Параллельно с освоением триповой реальности, сразу надо ставить перед собою задачу, состоящую в том, чтобы научиться входить в трансы в стиле трипов, но без приема вспомогательных веществ. Это достигается за счет того, что в трипах практикующий должен запоминать состояния, а затем по психологическим настройкам и привязкам в виде физических ощущений, восстанавливать состояния, аналогичным образом погружаясь в транс. А также следует стабилизировать себя в новых состояниях сознания. Для этого обязательно надо описывать свой опыт в вербальном виде (художественно, стихами, научно) и прочими методами (если умеете музыкой, картинами, компьютерными играми), доводя свои творения до совершенства. Это принципиально важная работа, потому что таким способом практикующий приводит полевой транс-опыт до обычного сознания в максимально ясном виде, а параллельно учится мыслить и чувствовать по-новому. По ходу достижения нужного качества воплощения происходят итерационные спиральные циклы инволюции-эволюции собственного сознания.

Как только глубина транс-триповых погружений достигнет предела, начинается возвратный процесс по выведению глубинных состояний сознания на поверхность. Эзотерик переходит к медитациям, в которых распознанные глубинные состояния присутствуют, но в слабо-энергетическом виде, а значит, трудно различимые, но и легче управляемые. Теперь не субъект находится внутри них, а они входят в состав обычного сознания. Актуальными становятся би-трансы, в которых глубинное самосознание наложено на обычное или наоборот. Точнее, это геометрия бутылки Клейна с перетеканием внешних и внутренних слоев друг в друга. Кроме того, границы между ними периодически исчезают, и би-транс переходит в моно-транс с единым состоянием. Такие колебания со слиянием и расслоением происходят постоянно. Так же как и смена между процессами сжатия (центростремительное вращение) самосознания в однородность, и обратного расширения в многообразие, вплоть до тотальной самоидентификации. 

Окончание вышеописанной работы выводит эзотерика в состояние просветленного (пробужденного) сознания внутри нашей обычной жизни  – макротранса. (Анализу пробужденного состояния мы посвятим следующий и последний шаг нашего мета-алгоритма.) Мы начали практику с простых медитаций на базе воображения, после углубились в фракталоподобное пси-моделирование в сновидениях. Затем повышая энергию трансов, преобразовали глубинное самосознание, и вышли на поверхность. Уже медитационно в би-трансах, закрепившись в обычном сознании. Так, мы замкнули кольцо практики: извне внутрь и назад вовне с набором энергии (уверенности и новой биохимией) и информации (знаний). Спирально повторяя это движение по разным внутренним траекториям, практикующий заставляет работать механизм индивидуальной эволюции. С каждым завершением цикла он обретает новый слой просветления. А последовательность таких пробуждений внутри ранее просветленных (относительно просветленных) состояний постепенно усиливают связь с всё более глубокими-высокими матричными самосознаниями, в пределе достигая Абсолютного. Визуально практику самодостижения можно представить в виде ниспадающего каскада в себя-фундаментального, но более точный образ – это движение по орбитам. Из антропной позиции амплитуда вращения всё увеличивается (с ростом матричности), а она же из абсолютной позиции все уменьшается, приближаясь к центру абсолютного притяжения. И затем всё повторяется вновь в обратном порядке и новом качестве практики самоутраты - самодостижения.  То есть, максимально выйдя из всех своих трансов, абсолютный Субъект создает новый план мира своих самовложений.  

 

Теперь остановимся на методике построения и освоения трансов. На медитационном этапе, т.е. неглубоком самовложении, особых проблем нет. Твердое намерение и волевые усилия позволяют быстро достичь некоторой концентрации на мире воображения. И вот, уже можно работать с ним. Что делать? Воображать интересующие вас темы на уровне смыслов, чувств и образов. Наиболее важным при этом является процесс своеобразного пси-дыхания: фантазия расширяет пространство и усиливает нечеткость понятий и образов, а критическое мышление сужает и уточняет.  

Замечание. Надо сказать, что, работая даже в протомире, образы всё равно присутствуют в нечетких волновых формах и вспышках зримых внутренним зрением пространств. Так же, как в визуализированном мире фоном скользят смысло-чувства. А полноценная ″визуализация″ доступна даже слепым от рождения, но в их случае, она будет выполнена из звуков, запахов и тактильных ощущений, включая вкусовые. Мир воображения слепо-глухих нам трудно представить – это мир телесных ощущений, вибраций и т.п. И он может быть развит до разнообразия, не уступающего нормальному объему базовых ощущений. Ну, а качество смысловых и эмоциональных ощущений от формы визуализации не сильно зависят. А практика со сновидениями имеет смысл только при правильной постановке исследовательской задачи, которую эзотерик хочет решить, используя пси-моделирование. //    

 

Методики психотехники и приемы почти ничем не отличаются, что в поверхностных, что в глубоких трансах, но выполнение имеет свои особенности, зависящие от характеристик транс-состояния. Поскольку визуальный транс-мир аналогичен изображению в компьютерном виртуальном мире, то практикующему приходиться отрабатывать всё те же функции, что имеет интерактивный игровой мир. В протомире мы работаем с собственными программами-настройками сценария игры-путешествия, а в визуальном мире, приходиться отрабатывать такие операции как включение/выключение голографического экрана, регулирование частоты кадров по вертикали и горизонтали, резкости, яркости, контрастности, масштаба изображения. Настраивать силу, объем и тембр звука и прочее.

Например, в медитации создадим образ растения в лесу, и будет отрабатывать все перечисленные операции. Аналогичное повторим с образом знакомого человека. Вообще, все проблемы глубоких трансов надо решать и отрабатывать в воображении, но очень детально. (Например, ранее упоминаемый хирург Шалимов говорил, что каждую операцию он подробно представлял себе в воображении, вдаваясь во все тонкости и вариации, пока не привыкал к действиям. И тогда операция проходила успешно. Фактически, это мягкое самопрограммирование. Реальность, конечно, принесет свои сюрпризы, но их будет не так много, как могло бы быть.) А когда освоим вышеперечисленные приемы, перейдем к созданию конструируемой сновидной реальности. Это осуществляется простой командой себе ″спать″. Она заставляет выделиться морфины и теперь искусство состоит в том, чтобы научиться управлять количеством этих гормонов. Их должно быть ровно столько, чтобы зависнуть в мета-позиции над и между сном и бодрствованием, очень плавно смещаясь и подбирая то состояние, в котором уже включился холо-экран, но ещё можно осознанно управлять своим намерением. Аналогично, если идет погружение без визуалов в протомир, то возникает вязкость и далее текучесть мысле-чувств, но ещё вполне туннелируемая в нужном направлении. Чуть глубже погружение и мысли станут хаотическими, а чуть поверхностнее их поток застынет.

