Шаг 10. Мир доказательств

Шаг 10. Мир доказательств

(Оглавление, Шаг 9)

 

На предыдущем шаге мы рассмотрели ментальную модель Мира, в которой он был представлен как процесс и результат мышления Абсолютного субъекта о себе из всех своих состояний.  Сам факт мышления подымает вопрос о его истинности. И теперь в рамках ментальной модели мы опишем доказательную модель.  Доказывать истинность кому? Как? Зачем? И мы опять оказались у дверей в мир видов истины, методов ее установления, критериев оценки и выбора начала отсчета, но уже с позиции теории доказательств. Однако теперь нам проще тем, что можем просто применить рассмотренный на предыдущих шагах аппарат мышления для анализа мира доказательств.

Справка 1. Доказательство – это процесс (метод) установления истины, логическая операция обоснования истинности утверждения с помощью фактов и связанных с ним суждений. С помощью совокупности логических приёмов истинность какого-либо суждения обосновывается исходя из других истинных суждений.

В мат.логике доказательства обычно представляются в виде индуктивно определённых структур данных, таких как списки и деревья, созданных в соответствии с аксиомами и правилами вывода формальных систем. Кроме того, существует теория моделей, работающая с интерпретациями доказательств. (Об этом несколько подробнее было в справке 2 шага 7)

Основу доказательства составляют следующие положения:

Тезис – утверждение (высказывание, суждение), истинность которого надо доказать.

Аргументы и факты – это те истинные суждения, которыми пользуются при доказательстве тезиса.

Форма доказательства (демонстрация) – способ обоснованной логической связи между утверждаемым тезисом и аргументами. Отсюда следует, что имеются не только разные способы доказательства, но они могут осуществляться на базе разных видов логики (отличающихся логическими операциями и интерпретацией истины) и приводить к несовпадающим результатам. Но принципиальных методов доказательств всего три: по дедукции, по индукции и методом переинтерпретаций (по аналогии, по соответствию). В формальной логике основным способом доказательства является аналитический метод, т.е. представления умозаключений в виде преобразований логических формул. Рассматриваются не конкретные высказывания, а предикаты – формулы с логическими переменными, точно так же, как от арифметики переходят к алгебре за счет введения числовых переменных. Это позволяет использовать алгебру логики доказательств и в этой части автоматизировать процесс (теория автоматических доказательств) для выполнения его компьютером.

В двоичной логике доказательства по форме делятся на прямые и косвенные.

Прямое доказательство идет от рассмотрения аргументов к доказательству утверждаемого тезиса, то есть истинность доказательства непосредственно обосновывается аргументами.

Непрямое (косвенное) доказательство – это доказательство, в котором истинность выдвинутого тезиса обосновывается путём доказательства ложности утверждаемого антитезиса. Это доказательство от противного в двоичной логике, но в полном пространстве вариантов, т.е. многозначно-конечной логике, применяется доказательство методом исключения ложных вариантов, а в бесконечно-значной – исключением ложных подпространств (подмножеств).

Рис 1.1-1.2 Ограничение структуры бесконечности посредством замкнутой геометрии. Рис 1.3 Ограничение числа измерений путем приближения к моно-измерению.






Казалось бы, метод исключения не подходит к случаю с бесконечным числом таким подпространств, т.к. перебрать их невозможно. Это так, но можно анализировать сам механизм конструирования бесконечности (рассматривать ее в свернутой форме) или изменить геометрию бесконечности, замкнув ее на себе. Тогда она выступает как целиком как актуальная. Например, бесконечную прямую согнуть в кольцо или спираль, в центр которого установить систему координат с достаточным числом измерений и получить конечное число секторов, между которыми можно совершить выбор. Если же число измерений бесконечно, то можно перейти к внутренним координатам и представить их в дискретно-ветвящемся виде. Тогда переход по уровням иерархии дерева к его корню (стволу) уменьшит число измерений в желаемой мере.

Если понимать косвенность доказательств расширенно, как аргументацию - разумные замечания в пользу истины, то четкая грань между прямыми и непрямыми обоснованиями исчезает, а возникает многозначный (с разными смыслами и весами) диапазон. Аргументация служит лишь необходимыми условиями для вывода об истинности, но в условиях отсутствия альтернативных доказательств и ограничений по времени, может становиться достаточным условием для маркирования вывода в качестве временно истинного.//

 

Доказательство есть лишь специфически целевое мышление (анализируем степень истинности) и потому проявляет свойства, общие для всего мышления. Виды доказательств образуют диапазоны: логическое-физическое, субъективное-объективное, глобальное-локальное, времязависимые, контекстозависимые, энергозависимые и т.д., и, соответствующие, независимые. Чтобы увидеть общую картину, кратко опишем диалектически полное пространство видов доказательств.

 В двузначной логике все относительно просто: доказательство либо есть, либо его нет. Но многозначная заставляет нас говорить о диалектически полном пространстве характеристик доказательств.

Один из его диапазонов-измерений указывает нам, что кроме двузначного доказательства имеются еще многозначно-конечное и бесконечно-значное счетное или континуальное. В частности, диапазон доказательств может быть от подтверждающего истинность в высшей мере, через частичные (в разной степенью доказанности) обоснования, через опровергающее доказательство, до высшей меры недоказуемости и до мета-неопределенности степени доказанности. Само доказательство может быть как единственно существующим, так и множественным с наличием параллельных независимых обоснований или зависимых, образуя систему, или даже параллельных, но противоречащих друг другу (подобно коллинеарным векторам: параллельным, но разнонаправленным) в разных теориях.

Здесь явно проглядывает геометрия доказательств: возможно лишь одно параллельное данному на плоскости, более одного на вогнутых плоскостях Лобачевского и ни одного на выпуклых Римана. А также возможность доказательств по направлению (геометрия Финслера), когда доказательное умозаключение фильтрует и упорядочивает информацию только под задачу обоснования конкретного утверждения в системе восприятия одного или группы людей. Понятно, что каждое доказательство имеют свою геометрию: дискретную или непрерывную, спиральную и циклическую, линейную и ветвящуюся и т.п. Особенно важным случаем является доказательство на самовложенной топологии.

Имеются и другие диапазоны существования доказательств:

Диапазон полноты-неполноты системы доказательств, в котором, чем больше доказательств имеется, тем выше степень доказанности. В то же время можно говорить и об избыточности-недостаточности системы доказательств. Например, избыточность возникает, если доказательств бесконечно много, и тогда следует держаться нормы их количества и качества, дабы не зависнуть в не имеющем конца процессе повышения достоверности. Иногда избыточность трактуется как зависимость некоторых доказательств.

Диапазон зависимости-независимости доказательств содержит степени их зависимости друг от друга, начиная от коррелирующих интерпретаций (по сути тавтологий на разных языках описания), через доказательства, обменивающиеся промежуточными выводами, до терм-доказательств, обосновывающих самих себя.

Другой диапазон выстраивает доказательства по степени их зависимости от выбора системы восприятия (мировоззрения)  – некоторые доказательства инвариантны в большем числе систем измерения, чем другие более относительные. Другими словами, в рамках одних миров они истинны, а в других могут иметь малую ценность или вовсе считаться ложными, или просто бессмысленными (неопределенными) из-за понятийной несовместимости (несоизмеримости). Например, мне приходилось наблюдать спор, в ходе которого один человек выстроил довольно стройную систему аргументов в пользу своей истины, но оппонент заявил, что даже еще сотня аргументов его бы не убедила, поскольку он уверен в своей истине и даже не собирается ее доказывать какими-то логическими приемами – он просто знает (чувствует), что он прав. Здесь система доводов была целиком отрицаема другим. Он верит в истинность положений с иной логикой рассуждений, которую даже не считает нужным переводить из интуитивной формы в явную как избыточное для него обоснование. Произошло столкновение систем восприятия и методик оценивания истины (логической и интуитивной).  

