Шаг 26.7 Гипнонавтика 3

Шаг 26.7 Гипнонавтика 3

(Оглавление, Гипнонавтика 2)

 

В связи с важностью темы, ее огромным теоретическим и практическим содержанием я несколько подробнее рассмотрю наиболее важные элементы гипнонавтики, а кое-где просто повторюсь, но другими словами.

Собственно гипнонавтика предполагает трансовые видения, опыты по преобразованию состояний сознания и организма, что ничем, по сути, не отличается от задач психоделической психонавтики и холонавтики. И чем богаче ваш духовный мир, тем интереснее, разнообразнее и содержательнее будут ваши исследования, игры и путешествия в своем сознании и организме. Но без активизированного и развитого биоинтеллекта психический потенциал реализуется лишь в малой мере. Вообще, уровень самосознания, развитость поверхностного или глубокого подсознания, как и био интеллекта, явления лишь косвенно связанные. Так, например, развитие личности связано с соответствующей развитостью определенных нейроколоний неокоры. То есть наиболее эволюционируют только те группы и сети нейронов, которые чаще тренируемы. Трансовые способности зависят от подсознания, которое зависит от особенностей биохимии мозга, а содержание видений уже привязано к развитию сознания. Способность же к самоцелительству напрямую не связана с уровнем самосознания человека, а только с развитостью глубокого подсознания и биоинтеллекта его организма. Можно быть заурядным индивидом, но иметь гениальное тело в плане саморегуляции. Точно так же, как тело спортсмена часто более выдающееся в физическом смысле, чем интеллект его обладателя. И, наоборот, у гениальной личности бывает бездарный больной организм. Повезло тому, у кого обе части существа талантливы, а у кого обе никакие… Поэтому так важны методики, согласующие возможности тела и духа.

К сожалению, несмотря на все старания целого ряда гениальных гипнотизеров, доказавших на бесчисленных опытах, что "простой" гипноз способен не только существенно облегчить страдания многих пациентов, но даже ускорить или вовсе излечить их без химического и оперативного вмешательства, внедрить это искусство в массовую практику не удается. Элман мечтал, что курс суггестии/гипноза будет читаться на всех медицинских специальностях врачам, парамедикам и, в целом, культура гипнотерапии и психологической самотерапии станет массовой. А Кашпировский надеялся, что государственная и научная поддержка метода массовой телевизионной терапии создаст условия для формирования нового отношения к болезням и, как следствие, в высокой степени здорового населения.

Такая политика могла бы привести население к психологической культуре здоровья, блаженству у рожениц вместо тяжелых схваток и блаженству от агонии, вместо сжимающего горло страха смерти. Сейчас никто даже не задумывается над тем, что психосоматерапия является мощным средством профилактики сотен заболеваний, которые уже находятся в организме или в психике в зародышевом состоянии и ждут лишь удобного момента для атаки. А ведь именно профилактика дает самые лучшие результаты. Кроме того, гипнотрансы, в случае рецидивов, способны возбуждать в организме иммунную память когда-то побежденных болезней, ускоряя иммунный ответ. Конечно, с пациентом надо повозиться и не у каждого будет сильный результат. Но если он есть, то впечатляет своею мощью.

 Увы, эти идеи опережают общественное сознание на многие столетия. Политиков, как и медицинский бизнес, не интересует здоровье, а только заработок на болезнях. Они и в целом человечество живут телесным, пренебрегая психическим/духовным началом даже там, где от него зависит жизнь и ее качество. Более того, духовенство большинства глобальных религий, на самом деле, боится и не понимает специфики сознания. Для выявления пси-потенциала требуется специальная философия, которая сформулирована в данной книге как Мета-учение.

Мета-учение рассматривает гипнонавтику человека как одну из ветвей фрактального проявления операции самопроявления Абсолюта. А потому мне достаточно было обнаружить проявления в гипнонавтике системы фундаментальных принципов, чтобы понять механизм внушения-гипнотизации. Это принципы: саморазделения,  наслоения, самопроникновения, самосопротивления и самосогласования частей Единого. В более практическом виде гипнонавтика предстает как путешествие источника восприятия (субъекта), одетого в пси и био оболочки-автоматы, внутри внешних и внутренних сфер Мироздания.

Естественно, что вводить в гипноз, задействуя сложное мировоззрение с неподготовленным к нему человеком есть дело длительное и часто не эффективное. Для применения аватарного гипноза в полном объеме требуется достаточно развитое сознание ученика. Обычно проще оставаться на психологическом уровне, почти не трогая мировоззрение человека. Даже использование утонченной рационализирующей процесс психотехники аватарного гипноза проблематично, если ученик не имеет более-менее развитой психики. Тогда проще использовать стандартный гипноз посредством простых образов и скрытой от гипнотика техники.