Если вы смотрите просто глазами, то ничего кроме игры свето-теней (как на экране нецифрового телевизора при запуске пустой видеокасеты), вызванной движением электрических зарядов на сетчатке глаза, вы не увидите. Надо сместить центр своего зрительного восприятия чуть глубже в мозг, дабы заработало внутреннее зрение, т.е. то, которым воспринимаются воображаемые образы. Здесь надо заранее отработать небольшое умение отделять внутреннее внимание от потока восприятия, идущего через глаза. А далее надо, чтобы возникла любая зримая картина (для простоты плоская и внешняя). Этот механизм трудно описать. Можно попытаться выделить из хаоса свето-теней некий порядок, который оформится в видение, а затем увеличить его яркость. Или спроецировать некую заранее представленную идеальную картинку, задающую тематику видений, на свой ″большой″ сновидный экран. В любом случае, нужно включить внутреннее освещение – возбудить зону зрения так, чтобы зажегся психический свет. Лучи этого внутреннего солнца, будучи направленными на экран, отразятся и сделают видимым изображение. Оно будет ярким, как ландшафт в окне в солнечный день. Кстати, не следует забывать, что интерпретация хаоса в визуалы, в дальнейшем (или параллельно) требует ещё и включения пси-центра смысловых трактовок наблюдаемого. А иногда, наоборот, настройки смысла предопределяют образы и сюжеты. То есть пси-центры с функцией формализации-деформализации постоянно коррелируют между собою.

Далее открываются те же формы практики, что с воображаемым в медитации. Например, если вы заранее отработаете ощущение движения потока энергии, видимо ЭМ-поля, сквозь свои глаза (вглубь и вовне), то поймете, что значит запустить движение кадров со сменой картинок. Они могут бежать сверху вниз или слева направо или в обратных направлениях.  А надо научиться регулировать их темп. Всё это осваивается на базе идеомоторики глазных мышц, степени их расслабления/напряжения.  

Но нам важнее другое направление: зафиксировать одну картинку и начать приближение к ней (или ее к себе), плавно подключая к ней остальные органы чувств. Плоская картина должна превратиться в трехмерную голографическую. Часто рекомендуют создать себе тело сновидения и через моделирование его ощущений, войти в картинку как в дверь транса. Иногда достаточно одного зрения, концентрируемого на какой-то главной детали картины, чтобы проникнуть внутрь нее. Дело в том, что сразу за зрительной зоной, чуть ближе к височно-затылочной части мозга расположена зона синтетических ощущений. Смещая центр восприятия на незначительное расстояние вверх/вниз и вперед/назад, мы регулируем степень отстраненности/ вовлеченности в транс, в данном случае, регулируя суперпозицию воспринимающего и воспринимаемого. А смещаясь вглубь мозга, вы начинаете ощущать транс-объект как бы изнутри него, частично отождествляясь с ним. Это характерно для трансов и трипов.

Вместе с входом в картину, она становится трехмерной. И вот, вы уже внутри мира. В зависимости от придуманного себе тела, будут и ваши особенности перемещения и ощущений. Я, например, чаще всего летал в полевом теле по природным ландшафтам, нырял в озера и т.п. Зрение было туннельным. Тела не было, а периферию я ощущал как продолжение себя. Кроме природы, бывали незнакомые города и люди. Чтобы так летать, я сначала отрабатывал умение конструировать разные элементы (поверхность воды, горящий костер, солнечное или звездное небо и т.п.) и осуществлять повороты зрения. Но, всё же, я не достиг особого мастерства таких путешествий, поскольку для этого нужны своеобразные врожденные данные. Да и интерес к этой теме я через год-два упражнений полностью потерял, увидев ее смысловую ограниченность, несопоставимую с затратами сил и времени. 

Далее можно отрабатывать разные тематики и методики путешествий. Это техники изменения темы транса, например, концентрацией на выделенном в транс-объекте и проходе через него в новый смежный мир фантазии, который выдает нам подсознание. Обычно новые миры возникают вследствие комбинирования разных элементов и согласования их в единый транс-мир. Это особенно хорошо заметно в гиперактивных ″сумасшедших″ снах, чья реальность, впрочем, не вызывает у нас удивления, потому что заблокировано внешнее критическое мышление и память о закономерностях физического мира.

Теоретически, можно продолжить спуск и учиться создавать транс-мир из сознания, уже находящегося в сновидении. Выход из таких миров-матрешек проявляется в каскаде пробуждений из сна в сон. Но мой опыт говорит о том, что кроме технического интереса в такой работе ничего нет интересного.

Вообще, техник создания транс-миров немало – я описываю лишь общие принципы. Не обязательно создавать картинки, можно просто идти за автоматически генерируемыми подсознанием под действием морфинов сновидными образами – они не столь яркие, но и значительно проще вход.

Можно пытаться входить в состояния чистого самосознания с ощущением самодостаточного и самозамкнутого бытия прямо внутри сновидения. И если удалось значительно повысить осознанность внутри сна (сконцентрировать самоощущение), то сознание может обрести достаточно энергии, чтобы сделать вылет из физического макро-тела. Можно сомневаться: мол, нельзя утверждать, что субъекту просто не снится его тело и вылет из него. Да, такое возможно. Но скажу, что опыт вылета не в сновидный транс-мир, а во внешний макро-транс по ощущениям значительно отличается интенсивностью существования и осознанностью себя. Имеется множество подтвержденных описаний, когда люди в период операций или клинической смерти пребывают в полевом теле здесь же, где были в макротеле. При этом проявляются удивительные особенности волнового зрения, причем свойства разнятся из-за разного строения зрительной зоны мозга и, возможно, особенностей индивидуального полевого носителя. Приведу лишь один случай. О нем рассказывали в 2016 году в новостях центральные телеканалы Украины. Женщина средних лет поступила в реанимацию в глубокой коме. Через пару часов пришла в себя и рассказала врачам события, которые происходили в реанимации в период ее отключки. Оказывается, после нее привезли наркомана, тоже в коме от передозировки. Через час тот умер и его увезли, так что женщина не видела ни его прибытия, ни отбытия. Она описывала, что постоянно находилась над своим телом и всё видела. Когда наркоман умер, и его сознание отделилось, то он, отлетая, втолкнул ее назад в ее тело со словами: ″ты ещё должна жить″. И она, действительно, очнулась через непродолжительное время. Врачи подтвердили хронологию событий.  