Диапазон доказательств по мере их реализации начинается от принципиально существующего доказательства, через потенциально осуществимое, через степени осуществимости (в виде этапов развертывающейся потенциала), через актуально реализованное, до принципиально несуществующего и до мета-неопределенности существования доказательства. Например, каждый человек своею жизнью доказывает себе истинность своих идей в той мере, в которой он смог реализовать их в собственной судьбе.

Однако реализованность есть лишь один из возможных критериев по-разному интерпретируемого понятия об истине. Реализовать можно и то, что лучше бы было не реализовывать. А некоторые истинные идеи, наоборот, временно невозможно воплотить из-за неблагоприятных обстоятельств. Иначе говоря, истинность как существование есть основное понятие, но качество этого существования описывается характеристиками составляющими диалектически полной интерпретации базовой истинности. Так, истинность, трактуемая как степень правильности, может указывать на отказ от реализации какой-то идеи как на истинное решение.

        Поскольку доказательства являют собою алгоритмы или просто последовательности умозаключений, то раскрывается диапазон относительно их сходимости-расходимости. В свое время, для формальных теорий Д. Гильберт создал собственную программу, суть которой была в предположении, что если бы математики смогли дать финитные (конечные) доказательства непротиворечивости всех точных фундаментальных формальных теорий, то все их универсальные (общезначимые) утверждения были бы финитно истинны (конечно-доказуемы), а не нефинитные (бесконечные) значения их экзистенциальных теорем (о существовании), рассматривались бы как псевдозначащие соглашения существования идеальных сущностей.

        Однако теоремы неполноты К.Геделя показали, что формальная теория, достаточно сильная, чтобы выразить простые (арифметические) истины, не может доказать свою собственную непротиворечивость, т.е. право на существование. С тех пор по этой теме было выполнено много исследований и получены результаты, которые в частности дают : ослабление требования непротиворечивости в терминах модальных языков (модели-интерпретации логики см. шаги 7,8); описывают разные логики доказуемости; трансфинитную итерацию теорий (т.е. доказательство как бесконечный процесс приближения к выводу в форме  спиралевидного аттрактора). А также имеем открытие самопроверяющихся теорий - систем достаточно сильных, чтобы утверждать что-либо о себе, но слишком слабых в отношении установления своей истинности (непротиворечивости) в целом. Это теории с терм-организацией (самообрабатывающиеся) и мета-уровнями для самооценки и самопроверки. Соответствующие логики материализуют в т.н. самосинхронных электротехнических схемах. Традиционные (не-самопроверяющиеся, цельные и без мета-уровня), а самосинхронные - самопроверяющиеся и отказоустойчивые, что достигается за счет внутреннего разделения, где, в идеале, каждая часть, выполняя свою функцию, еще и контролирует правильность работы остальных на общую согласованность. Очень близко к логике самопроверяющихся теорий находится логика эволюционирующих теорий. Эта логика представлена самообучающимися нейросистемами (био и нейрокомпьютерами).

Очевидно, что множественность и разнокачественность доказательств указывает нам на возможность неравномерного распределения их значимости (веса) в пространство-системе, относящейся к проверяемому на истинность объекту. Но и вес доказательств есть оценка, которая осуществляется относительно избранной системы оценивания, что само требует доказательства правомерности применения такой оценки весов в каждом конкретном случае. Образуются множественные мета-уровни доказательств и, соответственно, потребуется мета-уровень управления всей мета-системой.

Как видим, в мире доказательств, каждый его вид имеет свою логику, метод-алгоритм, истину, алгебру, геометрию, а как будет показано далее, связан со своей физикой и соответствующим состоянием сознания. А целью проведения доказательств может быть проверка истинности в любой интерпретации, например, существования какого-то феномена произвольной природы, его единственности или множественности, правильности (как степени близости к идеалу) и т.п.

Итак, доказательство есть специфический процесс оценивания, сравнения, измерения, вычисления, взаимодействия и в целом является элементом задачи мета-управления мышлением. Все это фрактальные проявления принципа самодоказательства истины - существования Абсолюта в пространстве собственных состояний. Автоматическое самодоказательство представлено процессом взаимодействия между формами существования абсолютной субстанции. Обычное взаимодействие физических объектов интерпретируемо как оценивание (измерение) характеристик друг друга, как выяснение возможности на их разделенное или в какой-то степени соединенное состояние. Наличие реакции указывает на реальность взаимоотносительного существования обоих объектов. Понятие нейтральности условно – реакция происходит всегда, просто невидимыми для нас проявленными и потенциальными полями, которые в обычной жизни столь слабы, что их игнорируют.

Аналогично, субъект, производя оценку истинности (осознанное доказательство), вступает в актуально-потенциальное взаимодействие с объектом оценивания и не только доказывает себе степень его истинности-существования, а также качества такового, но всякий раз бессознательно и подсознательно убеждается в собственном бытие относительно рассматриваемого объекта. В статье ″Интегральная наука″ подробно рассматривался вопрос о смысле потенциального взаимодействия. И был сделан вывод, что оно присутствует тотально. Даже, если явного взаимодействия нет, существует мета-взаимодействие через ширину диапазона (коридора) потенциально возможных событий и их вероятности, поскольку актуальные события есть лишь выделение (выбор) одной из линий реализации. Если вы прошли мимо цветка, то отсекли массу событий возможных взаимных влияний его и своей судеб. От слабых (понюхали и пошли далее) до сильных (сорвали, вылечились настойкой на его основе или получили аллергическую реакцию). Даже, когда вы подумали о каком-то событии, то оно получило энергоинформационное отображение в вашем сознании, и тем вы повысили или понизили возможность его проявления, пусть в незначительной степени. Но в единой Реальности значимо всё. Причем одно и то же явление значимо в разной мере на уровне многообразия и, одновременно, в одинаковой на уровне однообразия Абсолюта.

Но зачем вообще что-либо доказывать? Разве не достаточно просто правильно (строго по правилам) мыслить, чтобы иметь верный результат? Понятно, что автоматичное и осознанное (волевое) доказательства в антропной и абсолютной системах координат, будут заметно отличаться. В антропной всегда можно найти инвариант вовне или внутри, к которому привязать условно эталонную истинность. А в абсолютной системе нет инварианта для точки отсчета, относительно которой можно было бы оценить умозаключения-обоснования, но зато автоматическое самомышление Абсолюта проверять не надо – оно предстает в виде действия законов-принципов. Проверять Абсолютный субъект может лишь осознанное самомышление, оценивая то, насколько близко оно привело к запланированной цели. Но, это уже не сами законы, а игра с законами, и она не вполне предсказуема.

