Шаг 17.2 Психонавтика

Шаг 17.2 Психонавтика

(Оглавление, Шаг 17.1)

Виды игр-путешествий

Наиболее обобщенная классификация видов игр-путешествий получается в виде пространства многообразия целей путешествия и способов их достижения. Система фундаментальных целей соответствует понятию эзо-познания (см. Шаг 5) – это диалектически полное и холистическое по смыслу познание, в которое входят задачи формально-аналогового познания, полноты управления, поиска новых форм путешествия, достижение удовлетворенности (удовольствия, интересности и т.п.), а также мета-уровень поиска-конструирования смысло-целей существования.

Методы достижения перечисленных целей удобно представить как задачу управления в диалектических диапазонах характеристик путешествий. Тогда полный объем путешествий можно описать как прямое-непрямое произведение (систему независимых-зависимых измерений с нулем на пересечении их всех в точке общего равновесия, нейтральности) всех диалектических диапазонов. Например, как произведение пространства объективных диапазонов (абсолютно-относительное, единое-множественное, универсальное-специализированное, непрерывное-дискретное, уникальное-тождественное и т.д.) на пространство путешествий в диапазонах их субъективных оценок (красивое-ужасное, интересное-скучное, значимое-неважное, опасное-спокойное и т.п.)

Рассмотрим путешествие в диапазоне непрерывное-дискретное и проблему преемственности самосознаний. Каждое глобальное или локальное путешествие может происходить в диапазоне от потери (дискретный маршрут) до сохранения (непрерывный маршрут) формально-аналоговой памяти путешественника о разных этапах путешествия и себя в них. Дискретное путешествие с блокировкой памяти о прежних маршрутах превращает опытного путешественника в неопытное дитя, но зато рождает эффекты новизны восприятия и познания, интересные локальные явления, ощущение уникальности и конечности маршрута в единственной и неповторимой вселенной. А относительно непрерывное путешествие (с сохранением доступа к большей части памяти о прежних путешествиях) дает возможность осознания постоянных элементов, сравнений с прежним опытом, качественного ускорения движения. Но при большом числе путешествий засоряет память ненужными подробностями.

Степени дискретности и непрерывности могут быть разными у различных частей единого путешественника, когда он устанавливает временную меру единства-связности между своими самовложениями. При управляемости в диапазоне дискретное-непрерывное возникает потенциал параллельного путешествия на разных уровнях сознания, что открывает возможность контрастных впечатлений и достижения желаемого уровня комфортности. Например, когда сознание с ощущением вечности путешествует в суперпозиции с сознанием, ощущающим свою временность. Или сознание с малым пси-пространством путешествует в значительно большем и иерархически высшем, но таким, что видит себя изнутри при помощи восприятия этого малого сознания. В пояснение последнего примера можно рассмотреть трансовое (или гипнотическое) погружение взрослого человека в свое же сознание, но относящееся к детству и сопереживание себе при перепроживании некоторых событий. И какой пейзаж откроется, если он, сохраняя вложение в детское сознание (скажем, лет семи), вернется в свое взрослое. Такой мир мысле-чувств и событий не будет осмысливаться ребенком, а лишь вызывать странные синестезийные ощущения и будет казаться огромным и сложным.

Задача достижения непрерывности всего или части путешествия означает отождествление (привязку, самоидентификацию) самосознания с некоторым психофизическим состоянием, способным быть условным инвариантом относительно выделенной группы игр-преобразований, а значит, сохранять информацию о разных фазах своих трансформаций. Условность означает, что инвариантность определенного самосознания (карты мироздания, себя в нем, разных психофизических установок) сохраняется в пределах его фазовых состояний, т.е. оно все же меняется (адаптируется к новой игре), но в рамках сохранения непрерывной самоидентификации. Например, таково восстановление непрерывности самоидентификации человека после ночного сна с фазами сна без сновидений, т.е. разрывами восприятия существования. (Важно различать непрерывность/дискретность памяти и восприятия.) Или пример сохранения непрерывного самоощущения по ходу жизни, несмотря на то, что содержание личности и состояние тела с возрастом заметно меняются.

И наконец, в рамках линейной теории инкарнаций (как теоретически возможного последовательно организованного путешествия) степень дискретности воплощений (потеря памяти о себе прежнем) и непрерывности (физическая и интеллектуальная наследственность, а также возраст души как интуитивный выбор своего пути) зависят от наличия над-инкарнационного уровня самосознания, неизменного для всей последовательности личностных сознаний, формируемых в земных воплощениях. В отсутствии этого уровня, воплощения дискретны и явной последовательность нет, хотя всегда можно выделить упорядоченную цепочку по избранному критерию, что собирает личность в надперсональной конструкции. Явление легко объяснимое, если вспомнить, что расщепленную личность лечат тем, что при помощи психотерапии восстанавливают сознание моно-господства одного ее состояния над другими. Непрерывность самосознания в инкарнационных преобразованиях, по мнению эзотериков, достигается за счет максимальной осознанности при переходе в мир иной в момент естественной смерти, т.е. с сохранением некоторого управления своей позицией. Однако фазу исчезновения полностью избежать не удается, ибо она фрактально наследуема из фундаментального само-неотраженного состояния Абсолюта. Интересно, что в нем отсутствует всякая информация о себе, но она восстанавливается при самовосприятии, благодаря параллельному сохранению ее на условно внешних собственных состояниях, которые никогда не исчезали. Это еще одна классическая игра Абсолюта: утратить, сохранить, вспомнить о себе как маршрут путешествия. Так, мы рождаемся без памяти, сохраненной в структуре нашего тела и записей во внешнем мире, а затем в трудном процессе познания (с самосопротивлением, страданием от неведения и счастьем просветлений) восстанавливаем себя целостного. 

Аналогичный процесс отрабатывается психонавтом при переходах между нормальным (замкнутым на макромир) и сверхглубокими транс-триповыми состояниями. Фрактальная природа инкарнаций (смерти-рождения) представлена в обычной жизни диапазонами засыпания-просыпания, психологическими кризисами-воодушевлениями и далее во фрактальную пыль все менее заметных пси-колебаний, но в каждом есть критическая фаза в момент смены системы восприятия на противоположно направленную . Вообще говоря, непрерывность самосознания может быть восстановлена как память о своих воплощениях, хранимой в собственных оболочках субъекта в свернутом виде и на условно внешнем (при абсолютном инварианте путешествие происходит в самом себе) носителе с доступом к их прочтению (вспоминанию), например, в хрониках вечности, т.е. внутрисветовой записи. Выборочность чтения и обобщение предшествующего опыта в форме выводов решает проблему освоения необозримых объемов самоидентификационной информации.

Матричная теория инкарнаций включает в себя линейную как частный случай. В мета-учении теория инкарнаций не требует особых доказательств, поскольку матричность любого человека (как индивидуальное сочетание генетического и интеллектуально-духовного наследования множества предков) позволяет выстраивать любые последовательности самоотождествлений по избранным характеристикам. Даже принятие в свое сознание элементов мировоззрения современников, означает частичное отождествление со своими параллельными инкарнациями. В выборе каузальных цепочек смертей-рождений все зависит от занятой позиции восприятия: взгляд из единого мета-сознания на динамику его самовложений или из разных иерархических уровней самих этих вложений. 

Интересно, что условная неизменяемость самосознания может выражаться в сохранении всей необходимой для этого информации-ощущений, а может лишь частично: с утратой только формального знания (интуитивное ощущение есть, но выразить его вербально не получается) или с утратой аналогового знания (когда, например, на внешнем носители мы сохраняем информацию, но из-за утраты ее смысло-ощущения, не можем восстановить по ней нужное состояние сознания). Примером утраты формального знания может быть интуитивная склонность человека к определенному жизненному пути, но лишь углубленный самоанализ способен привести его к концепции своей жизни. Другими яркими примерами служит утрата способности формулировать мысль после некоторых видов инсульта, деменции, а также амнезии относительно личной истории. Утратой аналогового знания служит пример вербального описания какого-нибудь духовного знания, о котором человек может многократно читать, умом понимать, но никак не выйти на ощущение реального содержания такового.