Для нашей практики наиболее важным моментом является освоение теургии в транс-мире. Следует научиться из позиции я-внутреннего вспоминать о себе внешнем и частично восстановив целостность намеревать ход транс-событий. Проблема в том, что в сновидении мы сильно растворены в его мире, просто течем за событиями, лишь реагируя на них. И только когда возникает эмоциональный всплеск, появляется возможность за счет его энергии повысить осознанность путем замыкания восприятия на себе. Этим мы несколько отделяем себя от транса, а значит, приближаемся к внешнему самосознанию. Намерения, направленные из вложенной позиции к себе во внешней, совершают кольцевое движение между ними, и подсознательный конструктор сновидения автоматически реагирует на такие команды. То есть суть пробуждения во сне в повышении разотождествленности с ним и углублении в свое вложенное в него сознание – там выход вовне, т.е. вглубь самосознания значит выход в расширенное состояние. Замечу, что нормальное пробуждение также связано с вспоминанием себя и пси-модели внешнего мира, а также восстановления ощущений и управления своим макропроводником в нем, т.е. телом. На нейроуровне при этом происходит уменьшение концентрации мелатонина и тормозящего серотонина (серотонин вырабатывается двух видов: возбуждающий и тормозящий, в зависимости какой железой он был синтезирован и на какие рецепторы действует, а также от концентрации). И ранее подавленные ими нейро- и пси-центры возбуждаются.

В целом работа со сновидениями нужная, но медленная и малоэффективная  (кроме тех, у кого врожденная склонность к галлюцинированию), поскольку энергии морфинов недостаточно для выхода в большую степень реальности. По этой же причине незаменимым является опыт трипов с психоделией любого внешнего генезиса (химической, электрической, гипнотической). Понятно, что психоделическое воздействие есть мощная стимуляция извне, что является обязательным элементом эволюции открытых систем, к которым относится и мозг-сознание человека. Отсюда и принципиальное различие в результатах снов и трипов. Но, с другой стороны, эффект от психоделиков сильно зависит от духовного, интеллектуального, психотехнического уровня индивида. Опыты, проведенные на неподготовленных (обычных) людях с телесным самосознанием, показывают, что те теряют в трипе самоконтроль, критичность, путают реальности, не могут запомнить видений, ничего не понимают из происходящего в их психике. А лишь концентрируются на половом возбуждении, поскольку и в жизни сильно отождествляют себя со своими половыми органами и их функциями.

Следовательно, ценность трипов возрастает пропорционально подготовленности субъекта в плане успешного опыта работы со своим сознанием. Детально психонавтика была описана на шаге 17, поэтому сейчас коснемся ее лишь вскользь. Основная задача психонавта удерживать и регулировать степень своей отстраненности–вовлеченности в трип видения. Интуитивно решать, когда надо плыть за ними, а когда менять направление потока. Осознанность в трипе важна ещё и для того, чтобы распознавать смысл увиденного-ощущенного и акцентировать на важном свое внимание (волевой командой запоминать), дабы по окончанию пси-полета можно было всё вспомнить детально. И обязателен пост анализ трип-событий, подкрепленный написанием отчета и аналитикой – это фиксирует достижения.

Сны и трипы не взаимоисключающие: прямо во время трипов, от перегрузки, психонавт, бывает, засыпает и лишь усилием воли, иногда приходиться себя пробуждать, чтобы продолжить работу с видениями. А в ближайшую неделю сны продолжат нести на себе отпечаток трипов: будут необычно яркими, объемными и интенсивными, но такими же бессмысленными для нормального сознания. Скорее всего, они содержат реакцию подсознательного конструктора сновидений на процессы нейронного уровня, где и сосредоточен основной смысл хаотизма сновидения.

В сновидных трансах событийное содержание составлено из удивительных комбинаций событий и образов, почерпнутых из внешней макрожизни, а смысловое содержание обычно не существенно – важно лишь умение маневрировать в удивительных обстоятельствах, оттачивая собственный стиль. Триповые видения на неглубокой фазе также проявляют все признаки сугубо конструируемой игровой реальности. Этот период можно использовать для отработки разных психотехнических приемов, освоения фигур высшего пилотажа и навигационных маневров. Более глубокие триповые видения уже содержат огромный массив психологической и мировоззренческой информации, записанной в аналоговом виде. То есть мы получаем знание глыбами, ощущая его суть изнутри него (частично отождествляясь), но после возникает задача декодирования в вербально-логическую форму, дабы оно дошло до обычного состояния сознания и закрепило в нем новую позицию восприятия.

Именно информационная и психологическая ценность триповых видений и состояний заставляет нас относиться к триповой психонавтике как к реальности на порядок более высокого уровня, чем сны. Естественно, мы учимся входить в трансы в стиле трипов – трипоподобные трансы. Начинаем с медитации, релаксации и самопогружения. Его психотехника хорошо описывается простенькой формулой:

0(–,+)1 (+,–)2 →1 и в цикле (1→0→1…)

Здесь 0 – идеальный образ целевого состояния и базовое намерение, –1 начальная релаксация, +1 надусилие, по преодолению собственной инертности, +2 ускорение движения по инерции, –2 состояние с наименьшим самосопротивлением (отрешенность), регулируя степень которого можно управлять процессом торможения. 1 это с некоторой степенью точности реализация идеального образа. А далее возможен повтор последовательности состояний в цикле для приближения к идеальности.

Замечание. Подробнее о начальной релаксации.