В антропной системе доказывать приходится по причине относительной независимости состояния оригинала от его пси-модели в сознании субъекта. Необходимо постоянно согласовывать их. Конечно, логическое мышление из правильных посылок при правильной выполненной логической операции  обязательно даст верный (достаточно непротиворечивый и соответствующий реальности) вывод, но, во-первых, заранее неизвестно, какая разновидность логики в точности соответствует конкретной проблеме, а во-вторых, такое мышление не есть автоматически действующие законы, а лишь их информационная модель, которая может свободно отклоняться от реального положения дел за счет смысловых ветвлений, независимых от динамики реальности. Но приближаясь к Абсолюту, связность пси-модели и реальности возрастает до такой степени, что доказывать (согласовывать их) надо все меньше, вплоть до того, что необходимость доказательство вообще исчезает.

 

Выясним, в чем суть феномена существования доказательств. Доказательство всегда есть проверка на согласованность существований разных частей внутри одной или между несколькими разноуровневыми и разновидовыми реальностями (например, виртуальными, психологическими, физическими). Из абсолютной системы координат, это есть установление степени тождественности при сравнении этих частей: от полной тождественности до частичной. То есть доказывать – это значит выполнять операцию отождествления, проверяя его степень. Напомню, операция тождественности является фундаментальной для логики и всей математики (в теории категорий она представлена эндоморфизмом – отображением из себя в себя), и, конечно же, в соответствующей смысловой интерпретации для всего Мироздания. В таком понимании понятие доказательства само становится фундаментальным.  Продемонстрирую сказанное:

В формально-логическом мышлении мы пытаемся показать, что вывод не противоречит аксиомам или ранее доказанному, т.е. мы проверяем формальную согласованность потенциального элемента теории с остальной ее частью. Более того, в разных видах логик нас удовлетворяет разная степень это согласованности. От принципиальной непротиворечивости, через степени завершенности конструирования логического объекта, до актуальной завершенности. То есть, в случае многозначной логики частичные истины указывают на существование различных степеней согласованности – речь идет о частичном соответствии или, что то же самое, частичной тождественности/нетождетвенности.

 Приведу пример многоступенчатости доказательств существования сверхглубоких транс-состояний: теоретически они существуют – это не противоречит существованию обычных состояний сознания, в медитации и сновидениях можно с разной глубиной на опыте доказать себе их потенциальное существование, но можно реализовать сверхглубокое погружение и актуально познать-доказать себе факт такой возможности, а затем выйти на мета-уровень и обосновывать: можно ли верить своему опыту или нет. Причем то, что такие погружения не удается осуществить по одной методике, не означает, что этого нельзя сделать по другой.

В диалектической логике доказать истинность суждения или умозаключения может означать, например, обнаружение пути преобразования формального противоречия в диалектическое. То есть обнаружение условий согласования противоречащих начал к виду их сосуществования. Диалектическое противоречие можно трактовать как своеобразный антирезонанс (подавление), меру несогласованности, силу отталкивания, которая не позволяет диапазону проявлений начал схлонуться в точку. А единение начал есть в точности противоположное: резонанс, согласованность, притяжение, любовь, взаимопомощь.

В физике в ходе экспериментов мы проверяем наличие в физическом мире предполагаемого события прямо или по косвенным признакам. То есть мы проверяем совместимость его с остальной Реальностью. В физическом мире проверкой существования служит любое взаимодействие (как факт измерения характеристик бытия), а в смысле высоких степеней согласования явление резонанса, мгновенных, световых или до-световых (нерелятивистских) квантово-волновых корреляций. Здесь доказательство понимаемо как установление факта реального существования явления в прошлом (обнаружены следы), настоящем или будущем (т.е. оно потенциально конструируемо).  

В биологическом мире жизнь организма постоянно требует питания (обмена веществ с внешним миром), а частичное усвоение им веществ является подтверждением высокой степени биохимической согласованности с окружением. Усвоение есть частичное отождествление с внешним миром, а выделение - разотожествление. И в целом, биологическое выживание вида происходит в результате ″сравнения″ диапазона его приспосабливаемости с диапазоном вариаций условий обитания. Частичные соответствия секторов диапазонов интерпретируемы как частичные отождествления, доказывающие возможность выживания. Следовательно, приспособляемость и, в частности, полезные автоматические или целенаправленные мутации организма служат биологической формой процесса обоснования его права на жизнь.

То, что субъектам (существу с более-менее развитым центром энергоинформационного управления), в частности, с человеческим сознанием, удается выживать в этом сложном мире также есть проверка согласованности их пси-моделей реальности с оригиналом. Здесь доказательством истинности мировоззрения и мышления служит умение находить правильное решение проблем, что, фактически, служит проверкой степени соответствия уровня развития сознания степени сложности задач психологического и психофизического выживания в разных обстоятельствах. Самообучаясь, мы постоянно стараемся поддержать или повысить качество указанного соотношения, т.е. отрегулировать меру частичной тождественности психологической и физической реальностей.

Таким образом, процессы частичного отождествления/разотождествления идут повсеместно и, в целом, непрерывно. В них каждое существо доказывает свое право на сосуществование с другими формами Бытия. Если же достигается полная тождественность, то право на индивидуальное существование в конкретной позиции утрачивается.

 А для пси-экспериментов (ограничиваемых рамками внутри-психического мира) доказательство реальности состояния или его потенциальной осуществимости выражается психологически, т.е. в логическом самоубеждении и ощущенческом самовнушении (чувстве веры или осознании реальности) в контексте собственной субъективной реальности, в системе ее ценностей. Самоубеждение и самовнушение выполняют задачу согласования и усвоения нового состояния в пространство-систему собственного сознания. Это есть отождествление с новым состоянием с некоторой мерой его собственности. Например, доказательством реальности принципиального существования иных своих Я-состояний есть акт переживания понятийной самоидентификации (распознавания) или ощущенческого самоузнавания, самовспонимания, самоконструирования себя иным. А вот, степень реализованности (актуальности) этих потенциальных состояний требуют доказательств иного рода. Внутренняя реализованность обосновывается способностью по желанию входить в иные целевые состояния сознания и мысле-чувствовать из них. А внешняя реализованность устанавливается в ходе проверки на наличие в этих состояниях теоретически прогнозируемых свойств относительно внешнего мира. Ясно, что границы внешнего и внутреннего здесь довольно условны. Очевидно, что и тут мы проверяем состояния сознания на согласованность (соответственность, сонастроенность, тождественность) с их проявлениями во внешне-внутреннем мирах и точность прогнозируемой реакции.

Самый важный опыт, который я получил во время первого же психоделического погружения, заключался в том, что совершив круговое движение восприятия по структуре своего мозга и поля сознания, я встретил самого себя как сущность, самоотождествился. То есть испытал экстаз самоузнавания – кольцо самосознания замкнулось и дало мне ощущенческий опыт чистого самобытия. Моя заслуга была лишь в том, что я смог распознать состояния и правильно (относительно смысло-целей моего мировоззрения) их интерпретировать. Я имел ощущение, которое истинно просто потому, что я был этим (отождествлен), а дальнейшие интеллектуальные пояснения, служили лишь обоснованием этой истинности для обычного сознания и методом стабилизации (заякорения) сознания в новом состоянии.  