В связи с этим существует целый класс игр-путешествий, суть которых сводится к созданию в мире путешествия обращения к себе с описанием важного опыта данного путешествия, но с записью информации на внешнем носителе. А затем повторное путешествие в этот мир с частичной блокировкой памяти прежнего опыта. Интерес к путешествию (задача) в том, чтобы с разными исходными возможностями найти эту информацию, постичь ее, прийти к узнаванию следов своей прежней деятельности, а затем создать новое качественно продвинутое, но еще более сложное для декодирования послание.

В диапазоне дискретное-непрерывное все зависит от восприятия размера шага дискретности при смене позиций: то, что в определенной мере дискретно относительно одной позиции восприятия, может относительно другой быть вполне непрерывно. Например, пусть существует единое сознание для всего живого на Земле (планетарное сознание) с подмножеством в виде единого сознания человечества, которое имеет разрывы в своих самовложениях (сознаниях людей) и между ними. При вложении многомерного субъекта в маломерный мир закон сохранения требует, чтобы его дифференциация компенсировалась возможностью интеграции. Если, например, один клеточный автомат (одноклеточный или многоклеточный организм) делит поле моно-восприятия и моно-сознания на отдельные субъекты, то параллельно создается другой клеточный автомат, который содержит ключ для восстановления психики субъекта в единое поле. Простейший вариант –  это уничтожение организма с выводом его из игры. Но нас будет интересовать вариант, когда планетарное сознание создает прямо в теле мира путешествия специальный метод восстановления непрерывности памяти самоидентификации и содержания других своих путешествий. Например, в процессе разделения позиций собственного восприятия параллельно производится запись всего нужного о едином сознании в самую глубокую из доступных ему собственных оболочек, которая сохранится непрерывной (условно инвариантной) во время всего путешествия. Таковой служит геном. Пока идет его эволюция, он продолжает накапливать в себе информацию о едином поле всё в большей мере. И когда, наконец, существо обретет самосознание, достаточное, чтобы сознательно самоидентифицироваться, то возникает возможность начать восстановительный процесс. Эволюция также делит геномы на виды, а вместе с этим разделяет между ними функцию носителя памяти от функции ее активации. То есть, дополнительно к записи памяти на собственной оболочке субъекта оставляется химический ключ к активизации этой памяти во внешнем носителе в геноме другого живого существа.

Если следовать принципу естественности, то избранное существо-носитель должно быть достаточно простым, живучим, плодовитым в широкой среде обитания и производить это вещество-ключ для собственной жизнедеятельности, чтобы он не потерялся. А утратившее память планетарное существо живет своим восприятием и одновременно спит самосознанием в каждом собственном проводнике-организме, имеющим собственное сознание, которое служит лишь задачам выживания в мире конкретного локального путешествия. В конце концов, внешний носитель ключа будет организмом-проводником найден и съеден с предсказуемыми результатами восстановления памяти и первого этапа пробуждения единого глубинного сознания. Ситуация очень похожая, например, на реакцию человека на грибы Stropharia cubensis из рода Psilocybe. Как установлено, на фоне пробуждения эндогенной памяти псилоцин способен вызвать размножение и фильтрацию нейронов. Если этот фактор согласовать с настойчивыми попытками человека вспомнить себя расширенного, то произойдет канализация (специализация) некоторой колонии нейронов под поставленную задачу. Тогда роль психоделиков в эволюции сознания как одного из факторов очевидна. И вообще, хотя приведенная интерпретация эволюции необычна, она не противоречит процессу и законам эволюции, а потому является правомерной. Выбор или отказ от нее, предопределяет цели, методы и результаты, на которые настраивается сознание человека.

Восстановление единого поля сознания – сложный процесс, в котором геном и сознание коэволюционируют. Но, зачем нужен столь странный метод путешествия? Все просто. Любой психонавт знает, как тяжело переносит сознание фазы дезинтеграции. Так и планетарный путешественник защищает сном свое сознание от работы автоматов подсознания-бессознания. И только, когда возникают внутренние путешественники с возвратным курсом, единое сознание начинает просыпаться в комфортную для него фазу. Это, тот же анабиоз. Это метод остановки внутреннего времени пилота на время перелета, коим занимается автопилот, с попаданием его прямо в будущее уже на целевом месте посадки. Вполне неплохой метод, для перелетов на короткую космическую дистанцию.

Однако ключи могут иметь и более сложные отношения с целевым сознанием. Ключ может быть универсальным. Допустимо и множество специализированных ключей, для разных уровней иерархии сознания-материи, по-разному активирующими систему оболочек существа, а значит и типы его самоидентификаций. Иные ключи могут быть упрятаны в специальные оболочки, из которых существо может их извлечь только по достижению определенного уровня своего развития. Например, яд одного вида жаб из пустыни Сонора, содержащий большое количество психоделика 6-метокси-ДМТ. Или, другой пример, гриб-паразит Спорынья, сам по себе являющийся смертельным для человека, но содержащий большое число психоактивных веществ, ныне используемых в медицине. Получить из него полусинтетический психоделик ЛСД довольно не просто - требует профессиональных знаний химии. Еще более сложным вариантом, требующим определенных научно-технических достижений, является потенциально существующий ключ, который еще надо синтезировать. Примером может служить созданный А. Шульгиным (Бородин) психоделик Сибирь 2В-С. Причем качество активации нужного сознания может быть автоматически заданным, а может зависеть от развитости локального сознания конкретного существа. В последнем случае, при отсутствии соответствия уровней их организации происходит естественная (неспособность правильно интерпретировать пробужденные состояния) блокировка локальным сознанием расширенных возможностей, дабы оно случайно не навредило себе. Например, обычное наше сознание заблокировано от глубокого управления своим телом и психикой посредством своего подсознания. И известно, что когда под гипнозом такие ключи к ним даются, то неподготовленные люди легко наносят себе травмы. Ко всякой возможности нужна еще культура и мастерство применения.

Справка 2. Эксперименты показывают, что неинвазивное раздражение постоянным («транскраниальная микрополяризация», ТКМП) или переменным током (метод tACS – transcranial alternating current stimulation — «транскраниальная стимуляция переменным током») определенных зон мозга вызывает галлюцинации, подобные от действия психоделиков. Кроме того, при правильном подключении такая стимуляция улучшает когнитивные способности человека: концентрирует внимание, повышает скорость реакции и математические способности и др. А при неправильном подключении угнетает. Такие аппараты пока несовершенны, но уже пользуются большим спросом, потому что многие люди стремятся повысить КПД своего мозга и сознания, хотя бы для достижения мирских целей. https://lenta.ru/articles/2016/11/14/tdcs/

Установлено также, что во время молитвы человека у него в мозгу активируются те же участки, что и при прослушивании музыки, занятии любовью или приеме наркотических средств. Об этом заявляют американские ученые в своей статье для научного журнала Social Neuroscience. Ученым удалось выделить в мозгу своего рода "центры молитв", которые активировались в то время, когда участник эксперимента думал о своей вере. Оказалось, что пик религиозных чувств был отмечен особой активностью центра удовольствия, а также средней префронтальной коры и зон, связанных с фокусировкой внимания на чем-либо. http://mignews.com/news/lifestyle/301116_114812_26114.html

          Все перечисленное говорит о том, что существует множество запасных методов активации памяти вне-человеческого сознания.//

 

Обратим внимание на механизмы согласования-рассогласования систем-несистем путешественников и их путешествий. Можно пассивно ожидать благоприятного момента, или катализировать/ингибировать процесс, или пытаться догнать, опередить или отстать от других путешествий, заняв удобную позицию. Причем в периоды, пока желаемая степень согласования еще не достигнута, путешественник может испытывать заметные сотрясения в своей судьбе (внешней и внутренней – психической), вызванные некоторой степенью хаоса. Влияют не только внешние столкновения, но и более глубокие пласты реальности (сознания-материи) выбрасывают избыточную энергию (точнее ищущие проход) через образовавшиеся разломы в ранее жестко состыкованных формах/процессах Бытия. На поверхность путешествия под давлением глубинных намерений вытекают неоформленные и непредвиденные состояния – новые пути и ландшафты. Данный принцип присутствует в любом путешествии. В период трансформации сознания зоны нестабильности проявляются в специфических расстройствах психики (неадекватности аналогового знания понятийному, особенно в самоидентификациях и оценках) и в странных событиях в обычной внешней судьбе. Под странными здесь понимаются маловероятные группировки событий: события стрелки, меняющие линию маршрута, преграды, служащие набору энергии в случае их преодоления, синхронизмы, сбои и т.п. Полная классификация событий позволяет более осознанно конструировать маршрут.   