Общая психологическая схема суггестии, гипноза и самогипноза относительно проста: (1) повышаем мотивацию, по максимуму возбуждая сознание, т.е. интерес к достижению персонально важной цели. Для эзотерика это комплекс целей: самопознание, просветление, исцеление, трансмутация, подготовка к счастливой смерти и т.п. (2) Ищем внутренний опыт и источники удовольствия в психологическом и биологическом опыте прошлого, настоящего и будущего. (3) Применяем разные психотехники аватарного/операционального гипноза, повторно покрывая (вуалируя) его операции обычными способами внушения. То есть согласовываем физиологию организма (физику тела), психологические эффекты и мировоззренческие интерпретации. Совершаем максимально глубокое погружение или пробуждение вдохновением. (4) Учимся в трансовом состоянии достигать поставленные цели. И создаем трансовые поствнушения на будущее, т.е. намерения. (5) Выводим трансовые состояния вовне, соединяя транс-реальность с внешней или в обратном направлении. (6) Делаем позитивное заключение о пережитом в трансе, т.е. ищем полезные результаты даже, на первый взгляд, в неудачном трансе. Кто ищет, тот всегда найдет. И создаем уже вне трансовые намерения на будущее.

Фундаментальный вопрос гипноза/самогипноза заключается в том, как на полную мощность запустить работу за-сознания в двух направлениях: вверх к сверхсознанию и вниз к биологии организма? А как мы усиливаем сознание-интеллект? Мы ставим ему задачи, поставляем информацию и заставляем его думать в заданном направлении. Заодно и анализируем, насколько правильным методом мышления мы пользуемся. Но ведь основная часть нашего мышление выполняется на подсознательном уровне, который проявляет себя интуитивными смыслами, а еще глубже работает уже наш бессознательный и трудно ощущаемый нейрокомпьютер. Он развивается под упорным молчаливым требованием со стороны сознания в процессе его работы над задачами.

Подсознание мы обучаем при помощи последовательности отображений между ним и сознанием. Это можно описать потоковой моделью гипнотизации. Подобные модели помогают развивать гипнотическое мышление – мышление в логике гипнотического перемещения по состояниям. Суггестия и гипнотизация в терминах потоковой модели выглядит так: создается намерение, задающее направление потока, а туннель формируется ограничениями (самосопротивлениями), задающими границы-берега потоку в нем. Его сила регулируется разностью потенциалов, т.е. мотивацией. Управление же ведем посредством ширины протока (степень концентрации) и проницаемости стенок (регулируем связность с другими вне туннельными событиями). Управление его структурой внутри потока достигается за счет соотношения подсознательных и сознательный внутренних течений (субтечений). Эти потоки могут создавать сопротивление и служить регуляторами друг для друга. Например, логико-мыслительная вставка в свободное течение подсознательного интуитивно-образного потока служит волнорезом, плотиной или переключателем направления. Аналогично, интуитивное наполнение любой логической конструкции способно изменить ее содержание и всю цепочку умозаключений.

Волевые команды сознания ближайшее подсознание выучило с детства и обычно выполняет беспрекословно. Это обычные наши команды в основном двигательного и мыслительного характера. Они пробуксовывают, когда встречают сопротивление в виде сомнений логических или интуитивных. Иные команды-просьбы в виде вербальных, образных и интуитивных внушений/самовнушений понимает чуть более глубокий слой подсознания. Но тоже они могут пробуксовывать при сомнениях с поверхности, т.е. от трения с логико-понятийным сознанием или с более глубоким слоем подсознания. Бессознательные блоки легко парализуют силу всех вышеназванных команд.

Наконец, любые стандартные команды к глубинному подсознанию и бессознательному не выполняются вообще. Или оно их не понимает (не тот язык), или не хочет выполнять (нет нужной мотивации), тогда либо игнорирует, либо сопротивляется, блокируя. Или понимает и хочет, но не знает, как выполнить, или не может этого в принципе. В каждой конкретной ситуации свой случай. Обычно он диагностируется методом проб и ошибок внушения.

Чтобы создать альтернативную команду, т.е. пустить нейроимпульс не по налаженной схеме, а в обход, сначала надо перекрыть ему привычный путь. Потенциал альтернативных схем либо уже есть в нейросетях, либо может быть вскоре создан и активизирован. Альтернативный путь должен быть удален от обычного подальше, иметь привязку к началу и концу действия, признак распознания действия в процессе или, наоборот, отсутствие признака до определенного этапа.

Для создания модели гипнотизации по принципу интегральной схемы полезно провести аналогию с электротехникой, схемотехникой и электроникой. По сути, это лишь разновидность вышеприведенной потоковой модели с той разницей, что ток тут электрический. Итак:

Пусть источник – команды сознания в виде тока. Если лампочка-тело светит раппортом, то ток есть и команда принята. Выключатель у нас в виде блока, т.е. изолятора в синапсах в виде двух равнодействующих сигналов или простого разрыва цепи с изоляцией контактов. Двоичный логический переключатель предлагает только два варианта. Тройной переключатель (квантовый вентиль) имеет три положения: стандартный путь, неопределенность, новый путь. Шок – это переключение переключателя в положение между контактами, т.е. в состоянии неопределенности. Шок возникает от резкого скачка параметров тока внимания или оценок происходящего. Дальнейшие аналогии провести не трудно. Постоянный и переменный ток внимания. Резисторы разнородного сопротивления и пси-изоляторы. Лампочка внушений работает при определенном диапазоне силы тока. Бессознательное работает как УЗО (устройство защиты прибора) и, чтобы схеме не перегореть, фильтрует и блокирует чрезмерно сильные сигналы. Сопротивлением резистора мы регулируем силу тока, но можно регулировать и чувствительность приемников сигналов. Существует параллельное и последовательное соединение резисторов. Поля проходящего по нейросхемам токов могут накладываться, поэтому нужно расстояние или изолятор. Несколько ниже по тексту я подытожу проведенную аналогию, а пока рассмотрим другой аспект темы. //