Здесь хорошо видны итерационные спиралевидные циклы внешне-внутренних доказательств, циклы, в центре которых находится состояние с высшей мерой доказанности и тождественности доказываемому. Это же представимо работой алгоритма-терма по самоубеждению человека или убеждению других в собственной убежденности в расчете на возвратную волну их веры в его лидерские качества. Терм-самоубеждения работает так, что под мета-управлением одна часть сознания-личности убеждает другую. Например, субъект говорит себе: я это состояние самооценки хочу, потому что оно мне нравится и есть аргументы в пользу этого состояния. Ты – обращается он сам к себе - можешь это достичь, и отвечает себе: конечно, я  могу его достичь. Повторяя рассуждения несколько раз (закрепляет нейронные связи), он набирает пси-энергию для перехода на новый уровень: мне не надо достигать это состояние, потому что я итак таков. Здесь психологические убеждения заменяются прямым смещением позиции самовосприятия, и попытками закрепится в ней новой схемой самоубеждения и т.д.  

Мы уже коснулись интерпретации, когда доказательство может выступать как самоутверждение, т.е. сравнительная оценка с другими субъектами, в результате которой человек убеждается в своем равенстве (не хуже других) им или даже лидировании (я лучший). Так, на языке теории путешествий, самоутверждение означает, что путешественник способен успешно пройти маршрут повышенной сложности. А в игровой интерпретации, игрок выигрывает (но согласен и на ничью) в игре нового уровня. В обоих случаях субъект убеждается в своей энергоинформационной развитости относительно игр-путешествий и других игроков-путешественников, устанавливая сравнительную степень оценками больше, меньше, равенства. А также оценками принадлежности: это мое, это не совсем мое или вовсе не мое. Работают нечеткие логики и множества в целях определения столь же нечетких частичных отождествлений.

Обоснования в разной логике могут быть в диапазоне от формальной, через диалектическую и эвристическую, через интуитивно-полевые доказательства в пси-экспериментах и на базе физических опытов.

Нам несколько подробнее следует остановиться на сопоставлении физического и психического экспериментов. Если в областях с высокой степенью согласованности (связности), т.е. близких к Абсолюту, мысленный и физический эксперименты довольно быстро коррелируют, то в несогласованных реальностях они почти независимы. Мы проводим сравнительный анализ поведения изучаемого оригинала и его пси-аналога, но это же можно интерпретировать как метод взаимного моделирования. Пси-аналог симулирует уже существующее явление, но проведение эксперимента, в свою очередь, есть аналоговое моделирование пси-конструкции. Далее, всякое моделирование можно понимать еще и как процесс реализации, т.е. передачи отображения между разными уровнями Реальности. Чистота этого отображения, т.е. сохранение самоподобной организации относительно общего принципа (идеи), есть мера доказанности его истинности в указанном смысле (качестве и количестве отображений).

Таким образом, экспериментирование, реализация, моделирование и доказательство – это тесно связанные смыслом и функциями понятия. Они есть лишь разные смысловые интерпретации способа, которым пользуется Абсолют в процессе самопознания: постижение одной своей части посредством моделирования ее другой своею частью и сравнительного анализа. Именно благодаря тому, что Абсолют раскрывается в диалектических диапазонах, он создает меры и степени собственной реальности и обоснованности ее истинности. Ведь доказать или реализовать что-либо внутри самого себя в нужной мере можно лишь относительно наличия в себе областей с меньшей степенью реализованности и обоснованности. Провести сложное доказательство можно или как частный случай еще более сложного, или по аналогии, или как интегральную сумму множества простых обоснований.

Справка 2. Эксперимент (опыт) - метод исследования некоторого явления в управляемых наблюдателем условиях. Отличается от наблюдения активным взаимодействием с изучаемым объектом. Однако в диалектически полном смысле, эксперимент составляет диапазон от пассивного наблюдения, через разные степени воздействия и взаимодействия, до активного управления объектом. Так, для пси-экспериментов, этот диапазон лежит от не наблюдения (фиксируем только начальное и конечное состояния, минимизируя влияние наблюдателя на естественный ход эксперимента, например, работы подсознания), через  отстраненное созерцание (например, за эвристическим кипением мыслей на пороге их возникновения и исчезновения), через различные степени управления, до жесткого контроля над пси-процессом (мир воображения). Эксперимент служит для проверки гипотезы, установления причинных связей между феноменами, или дает эмпирическую информацию для создания гипотез. То есть, это спиралеобразный процесс корреляции между гипотезами и экспериментами в направлении построения полноценной теории и освоения задачи управления.  

Критерий Поппера выдвигает возможность постановки эксперимента в качестве главного отличия научной теории от псевдонаучной на базе двузначной логики. Теория удовлетворяет критерию Поппера в том случае, если существует методологическая возможность её опровержения путём постановки того или иного эксперимента, даже если такой эксперимент ещё не был поставлен. Согласно этому критерию, высказывания или системы высказываний содержат информацию об эмпирическом мире только в том случае, если они обладают способностью прийти в столкновение с опытом, или более точно – если их можно систематически проверять, то есть подвергнуть проверкам, результатом которых может быть их опровержение. Иначе говоря, согласно критерию Поппера, – научная теория не может быть принципиально неопровержимой.

Даже очень большое число подтверждающих фактов в отношении того или иного утверждения, полученного путём индуктивного обобщения, делает его лишь весьма вероятностным, но не безусловно достоверным. При этом достаточно одного, но вполне бесспорного, опровергающего факта для того, чтобы это индуктивное обобщение было отброшено как ложное. Неодинаковые «силу» и роль в деле проверки осмысленности и истинности научных теорий, которые свойственны подтверждающим и опровергающим факторам, Поппер назвал «познавательной асимметричностью».

На основании этой асимметричности им была провозглашена замена «принципа верификации» (т.е. положительно осуществляемой проверки, иначе говоря, подтверждения), принципом «фальсификации» (т.е. столь же реально осуществляемого опровержения). Последний означает, что проверка научной осмысленности, а затем и истинности научных теорий должна осуществляться не через поиск фактов, их подтверждающих, а преимущественно (или даже исключительно) через поиск фактов их опровергающих.

Критерий Поппера требует, чтобы теория или гипотеза не была принципиально неопровержимой. Согласно Попперу теория не может считаться научной только на том основании, что существует один, несколько или неограниченно много экспериментов, дающих её подтверждение. Так как практически любая теория, сформированная на основании хоть каких-то экспериментальных данных, допускает постановку большого количества подтверждающих экспериментов, наличие подтверждений не может считаться признаком научности теории.

По Попперу, теории различаются по отношению к возможности постановки эксперимента, способного, гипотетически, дать результат, который опровергнет данную теорию. Теория, для которой существует такая возможность, называется фальсифицируемой. Теория, для которой не существует такой возможности, то есть в рамках которой может быть объяснён любой результат любого мыслимого эксперимента (в той области, которую описывает теория), называется нефальсифицируемой.

Критерий Поппера является лишь критерием отнесения теории к разряду научных, но не является критерием её истинности или возможности её успешного применения. Соотношение фальсифицируемости теории и её истинности может быть различным. Если эксперимент, ставящий под сомнение фальсифицируемую теорию, при постановке действительно даёт результат, противоречащий этой теории, то теория становится ложной, но от этого не перестанет быть фальсифицируемой, то есть научной.

Поппер писал: ″Я хотел провести различие между наукой и псевдонаукой, прекрасно зная, что наука часто ошибается, и что псевдонаука может случайно натолкнуться на истину". Вообще говоря, многое зависит от степени псевдонаучности, ведь даже научное знание неоднородно в плане сравнительной строгости выводов, составляющих его наук. Если в псевдонауке эвристическое мышление достаточно развито, согласовано и эволюционируемо, то довольно высокая степень истинных открытий гарантирована. Например, буддизм не наука, а эвристическое знание, но его познавательная и мировоззренческая сила довольно велика.