Если долго находились без движения, то полезно пару минут активно подвигаться, чтобы сбросить телесные зажимы. После чего удобно лечь.  Далее производится поверхностное сканирование состояния собственной психики, т.е. быстрый поиск отвлекающих сиюминутных значимостей и освобождение от них. Так происходит начальное очищение сознания, не требующее особых энергетических затрат, но существенно облегчающее следующий шаг. Затем сделать пару десятков ускоренных и углубленных вдохов/выдохов, чтобы насытить организм кислородом и перейти к предельно слабому дыханию. После этого глубоко расслабить мышцы тела, уделяя особое внимание снятию хронического напряжения лицевых мускул. Результатом будет мощное седативное воздействие со стороны тела на психику. Если осмотр внутренним зрением дает ощущение успокоения и однородности пси-среды, то пора переходить к повышению концентрации внимания.//

 

После исчерпания возможностей медитационного самопогружения следует активировать другой механизм. Далее топливом для крутого взлета служит половая энергия, добываемая изнутри, т.е. концентрацией внимания на половой зоне и активизацией специфических ощущений. Затем подключаются надпочечники со своими гормонами: "телесный" серотонин и адреналин. И мышечное удовольствие, как при потягивании. Такие ощущения вызываются самовнушением и микронапряжениями мышц. Каждое транс-состояние и, вообще, состояние сознание всегда связано со своей комбинацией физических ощущений: напряжений и расслаблений, в статике и динамике их смены. У каждого, естественно, комбинации индивидуальны. Но, поскольку трансы связаны, прежде всего, с видениями, то особую роль играет состояние глаз: мышц глаза, фокусировка, расширенность зрачка и прочее. Даже если явных видений нет, то работа с сознанием связана с перемещением зоны внимания в пространстве мозга. Тут дополнительные привязки создают конфигурации напряженности-релаксации мышц головы (мимические и прочие). Удовольствие, привязанное к таким мышцам, действует напрямую на выработку психоделиков в мозге. Подытоживая, скажу, что запоминание едва ощутимых микродвижений и микросостояний физического тела являются сильными ориентирами для достижения-вспоминания целевых состояний сознания. А макропозы (позы тела, внешние звуки, обстановка) – это слабые настройки.

Весь вышеперечисленный букет телесных удовольствий работает как энергия пси-движения только на фоне специального намерения, смещающего восприятие реальности в аналогичное триповому. (Также и в трипе, сама по себе половая энергия не дает глубинных озарений.) А переживание расширения своего Я, выход в недвойственность, в вечность и бесконечность сопровождаются переживанием блаженства. Это уже заработал эндогенный синтез серотонина или аналогичные его действию другие нейрогормональные механизмы. Блаженство – обязательный признак разглаживания геометрии пси-пространства.

Конечно, автоматического потока видений  в трипоподобном трансе ждать не приходится: возбудить самому себя столь сильно редко кому удается, хотя уникумы есть. Фаза блаженства является самой важной, потому что выводит на полевое сознание и мышление. Открывается возможность активно работать со своим сознанием: отправлять интуитивно-образные запросы и получать согласованные с общим мировосприятием аналогичные ощущенческо-образные ответы, входить в расширенные самосознания и мыслить-чувствовать из них, т.е. развивать свои глубинные состояния. Мы учимся достигать трипоподобных глубин, пусть не в столь интенсивной форме, но таких же по сути и независимых от приема психоделиков, заодно не получая негативных последствий триповых перегрузок. Слушая, например, шаманскую музыку трансов я однозначно распознаю типичные триповые фазы, что ещё раз подтверждает принципиальную идентичность транс-трипов разного генезиса. Об этом говорит и сравнительный анализ химических трипов с электрической или гипнотической стимуляцией видений. Постепенно центр практики смещается в трипоподобные трансы, но глубокие трипы изредка, скажем, раз в год, по моему мнению, всё же нужны – пока им достойной замены нет. Особенно в старшем возрасте, как профилактика против процессов старения мозга. 

Справка 2. Важная научная работа опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences(10.1073/pnas.1518377113). Проведенное мультимодальное сканирование выявило, что один из самых мощных галлюциногенов, созданных человеком, не только воздействует на зрительную кору, как предполагалось ранее, но и связывает между собой различные районы мозга, которые обычно изолированы друг от друга! Исследование провёл Дэвид Натт (David Nutt), профессор нейропсихофармакологии Имперского колледжа Лондона и бывший советник по вопросам наркополитики правительства Великобритании. 

Вместе с коллегой Робином Кархартом-Харрисом (Robin Carhart-Harris) Натт пригласил 20 здоровых добровольцев, которые согласились рискнуть здоровьем ради науки. Каждый из них получил 75 микрограмм (0,075 мг) ЛСД в один день и плацебо в другой.

Учёные использовали три различные техники сканирования мозга — артериальную маркировку спина, МРТ в состоянии покоя и магнитоэнцефалографию — чтобы понять, что же происходит. Сканирование длилось восемь часов — так называемый «длинный трип» ЛСД (для сравнения, у псилоцибина — всего четыре часа). Полноценные данные удалось получить только от 15 добровольцев, потому что пятеро остальных слишком активно двигались.

Результаты оказались неожиданными. Выяснилось, что после приёма ЛСД обработка зрительной информации в мозге больше не ограничена только зрительной корой. Все районы мозга начинают участвовать в формировании зрительных образов у пациентов. Это особенно интересно с учётом того, что у них были закрыты глаза.

«Мы наблюдали изменения в мозге, означающие, что наши добровольцы "видят с закрытыми глазами", хотя видимые ими образы происходят из воображения, а не из внешнего мира, — объясняет Кархарт-Харрис. — Мы наблюдали, что в процессе обработки зрительной информации участвует намного больше областей мозга, чем обычно».

Кроме того, что некоторые области мозга, обычно разделённые, теперь стали работать вместе, но и некоторые обычно соединённые области оказались изолированы друг от друга. Этот факт связан с известным эффектом принятия ЛСД — потерей личной идентичности, то есть растворением эго.

«Обычно наш мозг состоит из независимых сетей, которые выполняют самостоятельные специализированные функции, такие как зрение, передвижение и слух, а также более сложные функции, как внимание, — говорит Кархарт-Харрис. — Однако под ЛСД обособленность этих сетей исчезает, и вместо этого получается более интегрированный или единый мозг. Мозг функционирует более простым способом».