 Плавный переход между двумя качественно различными состояниями не всегда возможен без преобразований в гиперпространстве. Это, как если бы у кубика Рубика рассоединить (ослабить) конструкцию, а затем провернуть отдельные составляющие его кубики скрытыми сторонами вовне и вновь жестко соединить все на место. Получаем принципиально новую исходную позицию игры. Простейшим примером такого явления служит обычное головокружение при расстройстве вестибулярного аппарата в ответ на резкое изменение в погоде. Когда завершится перенастройка организма, то все вернется в норму или нет, в зависимости от глубины перестройки. Такое явление означает, что организм и подсознание не нашли в рамках стандартной саморегуляции алгоритма непрерывной адаптации и вышли в управление через более глубокий уровень, но со сбоем на обычном. Наиболее ярким примером дискретной перестройки является психофизическая смерть (полное рассоединение элементов) путешественника с последующим переконструированием на мета-уровне в нового путешественника. А в правильно проведенном сверхглубоком трансе происходят непрерывные преобразования сознания с результатом, который нельзя достичь никакими стараниями на пси-поверхности.

Таким образом, рассогласование раскрывает гиперпространство с большей степенью игровой свободы, в котором при наличии правильного намерения-алгоритма могут быть осуществлены эволюционные изменения. А согласование стабилизирует игровую площадку для проявления потенциала оных. И в целом, операции согласования-рассогласования, применяемые последовательно и параллельно являют собою механизм управления путешествием. Самой простой моделью такого процесса является коробка передач в машине с механизмом шестеренок, конусных, цилиндрических с разной величиной и шагом зубцов.

Вообще, чем больше согласования в мире путешествия, тем уже амплитуда и предсказуемее  разнообразия событий, но и больше шансов достичь намеченных целей. А чем больше несогласований, тем амплитуда шире, но и тем большее отклонение от оси симметрии пары комфортность-некомфортность путешествия. Мир становится богаче, разнообразнее и непредсказуемее, но вместе с этим возникает все больше ужасных, безвыходных, бессмысленных и случайных позиций, в которых путешественник тщетно взывает к Сверхсознанию (Богу) о милости. Другими словами, возможности моно-управления игрой-путешествием в достаточной мере заблокированы.

Комфортность путешествия – это мера соответствия (с отклонениями в пределах нормы) между субъективной моделью (требованиями к маршруту) планируемого путешествия и реальными событиями. Существует задача управления мерой комфортности, что само по себе есть один из видов путешествия. Типичный пример этого, когда в рамках одного и того же путешествия, например, жизни в своей квартире, мы заботимся о ее благоустройстве. Путешествие находится в норме комфортности, если путешественник может избегать нежелательных событий или, оказавшись в негативной позиции, всегда имеет возможность покинуть ее в направлении улучшения характеристик при помощи сочетания мета-управления и внутри-игровых (моно-поли-управления) операционных возможностей, включая выход из игры-путешествия и вход в нее с иной позиции. Верхний предел комфортности, означающий жесткое моно-управление или высшую сонастроенность мира путешественнику, ведет к минимизации его усилий по сохранению путешествия, ослаблению и завершению пути. Примером тому эксперименты с мышами, которые в идеальных условиях быстро вырождаются и гибнут. А нижний предел комфортности означает настолько агрессивную среду обитания, что приспособиться к ней путешественник никак не может.

Рассмотрим другие проблемы пси-управления. Переход путешествия от статической позиции к движению связан с преодолением инертности, проистекающей из необходимости расстыковки фиксирующих позицию элементов. Чем плавнее трансформация и больше объем области преобразований, тем она согласованнее, но требует пропорционально больше времени, а длительная ослабленность состыковок чревата непредсказуемыми отклонениями (болезнями). Значительные рывки в трансформации и сужение указанной области вызывает рост несогласованностей, но зато быстрее минует состояния нестабильности. Как всегда, речь идет о балансе противоположностей. Кроме того, движение всегда обладает инерцией, порождающей проблемы с точностью приземления в желаемой психофизической позиции. Так, в глубинных трип-состояниях имеется фаза, в которой проявляющиеся из подсознания мысле-образы реализуются столь быстро, что человек не способен оценить их полезность. (Например, если на доли секунды вы задержите внимание на мысли, что вам может стать плохо, то тут же обретете это состояние, а вот, выход из него уже требует преодоления нежелательной инертности и инерции.) Поэтому на пике управляемости человек неуправляемо может, как создать, так и разрушить состояние. Для управления подобным приходиться создавать мета-уровень управления и базовое недвижимое (инвариантное) состояние самосознания, противостоящее хаосу проявления. Но и сам мета-уровень требует управления, а чтобы не было бесконечного наложения мета-порядков, функция, например, четвертого мета-порядка передается телу игры (исходному состоянию сознания), т.е. производится замыкание управления - иерархическая обратная связь. Низший уровень сознания коррелирует с высшим. Этим достигается норма управляемости всяким путешествием с колебанием вокруг точки равновесия действующих сил и смещением от нее в случае поиска нового качества путешествия.

Путешествие в диапазоне активное-пассивное. Первый вариант пассивного психического путешествия связан с тем, что психонавту следует, сохранив позицию мета-восприятия и намерение (общий образ пути и цели), временно отказаться от управления своим сознанием. Когда стабилизируется свободный поток восприятия, автомат подсознания начнет выполнять пси-установки, например, по конструированию собственной виртуальной пси-реальности или настройки на несобственную. При погружении физических ощущений в нее происходит самовложение сознания в этот мир в качестве путешественника. И далее следует либо создавать новый уровень мета-управления, чтобы держаться нормы управления извне и изнутри, либо совершить коллапс сознания в этот мир с временной потерей памяти о себе внешнем. Выход же из мира может быть по времени либо при исчерпании энергии путешественника или конструктора мира, либо по заданному заранее признаку или состоянию, достигаемым целенаправленно или случайно.

Второй вариант пассивного путешествия создается внешним, например, электрохимическим программированием активности нейроклеточного уровня восприятия. Даже простой последовательный перебор режимов работы мозга и отдельных его зон задает уникальное путешествие сознания. Человек способен воспринимать все уровни, из которых состоит наша реальность без всяких приборов по той причине, что нейроны, наследуют принципиальную структуру Мироздания и отзываются на все проходящие сквозь них информационные потоки. Проблемы возникают на уровне вывода этих реакций в восприятие, при интерпретации сигналов в образы и достижению понимания. А когда восприятие переходит на полевой уровень, то ему становится потенциально доступным реакция на все поля космического уровня, а значит и космические путешествия - скольжение по многомерным поверхностям в виде волнового паттерна (рисунка), ведущего за собою собственный луч восприятия. Следовательно, наше восприятие, мышление и сознание, в целом, в равной мере относятся ко всем уровням (клеточному, молекулярному, атомарному, волновому), а потому задача лишь в избирательной активизации нужной позиции восприятия и потенциально конструируемого самим человеком сознания. Это задача интеллектуального, нейрохимического и даже генетического характера.

Пассивное путешествие может быть и голографическим, когда наше внимание, никуда не смещаясь в физическом пространстве, перемещается вглубь голографически упакованной информации о Вселенной, записанной в структуре мировых полей. Это, как если совершать итерации для фрактала Мандельброта в выделенной в нем области: просто наводим резкость своего зрения и видим все новые и новые формы. И лишь когда требуется более высокая детализация информации, ускоренная обратная связь или прямое воздействие появляется необходимость в активном пси-путешествии: сближении виртуальной и физической позиции восприятия. Например, полевой вылет (на языке традиционной эзотерики - экстериоризация в эфирно-астральном теле) из своего макроскопического тела связан с перемещением и в обычном пространстве. (При непрерывной осознанности во время такого полета человек испытует некоторые фазы умирания: резкую минимизацию дыхания, потерю управления телом и отделение от него с возникновением новой формы восприятия, управляемой намерением.) Полевое движение заключается, по-видимому, в том, что психическое намерение вызывает смещение наиболее плотной области своего поля-носителя к заданной цели, а где плотность максимальна, там и позиция наибольшей степени сознания-самосознания.