Критерий Поппера представляет собой только необходимый (но не достаточный) признак научной теории. Научное познание и философия науки опираются на две фундаментальные идеи: идею о том, что наука способна дать и даёт нам истину, и идею о том, что наука избавляет нас от заблуждений и предрассудков. Поппер отбросил первую из этих идей и положил в основу своей методологии вторую.

Критерий Поппера подвергся критике. Ученые показали, что он внутренне противоречив: в случае применения принципа фальсифицируемости по отношению к самому себе получается, что если критерий нефальсифицируем, то не является научным суждением; если же он фальсифицируем, а опровергающие его примеры существуют, то он, как минимум, ложен. Кроме того, фальсификационизм как критерий демаркации оказался неэффективным, поскольку его последовательное проведение означает, что научная теория с несомненностью может быть отнесена к сфере науки только после того, как будет опровергнута опытом.

Со временем Поппер смягчил свою позицию, признав, что предложенное им ранее различение между наукой и метафизикой было нереалистичным и формальным. Ошибка была в применении двузначности к более сложному явлению. В многозначных логиках таких проблем не возникает. Любую теорию можно частично (с разным весом в диапазоне [0,1]) подтвердить или опровергнуть экспериментом. Теперь восстанавливается познавательная симметричность в виде уравновешивания диалектических начал в мышлении. Полное отрицание в смысловом поле концепций вызывает лишь революционную модификацию (скачкообразную эволюцию) понятий и теории, поскольку эксперимент есть лишь элемент обратной связи в процессе познания. Некоторые теории, для которых известны противоречащие им факты (т.е. формально являющиеся фальсифицированными), продолжают использоваться, если подавляющее большинство фактов их подтверждает и более совершенных вариантов теорий ещё не создано, либо такие варианты неудобны в использовании.  А для самозамкнутых и самодостаточных мета-теорий подтверждение и опровержение являются внутренними операциями, не способными полностью однозначно установить научность или истинность, что не является недостатком, а указывает на их структурную близость к фундаментальной неопределенности Источника. Поэтому мы пользуемся термином ″мета-учение″, дабы подчеркнуть неточное соответствие классическому пониманию науки. Классический подход относится к теории как статической конструкции, а в мета-учении теория есть ″живое знание″ (форма для проявления полевого смысла и состояний сознания), способное к интеллектуальному ″выживанию″, по крайней мере, видовому (классу близковидовых теорий). Даже ″смерть″ теорий есть информационная пища для будущих (отрицательный результат – тоже результат) поколений организмов-теорий.

Собственно говоря, научный мир быстро осознал примитивизм критерия Поппера, хотя такая двузначная постановка  вопроса всегда полезна для создания максимальной контрастности проблемы.//

 

Эксперимент, служащий подтверждению чего-либо, сам должен заслуживать доверия. В естественных науках признаются достоверными только эксперименты, удовлетворяющие определенным требованиям, наиболее важными из которых являются:

1.                    Повторимость (возможность воспроизведения) опыта различными исследователями. Требование объективности исключает субъективное толкование результатов. Не должны приниматься на веру какие-либо утверждения, даже если они исходят от авторитетных учёных. Для обеспечения независимой проверки проводится документирование наблюдений, обеспечивается доступность для других учёных всех исходных данных, методик и результатов исследований. Это позволяет не только получить дополнительное подтверждение путём воспроизведения экспериментов, но и критически оценить степень адекватности (валидности) экспериментов и результатов по отношению к проверяемой теории.

Однако в мета-учении рассматривается весь диапазон оценок от объективных до субъективных, поскольку эксперименты могут быть от отстраненного созерцания, через степени вовлеченности и до включения самого экспериментатора в состав эксперимента в качестве изучаемого объекта. Собственно говоря, официальная наука в своем развитии постоянно движется в направлении теорий все более полно включающих в себя внутренний мир субъектов, а эзотерика в обратном направлении, все более учитывая принцип объективности – идет процесс синтеза (интеграции) и гармонизации знаний как единой мета-системы. Это и понятно: в диалектической логике динамика заключена в переходах по позициям соотношения начал. И все, что началось с объективного подхода будет смещаться к субъективному, верно и обратное. 

 2. Однозначность трактования (т.е. “чистота”) результатов, означающая отсутствие претензий к логике и техническому проведению эксперимента. Интерпретировать же результаты по смыслу можно и нужно многозначно.//

 В статье ″Интегральная наука…″ был проведен достаточно подробный сравнительный анализ экспериментов в физике и эзотерике. Кратко перечислим лишь основные положения:

Повторимость эксперимента имеет свое диалектически полное пространство интерпретаций:

Диапазон числа повторений начинается от возможности бесконечного воспроизведения опыта, через конечное число, до неповторимости (уникальности).

Диапазон осуществимости: от доказанности принципиального существования требуемого эксперимента, через потенциальную возможность его проведения (известна схема), через частичные воплощения и степени приближения к полноте идеи эксперимента, до актуальной реализованности.  

Диапазон точности лежит в пределах от неразличимой точности воспроизведения, через статистические отклонения разного генезиса в пределах нормы и до выхода за нее в хаотический разброс результатов.

Диапазон объективности в пределах от высшей степени независимости от любого числа и состава наблюдателей и экспериментаторов, через коллективные подтверждения (истинность только для выделенных групп), до субъективной индивидуальной истины опыта.

Диапазон чистоты трактований лежит от однозначной интерпретации результатов, через многозначно-конечное число, до бесконечно-значных трактований, т.е. по степеням и видам неопределенности оценок, вплоть до неопределенной их суперпозиции.

Когда речь идет о степени доказанности некоего утверждения или теории, то часто бывает, что доказать удается только психологически или логико-математически. Бывает, что экспериментально проверить теорию вообще не возможно, а иногда, наоборот, физический эксперимент не имеет логического пояснения, поскольку не укладывается в имеющиеся теории. Но наиболее достоверный результат получаем, если совпадают выводы мысленного эксперимента и соответствующего ему физического. Однако, приближаясь к абсолютной позиции восприятия, нарастает степень неразличимости ментального и материального, объективного и субъективного. А потому для Абсолютного субъекта сам факт восприятия им некоторого собственного состояния (внутреннего отображения) является потенциально-актуальным существованием и становится доказательным экспериментом. Здесь также можно говорить о мета-доказуемости в мета-экспериментах, что означает лишь степень управления своей позицией (в качестве экспериментатора, наблюдателя, участника) и состоянием всего пространства эксперимента за счет актуально-потенциальных перемещений в перечисленных диапазонах.

Каковы же особенности эзотерических экспериментов? От физических и психологических их отличает только концептуальная степень связности и полноты проявлений субъекта. То есть телесные, психологические, социальные, вселенские, бытовые задачи для эзотерика есть единое поле эксперимента, в котором он проверяет истинность построенной в своем сознании (точнее, из своего сознания) персональной эзотерики как пси-конструкции.

 

D. Эзотерическим будем называть эксперимент, проводимый с мета-контролем над диалектически полным пространством требований, предъявляемых к опытам. И такой, что он входит в стратегию существования (сохранения желаемой статической или динамической самоидентификации в разных состояниях) субъекта как участника-конструктора Абсолютной Игры.