«Для нейробиологии это сродни открытию бозона Хиггса в физике», — сказал Дэвид Натт. 

С ним согласен швейцарский коллега Маттиас Лехти (Matthias Liechti) исследователь наркотиков из Базельского университета: «Это эпохальное исследование, — говорит он. — Похоже, исследования ЛСД продолжаются, несмотря на барьеры в регулировании и финансировании».

«Мы наконец-то раскрыли механизмы мозга, лежащие в основе потенциала ЛСД не только для лечения, но и вообще, для лучшего понимания самого сознания», — сказала в заявлении для прессы Аманда Филдинг (Amanda Feilding), директор британского благотворительного фонда Бекли, который частично финансировал работу.

В следующих экспериментах профессор Натт планирует изучить влияние ЛСД на креативность и насколько состояние трипа похоже на сон. https://geektimes.ru/post/130425/

 

В связи с тем, что трансы в стиле трипов происходят в ясном самосознании, то даже самые глубокие осознания начинают подыматься в зону поверхностного внимания и обычного макросознания. В результате их достижение становится доступным даже в простых медитациях. Возникают би-трансы, в которых глубинная реальность накладывается на повседневную, вызывая просветленные самосознания прямо по жизни, и человек может пребывать в них или возвращаться в обычное рабочее сознание почти по желанию. ″Почти″, потому что мы не технороботы и очень зависим от настроения и ситуации. А возвращаться приходиться, поскольку плотско-социальное сознание лучше приспособлено к макро-жизни.

Основная психотехническая задача практики – это создание и реализация своих намерений (установок) с учетом всевозможных последствий. Всякое намерение имеет энергетическую и информационную составляющие, которые субъект должен регулировать и корректировать. С информационной понятно: надо строить согласованный внутренне и внешне, достаточно гибкий алгоритм воплощения. А энергетическая составляющая пропорциональна мотивации (стимуляции). Но, чтобы потенциальная энергия перешла в кинетическую и привела к нужному результату, ее следует направить в эффективно работающий механизм реализации намерения. Для транс-метода таким механизмом является подсознание, которое отзывается на степень согласованности намерений и действий субъекта из разных своих позиций-состояний. Наиболее важным для трансового путешественника является согласование с сознанием Творца транса. Метод такого согласования называют теургией.

Теургия происходит на самовложенной поверхности Абсолюта, поэтому из человеческого сознания к Сверхсознанию (условного творца любого уровня) имеется два пути, точнее две грани одного пути: к абсолютному объекту и абсолютному Субъекту. Причем путь к Субъекту делится на отношение к нему как кому-то внешнему и как к своему внутреннему состоянию, т.е. расценивая его состояние в диапазоне от несобственного до собственного.

Прослеживая этапы согласования и восстановления единства сознания можно описать несколько диапазонов (точнее интерпретаций) теургических состояний. Упрощенно, из антропных координат их общая схема выглядит так:

Я! – (Я и Он) – (Он и Я) – Он!

Это означает:

Есть только Я, а Его нет; есть Я и некоторое присутствие Его; есть Он и некоторое присутствие меня; есть только Он, а меня нет.

А при замыкании данного диапазона в кольцо возникают ещё две суперпозиции взаимного вложения: во внешних координатах Я(Он) означает, что Он во мне, а во внутренних, что мое высшее самосознание находится внутри обычного.  Во внешних координатах Он (Я) значит  Я в Нем, а во внутренних координатах: Я в самом себе абсолютном и Я-абсолютный в собственном человеческом самосознании. И, наконец, (Я≡Он) мы есть одно и извне и изнутри. Рассмотрим содержание приведенной формулы по каждому диапазону теургии.

Пусть сначала человек находится в самосознании Я-тело. Начиная с его рождения, происходит выход из состояния растворенности в единой телесности (космическое блаженство). В зрелом самосознании человек ощущает себя своим организмом, а остальной Мир – это чужеродная среда обитания. Затем, по мере духовного развития, его телесное сознание расширяется и он ощущает Мир родным себе, а далее, сознает, что он-тело есть лишь временная сборка существования – комочек молекул, проявляющих свойство восприятия себя и остальной вечной и неодушевленной материальной Вселенной. И, наконец, стремится к телесному растворению в ней и исчезновению. Остается лишь этот объективный Мир, который уже через других существ заглядывает-познает себя изнутри.  

Теперь, пусть, человек идентифицирует себя как сознание в макротеле. Тогда его постижение Субъекта со Сверхсознанием и телом-вселенной как кого-то внешнего проходит такие стадии:

0. Характеризуется самозамкнутостью сознания человека. Он считает только себя (и себе подобных) уникальным явлением среди неодушевленной материальной Реальности. Его мировоззрение ограничено только внешне-трансовой реальностью, расцениваемой как единственной. А понятие о Я-Творце вообще отсутствует или Его существование отрицается.

1. Уже имеется ощущение присутствия Высшего Сознания как некоего отстраненного наблюдателя, наряду с сомнениями в Его влиянии на судьбы людей.


Замечание 3. Приведу пример характерного пути к осознанию Бога. Это слова известного политзаключенного М. Ходорковского, проведшего в российских лагерях 10 лет.
    За годы заключения Ходорковский изменил свое отношение к религии. «Вы знаете мою биографию — я довольно прагматичный человек. Но в тюрьме Бог слышит тебя. Он действительно слышит тебя. По его словам, это помогало ему всякий раз, когда приходилось принимать решение и ставить на кон собственную жизнь. «Ты хочешь сделать что-то очень нужное. И тогда ты говоришь сам с собой, и Он слышит тебя. И когда ты знаешь, что Он услышал тебя и согласился с тобой, ты больше не боишься». https://echo.msk.ru/blog/statya/2148572-echo/
    Многим, вероятно, надо пройти период глубокого страдания (тюрьму, нищету, тяжелые болезни, потери близких), чтобы открыть в себе Бога, пока что, как кого-то внешнего.//

2. Сводится к тому, что проявления Воли Творца видят только в тех случаях, когда, посредством осуществления маловероятных событий, Он корректирует течение человеческой жизни, направляя ее в нужное русло, но при этом минимально вмешиваясь в естественный автоматически формируемый ход событий. В силу такого понимания, к Создателю обращаются с молитвой лишь в самых кризисных и безвыходных ситуациях.