Обратим внимание еще на интересную по свойствам позицию наблюдения из голографического сознания. Это система сознаний, каждое из которых содержит в себе динамическое отражение всех других входящих в эту систему сознаний в качестве элементов собственного восприятия. Причем все сознания несколько отличаются друг от друга формами своих организаций. Тогда каждое сознание мыслит одновременно само и мышлением остальных, а в результате получается пространственное восприятие, понимание и удивительная палитра чувств. Нечто подобное каждый испытывал, когда к нему во сне явственно являлся кто-то из знакомых. Если считать, что это нереальный контакт, то, значит, наше подсознание моделирует сознание знакомого человека со всею четкостью подражания стилю его поведения и мышления.

В качестве обратного примера приведу откровения нейрофизиолога, директора Института мозга РАМН, академика Натальи Бехтеревой. Она призналась, что после смерти мужа человеческий мозг, изучением которого она занималась всю жизнь, стал для нее "загадкой, которую в принципе нельзя разгадать" (для психонавтов, это звучит немного смешно). Призрак супруга стал приходить к ней даже днем, делясь важными мыслями, которые он не успел высказать при жизни. Анализируя происходящее, Наталья Петровна вспоминает, что нисколько не была напугана, поскольку ни минуты не сомневалась в его реальности. Самое поразительное то, что все предсказанное призраком сбывалось, а важные черновики, о которых он говорил, обнаруживались в том месте, на которое он указывал. "Что это было - продукт работы моего сознания, оказавшегося в состоянии стресса, или что-то иное, - я не знаю, - призналась Бехтерева. - Одно я знаю наверняка - он не померещился, а был на самом деле". https://integraltranslations.wordpress.com/2013/04/26/soznanie-posle-smerti/

Ускорить полет можно за счет качества пси-корабля: его топлива и строения. В данном случае, пси-корабель – это сам человек. Он (путешествующая оболочка восприятия, с которой его существо отождествляет себя) вылетает из/в самого себя, последовательно тормозя и возбуждая свои пси-оболочки от внешней к внутренним. Это напоминает сброс ракетою собственных отработавших ступеней, однако при челночной психонавтике они просто деактивируются, и лишь при удаленных полетах в один конец происходит полноценный сброс оболочек, называемый смертью на разный уровнях. (Еще Эдгар Кейси говорил о физическом теле как о платформе, с которой взлетает тонкое тело.) Первой внешней макрооболочкой человека является его собственное тело, а психокосмическим топливом для него служат естественно-искусственные химические вещества или физические поля, способные взвести выделенное клеточное сообщество нейронов в специфически возбужденное состояние (кратковременная синхронизация ритмично осциллирующих нейронных цепей) готовности к пси-полету. Например, вполне достаточно для пси-полета эндогенно вырабатываемого серотонина, дофамина или ДМТ. Адреналин и половые гормоны также обеспечивают элементарный пси-полет в моменты счастья, удачи, влюбленности, беременности и т.п. (Очень многие известные ученые и гуманитарии признавались, что могут творить лишь в состоянии влюбленности, что указывает на глубинную связь полета души и успешного творчества.) Однако для обычного человека глубинное содержание и структура таких состояний остается неосознанной и лишь опытный (духовно развитый) психонавт способен распознать отражения глубоких состояний в более поверхностные. Огромное значение синтетических психоделиков как раз и состоит в интенсивном проявлении глубинных состояний, которые обычно трудно различимы из-за психической пыли (хаоса множества незначительных по смыслу ощущений). Замечу, что все терминологические параллели здесь используются для того, чтобы подчеркнуть единство всех видов путешествий, фракталоподобность их проявлений и получить объемное понимание происходящего.

Соотношение размеров сознаний аналогично космическим. Любое самое объемное сознание, находящееся на большом пси-расстоянии от обычного земного сознания, воспринимается человеком лишь как малюсенькое ощущение на небосводе его пси-пространства. А незначительные, но близкие состояния сознания, кажутся огромными. Но при вхождении в поле пси-гравитации (притяжения к новой позиции и ее ценностям) ранее далекого сознания, происходит переворот: прежнее привычное состояние воспринимается как малюсенькое, а достигнутое гигантским. 

Измерение простое-сложное. Простейшее путешествие – это достаточно алгоритмичное путешествие по заданному маршруту со статичным и ограниченным потенциалом разнообразия событий. Сложность маршрута пропорциональна мере его неопределенности. А она порождается количеством и качеством связей (в частности, разрывами) в системе мира путешествия.

Сложность управляемости качеством путешествия нелинейно возрастает, когда оно разнообразно зависит от множества предшествующих, последующих или параллельных путешествий внутри этого же мира путешествий или вовне него. Примером, могут служить удивительно сложные внешние и внутренние (психологические) судьбы людей в периоды мировых войн и тому подобных маршрутов всей цивилизации. Нелинейность в том, что иногда усложненные связи упрощают задачу управления за счет разнообразия операционных возможностей, а временами их избыточность порождает проблемы.

Крайне трудно достичь намеченной позиции, когда все значительно влияет на все, а потому каждое действие меняет ландшафт и требования к путешественнику. Например, когда все существа в условиях поли-игры способны на какую-то глубину менять свое прошлое из настоящего. Идет борьба всех за оптимизацию собственных путешествий, а значит, нет постоянной линии судьбы: часто меняющееся прошлое и настоящее, а будущее состоит из последовательностей изменений в почти поперечном смещении по линиям и очень медленно сдвигается в обычном направлении - вперед. (При моно-игре разнообразное воздействие на прошлое согласовано, что позволяет отрабатывать оптимальную траекторию.) Но и в случае блокирования воздействий на прошлое в поли-игре не менее трудно оптимизировать путь и реализовать цель. Тому примером является жизнь человека в нашем обычном макромире. То есть значительные ограничения на взаимосвязи, когда недостаточно рычагов управления, также порождают проблемы. Оптимальное решение только в пределах нормы и контролируемого смещения от нее.

Оценка простоты/сложности путешествия относительна. К примеру, путешествие с динамическим обновлением своего потенциала прямо по ходу игры. Повышая приспосабливаемость, усложняем систему управления движением. Например, в эту игру человек сможет сыграть со своим телом, когда научится активно управлять трансформациями своего генома. А вот потенциал своего сознания мы скрещиваем многократно, оплодотворяясь потенциалами мировоззрений других людей в течение всей жизни. То есть играем в личную эволюцию, наблюдая за видами на Мир, открывающимися из новых позиций. Впрочем, имеются и те, кто не желает "оплодотворятся", а предпочитает статику.

Особо следует обратить внимание на особенности управления путешествием по собственным состояниям (в фазовом пространстве) единственным и уникальным субъектом, т.е. когда психонавт отождествляется с конструктором Мира, в пределе с Абсолютом. При моно-управлении абсолютный субъект, пытаясь сохранить равновесность стратегий всех своих самовложений (внутренних путешественников), стремится максимально согласовать их траектории. Это достигается сочетанием естественно-автоматического взаимодействия стратегий и мета-команд из целостного уровня. Но для реализации команды самому себе нужен внутренний импульс, а значит, требуется  перераспределение энергии, вызывающее неравномерность и неравнозначность одних собственных стратегий относительно других. Специфика заключается в том, что любое действие вызывает самосопротивление (т.е. сопротивление между его частями и целым), управление мерой которого обратно коррелирует с величиной усилий по целенаправленному смещению. И тогда цели достигает выделенная в себе система путешественников, а остальные идут к другим целям, включая противоположные избранным, в целом подчиняясь закону сохранения информации (см. Теория путешествий).

 

Перспективы психонавтики.

Мета-учение представляет человека как абсолютное восприятие в специфической позиции самовложения, что может быть разнообразно интерпретируемо. Для этого служат различные языки описания мета-учения, такие как теории: эволюции, игры, путешествий, категорий, множеств и т.д. Пси-физика предлагала рассматривать человека и, в частности, его сознание как персональную лабораторию по моделированию Мироздания. Теория игр, если выделить психологический аспект, понимает его как участника абсолютной игры в самонеузнавание-самоузнавание, что другими словами звучит как утрата знания о себе целостном и восстановление его путем познания-самопознания. Это же можно назвать эволюцией. А теория путешествий интерпретирует человеческое существо как психофизический корабль, который способен отправить восприятие в захватывающие внимание миры.