 

К основным видам эзо-экспериментов можно отнести задачу отображения состояний, принадлежащих одному полюсу диалектических диапазонов в противоположный. Например, непрерывное мышление отобразить в дискретное и обратно, мысленный эксперимент в физический и обратно, в частности, опыты по установлению соответствия между уровнем развития сознания и макроскопического тела. Отображение личных достижений в общечеловеческие и обратно, отображение высших состояний сознания в низшие и обратно и т.п.

Но большинство эзотерических экспериментов сводится к изучению процессов внутри собственного сознания (пси-событиям, пси-явлениям) и корреляциям его состояния с внешней судьбой экспериментатора в контексте глобальных процессов. Очевидна специфика эзо-исследований:

− Невозможен непосредственный контроль, со стороны внешних наблюдателей, за происходящим в медитации, так как она осуществляется практикующим в его внутренней вселенной. Хотя, в принципе, трансовые состояния и допускают пересечение субъективных миров, но пси-био-технологии современного человека пока недостаточно для этого развиты.

− Имеется целый ряд экспериментов, повторить которые способны лишь те, кто обладает соответствующим уровнем духовного развития, а также определенными врожденными способностями и навыками (психотехникой).

− Воспроизвести с некоторой степенью повторимости опыты, связанные с необратимыми психофизическими процессами можно лишь в параллельном уровне реальности, либо заново смоделировав их с помощью воображения или под гипнозом (самовнушением), либо если их проведут другие исследователи.

− Повторимость опыта означает воспроизведение его смыслового содержания, а не обязательно формы или наоборот, смотря, что требуется.

− Чтобы избежать нежелательной неоднозначности трактования результатов какого-либо эзо-эксперимента (например, сновидений), иногда достаточно выявить только смысловые интерпретации, полезные для процесса совершенствования самого экспериментатора. Ценность эзо-познания не только в открытом для всех знании, но и не в меньшей мере для индивидуальной эволюции – субъективных истинах, имеющих ценность только для конкретного субъекта и закрытых для сторонних наблюдателей.

− Реализация пси-состояний может быть многоуровневая (разноплановая) и во  многих вариантах (многоформовой). Значит,  реализация эзо-экспериментов подчиняется многозначной логике, как и многозначность оценок результатов реализации. Также многочисленны и модели-интерпретации, где истинность может рассматриваться как: воплощение-существование, правильность, полезность, эффективность, значимость, интересность, комфортность и т.д. Оценки могут быть контекстозависимыми, меняться во времени и в своей значимости относительно степени убежденности субъектов и у каждого она своя (доказательство по направлению).

Получаем довольно пеструю картину эзо-экспериментальных доказательств: в общем случае, невозможно установить единственно верную и однозначную оценку качества доказательства, в частности, экспериментального – все оценки относительны.  То, что доказательно для одного мировоззрения, может рассматриваться как слабая аргументация или вообще не иметь никакой силы для другой системы воззрений, причем не то для разных субъектов, а даже для одного.   

Понятно, что в эзотерике нельзя ограничиться лишь объективными экспериментами, но они являются дополнительными к субъективным, составляя диапазон и возможность достижения полноты убежденности в своих выводах.


D. Выводы, имеющие значение для индивидуального развития исследователя, являются субъективно истинными, а те из них, которые общепризнанны – объективно истинными в той степени, сколько субъектов с общей мировоззренческой позицией поддерживает эти выводы.

 

Субъективная истина чаще всего оценивается по глубине личной уверенности в правильности своих выводов/поступков или по ощущению реальности происходящего в ходе медитации и судьбе. Объективная же есть соглашение (степень согласия) об оценке между участниками аналогичных исследований. Эзотерик, проводя внутренние исследования, сам должен сравнивать опыт и оценки других людей и даже моделировать потенциально возможные альтернативы, дабы несколько снизить степень субъективности своего восприятия. И наоборот, снижать степень объективности знаний, трансформируя их к собственному состоянию в своем сознании.  

Придерживаться требований к методам оценивания экспериментов во внутренних координатах, т.е. в сознании человека, следует с должным вниманием, поскольку практикующему очень легко уверовать в ложные, но приятные для самолюбия  интерпретации. Впрочем, уверование также элемент эзо-практики, но под мета-контролем самого эзотерика. Полностью неконтролируемые (из разных позиций и по различным методикам) оценки и самооценки легко ведут к разным формам глубоких заблуждений и даже шизофрении. Замкнутый на себе (в своем сознании) субъект имеет проблемы с неопределенностью мета-оценки своих оценок, из-за чего не способен полноценно управлять их весами-значимостями и истинностью. У Абсолютного субъекта однородного уровня таких проблем нет, но как только неоднородность возрастает, ему приходится разделяться на множественные собственные субъекты ради получения всесторонних оценок.

В ранее указанной статье ″Интегральная наука″ было отмечено, что эзотерик может рассматривать свой пси-мир как персональную лабораторию. Инструментарий мы рассмотрим в главах о практике. А сейчас ограничимся лишь общим описанием работы такой лаборатории. Она возникает только в случае, если эзотерик смотрит на свою жизнь с позиций исследователя, пытающегося постичь внешний мир и свой внутренний, в попытке осознания факта своего существования. Он экспериментирует со всем воспринимаемым пространством (полем), в стремлении познать связь внешне-внутренних явлений, возможностей управления своей позицией, дабы сделать свое-общее бытие позитивно оцениваемым, т.е. счастливым в рамках нормы комфортности. Работая над собою (терм-лаборатория), каждое качественно новое ощущение, обладающее более высокими энергоинформационными свойствами, эзотерик-исследователь встраивает в структуру своей личности. А обновления качества состояний сознания человека автоматически и частично осознанно-целенаправленно коррелирует с состоянием Реальности как пси-пространством Абсолютного субъекта.

Справка 3. Могут ли эзо-эксперименты, и эксперименты вообще,  установить степень истинности мета-учения? Теория - система знаний, обладающая предсказательной силой в отношении какого-либо явления. Стандартный метод проверки теорий – прямая экспериментальная проверка. Однако часто теорию нельзя проверить прямым экспериментом (например, теорию о возникновении жизни на Земле), либо такая проверка слишком сложна или затратна (макроэкономические и социальные теории), и поэтому теории часто проверяются не прямым экспериментом, а по наличию предсказательной силы – то есть если из неё следуют неизвестные/незамеченные ранее события, и при пристальном наблюдении эти события обнаруживаются, то предсказательная сила присутствует.

В случае с мета-учением эксперимент может подтвердить/опровергнуть только отдельные его положения на тело-уровне, но не теорию целиком. Косвенно, аргументом в пользу истинности мета-учения служит ее согласованность с фундаментальными подходами (принципами, понятиями, методами) научного знания. Одно из самых важных предсказаний мета-учения состоит в возможности мета-управления субъектом позицией своего восприятия в диапазонах от мета-сознания до тела-сознания и от моно- до поли-сознания. Психологически такая структура существует, ее каждый достаточно владеющий психотехникой человек может проверить. В транс-реальностях субъективные эксперименты подтверждают такую возможность, но имеется ли она в полной Реальности (для всех потенциально существующих уровней и видов сознания) не доказано, хотя имеются слабые косвенные доказательства (самосогласованные логические конструкции, опыт влияния на свою судьбу посредством намерений, редкие парапсихологические способности отдельных индивидов) относительной значимости. Проверить подобное со все более возрастающей уверенностью можно, только пройдя достаточно долгий эволюционный путь сознания (точнее, оболочек восприятия), чем мы собственно и занимаемся.//


        Нам осталось чуть детальнее рассмотреть ситуацию с доказательствами в позиции уникального Абсолютного субъекта. Для него весь Мир состоит из его собственных состояний, и доказывать что-либо он может только самому себе. При этом перед ним раскрывается диапазон от уверенных доказательств, по степеням сомнений, до опровержений, отказа от самих попыток доказательства, мета-доказательств и неопределенной суперпозиции.