 

Суггестию/гипноз можно охарактеризовать как произвольную (вызванную по желанию) или полупроизвольную резко повышенную концентрацию внимания на выделенной пси-реальности и ее принятия как данности разными уровнями сознания-подсознания-бессознательного. Различные психотехники добиваются этого разнообразными приемами, и все они открывают разные двери, но в одно и то же психологическое пространство. А далее, дело за интерпретацией. И вообще, нельзя полностью отрывать задачи достижения состояний просветления духовного от пробуждения физического. Философия, психология, психотехника, трансы в глуби и на поверхности, внутреннее и внешнее достижение – все это единый комплекс: система и сеть.

Благодаря этому, вход в одно и то же состояние мы можем описывать одновременно на нескольких языках. Этим оно само четче идентифицируется, как и способ его достижения.  Языки гипнотизации настроены на разные интерпретации переходов в диапазоне ″транс-норма″ и служат разным целям. Мета-язык - это описание связок психологии, нейропсихологии, физических привязок и сцепок-переходов между всеми перечисленными. Язык эзотерический (философско-психологический) состояний направлен на просветление и самосознание. Язык психологический на организацию переживаний (обычный для психотерапии уровня социального сознания). Язык психотехнический нацелен на создание психобиологических схем в сознании.

Язык выражения может быть вербальный (прямой или косвенный в виде аналогий и намеков) и невербальный (ощущениями, образами-знаками, обстоятельствами, на разных носителях информации) и смешанный (полувербальный), как, например, праязык. Его речь представлена в виде простых сигналов. Например, однобуквенные или односложные слова (гуление), монотонное и дискретное укание, рычание, вздохи, мимика и т.п. сигналы об эмоциональном и телесном состоянии, а также интонации и ритм. Эти средства выражения намерений и состояний лучше понятны глубокому подсознанию. Создание обстоятельств можно отнести к макроречи. А непосредственная передача сигналов по типу телепатии составляет постречевую форму общения. Она набирает максимальную силу, когда все участники гипнотизации достигают состояний близких к сомнамбулическому.

 Разные уровни понимания и переживания избранного состояния дополняют друг друга. Теперь ближе к сути:

 

Величественная картина суггестии и гипноза.

 

1.   Бытие, существование, проявленность есть не что иное, как тотальный транс абсолютного Субъекта с процессом его самогипнотизации им же созданной реальностью. Образно говоря, Абсолют смотрит в пустую бесконечность себя, но там нет ничего, что бы отсвечивало. Поэтому нет существования. А когда Он представляет себе что-то, то оно частично отражает поток его восприятия обратно в Источник, давая ему возможность хоть так увидеть себя. При этом сама иллюзия аккумулирует энергию, становясь реальностью. Так сказать, нагрев и уплотнение – это концентрация жизни, а отображение – это восприятие.  Мы, как фракталы игры абсолютного восприятия,  уже находимся в транс-реальности и загипнотизированы ею. Доступные нам задачи: получать некоторое удовольствие в имеющейся стадии гипноза, в противном случае, осуществлять полную или частичную перегипнотизацию (дегипнотизация и повторная гипнотизация) в другие гипносостояния. Конечно, понятие «гипноз» здесь максимально обобщено, но далее будет применяться в обычном смысле. Человеческий гипноз вторичен, а потому не является универсальным решателем проблем. Не панацея, но мощная оставляющая.

 

2.    Внушение наяву основано на создании нужных обстоятельств или изменении позиции восприятия и выборе интерпретации уже имеющихся событий с установлением временных или постоянных сцепок и блоков. Пример: некий человек средних лет, сидя на скамейке в парке, греется под лучами осеннего Солнца. И вот, он имеет выбор двух состояний (вообще-то выбор больший). В первом он может собрать все позитивы: хорошая погода, ничего не болит, на душе спокойно, много достиг. Во втором собирает весь негатив: скоро холода, осенние обострения и простуды, молодость прошла, впереди старость, все бессмысленно.… В результате, что он из этого будет переживать, а о чем временно забудет, зависит лишь от его интерпретации позиции пребывания. А какая истинная реальность? – Полная и одновременно никакая в плане оценок, т.к. противоположные оценки в сумме обнуляются, если не назначать им разный приоритет. Вообще все, что происходит с нами в процессе жизни, встроено в процесс гипнотизации и самогипнотизации с некоторой конечной целью или без оной.

 

3.  Любое состояние, будучи свернутым в ощущение, становится ключом к себе развернутому. И в любом состоянии имеются свои возможности и невозможности. Например, волевое настроение – ключ к дискретным командам, сильным импульсам, действиям и т.п., но не ключ к физиологическим процессам, которые напрямую не участвуют в обеспечении выполнения подобных команд. Другой пример. Обычное состояние характеризуется поверхностной работой всех психических и мозговых центров параллельно и в волновой суперпозиции. Это позволяет, не тратя много энергии, очень быстро находить простые решения, а сложные требуют соответствующего задаче специализированного транса. Например, на экзаменах мы входим в интеллектуальный транс, а на спортивных соревнованиях в телесно-ориентированный. В то же время, работая одновременно, программы  пси-био-центров часто создают сопротивление друг другу и не позволяют проявить особые возможности, свойственные каждой программе в отдельности. Образно говоря, в толпе происходит обезличивание. Поэтому вся гипнотизация построена на принципе выборочного торможения и активизации.