Если формальное научное познание строится как объективное, рассматривая мир из внешней системы измерения, то психонавтика – это, прежде всего, аналоговое знание, дающееся нам в непосредственных наблюдениях из внутренней субъективной системы координат. Современная психонавтика соответствует натуралистическому этапу развития физической науки, и, со временем, вполне может быть дополнена субъективно-объективными переживаниями, фиксируемыми  биогенными и техногенными сенсорами, совместимыми с психонейронной системой человека и человечества. Не доверять воспринятому в глубинах сознания-мозга – это то же самое, что не доверять физическим ощущениям. И те и другие истинны, а вот их интерпретация может быть частично ложной или неполной. Более того, природа доступного всем интуитивного ощущения и транс-видения едина, а разница лишь в степени приближения системы настройки восприятия к состоянию объекто-субъекта наблюдения. И тот, кто откажется от опоры на свою интуицию, превратится в умственно отсталый формально-логический компьютер.

Мозг животного, вследствие принципиально недостаточной развитости нейросистемы, не способен загрузить в себя сознание человека. Зато мозг последнего в детском возрасте и зависимости от среды взросления способен сформировать в себе как до-человеческое, так и человеческое сознание. А во взрослом возрасте даже моделировать в себе над-человеческие позиции восприятия. Однако для полноценной реализации их в своем мозге необходимы последовательные эволюционные модификации самой нейросистемы, чтобы димензиальный объем (или число степеней свободы) и чувствительность мозга соответствовали пси-программному обеспечению и духовному содержанию. Для этого психонавту (эзотерику, духовно развивающемуся) необходимо правильно структурировать свое сознание и усилить степень реальности психического мира в такой мере, чтобы она вынудила нейросистему эволюционировать. Стабильное, открытое и активное мировоззрение создает в сознании выделенную пси-реальность, а обслуживающим ее нейронам приходиться канализироваться, т.е. образовывать специализированную колонию. В мозге постоянно идет борьба за место (ограниченный объем допускает либо уплотнение нейронов, либо симбиотическое доминирование, заставляющее работать на себя другие колонии) и питание (кровоснабжение) между различными колониями нейронов. Фактически, физические оболочки-носители сознания и его психическая структура – это многомерный колебательный контур, в котором информация преобразуется между ее собственным и несобственным состояниями. Мозг (и геном) и сознание содержат дополнительные части потенциала развития друг друга и человеческого существа в целом.

Преобразования между собственной (записанной в структуре объекто-субъекта) и несобственной (на отдельном носители) информацией, с учетом относительности оценки, многоканальны и иерархичны. Например, формально-научное знание психонавта под воздействием психоделика может обрести объемное виртуальное бытие и стать частью мироощущения. Пси-образ своего тела, при некоторых условиях, может реализоваться в организме, например, в виде заболеваний или исцелений. Особо интересны преобразования в рамках линейной инкарнационной теории. В ней отслеживаются переходы указанных состояний информации между мировоззрением субъекта, его внешней и внутренней (последовательность принятия решений в рамках индивидуальной эволюции) судьбой, телом живого человека и получаемым им постсмертно полевым телом, структурой сознания (души) и намерениями с последующим преобразованием этого в судьбу и возможности сознания этого человека при реинкарнации.

Для практической психонавтики важно понимать суть изменений восприятия, происходящих при переходе между внешними и внутренними системами координат: при восприятии макромира из него же самого мы имеет дело с конечными временными интервалами и ограниченной величиною скорости света. При взгляде из вещественного мира на внутренние события светового (электромагнитного) поля, они расцениваются как мгновенные (нуль-временные). Если мы рассматриваем их изнутри светового поля, то пребываем в вечности (бесконечное время), хотя в ней имеется свое мета-время, т.е. мы можем последовательно-параллельно перемещаться по событиям застывшим в вечности – актуальной бесконечности. Если мы из светового поля рассмотрим макромир конечных временных интервалов и скоростей, то они будут расцениваться как окрестности нуль-временных событий, по той причине, что любая конечная величина поглощается бесконечной без приращения ее мощности, т.е. как добавление нуля. Именно в описанной смене систем измерения коренятся разнообразные эффекты при оценке нашей экспликативной жизни как краткосрочного, почти мгновенного путешествия относительно импликативного порядка, а его из внешней жизни как пребывающего в вечности или вовсе не существующего. И то, что во внутреннем измерении уже произошло, то во внешнем измерении еще не начиналось или только в процессе реализации. Например, свет от звезд годами покрывает космические расстояния, но изнутри поля, все звезды находятся в непрерывном энергоинформационном контакте.

Управление организацией системы-пространства элементов в кватернере творец-мир-путешественник-путешествие есть перемещение в диапазоне простое-сложное. Редукция может быть интерпретирована как игра в ограничение самовосприятия, как выделение главного из более сложных и мерных процессов. И тогда недостаточность есть эволюционное (точнее, инволюционное) достижение относительно сверхсложных миров или деградационное, если оценивать с другой позиции. Например, философские абстракции упрощают понятийное многообразие к единообразию, но тем достигается более глубокий уровень понимания. А димензиальное усложнение интерпретируемо не только как эволюционное продвижение, но и как усложнение проблем, сопровождаемое неприятным стрессом и угнетающим страхом. Соответственно сказанному, недостаток концентрации эндогенных или искусственных психоделиков часто вызывает восприятие мира как плоского (мультики), неживого (куклы и автоматы) и серого (бесцветного, безысходного), хотя отрицательная или позитивная оценка такого восприятия все же зависит от интерпретации. Избыточный синтез или резкие колебания в сторону увеличения количества психоделиков (контрастный шок) приводят к многомерному восприятию, воодушевлению и счастью при условии позитивной интерпретации событий (состояний) на уровне интеллекта. Например, Э. Кейси, по воспоминаниям его сына, то ходил мрачный как туча, то сияющий от счастья, что указывает на значительные колебания в производстве эндогенов.

Эволюционное путешествие, если его комфортность не соответствует ожиданиям путешественника, не расценивается им как нечто лучшее, чем попытка стабилизировать мир в состоянии минимальной изменяемости или даже максимально упростить его. Например, нельзя сказать, что жизнь в суперсовременных многоэтажках лучше, чем в маленьком деревянном домике, утопающим в зелени сада. А взрослые интеллектуально развитые люди часто ностальгируют за своим простым и маленьким детским миром. Поэтому суть не в сложности кватернера (конструктор мира, мир путешествия, вложенный путешественник, его путешествие), а в мере согласованности этих четырех с мета-ожиданиями (субъективно-объективными оценками и самооценками, и установками) человека. Речь идет о мере счастья (благости), определяемой способностью к психофизическому согласованию как можно большего числа элементов существования между собою.

Психоделики (эндо-экзо-генезиса) многофункциональны. При правильной психологической и психотехнической подготовке они способствуют нейросоматическим перестройкам, связанным с активизацией нейронов в новых режимах работы с информацией. Омолаживающий психику эффект (обновление восприятия, позволяющее увидеть привычный мир как уникальный) происходит, видимо, благодаря влагонаполнению некоторых зон мозга и ритмической гимнастике всей нейросистемы. Ведь высыхание клеток и обездвиживание основные признаки старения.  (Автор в 48 лет испытывал на себе омолаживающий эффект психоделиков для нервной системы, который, однако, длится не долго, если его не поддерживать соответствующими медитациями.) Видимо, аналогичные вещества существуют и для соматических клеток, по крайней мере, для культуристов (бодибилдинга) нечто подобное для мускул уже найдено. А в целом, все расстройства временно вызываемые психоделиками, ими же и лечатся: подобное лечится подобным. Это подтверждено медицинскими исследованиями во многих странах. Мягкое воздействие конопли (марихуаны) и псилоцибиновых грибов (подчеркну: при культуре их применения) или их синтетических аналогов, в умеренных дозах, столь же необходимы человеку, сколь и обычная пища, из которой люди извлекают не только хим. вещества, но и удовольствие, снимающее стресс. Но при бескультурье, можно достичь лишь ожирения. Аналогично, ради кратковременного удовольствия (ослабления хватки реальности) используется табак и алкоголь, которые общеприняты, но на порядки вреднее для организма, чем истинные психоделики (не вызывающие физической зависимости). Иные обходятся трудоголизмом и прочими неумеренными психологическими зависимостями. Одни стремятся закрыться от реальности, другие раствориться в ней, а генеральный путь заключается в созерцании, познании и преобразовании.