Что может доказывать себе Абсолютный субъект? Учитывая, что элементарное самовосприятие (восприятие своей однородности) присутствует как параллельное с само-невосприятием, а точнее, они находятся в неопределенной суперпозиции, то процесс самоидентификации субъекта обнаруживает лишь бесконечно малое отличие между своим Бытием и Небытием, между иллюзорностью и реальностью этого Бытия. Для повышения степени четкости самоидентификации Субъекту приходится, как можно больше разделять эти состояния (уменьшить их связность и неразличимость), что реализуется в виде диапазона уровней существования. Это переход от двузначной логики (Я существую или нет? Я реален или иллюзорен?) к многозначной (я существую в разной мере и по разным характеристикам существования, например, интенсивности бытия или плотности отождествления с разными своими состояниями). Или другими словами, Абсолютный субъект не только повышает определенность полевого самоощущения через нечеткие формы к четким (определяет себя, самоотождествляется), но и пытается  доказать себе истинность полученных представлений о себе. Потребность в доказательстве возникает из-за нарастания само-нетождественности и само-неузнавания, парадоксально, но необходимого процесса для самопознания. 

Проблема в том, что в относительно однородном моно-сознании мнения и сомнения имеют одинаковый вес. Они уравновешиваются, оставляя субъекта в неопределенности умозаключения, хотя она уже несколько ниже, чем исходная неопределенная суперпозиция из-за наличия диапазона с последовательностью мнений без наложений. Но, все равно, здесь доказать себе что-либо невозможно. Точнее, истинны и мнения, и сомнения, но также их обоих можно считать ложными. Выход в мета-уровень оценки ситуацию не меняет.

Для доказательства с большей степенью определенности и убедительности необходим некий инвариант, относительно которого можно установить истинность или ложность. Требуется увеличить степень неоднородности (сепарабельности). Таким инвариантом может служить только объективность, т.е. независимость части собственных состояний от сознания Субъекта. Нужен достаточно отделенный субъект с самостоятельным сознанием. И чем более он независим в суждениях и своем бытие от Абсолютного субъекта, тем выше степень его объективности и инвариантности для установления стабильных оценок в отношении существования. Это означает, что при повороте-смещении сознания между антропоной позицией и абсолютной возникает множество матричных состояний сознания, относительно коих рождается целый диапазон субъективно-объективных доказательств.

 Причем, чем больше таких субъектов, тем полнее и более стабильна система их оценок в целом. Хотя Абсолютный субъект не смог доказать что-либо о себе в исходном мета-уровне, он получает возможность обрести относительные (условные) доказательства на тело-уровне между в разной мере собственными и несобственными состояниями. Эффект реальности Бытия резко возрастает для абсолютных позиций самовосприятия с выделенными оболочками  сознаний и бессознаний (материи). В то же время, относительно субъектов с макроскопическим сознанием реальность абсолютного субъекта (такого состояния сознания) расценивается как минимальная, либо вообще отрицаема. Это происходит по причине самозамкнутости иллюзии предельной отделенности (например, за счет ограничения диапазона восприятия и понимания) и независимости таких индивидов: их жизнь видится им как единственная реальность, на контрасте с которой жизнь в едином состоянии с другими отделенными сознаниями кажется иллюзией. И теперь Абсолюту в этих локальных сознаниях, т.е. им самим себе, приходиться доказывать иллюзорность своего отделенного бытия с целью восстановления убежденности в едином Бытие. Более того, доказывать иллюзорность Бытия вообще, дабы освободиться от гипнотезирующей хватки Реальности или ослабить ее, вводя себя в состояние мета-контроля над нормой соотношения реальности-иллюзии. Это, собственно говоря, и составляет суть неоэзотерической практики.

Рис 2. Нормальное распределение истины. Рис 3. Соединение крайних позиций в нуле и проекция двух путей к                                                                                         единице на горизонтальную ось координат. 





        В результате получаем диалектику самодоказательств: по одной характеристики уверенность и прочность обоснования возрастает, но по другой, параллельно убывает. Абсолютный объект повышает оценку своей реальности и ее истинность (доказанность) за счет самоотделения и самооценивания во вторичных субъектах, но в пределе видит себя из них иллюзорным. Значит, максимум самореальности находится где-то в середине (в норме) соотношения моно- и поли-сознания. Это типичное нормальное распределение. Работает довольно интересная логика: крайние оценки можно считать ложными, а пик (окрестность вершины) нормы – истиной. Получаем многозначную логику, в которой истина обозначается нулем, а крайности 1 и -1. Двигаясь от одной крайней оценки к пику нормы истинность (доказуемость) возрастает, а перевалив через максимум, начинает вновь уменьшаться. Движение к истине из антропной позиции к абсолютной представимо как восхождение на гору ″3d-нормального распределения″ по спиральной (винтовой) траектории вокруг нее, а затем обратно вниз к подножью ложности (см. рис. 2). Восхождение требует усилий по набору потенциальной энергии, а спуск есть ее актуализация. Получаем, что в ходе своей реализации (отражений) истина преобразуется в ложь (искаженные отображения). Кстати, если на ″гору″ (в упрощенном варианте она выглядит как слегка усеченный конус с винтовой нарезкой, что позволяет строить интересные механические модели с шестереночными передачами энергоинформации) посмотреть с высоты, то увидим спиралеобразный аттрактор с притягивающим центром-истиной.

Но мы можем изменить геометрию этой логики, замыкая  крайности друг на друге, и получить ленту Мебиуса или Бутылку Клейна. (Вспомним, что эти фигуры одноповерхностные, но могут быть многослойными, чем создают иллюзорный локальный эффект противоположных сторон в каждой точке.) Теперь верхняя точка будет высшей истиной, равной единице, а бывшие ранее 1-1=0, т.е. крайние позиции обнулятся со значением ″ложь″ (см. рис 3). И вот, все стало привычным, ну, разве что к единице ведут два пути от нуля. Давайте их сложим и получим обычную монистическую многозначную логику с одним путем. Заметьте, что каждое преобразование меняло смысловую интерпретацию.

В вышеописанном, мы также можем увидеть работу терм-программы самодоказательств (самооценок). Абсолютный субъект и все относительные (производные) его субъекты, в частности, мы люди, живем и сознаем-мыслим друг другом, чем взаимно доказываем себе из разных своих позиций множественность оценок Бытия тотального Абсолюта. Интегральная же оценка остается в неопределенной суперпозиции.  

 Для неоднородного Абсолютного субъекта, кроме формального и ощущенческого доказательства многообразия своего Бытия, имеются еще и вопросы истинности относительно уже известных нам интерпретаций, т.е. характеристик этого Бытия: комфортности, интересности, красоты, совершенства и прочих самооценок, истинность которых также под вопросом. Сформировать такие оценки Субъекту можно лишь в результате сравнения себя в разных состояниях из разных позиций и по различным критериям. В частности, из мета-позиции относительно близости результатов игр с собою к заданным им же идеальным целям.