 

4.  Внушение наяву, видимо, наиболее сильное, потому как, в большинстве случаев, объективная Реальность имеет большую силу, чем гипнотическое моделирование, и вызывает у подсознания-бессознания автоматические реакции. И хотя в нашем сознании пси-реальность может в некоторой мере не соответствовать истинному положению дел (объективная реальность всегда искажена субъективной), тем не менее, будучи принятой как истинная, она вызывает мощную ответную реакцию. Примерами тому плацебо, ложные сообщения, розыгрыши и т.п. создания иллюзий. И если этим интервенциям в сознание дать последовательность подтверждений, то мощь такого воздействия возрастает до максимума. В случае психосоматерапии внушение наяву состоит в создании у психонавта восприятия соматических исцелений как обычного нормального события. В тоже время его значимость следует поднять столь высоко, чтобы внушение обрело пробуждающий и мотивационный характер на фоне обычного бодрствования. При этом выделяются не только гормоны счастья, но и большое количество адреналина. Без этой подготовки дальнейшая гипнотизация не будет иметь элементов духовного просветления и ярких исцелений, а превратится в малоэффективный психологический тренинг.

 

5.    Гипноз наяву с открытыми глазами создается стабилизирующим взгляд замком на концентрированный или деконцентрированный поток восприятия при помощи напряженной кататонии. Вообще замок может быть создан в диапазоне от закрытых, через приоткрытые, до широко открытых глаз. И есть еще 4 позиции на полюсах: упор на нижней или верхней границах опускания и поднятия глаз соответственно, а также точки сведения и разведения их в горизонте. Техника создания может быть, как в виде статического противостояния мышц век, так и за счет глубокой их релаксации с выделением себя в виртуальную область и отделением от зоны управления движениями век. Неспособность оторвать поток от избранного направления (исчезновение дрифта глаз) или смещения с сохранением зависания в новых позициях привязываются к блокировке всяких сомнений – шатаний мысли и чувств-оценок. Переносом этих состояний на психологические установки создаются прочные намерения.

 

6.    Гипносон за счет релакса мышц, детонизации коры, блокировки пси-функций и синтеза мелатонина, подкрепленного техникой повторных погружений (приоткрывания глаз) и углубления сна приводит к глубочайшему торможению коры. По смыслу это соответствует психической смерти, но, в нашем случае, ограничимся сном без сновидений или имитацией потери сознания. В этих ″околосмертных″ состояниях наступает фаза ослабления самоконтроля (спутанного мышления и провалов). И тогда открывается доступ к различным слоям подсознания. А при стимуляции зрительной зоны или зон перекрытия ощущений на фоне сильного торможения критического анализа, начинаются управляемые сновидения-реальности и даже сомнамбулизм с закрытыми или открытыми глазами и доступом к галлюцинаторным реальностям.

 

7.    Гипнопробуждение из гипносна в некое начальное состояние (трактуемое как или как личное прибежище, или как чистое существование-восприятие, как неопределенность самоидентификации, как абсолютная природа) происходит за счет операций выборочного блокирования функций сознания правого и левого полушарий, сопровождаемое выделением гормонов окситоцина и серотонина. Это состояние возврата к своему исходному состоянию, в свой дом, где царит блаженство, покой и безмятежность. Счастье быть узнанным самим собою во всем. Состояние отрабатывается с закрытыми или открытыми глазами, как операцией переноса потенциальной реальности в актуальную и обратно с усилением потенциала. Это ключ к процессу просветления, дегипнотизации, внутренней свободе, к безграничным потенциальным возможностям.

Гипнопробуждение в сверхвозбужденное состояние из нормального связано с воодушевлением, осознанием своей божественной природы и пробуждающихся потенциалов сознания и за-сознания. Здесь активно выделятся гормоны эйфории и адреналин.

 

8.   Психотехника создает зримую интегральную схему сознания со структурой и логикой напоминающей те, что конструируются в электротехнике и электронике. На поверхности поля сознания и, в некотором смыле, кристалла мозга мы устанавливаем активные и пассивные элементы с определенными функциями и логикой прохождения сигнала. Ранее уже отмечал, что для гипномышления в таком стиле пользуются аналогиями с некоторыми устройствами: источник энергии, потребитель, сопротивление-резистор, проводник-драйвер, конденсатор-накопитель, реле, изолятор, светоизлучающий и светоприемный элементы, усилитель, делитель, сумматор, диод, преобразователь, транзисторы (управляющие током и напряжением), стабилизатор, процессор физический и виртуальный, ключ-код, хранитель памяти, цифровая и аналоговая конструкция, шумопонижающие устройства, моделирующие виртуалы, логические вентили (переключатели), мультиплексор – много сигналов на вход и один выход, измеритель (контроллер) и т.п.

Лучше всего такие схемы видны во внушаемых мыслительных конструкциях. Например, мысли-переключатели, требующие от гипнотика выбора реакции. Блокирование одних команд и следование другим – мысли сопротивления и полупроводимости. Мысли усилители или сумматоры команд и т.п.  