Есть люди, у которых изначально снижено производство эндогенных гормонов счастья, что и объясняет их стремление к самоубийству (приближение к смертельным состояниям высокой связности и счастья). Уровень психоделиков и счастья напрямую связан с творческими способностями, опять же, потому что открывает двери в потенциальные миры. Так, поэт и композитор В. Высоцкий совершенно не мог добиться желаемого качества своих творений без дозы алкоголя или наркотиков, фактически, убивая себя. Опять же личностная реализация, т.е. качество жизни для осознавшего себя субъекта, важнее ее самой.

Психоделики разрушают старые связи или, по крайней мере, ослабляют их хватку, а также способствуют росту новых связей, в частности, между разными отделами мозга. Экспериментально доказано, что в зависимости от дозы, например, псилоцибин способствуют как росту нейронов, так и их гибели. Но гибель одних есть перспектива для других. Психоделики, за счет усиления интенсивности внутренней реальности, служат проявителями обычно незаметных фоновых состояний сознания, а также ускоряют многие психологические процессы, включая творческие. Психоделики также эффективно согласуют аналоговое и понятийное состояния мировосприятия, чем снимают многие внутренние противоречия. Известен и исцеляющий эффект, но только на фоне психологических настроек. Нестабильность и нестандартность эффектов воздействия на человека экзогенных психоделиков говорит об их огромном потенциале и одномоментном задействовании большого количества психофизических элементов человеческого существа на разных уровнях его организации. Кроме того, искусственные психоделики являются практическим тренингом для освоения трансовой техники в стиле трипов, без применения еще более внешнего воздействия типа гипноза. Можно точно сказать, что содержание трипов, способность распознавать, глубоко интерпретировать состояния и видения, делать выводы, а также умение управлять пси-полетом являются существенными показателями духовно-интеллектуального уровня психонавта и его психической культуры (владения психотехникой). Например, мощные ЛСД-трипы у малообразованных и духовно отсталых в развитии людей представляют собою мусоросборник видений и мыслей. Простите за сравнение, это как обезьяну повести в картинную галерею.

Но следует понимать, что полноценное познание Реальности и поиска методов управления ею требует всестороннего подхода. Таким образом, психоделическая практика является дополнительной к другим формам познания. А ценность ее именно в условно внешнем психо-химическом воздействии на мозг, что вызывает эффект пробоя в довольно самозамкнутой системе психики. Формальное (плоское) и интуитивное (глубинное) знания вдруг визуализируются и постигаются изнутри в ходе отождествления, что позволяет исследователю в короткое время постичь то, на что бы обычным путем ушли бы годы. Происходит декомпактизация, расслоение и развертывание того, что было архивировано и спрессовано. Это просто технология более быстрого психологического перемещения.

Общим недостатком современных искусственных психоделиков является то, что траектория вызываемого ими пси-полета на ряде этапов плохо управляема со стороны сознания, что, по-видимому, связано с их химической структурой. Впрочем, гипноз, видимо, как любое несобственное воздействие также вызывает тошноту, головную боль, рассеянность и т.п. В то время как у людей с высоким уровнем самовнушения синтез эндогенных психоделиков (гормонов и нейромедиаторов) вызывает минимум (сравнительно) побочных эффектов, а сам пси-полет проходит достаточно управляемо после соответствующей психотехнической подготовки. Поэтому идеальное психоделическое воздействие в том, чтобы стимулировать (или хорошо симулировать) естественный синтез и расширить палитру красок полета в недоступные для стандартных эндогенов области. Но, дело здесь не только в качестве психоделиков, но и наличии специализированных для работы с полевой информацией нейронов, а также структурная самостоятельность их колонии. Например, Эдгар Кейси для входа в транс должен был усыпить обычную свою личность настолько, что она даже не помнила о содержании пси-полета. Но болгарская провидеца Ванга для связи с миром ушедших впадала лишь в относительно неглубокий транс, но тем глубже, чем глобальнее было воспринимаемое ею сознание, и тем тяжелее переносился транс физически (еще и на следующий день после глубоких входов она ходила как потерянная, что типично и после психоделии). Есть сведения о людях, которые сохраняли параллельность трансового и обычного состояния. Такая возможность подтверждается. Например, после удаления эпифиза люди испытывают так называемое би-размещение[1] (http://www.23nlpeople.com/eye_movements.htm.): они существуют одновременно и в призрачной реальности, и в настоящем. Пребывают в ярком „сновидческом“ состоянии и параллельно находятся в обычном сознании, и могут чередовать два эти состояния своего сознания. На самом деле, транс является глубоким погружением лишь потому, что такие состояния далеки от обычного режима нейронов, а при наличии их специализированных модификаций такое восприятие будет лежать на поверхности. Иначе говоря, в таких вывернутых нейронах обычное восприятие будет смещено в область шумов или же они будут работать в параллельных или перекрестных режимах.

К негативным аспектам психоделических инструментов можно отнести то, что они могут быть фактором развития психозов (маниакальных идей на базе интенсивных переживаний какой-то чуши) и депрессий (на контрасте глубинного счастья и серости жизни или фрустраций из-за проблем реализации в этой жизни того, на что создал в трип-установках), что ведет к непреодолимому влечению (психологическая зависимость) к новым дозам. Следовательно, некоторым людям такие нагрузки противопоказаны. А для уравновешенной и развитой личности достаточно правильной расстановки значимостей, психологического и психотехнического мастерства, самоиронии и философской гибкости, чтобы не иметь вышеперечисленных проблем.

Особо обратим внимание на метод регрессивного гипноза, яркие возможности которого описаны в книгах Д. Кэннон. Суть этого метода в передачи мета-управления пси-полетом человека гипнотизеру, который помогает сместить восприятие путешественника в желаемую позицию и связанную с нею систему интерпретаций. В совокупности с методикой Х. Алива, в некоторых случаях, открывается возможность передачи пси-ключа от мета-управления самому гипнотизируемому. Как только сознание переведено в заданную позицию с временным инвариантом самоидентификации, то оно автоматически конструирует транс-реальные миры с высокой степенью детализации событий. Но соотношение выдуманной подсознанием (самовложением вниз по иерархии) и считанной с несобственной реальности (вверх по иерархиям) информации, а также качества интерпретации во многом зависит от индивидуальных способностей человека, его мозга и сознания. Интеллект самого гипнотизера также существенно отражается на результатах. Сильной стороной этого метода является активная работа биофабрики эндогенных психоделиков и постановка полезного сценария полета, а слабая сторона в гипнозе как методе, требующем врожденной повышенной внушаемости психонавта, что наблюдается у одного из двадцати людей. Истинная же сомнамбула одна на десятки тысяч. Да и пси-ключ хорошо работает только у особо внушаемых. При приеме экзогенных психоделиков ситуация обратная: невосприимчивостью к ним обладает лишь малый процент, но содержание полета теперь полностью зависит от мастерства и развитости психонавта.

Все вышеперечисленные методы психонавтики сводятся к тому, чтобы свернуть восприятие внешнего мира, а развернуть внутреннего. Это может быть достигнуто как возбуждением зон мозга, отвечающих за перенаправление потока восприятия (точнее, его характеристик) в скрытые измерения или притягиванием такового активизаций нейронов-доступа к декомпактифицирующеся реальности, так и торможением нейронов настроенных на восприятия внешних измерений. Причем торможение внешнего восприятия не гарантирует автоматической активизации внутреннего (верно и обратное), а лишь создает благоприятнее условия. Дело в том, что при переходе имеется зона потери самоконтроля и даже само-невосприятия, в которой вполне можно остановиться на некоторое время с непредсказуемым изменением направления дальнейшего движения: вперед или назад.

Метод сворачивания внешнего восприятия также довольно эффективен. В простейшем случае, это погружение в обычный сон. Усиливают данный эффект за счет специальных изолирующих от света, звуков и тактильных ощущений камер, частично заполненных теплой водой. Плавание на водах имитирует процесс волнового состояния. Еще более можно усилить эффект, если вывести человека из поля гравитации в невесомость (многие космонавты отмечают ее специфически раскрепощающее действие на психику), а также изолировать от электромагнитного поля планеты (в зоне магнитопаузы Земли космонавты проявляют заметные телепатические способности в экспериментах с картами Зеннера).