3. Состоит в осознании постоянного присутствия Всевышнего как кого-то внешнего, относительно человека. Но он уже ощущает себя не отдельным существом, а частицей этого Сверхсознания, находящейся в непосредственной и непрерывной взаимосвязи с Ним.

4. Характеризуется пониманием иллюзорности собственного бытия и стремлением к растворению без остатка я-бытия в Сверхсознании, полным отказом от самосознания в человеческой, как и в любой другой индивидуализированной (или промежуточно-матричной) позиции.

Этим завершается движение во внешних координатах, когда Абсолют (условный творец нашего вселенского транса) ощущается как нечто внешнее и отделенное от сознания человека, а при соединении с Ним возможно только исчезновение. Но на самовложенной поверхности происходит выворачивание из внешних координат во внутренние и начинается следующий такт спирального движения. Теперь все есть одно мета-сознание с множеством внутренних собственных состояний, разделенных четкими и нечеткими границами.

Тогда диапазон теургии предстает таким: Я выращиваю в себе состояние абсолютного самосознания (его эмбрион имеется во мне изначально), а по мере его созревания, перемещаюсь в него через увеличение плотности отождествления (самоощущения в нем) и подхожу вплотную к коллапсу в сознании абсолютного Субъекта.  Пока я могу оставаться в суперпозиции этих двух состояний, регулируя их соотношение переносом центра самоидентификации (плотности самоощущения), то в одну, то в другую строну, но не коллапсируя (не замыкаясь) в крайних позициях. А могу, всё же войти в состояние Субъекта – одного без другого Я. И затем начать выращивать в себе нео-человеческое сознание. И так в спиральных циклах. В масштабном трансе (холонавтике), это затронуло бы и создание новой антропной телесности.

 

Зная о соотношениях антропного Я и Сверхсознания, становится понятно, что молитва, как внешнее обращение, и медитационно-трансовое отождествление, как внутреннее обращение к себе, являются двумя дополняющими друг друга теургическими действиями по согласованию намерений. И работают они в циклах, поскольку сознание автоматически то самоуглубляется, то выходит на поверхность.

В позиции абсолютного Субъекта главная психотехническая задача заключается в том, чтобы отобразить какое-то выделенное свое состояние в другое. На уровне фундаментальной связности и однородности отображения всего во всё происходят автоматически. Но если Субъект уже выделил некое состояние, т.е. сконцентрировал в нем свое внимание, то достиг доминирования этого состояния над другими в плане энерго-информационных характеристик. При его отображении в какое-то иное выделенное состояние он столкнется с разновекторными отображениями, создаваемыми автоматически на базовом уровне. Возникает проблема: как преодолеть сопротивление встречных отображений и ограничить желаемое отображение только целевым состоянием, минимизируя реакции на него в других нецелевых.

Другими словами, Субъект создает внутреннее намерение относительно некоторых своих собственных состояний, но будучи целостной системой, получает компенсаторную реакцию на это со стороны остальных своих состояний, ибо интегральная сумма действий в замкнутой системы неизменна. Действие равно противодействию. Тогда реализация желаемого требует усиления своей неоднородности и создания внутренних оболочек себя от себя, дабы получить локально открытые состояния с возможностью некой динамики относительно других состояний. Неоднородность проявляется в том, что Субъект наполняет свои намерения (выделенные вектор-состояния) значительно большей потенциальной энергией и информационной организацией. И параллельно уменьшает сопротивление условно внешней среды за счет максимально согласования с сонаправленными намерениями из других состояний  и подавления всех остальных, а также за счет изоляции их или от них под отдельной оболочкой (слоем). Проблема воплощения установки решается в выделенной и настроенной среде, но в других отделенных средах-оболочках это намерение остается нереализованным. Например, можно выделить в сознании зону воображения, где все легко настраивается, но уже попытка вывести настройку в подсознание получит мощное сопротивление. Выход видится в поиске состояния (мета-уровня или осознанного путешественника по подсознанию), из которого, скажем, подсознание также хорошо поддается управлению, как и осознанное воображение. Последнее ведь тоже трудно управляемо из подсознания, например, когда мы спим и получаем хаотическое образотворение.

Для человека, как вложенного субъекта, намерения разделяются на те, что надо реализовать в себе и вовне, в менее собственных состояниях. Если воплощение предполагается вовне, то надо достаточно долго удерживать твердое и самосогласованное (непротиворечивое) намерение, подкрепляя его своевременными своими действиями и полезными взаимодействиями с другими людьми (чужими сознаниями). То есть управлять ближайшими оболочками своего существования, согласуя их всех.

А как реализовать намерение в само себе? Здесь мы встречаемся с самосопротивлением внутри своего же сознания, а тем более его и подсознания, не говоря уже о совсем трудно достижимых для внутреннего намерения бессознательных процессах. В обычном бодрствующем сознании самосопротивление производят со-мнения, а также вроде бы не противоречащие намерению, но нецелевые желания, оттягивают на себя его энергию. Здесь надо четко разделять в себе состояние медитационно-трансовой практики, требующей отказа от любых второстепенных желаний и подавления всех сомнений, от такого, в котором производится предварительная или пост аналитика произошедшего в ходе практики. Это состояние обычно поверхностно, но может быть и довольно концентрированным, трансоподобным. (Достаточно вспомнить растворение в трансе по решению задач на вступительных экзаменах.) Однако предназначенность аналитических состояний иная, а потому в них приветствуется свобода сомнений в целях полноты рассмотрения возможностей. Понятно, что разделяя трансовую и аналитическую практику, мы производим отделение состояний определенных, четких и максимально суженных к замкнутой транс-реальности от неопределенных, нечетких и максимально информационно расширенных, а сами пребываем в мета-позиции управления переходами между ними.