Улучшение результатов самооценки требует выстраивания своих состояний в последовательное время, а также повторные игры с некоторым диапазоном вариации начальных условий, дабы получить статистические результаты, подтверждающие или нет сделанные самооценки. Как видим, параллельные миры-эксперименты Субъекту нужны, как и итерации (повторные прогоны с неизменными начальными данными, но учитывающие на мета-уровне предыдущий опыт работы с ними) одних и тех же миров, увеличивающие психофизическую энергию в спиралях самоусиления, дабы выйти на уровни с относительно большей интенсивностью существования.

На самом деле, как мы знаем, улучшение одних параметров ухудшает другие, а потому последовательное (линейное или нелинейное) улучшение результатов и их обоснованности есть лишь иллюзорный эффект относительно полноты состояний, но вполне реальный внутри измерения улучшаемых состояний, возрастающей самоубежденности и самоутверждения.

 

Вывод таков: фундаментальная операция тождественности проявляется в огромном разнообразии и, в частности, в виде доказательств. Базовое доказательство сводится к установлению степеней тождественности событий путем сравнения, а затем раскрывается в диапазоне интерпретаций как самоубеждения, самовнушения, самоутверждения, экспериментирования, выживания, эволюционируемости, взаимодействия, согласования.

Пред нами предстает интересная картина: Абсолют находится в процессе постоянного самоубеждения в реальности своего существования и самоутверждения в своем могуществе управлять собою. В областях, где степень доказанности и управляемости падает, нарастает эффект иллюзорности и пустотности своего проявления, хаоса и в некотором смысле сумасшествия. Соответственно, Мир рождается в процессе само-разотождествления в пространство-систему собственных состояний, а затем поддерживает мета-единство за счет тождественных преобразований друг в друга с разной степенью тождественности. Иначе говоря, Абсолют раскрывает в себе многомерное пространство, в котором постоянно занимается самодоказательствами по разным измерениям.

В абсолютной позиции необходимость в самодоказательствах исчезает вовсе, если мы говорим  само-неразличимой (само-неотраженной) позиции. Но уже в однородном расслоении имеется минимальное отличие позиций, что требует переотождествлений, а, следовательно, и самоубеждения в своем существовании за счет самовосприятия и самораспознавания. Чем более мир субъективен, тем более он согласован со своею пси-моделью как прообразом, а значит, тем меньше имеется необходимость в доказательствах истинности проявлений, но возрастает необходимость в убеждении Субъекта себя в своей реальности. И, наоборот, там, где реальность очевидна (в сепарабельном мире), нарастает волна формальных и диалектических противоречий, требующая постоянных доказательств на истинность представлений о себе-Мире и возможности управления собой хотя бы из некоторых позиций.

Нарастая, разделенность позиций максимально растягивает пространство самооценок, делая систему доказательств  все более полной. А достигнув некоторого предела, многослойная ткань абсолютного пространства рвется в поверхностных слоях (такие процессы описываются в топологии), порождая дискретные субъекты и объекты, живущие как бы самостоятельно, со своими центрами истинности (восприятия, я-ощущения, мировоззрения) и обеспечивающие в некотором смысле объективные оценки для Субъекта. Интересно, что относительно моно-позиции (в центре) пространство расширяется и рвется, а при переходе в мета-позицию единство, субъективность, управляемость растут, но само пространство сжимается, а максимально разделенные состояния теперь сами оказываются в центре. Это странное изменение с геометрией Мира хорошо поясняет оболочковая модель (шаг 8) – меняется порядок оболочек. Реально, такие преобразования я наблюдал в транс-трип-состояниях, когда в мета-позиции Бога обнаружил, что путешествовать в себе-едином как в Мире негде, из-за того, что он стал очень маленьким и сверхплотным.

 Достоверность мета-учения (и эзотерической науки как составной его части), излагаемого в данной книге, поддерживается за счет высокой связности знания, согласованности с наукой, эзо-экспериментированию и мировоззренческой системы, легко приспосабливаемой (открытой к обновлениям) к потоку новой информации. На основе мета-учения читатель может совершать собственные спирали эзо-познания. Повышая степень своей логической убежденности и интуитивной веры, эзотерик увеличивает свою пси-энегрию и становится способен в большей мере отождествиться с целевыми состояниями сознания.

Доказательная сила растет в спиралевидных циклах. Например, я уже в третий раз, не считая примитивных юношеских попыток, с периодом в десять-одинадцать лет (цикл, видимо, привязан к некой фазе солнечной активности) переписываю данную книгу, т.е. повторно разрабатываю одни и те же фундаментальные темы, ибо других в эзотерике, в соответствии с моими интересами, просто нет. Необходимость в написании вызвана многими причинами, суть которых в движении по виткам практики: обмен отображениями между интуитивным знанием и формальным, между информационным хаосом и упорядоченной мировоззренческой теорией, между личным и общественным, между неуверенностью в своих потенциальных возможностях и реализованных доказательствах-самоубеждениях, и т.п. И с каждым витком качество моих знаний и умений резко возрастает. К сожалению или к счастью, это продвижение нелинейно, иначе бы лучший вариант я написал бы на пике старческого маразма, который, надеюсь, у меня будет J. На самом деле, в дальнейшем потребуется качественное изменение метода моего познания, вероятно, не связанного с совершенствованием данной книги. Но, кто знает… 

В медитационном аспекте, эзотерику следует просмотреть и распознать в своем мышлении и вообще деятельности, описанные на этом шаге понятия. Как всегда: идентифицирован значит осознан – это первый шаг к управлению. А применение требования экспериментальной проверки состоит в создании осознанного намерения по поиску и анализу логических и экспериментальных признаков истинности/ложности своих выводов и состояний с последующими корреляциями своего мировоззрения.

Важность своевременной постановки перед собою вопроса о степени реальности, например, достигнутого состояния можно продемонстрировать на пси-событиях в психонавтике. Психонавт, совершая пси-полет с применением психоделиков, часто входит в состояние всемогущего Бога. И если не поставить эксперименты по определению степени достигнутой силы преобразования реальности, то человек легко может приобрести психоз на базе мании величия. Кстати, надо разделять состояния по переживанию с максимальной реальностью, где сомнения не уместны, от состояний, предназначенных для критической проверки.

Самою жизнью каждый реализует и доказывает себе истинность своего мировоззрения и мироощущения, а по сути, представления о себе Абсолютном из текущей локальной позиции восприятия. И следует продумать, что же мы доказываем себе, каково его качество и насколько корректно мы проводим эксперимент над самим собою.

Почему же мы должны все время что-то доказывать себе и другим? Неужели нельзя без этого? Конечно, можно жить ничего не доказывая – для этого достаточно лишь изменить интерпретацию событий, но нельзя избежать принципов их  возникновения и развития. Избежать психологической потребности в самоубеждении, самовнушении и самоутверждении как интерпретациям самодоказательств практически невозможно, но следует управлять мерой их применения и значимости.

        Мы находимся в терм-эксперименте Абсолюта, когда наблюдатель, одновременно создатель (управитель) эксперимента и его участник с правами равными или иными, чем остальные участники. Своею жизнью мы осуществляем эксперименты Абсолюта над самим собою, а потому и сами экспериментируем с Его возможностями в собственной позиции. В основе, мы одно целое, единый Субъект, который пытается постичь, кто он есть, кем может быть и на что способен.

Далее Глава 3. Шаг 11© А.В. Кундин https://sites.google.com/site/neoesoterik0/