На практике эффективно комбинирование разных методов психонавтики. Еще в древних религиозно-эзотерических центрах при посвящении неофита (раскрытие для него полевой реальности) одновременно использовали голодание, естественные психоделики (в основном, грибного и травяного происхождения), внушение и погружение на сутки или несколько дней в пещеру. В ней человек долго лежал без движения как в гробу и охлаждался с торможением метаболизма. Надо сказать, что психонавтика древности была в чем-то даже мощнее современной, но ее сдерживала примитивность интерпретации увиденного. Исчерпав свои возможности в таком диапазоне, интерес к психонавтике стал падать, но зато развитие знаний о внешнем мире в виде науки и техники вызвало бурное развитие мышления и мировоззрения. Теперь, с мощным аппаратом интерпретаций, давно забытая психонавтика начинает набирать темп новой волны своего развития.     

Перечислим основные субъективно-объективные выводы, к которым приходят все психонавты, если они подошли к пси-полету с достаточно развитым уровнем духовной (высоким самосознанием, психологической культурой и развитым интеллектом) подготовки.

1.              Смерть – понятие относительное: распад макроскопического тела и соответствующего самосознания в зависимости от мировосприятия субъекта могут быть интерпретированы как утрата жизни или как освобождение, а рождение на Земле – как попадание в тюрьму с пожизненным сроком или как увлекательное путешествие по многообразию ощущений и возможность совершенствования. Наши сознания-души вечны в квантово-информационной структуре электромагнитного/фотонного поля, но эта вечность тоже относительна: она оконечивается в моменты коллапса восприятия в макромир, а также есть вечности больших порядков, не говоря уже о смерти всей Вселенной, вместе со светоносными звездами.

Весь Мир, все мы - это одно существо. Все люди и все живое есть совокупность позиций восприятия, которое исходит из одного цельного нелокального мета-восприятия в оболочке общего развивающегося сознания. Оно делится последовательной редукцией (ветвлением, квантованием, расслоением) на локальные и условно независимые сознания. Причем единое сознание самоорганизуется за счет терм-организации с самовложениями и колебательного процесса, прежде всего, в диапазонах: единое-множественное и непрерывное-дискретное.

Как верно написано в Изумрудных скрижалях Гермеса Трисмегиста: Земля нам мать, Солнце – наш отец, что следует понимать не только по отношению к нашим макроскопическим телам, но и полевым, а также как общее пси-пространство (во внутренних свернутых измерениях) потенциально-актуального Сознания уровня Солнечной системы. Если Джеймс Лавлок в Гайя-теории обосновал, что Земля как целое представляет собой живую, самоорганизующуюся систему живого-неживого, то психонавтика указывает на наличие потенциально-актуального единого планетарного сознания на базе ее электромагнитного и гравитационного поля (во внешних и внутренних координатах), а также аналогичной природы иерархий сознаний космического масштаба. Земное сознание развивается, прежде всего, за счет самовложений в виде полевых и земных существ, но и в контакте с всеобщей звездной сетью потенциально-актуальных сознаний. Целенаправленное воздействие из внутренних координат сознания на внешние процессы неотличимо от случайно произошедших маловероятных событий как точек бифуркации. Для индивидуума это может выразиться уникальными генами, а в сознании проявиться в виде творческого озарения, выходящего далеко за пределы интеллектуального уровня цивилизации.

Логически обосновать наличие космических сознаний не сложно: электормагнитные поля в разной степени индивидуализированных сознаний при жизни и в посмертно-волновом виде являются частью (вложением) в аналогичные поля планеты, Солнца, галактики и т.п. В слабо структурированном виде такие огромные поля играют роль базовой неопределенности сознания - латентного состояния. Поля Земли и Солнца ортогональны с мета-тело отношениями, что, кстати, в древней эзотерике верно трактовалось как оплодотворение планеты-матери отцом-звездой. Вступая на полевом уровне в непосредственную связь (будучи не разделенными макро-оболочками) система вложенных сознаний закономерно образует общий мета-уровень и, в целом, терм-организацию, которые, в сумме, и есть объединенное сознание космического уровня с некоторой степенью развитости. Для экспериментальных доказательств всего сказанного могут быть созданы приборы, считывающие и визуализирующие такого рода информационные поля, хотя возможности нейронов (как биоприборов), например, Ванги, Кейси, Теслы и ряда других, итак являются убедительным доказательством. Можно с уверенностью сказать, что воспринимающая и лётная способности нашего "макроскопического" сознания по отношению к внутренним мирам требует развития колоний нейронов (в мозге) с управляемой кривизной их собственного пространства с последующей специализацией на типах геометрий, а значит, соответственно, видовых трансформаций всех психофизических процессов. Создание колонии нейронов - это фрактально, то же самое, что создать на новой планете плацдарм для колонистов, составленных генно-модифицированными людьми. Задача преобразования нейросистемы будет осуществлена на стыке техногенного вмешательства и естественных корреляций нейронов на опережающую развитость сознания-интеллекта в отдельных людях. А при расширении колебательного процесса, достигнутое в нейронах будет, по тому же принципу, закреплено в геноме. Мы пока находимся в маломерном и достаточно несвязном мире, а потому без технологий сознанию никак не обойтись.

2.              Земное человечество и его полевое бытие (лучистое человечество) в постсмертном состоянии соотносятся как вывернутые миры единого целостного существования. Живые и мертвые разделены лишь текущей воспринимающей способностью их оболочек, что не является принципиальной преградой. Буддийский список базовых форм страдания (болезнь, старость, смерть) не представляются столь существенными в случае достаточной управляемости путешествием. Так, высокая степень саморегуляции и регенерации, контролируемое сознанием блокирование боли, параллельное восприятие этого мира и мира мертвых с возможностью психонавтических переходов между ними почти полностью снимают указанные проблемы. А страдания, связанные с социальной несправедливостью и экологически опасной агрессией цивилизации, минимизируются в результате уменьшения меры дискретности (поли-игры) индивидов, т.е. согласованию их сознаний-восприятий на полевом уровне. Корень этого лежит в нейропсихологических системах распознавания каждым другого как в высокой мере самого себя. Отсюда понятно направление необходимой психогенетической модификации человека, что технически уже становится возможно в рамках синтетической биологии.

3.              Интегральное представление о холонавтике состоит в том, что весь Мир – это самовложенная система конструкторов, создающих разнообразные позиции восприятия (и сами ландшафты) с сознанием и без, и одновременно являющихся механизмами управления путешествием этих восприятий. Все движется в диапазоне взаимного сонастраивания-рассогласования, создавая полное пространство Бытия. И для путешественников есть диапазон от позиций, в которых они полностью утратили единство с миром, и он воспринимается ими как чужой и опасный, через позиции разнокачественного сонастраивания с миром путешествия и до позиции максимального согласования диалектически полного (сознательно-подсознательно-бессознательного) Конструктора мира и внутреннего путешественника. Это безопасное путешествие в самом себе.

  Проблема холонавтики заключается в том, что вложенное сознание принадлежит иерархически значительно меньшему уровню, чем материя, из которой соткан мир путешествия и потому до некоторой степени реальность осознанных трансов имеет слабое влияние на привычную нам объективную реальность. Если в психонавтике для перемещения восприятия достаточно лишь управления психологическими установками и интерпретациями, то холонавтика требует перестройки собственно-несобственных физических оболочек.

 

Коротко перечислим основные задачи психонавтики:

1. Дальнейшая детализация теории, включая построение психофизико-математических моделей мета-учения и теории путешествий, способных дать дополнительное знание.

2. Разработка базовых образовательных программ по философии и психотехнике перемещений. Эти программы сводятся к медитационно-трансовой визуализации теории и, конечно, к знакомству с разнообразным эзотерическим наследием психотехнического искусства. Но, принципиально важным, является запуск в транс-мир специалистов в области топологии, квантовой информатики, физики микро-мега мира, потому что именно они способны четко идентифицировать те многомерные преобразования и среды, в которых происходит холонавтика.

Любая интерпретация пси-полета в конкретные образы и смысл не единственна и многое зависит от личностных настроек. Чем лучше развит интеллект и структурирована личность-сознание-самосознание, а главное, проявляются творческо-исследовательские умения, тем более глубокие видения раскрываются психонавту. Подчеркну, что без качественной подготовки личности пилота далеко его восприятие не полетит. Остановится уже на уровне телесных ощущений, или, в лучшем случае, на воспоминаниях личной истории, начиная с перинатальных переживаний и до смерти. Можно даже сформулировать закон: путешественник способен реализовать лишь то путешествие, к которому готовы его психофизические оболочки, в противном случае, часть потенциально возможного путешествия не осуществится или пройдет мимо его внимания, или он просто не сможет вообще (или правильно) интерпретировать увиденное. Иначе говоря, путешественник должен быть в определенной мере сонастроен с маршрутом путешествия.