С учетом всего вышесказанного ясно, что вектор намерения в состоянии Стремления (см. шаг 22) должен пройти сквозь среду с минимальным сопротивлением – это состояние Отрешенности. Чем больше контраст между ними (максимум силы  и минимум сопротивления), тем больше реализационная сила установки. (Ещё раз заметим, что контраст возможен только на уровне выделенных и открытых состояний себя, а в однородном и замкнутом слое сила всегда пропорциональна сопротивлению.) Но поскольку состояние Отрешенности запрещает состояние Стремление, то их следует либо разделить во времени (сначала долго концентрироваться, а затем глубоко релаксировать), либо развести на разные слои в пси-пространстве (разделением внимания на два параллельных состояния в себе), либо создав суперпозицию (заняв промежуточное положение в диапазоне от стремления до отрешенности). Это можно ещё интерпретировать как разделение себя на состояния (я-идентификации)  как управителя (моно), исполнителя (поли) и наблюдателя (мета).

        На практике, хорошо работает одна из версий геомодели. Пусть базовое моно-сознание олицетворяет некая твердь, а обычное сознание и подсознание – два подземно сообщающихся моря, дискретно разделенные перешейком ее суши. Если мы из мета-сознания (″надземного центра″) направляем внимание к морю сознания, то у него происходит разлив (расширение самосознания), а море подсознания отступает. На захваченном участке суши сознание оставляет запись своих намерений, а затем начинается его отлив – самоидентификация сужается, и море сознания отступает. Зато прибывают воды подсознания. Они покрывают перешеек с записями намерений, считывают их и оставляют свои послания-настройки, которые будут прочитаны (сонастроены) сознанием на следующем цикле. Управлять границами своего самоощущения несложно, а потому такая техника обмена настройками очень эффективна. Но вот, для более глубокого проникновения намерений в подсознание нужны соответствующе сильные отливы-приливы, что осуществить непросто, даже в трансах.

Команды, обращенные к самому себе, как к  условно внешнему субъекту, называются волевыми. А обращенные к себе, как к своему собственному состоянию, называются самовнушеним. При перемещении самовосприятия по самовложенной поверхности они переходят друг в друга, формируя циклы самоусиления, а в местах пересечения (нечеткости границ себя от себя) образуя единый метод волевого-самовнушения.

В зависимости от того в каком состоянии сознания создано намерение и в какое оно направленно зависит его эффективность, потому что в неоднородном пси-пространстве должна быть достигнута их энергетическая и информационная сонаствроенность. Ведь намерение может быть создано на одном уровне или сегменте сознания, а мы пытаемся воплотить его на другом, но разрыв между уровнями не всегда просто преодолеть. Особенно, когда переход квантованный (дискретный). Тем не менее, между качественно созданными намерениями и сферой их будущей реализации автоматически возникает связь в виде микрокорреляций через мета-уровни, где проекции (или оригиналы) этих состояний сонастроены. Этим можно воспользоваться так:

На самовложенной поверхности постоянно происходят преобразования между иллюзиями (потенциалами) и реальностью (актуалами), между субъективным и объективным, между прямым и обратным воздействием и т.д. Это означает, что реализационная сила намерения может быть увеличена в спиральных циклах с той реальностью, где оно должно воплотиться. В сознании сила намерения напрямую зависит от веры в него, а вера (энергия маркера намерения в качестве истинного) растет вместе с прямыми или косвенными подтверждениями действенности намерения. Интуитивная вера базируется на опыте, не обязательно личном – достаточно наблюдать желаемый процесс у себе подобных или быть убежденным кем-то или самоубежденным какой-то согласованной системой субъективно истинных доводов. Вначале, для запуска такого механизма надо создать базовую иллюзию реализации, а она через механизмы сознательного и подсознательного самовнушения усилит веру и тем увеличит вероятность реализации желаемого намерения. Если при помощи многократный повторов (итераций и рекурсий) удалось создать четкий алгоритм реализации, то вера превращается в уверенность и знание. (Например, внушение зафиксировалось рефлекторной цепочкой в мозге и четко приводит к нужному результату – вера уже не нужна, а лишь опыт применения.) Тут проглядывается принцип самоприменения, нечто вроде терм-убеждения, который через пару шагов превращает иллюзию в реальность, а вероятное в предопределенное или наоборот.

Прямая логика оценки истинности (существования) какой-то возможности требует сперва фиксации факта ее воплощения  и тогда можно будет поверить в подобное как в объективную истину. То обратная логика требует сначала веры (субъективной истинности) в реализуемость желания и только тогда оно осуществляется. Понятно, что переходы между прямой и обратной логикой, т.е. между субъективной и объективной истиной происходят на самовложенной поверхности. И, следовательно, они дополнительны, можно регулировать их соотношение, а в определенных состояниях они полностью совпадают.

Значит, создавая свое намерение (направленное в себя или вовне) и повторно создавая его из позиции отождествления со Сверхсознанием мы производим разные, но согласованные намерения. Разные, потому как, то, что для нас есть внешнее, относительно Сверхсознания является его внутренним. Воля сонастраивается с внушением, колебательно усиливая позиции друг друга.

Так, в глубоких трип-трансах существуют состояния, в которых психонавт ощущает и осознает невероятную преобразующую мощь своего сознания, и на том глубинном уровне так оно и есть, но это лишь потенциал для нашего макро-сознания. Вместе с эволюционным ростом самосознания увеличивается частота отображений себя в себя, т.е. вращения с ростом пси-плотности и пси-массы, благодаря которой вес влияния сознания на материю увеличивается. Но рост самосознания нелинейный, а, достигнув своего  локального предела, переходит в фазу пси-коллапса и потери самовосприятия, т.е. смерти (в частности пси-смерти). Сами околосмертные состояния сопровождаются экстазом освобождения себя от самого себя: от желания быть и чего-то хотеть. И лишь пройдя эту точку сингулярности, самосознание вспыхивает с новой силой. Вероятно, существует мета-состояние, относительно которого весь мега-мир становится таким же пластичным для намерений мета-Сверхсознания. Вообще, энергия и сила абсолютного внимания – тоже иллюзии, возникающие из относительности и контраста состояний в поверхностных неоднородных слоях Сверхсознания. Неоднородность (замкнутость выделенных вниманием состояний) предопределяет ограниченность их запасов энергии, а в однородном, открытом в себя состоянии их бесконечно, но извлечь энергию (из связности вложенных абсолютов) оттуда, не нарушив однородности, нельзя. Другими словами, потенциал возможностей абсолютного Субъекта бесконечен, а актуал всегда ограничен, но зато избирателен и управляем.