9.    Все ключи есть кодово-понятийные или ощущенческо-аналоговые позывные состояний или процессов, и все они в единой связи, в системе или сети. Выбор схемы гипнотизации/структурирования сознания соответствует квантовому логическому вентилю (переключателю): в трех состояниях: 1, 0 и неопределенно. Шок – это переключение переключателя в положение между контактами. Далее, блокировка обычного пути передачи команды. Пока сознание в шоке, подсознание-нейроны активно ищут путь выполнения установок и если не находят, то возвращают запрос в сознание для уточнения параметров поиска. Если задача решена, то квантовый вентиль утрачивает фазу неопределенности и превращается в простой логический вентиль двузначной или многозначной логики. Чтобы команда-ток пошла по нестандартному руслу, в синапс стандартной связки надо поместить блок/замок – т.е. изолятор в виде двух равнодействующих сигналов-сил или отсечь этот путь еще на подступах, меняя электрические характеристики сигналов, реакций и настроек приемников. А активировав новый путь, привязать его к связкам физических, психологических и смысловых элементов, сопровождающих искомое состояние.

Левое полушарие (у ярко выраженных правшей) – дискретный пошаговый автомат, а правое – аналоговый процессор. Под каждую достаточно сложную поставленную задачу создается свой виртуальный процессор, который ею озадачен. Несколько процессоров, задействующих разнородные зоны мозга, могут работать параллельно. В результате мы способны, например, одновременно идти, петь, следить за маршрутом и т.п. А в простых случаях один пси-процессор работает с несколькими задачами последовательно или одновременно, если мыслит полевым способом, связывая несколько задач в одно целое. Каждое полушарие имеет кодировщик сигналов (понятие и импульсы), а между ними в мосту мозга имеется перекодировщик на смысловые, аналогичные и ассоциативные сигналы. Энергия берется из источника питания – мотивации/потребности, а прибор потребления – светящаяся лампочка живущего организма и сознания. Управление силой команд и напряжением создается за счет релейных механизмов и сопротивлений-замков-блоков. Последние управляются, например, с помощью поэтапного или плавного травления (смещения от позиции равновесия) баланса противостоящих сил в желаемом направлении и скоростью. Например, так мы создаем плавающий взгляд. Паузы в исполнении команд служат деавтоматизации, увеличению расстояний и разрывов для внедрения интерпретаторов, а также созданию накопительной/конденсатор/ плотины для возрастания силы или напряжения команд: разности потенциалов между исходным и конечным состоянием.

Схемы в сознании бывают очень сложными. Вот, вроде бы, обыденное дело, рассказанное мне пострадашим, а порождает непростую схему мышления. Итак, жена «пилит» мужа, чтобы он положил плитку в кухне, что он кое-как умеет делать, но много возни. «Пилит», т.е. осуществляет суггестию словами и непереводимыми фразами на праязыке, а иногда гипнотизирует выражением глаз и голоса. )) Один центр мысли сознания уже полусонного мужа говорит: зачем это нужно, когда и так нормально, а встречный центр интуиции подсознания шепчет: все равно придется, чтобы она от меня отстала. Другой центр альтернативной осознанной мысли выражаем сомнение первому: все-таки было бы хорошо ее положить здесь, но связанный с ним второй центр из подсознания шепчет: ой, как мне не хочется затеваться. Все эти мини центры аргументации создали вертикальные и горизонтальные связи с сопротивлением и содействием, а человек в нерешительности. Через некоторое время это неприятное состояние ему надоедает, и чтобы избавиться от него, он все же принимает решение положить плитку, чтобы и дело сделать, и покой обрести. Так вот, внушение-гипноз часто использует наведение неопределенности и напряженного ожидании непредсказуемой развязки,  что вызывает некий шок (невозможность выбора) и зависание сознания (готовности ко всему сразу), чтобы выйти из этого, человек с удовольствием принимает любое конкретное разумное решение, как облегчающее ситуацию.

 

10. Выше были описаны психотехнические пути гипнотизации (в широком смысле). Они способны привести к определенным по смыслу состояниям. А именно:

″Я-Абсолют″ в мироощущении соответствует психологическому состоянию идентификации себя как тотального и неисчислимого, но неопределенно кого. Это сопровождается множественными и разнокачественными дезориентациями в психике и мозге, например, относительно времени, пространства, самоощущения (деперсонализация) и т.п. А сам вход связан с определенной философией, логикой мышления и психофизическими реакциями.

Ощущение Я-Бог приходит с осознанием себя истинного как единственного Существа в основе Всего Сущего, что психологически связано с ощущением своего моно-могущества, возврата к себе исходному, безмятежности, притоком пси-силы и блаженства в тесной связи с состоянием нейрогуморальной системы.

Состояние Я-аватар приходит из осознания себя-Бога, путешествующим в самом себе, в своем теле-вселенной. Психологически это вызывает ощущение пребывания себя в себе, точнее, я в Я или, наоборот, Я в я.