Как и во всяком деле, в психонавтике есть свои бездарности, посредственности, таланты и гении. Все зависит не только от трудолюбия человека, но и генетических склонностей, порождающих уникальные нейроны и их системы. Например, до недавнего времени, в селе Дмитриевка Киевской области жила женщина, которая почти безошибочно называла входящему человеку его совсем не очевидную болезнь и обстоятельства ее возникновения. Женщина также рассказывала, что ее отец обладал гораздо большими возможностями, чем она, а ее дочь уже совсем не имела данного таланта, хотя единственная из семьи была врачом. Поэтому отбор талантов, исследование их геномов и специфических нейронов, профессиональная подготовка психонавтов, а также развитие пси-туризма как способа просвещения масс и самоокупаемости исследований (и вытеснения нелегального производства некачественных веществ) есть комплексная система.

3. Разработка веществ (и других психоактивных воздействий), открывающих возможности осуществления все более удаленных и разнообразных пси-путешествий, а также тех веществ, которые способны стимулировать производство собственных эндогенных психоделиков у психонавта. Например, с возрастом шишковидная железа кальцинируется и утрачивает свою активность, а нейрогенез слабеет. Но психоделики вызывают некоторое омоложение и специализацию под задачи путешествий. В идеале, психонавт должен иметь возможность, управляемо, в нужном ему количестве и качестве, синтезировать эндогенные психоделики. Однако внутренние возможности и внешние инструменты воздействия дополнительны.

4. Поиск путей модификации генома (возможно, достаточно лишь активации определенного паттерна ген) человека таким образом, чтобы усилить полевые характеристики сознания, его лётные качества. И, как было сказано ранее, достаточно генетически задать эволюционно новый вид нейронов с более мощным энергетическим потенциалом митохондрий, а также генерирующих поле в большем диапазоне частот. Важность доступа к информационным полям невозможно переоценить, но вместе с позитивом, нельзя недооценивать опасности расширенных возможностей.

К сожалению, в нынешнее время психоделические исследования официально почти не проводятся по причине страха открытого психического пространства (пси-агорафобия) основной массы людей (а значит и государственной системы) с сознанием, ограниченным малюсенькой социальной сферой путешествий. В свою очередь, люди с расширенным сознанием плохо переносят ограниченные сознания (пси-клаусторофобия). Действительно, свободу не запретишь, но и свободным быть не заставишь. Но суммарно, для человечества в целом, это диалектически полная свобода, включающая свободу от чрезмерной свободы. На самом деле, всякий, кто испытал шок от гигантских потоков информации и ощущений при раскрытии восприятия понимает, что эволюция двунаправлена: расширение восприятия равноправно по важности защите от его избыточности. И лишь мета-управление этим диапазоном дает комфортность путешествия. А манит погружение в полевое состояние тем, что в нем субъект вступает в более связный и согласованный мир. Чувственно это выражается большим уровнем счастья и тотальной любви (единения), что затем отражается в обретении радости бытия как такового и в повседневной жизни. Предвзятым негативным мнением о психонавтике специалистов-плоскатиков, которые отрицают существование многомерного психического мира и не имеют опыта пси-полетов/погружений или, попытавшись, не смогли справиться с управлением, можно пренебречь. На самом деле, каждый имеет опыт потустороннего бытия, когда переводит внимание из внешне-физического мира в свой духовный. Наше сознание есть усеченный в некоторых свободах, но имеющий иные возможности фрактальный (голографический) элемент общего психического пространства. 

Наивысший уровень мастерства психонавтики достигается, когда человек может зафиксировать свое самосознание в неопределенности самовложенного Абсолюта (т.н. высшее просветление), и в нем путешествовать, периодически цепляясь за разные оболочки, чтобы временно зависнуть на месте с видом из выбранной позиции на разные локальные путешествия.

Восприятие, как эволюционная постоянная, рождает лишь абсолютно неопределенное ощущение, а его определенное разнообразие обеспечивается оболочками-мембранами, ограничивающими восприятие себя от себя - условными самопересечениями многомерного потока эндоморфизма. Следовательно, можно представить восприятие в виде луча проходящего через всевозможные последовательно-параллельные оболочки, и когда восприятие достигает такой, что способна к самовосприятию (самосознанию), то происходит отражение (искривление) луча в обратном направлении. А пропорционально движению внешнего самосознания по лучу в высе-глубь начинает формироваться самосознание и на внутренних оболочках, вплоть до достижения осознанного (актуального) единства с исходной точной: абсолютного восприятия. Проще говоря, восприятие – это шахта лифта, в которой система пси-программ, именуемая личностью, может перемещаться по миру. Естественно, что личность в качестве программы-робота, движущейся в неоднородной сети оболочек все время должна приспосабливаться, в смысле эволюционировать. Если на сеть восприятия смотреть сверху вниз из абсолютной позиции, то она представляет собою последовательности полевых состояний с все более сужающимся коридором неопределенности в каждой ячейки сети. И в какой-то момент коллапсируя к вполне определенным ветвящимся системам (графам, деревьям). Но взгляд с локальной позиции, где луч отразился от себя, открывает обратный линейный путь к абсолютной точке сквозь уровни матричных (надперсональных) оболочек и соответствующих физических носителей.

Обобщая, можно сказать, что генеральное измерение – это эволюционная последовательность путешествий, начиная от индивидуального, через множественное путешествие иерархических систем путешественников и заканчивая глобальным путешествием одного единственного, и абсолютной паузой. Направление данного измерения можно изменить на противоположное, обратив порядок путешествий. Эта схема универсальна.

 Главный вывод, который следует из теории путешествий состоит в том, что здесь на Земле в макротелах человек способен создать в своем сознании потенциал (объем и структуру) своих будущих путешествий, потому что после смерти созданная им система самосознания и мировосприятия обратится в вывернутый мир, т.е. станет его собственной информацией (структурой) и определит дальнейшие возможности познания-игры-бытия (входы в иные сознания и миры, или создание своих) в проявленном Абсолюте или всецелого отказа от таковых в непроявленном. Следовательно, если человек мечтает о свободе и качестве путешествий по всей сущей Вселенной, ему важно создать в себе достаточно сложную систему самосознаний и установок, отработав их в психонавтических полетах. Сознанию открывается только тот мир путешествия, к которому оно готово. Речь идет об индивидуальной эволюции от уникального себя-человека до уникального себя-Абсолюта. Диалектическая полнота управления и мета-моно-поли-управление есть ключ ко всему спектру структур путешествий от предельно ограниченной позиции бытия, через многие ступени расширения степени восприятия-воздействия из одной позиции, через параллельные множественные позиции с разной плотностью (приоритетностью) распределения по ним самосознания (моно-поли-существо), до аватарной свободы контрастного и глобального путешествия, до недвижимого тотального восприятия из Абсолюта и до само-невосприятия в его Небытие. А нравственный аспект является неотъемлемой составляющей любого развитого путешествия, ибо оно требует высокой степени единства своего кватернера. В процессе психонавтики человек реально способен достичь голографически организованного осознания себя как самовложения восприятия Высшего Сознания, как бытие внутри самого себя. В результате постижения прозрачности границ и даже их стирания, индивидуум живет не только своею локальною жизнью, но и, с некоторой степенью реализации, всеобщим Бытием Единой Сущности. Пусть это звучит странно, но человек способен жить и думать как Бог, находится в процессе сотворчества (соучастия, соуправления, сопереживания, созерцания) с Ним как с самим собою в разных позициях восприятия себя-не-себя. К сожалению, вербальное описание не может полноценно передать то, что надо ощутить, чтобы понять.

Существует достаточное количество глубоких и красивых эзотерических учений, объемно описывающих Мир и роль человека. Ценность же мета-учения и неоэзотерики в том, что они излагают систему научного знания, в котором пси-пространство Сознания соизмеримо с Мирозданием. В результате эзотерика получает в свое распоряжение мощный научно-технический аппарат, а естественные и точные науки обретают в общих чертах законченную картину мира, что дает им философскую платформу для собственных преобразований и психологические методы раскрытия новых направлений своего развития.

Далее Шаг 18