Подведем итог. Трансовая модель Мира представляет всё сущее как транс-миры самопогружения абсолютного Субъекто-объекта. Процесс взаимодействия миров нам удобнее здесь представить как мета-мышление Субъекта, в котором он отражает, моделирует, планирует, сонастраивает и конструирует самого себя. Отношения между транс-мирами создают для Субъекта эффект существования и наполняют его содержанием. Достигнув существования на одном уровне, он привыкает к его монотонности и начинает терять ощущение своего бытия. Это заставляет какую-то часть него создавать новый слой самоотображений – миров, более разнообразных по форме и интенсивных за счет своего фрактального уменьшения. Когда же базовый фрактал самовосприятия какого-то уровня исчерпывает свое разнообразие, то качество жизни начинает возрастать в возвратном направлении, в созидании новых потенциалов – протомиров.

В результате такого мирового процесса всё внимание Субъекта и его вложенных субъектов захвачено транс-реальностями. Вывести самосознание из подобного гипнотического транса не просто. Вывести куда? Из себя захваченного игрой в другие более свободные состояния сознания-существования от ведущей роли транс-событий. Это поэтапный процесс. Сначала надо осознать-воспринять другие реальности, дабы благодаря их не-единственности, ослабить хватку каждой. Затем сместить внимание в область их протомиров, тем уменьшив интенсивность воздействия на сознание актуальных транс-событий. И, наконец, замкнуть восприятие на собственном самосознании, став в мета-позицию относительно своего мировоззрения и самоидентификации. Мышление выходит на уровень предельных абстракций, сильно очищенных от конкретики происходящего. Этот шаг резко уменьшает восприятие потока и разнообразия внешних событий.  Возможна также позиция самозабытия, когда ощущение себя есть, а память о том, кто ты есть относительно мира проявленного, утрачена. Но такое состояние нестабильно и распадается на самодостаточное, и на неудовлетворенное, направленное на вспоминание себя.   

Далее выход возможен в двух направлениях, которые на самовложенной поверхности замыкаются друг в друге. Значит, либо смещаться туда же, где был вход, т.е. в состояние однородного самобытия или само-небытия, либо в мета-позицию, когда какая-то часть тебя, функционируя в качестве подсознательного-бессознательного, на автомате продолжает заниматься транс-процессами. А осознающая себя часть непрерывно-дискретно делится на диапазон состояний от вовлеченного в мир событий, через отстраненно наблюдающего и до отвлеченного вниманием в свою однородность и очищенность от разнообразия событий. Отделившись от самого себя ещё раз в мета-мета-уровень самосознания, субъект получает возможность пребывать только в одной избранной им позиции данного диапазона, сохраняя доступ к остальным или нет. Дело в том, что ни одно абсолютное состояние не может быть полностью уничтожено, даже уход в само-невосприятие не исключает пребывание остальной части себя в самобытие. Абсолют может лишь перераспределять внимание и тем лишать какую-то часть себя присутствия своего Субъекта, точнее, его внимания. Но ведь выделение Субъекта в себе – это уже иллюзия, но зато, какая реальная! Реальнее и быть не может.

Энергия движения для субъекта заключена разности потенциалов между состояниями, приносящими на эмоциональном уровне ″страдание-радость″, на ментальном уровне ″скука-интересность″, а на сознательном ″само-неузнавание-самоузнавание″. В ходе спирального движения указанная разность потенциалов может расти, поддерживаться или уменьшаться. Психологическая оценка любого психофизического состояния относительна и зависит от выбора тело-состояния отсчета и методики оценивания. Без оценивания (сравнения), сами по себе, состояния никакие (собственные) и извлечь из них энергию невозможно. Если же мы возьмем два резко контрастных состояния, то чтобы перейти из негативного состояния к позитивному человеку придется пропорционально сложности задачи потратить массу времени и усилий. А потому достижение уже не может его радовать – он его просто обменял на труд и нервы. Только, когда переход совершен быстро с минимальными усилиями (за счет внешней помощи или за-сознательной работе), то избыток нерастраченной энергии вызывает всплеск радости, ну, или страдания при перемещении в обратном направлении. Энергия добывается из всплесков-возмущений, порождающих разрывы или синтез новых связей. Поэтому на практике из нормального состояния можно извлечь радость (нужную биохимию), если мы сравниваем его с собственным негативным состоянием (выворачиваясь к нему то, как к внешнему, то, как к внутреннему), с прошлым опытом страдания или ощущаем неотвратимость достижения ещё более желанного состояния в будущем. Это мета-переходы в вечность с расположением разновременных состояний рядом. При трансперсональном переходе сравнение может производиться с откровенно ужасной судьбой других людей, ощущаемых собою на разных ступенях персональной эволюции в параллельных жизнях. Это мета-переход в единую личность с расположением контрастных локальных личностей (судеб) в одну плоскость самоидентификации. В результате осознание счастья данного в настоящий момент приводит субъекта в правильное восприятие его текущей позиции бытия. 

  Но добыть энергию – это одно, а умело ею распорядиться – это другое. Нужно выстраивать в себе психофизические схемы аккумулирования, преобразования и передачи энергии для выхода из старых и построения новых состояний-миров. Другими словами, контролировать амплитуду (диапазон противо-состояний) и согласованность нормы своих состояний относительно заданного намерением вектора развития событий. Цель проста: Субъекту должно быть интересно жить – этот груз лежит на нем самом. А где ему быть или не быть решает он сам, но для вложенного субъекта, типа человек, подобную возможность очень непросто реализовать. И в таком внутреннем самосопротивлении течет время и наполняется событиями жизнь абсолютного Субъекта.

Так, что же делать конкретно? Конкретика появляется как результат бесчисленных попыток реализации своих намерений. Как применения и самоприменения теоретических знаний.

 Учиться, учиться и ещё раз учиться самостоятельности в выборе пути (само) исследований и (само) конструировании, ограничивая себя локального лишь собою тотальным. (Можете считать это моим завещанием :) А достигнув высот, оставаться простыми и открытыми существами – потому что, высокомерие и эгоистичность есть оболочки само-неузнавания и четкий признак глубокой омраченности сознания.

Далее Шаг 26.1