Другими словами, аватарное состояние вводится как суперпозиция трех состояний распознания себя: Я-Бог, Я-волновая сущность, Я-телесный человек. Аватарное состояние (осознание себя-Бога в космическом теле-корабле с операционной системой в виде человеческой личности) с осознанием себя в путешествии-игре внутри своего Мира с самосопротивлением между всеми участниками Бытия, чтобы путешествие было длительным и была возможность решать сложные задачи достижения разных желаемых целей. Перед вступлением в Игру происходит выделение гормонов серотонина и адреналина на фоне предопределенной своей победы, беспроигрышной стратегии в себе. В этом ключ собственного могущества и собранности намерений по достижению невероятных целей. Далее происходит переживание процесса обновления всех своих психических и биологических функций, фаза перерождения, обновления потенциала, переживание новизны (выделение гормона дофамина) и удовольствие предвкушения. Ключ к самотрансформациям и радости новых впечатлений, полноте смысла, интереса. Окончание активной фазы транса с закрытыми глазами происходит вместе с переносом состояния уже с открытыми глазами и сохранением его в нормальном самоощущении. 

Идентификация себя с более-менее индивидуализированной полевой сущностью в оболочках-носителях: пси-программной (личностной) и биороботе, позволяет достичь максимальной конкретности в выборе реальности, формируя устойчивую позицию восприятия и форму сборки самосознания. Отождествление же себя с этими оболочками обеспечивает максимально определенную позицию самоидентификации и мировосприятия. //

В пункте 10 была описана система гипнотического достижения ряда фундаментальных состояний сознания, но есть еще дорожка к до-личностным и до-сознательным состояниям. Это подсознание (здесь рассматриваемое относительно надсознания) и биологическое бессознательное. Условно выделим такие состояния:

Поверхностное подсознание и биоинтеллект неокоры. Они обслуживают нормальное состояние сознания и мышления, проявляя себя в легко доступной интуиции смыслов, образов, чувств. Поверхностное подсознание создает слегка  функционально усеченные состояния личности, позволяющие выполнять довольно сложные поведенческие команды сознания «на автопилоте». Это возможность создания многих пользовательских пси-программ и легко доступным хранилищам информации. Возрастает роль аутосуггестии по сравнению с волевыми командами. При согласовании с соответствующими слоями надсознания открывается доступ к тонкостям осмысления личной истории в рамках данной жизни.

Средний уровень погружения в подсознание и биоинтеллект характеризуется слабым самосознанием и самоконтролем, но большим сосредоточением внимания. Средний уровень, достигаемый в сомнамбулическом состоянии, намного резче проявляет ранее лишь намечающиеся тенденции. Значительно глубже можно внедриться в процесс конструирования пси-программ, в глубинные и сильно сжатые архивы памяти. Вербальные и образные команды становятся способными влиять на физиологию организма, на нейрофизиологию и, в конечном счете, на самосознание. Биоинтеллект состоит из нижних слоев неокоры, до-корковой части полушарий мозга и части древнего мозга. Совместно с надсознанием открывается доступ к до-личностной и над-личностной истории. Проявляется этот уровень также в древних инстинктах, животных стилях поведения, базовых эмоциях.

Глубокое - сверхглубокое подсознание и биоинтеллект, т.е. бессознательное (таламические структуры и ряд др.) выражены глубинными связями с функционированием организма. Они заведуют сохранением его жизни и здоровья. Совместно с надсознанием открывают самосознание конструктора игр-путешествий и путь к сложным трансформациям физиологии и к эволюции организма. Бессознание здесь смыкается с самосознанием «Я - Абсолют».//

Первый уровень доступен всем, а второй с трудом, но многим. Но как выйти на глубокое подсознание и бессознательное? Для интенсификации подсознания мы тормозим нормальное мышление с логической доминантой и активируем интуитивное, выраженное ощущениями и образами как ведущими в мышлении. А чтобы включить бессознательное (точнее, глубинные прилегающие к нему слои подсознания), надо блокировать не только поверхностное (близкое к сознанию), но и средне-уровневое подсознание, открывая доступ к более глубоким слоям. Их сигналы пропорционально слабее и потому нужна атмосфера предельной тишины в окружающей психике.

Тут есть несколько интерпретаций-моделей взаимодействия с бессознательным. Первая заключается в том, чтобы максимально ослабить или отвлечь сознание от намерений, обращенных к глубокому подсознательному. Так, самые последние методики Кашпировского рекомендуют такую настройку пациентов: не думать, не ощущать, не желать, а оцепенеть и ни о чем не думать, пусть будет, как будет и как должно быть, можно думать о счастливом детстве. Пять встреч подряд и дома продолжать «толчки» при помощи просмотра видео сеансов. У некоторых это срабатывает. Такая модель рассчитана на высокогипнабильных (возможно, какой-то специфической гипнабельности именно относительно соматерапии) людей, чей мозг способен после некоторой раскачки синтезировать большое количество нейрогормонов и тем запускать подсознательно-бессознательный интеллект. Для сокращения: ПИ + БИ = ПБИ. Предполагается, что ПБИ знает, как решать телесно-ориентированные задачи, но прямые команды сознания он блокирует. Частично, эта проблема решается выбором языка команды. Это пассивный метод, при котором мы, создав косвенное намерение, просто ждем ″у моря погоды″ и никак не можем ощущать или влиять на процесс мышления БИ, поскольку это клеточный и молекулярный уровни. Предполагается также, что БИ сам знает, в какой последовательности ему решать задачу, а когда остановиться. Но эксперименты показывают, что он способен отзываться даже на конкретный заказ от сознания, что говорит об активном участии глубинного подсознания ПИ, транслирующего установки сознания. Хотя бывает, реагирует шире или уже указанной ему цели.

В самогипнозе подобное можно реализовать так. Сначала создаем намерение, потом его деконцентрируем и, сцепляя с расслаблением, растворяем его в теле до нечувствительности. Забываем о нем или переводим в фоновый режим. Входим в состояние: не хочу себя ощущать, не хочу видеть и слышать. Входим в особое состояние квантовой потери сознания, когда мы как бы и исчезли, и одновременно за своим отсутствием наблюдаем. По логике, это соответствует квантовому парадоксу с котом Шредингера, который не жив, не мертв, а находится в неопределенной суперпозиции.

Вторая модель работы с БИ предполагает, что в подсознании под наши намерения-установки всегда создается временный виртуальный пси-процессор в ПИ, который пытается решить поставленную задачу, задействуя и стимулируя БИ. ПИ – это мышление подсознательным моделированием вариантов нейросетевого и генетического решения внутри-телесных биологических задач. Однако не всякое решение ему дается. И здесь, как и с обучением нормального интеллекта, требуется активный интуитивный поиск, помощь сознания, время и обучение БИ от простого к сложному в решении психобиологических задач. То, что такое обучение происходит, подтверждают многочисленные случаи, когда пассивное внушение дает эффект только на 5-10й и более раз, иногда растягиваясь с результатами на целый месяц. А если не дает? Нужна более активная методика обучения.

Когда мы решаем интеллектуальную задачу, то можем частично ощущать, как она с сознательного уровня рассуждений опускается в подсознание, там превращается в нечто неразличимое и возвращается в виде идеи обратно. Можно организовать нечто подобное для БИ. Для этого стабилизированный поток внимания направляется в зону не проявленных внутри-телесных ощущений (осязаний) и неявных зрительных образов. Далее, в гипнотическом состоянии, производится интуитивный поиск решения в глубинном подсознании и в своем биологическом интеллекте при помощи преобразований/перебора/сочетаний указанных ощущений, сцепленных с поисковыми движениями глаз. Другими словами, работает не смысловая интуиция, а ощущенческая в области состояний организма. (Интуиция неоднородна – это пучок кабелей и пси-центров, которые отвечают за разные интеллектуальные сферы, выполняет функцию связи между осознаваемым и не ощущаемым.) В итоге, мы работаем на всем диапазоне от максимального проникновения в телесный мир, через отстраненное наблюдение за его активностью и до максимального удаления от БИ в состояние потери самосознания. Потеря также имеет диапазон от сновидной в дельта ритме, через квантовую суперпозицию самобытия-самонебытия и до шоково-коматозной потери сознания. (Отмечу, что именно в период ночного сна или в клинической коме наиболее активно происходит естественная саморегуляция организма.) Всё это служит регулированию степени сцепленности разных сфер сознания-подсознания-бессознания, а значит, и контролю над уровнем их взаимного сопротивления.

Теперь исследуем, каким гипнотическим способом можно выделить в себе и активизировать желаемые центры ПИ и БИ? И ответ единственный: поверхностный ПИ понимает вербальную или невербальную речь, глубинное подсознание отвечает только на язык реальности (информации, маркируемой под реальность), а бессознательный интеллект понимает только язык электрохимии и т.п.

Внутренние гипнореальности формируются в три этапа: воображаем идеальный образ желаемого; далее воображаем, что мы не воображаем, а так оно и есть; и, наконец, констатируем наличие избранной реальности без использования воображения. На каждом этапе обнаруживаем зоны внутреннего психологического сопротивления внушению и сцепленные с ними зоны мышечного напряжения. Релаксируя последние, растворяем первые. А далее, процесс привыкания, запоминания и закрепления в подсознании реалистичности избранной действительности.

 

А как добиваются расцепления сознания и подсознания известные гипнотизеры? Сначала они создают у гипнотика представление о таком разделении и указывают на различия в их активности. Далее, раздельно обращаются к ним, усиливая разделение. Но БИ мы почти не ощущаем, а потому усилить его активность можно за счет прикрепления к нему подсознательного интеллекта и даже создания у него псевдоличности, чтобы было удобнее контактировать с ним.

Если БИ плохо взаимодействует с подсознанием, то он подобен биомеханическому многоклеточному автомату, который отзывается только на физическое воздействие. На этом принципе основана вся система медицины. Лекарственная химия есть непосредственный язык организма. В народной медицине, вводя организм в разные критические состояния относительно его потребностей, мы заставляем его автоматически реагировать и активизировать системы саморегуляции (подробнее на шаге 22.1). Например, холодовые ванны заставляют реагировать иммунный интеллект решением задач по усилению защиты организма. Каждое физиологическое действо – это полезный стресс, являющийся сигнальной командой для запуска саморегуляции организма. Когда мы задерживаем дыхание, голодаем, моржуем и т.п., то заставляем БИ автоматически генерировать ответ на эти воздействия и тем, усиливать его биоинтеллект для решения задач защиты при реально опасных атаках на организм.

Но психосоматерапия указывает на то, что мышление БИ имеет гораздо больший диапазон, если подключается подсознательный интеллект ПИ.  Если же мы хотим работать с биокомпьютером, то должны создать для БИ виртуальный процессор. А если хотим контактировать со своим организмом как с собственным домашним животным, то ему нужна простенькая личность – псевдоличность, позволяющая вступать в эмоциональные отношения. Йоги таки были правы, что с организмом и даже отдельными органами можно разговаривать, получая некоторый результат. Перспективы саморегуляции и самоэволюции полностью зависят от степени взаимопонимания наездника-сознания и коня-бионосителя. Кстати, среди отчетов о трансовых путешествиях встречаются сообщения, что полевая душа, соединяясь с организмом, должна сонастроиться (вступает в переговоры) с его собственным биоинтеллектом, представляющим отдельную простенькую личность на основе биополя.

 

Наиболее простой прием отделения от сознания некоторой части ПИ и БИ это движения, поставленные на автомат. Если это автоколебательные движения, то можно выделить в себе тот уровень, который поддерживает такой автоматизм, и попытаться расширить его полномочия на другие полуавтоматические функции. Например, любое поствнушение ставит процесс его реализации на автомат, даже после выхода из гипноза, действо продолжается. Хотя временами «пружинку» надо подкручивать.

Другой пример. Элман, внушая слипание век и неспособность гипнотика открыть свои глаза (этот эффект назовем ″замóк″), как бы он не старался, часто просит его приблизительно так: ″Вы просто притворитесь, что вы не можете. Хорошо притворитесь и давайте сыграем в такую игру″. Пациент начинает играть, т.е. воображать и притворятся, но уже вскоре замечает, что фантазия обрела реально сильные ощущения и автоматически начинается самогипноз. Эта особенность полусубъективной реальности (на стыке субъективного и объективного) состоит в том, что воображение, подкрепленное реальными ощущениями, становится объективной данностью в рамках мира психика-тело. Возникновение подкрепляющих ощущений во многом зависит от особенностей конкретной личности и его нейрофизиологии. Если такое внушение долго не получалось, Элман прекращал работу с человеком, считая, что тот просто сопротивляется. А может, он просто не знает, как выполнить команду? Пробует и не получается.

Справедливости ради, надо сказать, что человек, который уверен, что он не гипнабелен и никто не сможет его загипнотизировать, на самом деле, успешно проводит аутогипноз. Он собирает все неудачные случаи его самогипноза и гипноза извне, чтобы создать избирательное мышление, которое питается инстинктом самосохранения, страха перед утратой адекватности, возможности кому-то поработить его сознание и понизить его самооценку как сильной и неприступной личности. Таков интуитивно и блестяще проведенный самогипноз отрицательного содержания. И такое внушение имеет свою ценность в этом мире. Если гипнотизеру удастся убедить такого человека в возможности и безопасности позитивного самовнушения, то последний мог бы стать очень успешным гипнотиком и в позитивном самогипнозе.

Но почему субъект реально не может открыть свои глаза при удачном внушении? Потому как из мета-уровня было указание, что поверхностное сознание будет управлять только зоной ассоциативных нейронов, привязанных к виртуальному телу, а команды на двигательные нейроны будет приходить только от более глубокого уровня, названного подсознанием. И тогда, действительно, возникает реальное самосопротивление, регулируемое из своего или чужого мета-сознания. Тут есть элемент игры с собою: что будем считать иллюзией, а что реальностью? Победителем может стать сознательное или подсознательное Я, а мета-Я определяет знак результата внутренней борьбы в свободном выборе. То есть может считать себя проигравшим или побежденным, или нейтральным – как решит, то и будет истинным.

″Замок″ – это сопротивление между различными группами мышц, каждая из которых подчинена разным командным пси-центрам. Это позволяет разделить сознание на части. Далее эффект замка ассоциативно (ассоциативными нейронами) переносится на другие части тела, на психику и мироощущение (философию). Если внушение не позволяет совершить перенос, то гипноз не происходит. Генерализация (индукция, распространение) – это подражание одних групп (колоний, сетей) нейронов состоянию (режиму активности) других групп.

Весь процесс самогипнотизации фрактально повторяет самогипноз Абсолюта по созданию Мироздания, что можно сравнить по описаниям на шагах 11-13. А что мы еще можем, кроме как наследовать фундаментальные принципы и приемы? Неопределенный Абсолют в местах самопересечения потоков иллюзорных состояний закономерно создает места их фиксации типа стоячих волн. И чем жестче зажим, тем выше его стабильность и объективность. Здесь зажим – это концентрированная энергия, постепенно идентифицируемая как материя. И мы знаем по известной формуле Эйнштейна, как много энергии заключено даже в небольшой ее частичке. Каждый такой зажим (замок, блок) есть временно недвижимое инвариантное состояние, которое всему, что связано с ним задает определенность качеств. Когда выстраивается система инвариантов, то на пересечении разрешенных ими событий (т.е. не меняющих позиции всех инвариантов) остается всё меньшая область допустимого, которую можно назвать туннелем событий. Это и есть гипнотическая реальность, которая может быть временной и малой, а может, длительной и гигантской. Например, химические связи и стабильность климата на Земле открывает возможность потоку биологической жизни, а на ее основе возникновению земного сознания.

А в нашем случае роль гипнотизера заключается в управлении процессом создания, усиления, ослабления и снятия фиксаций у гипнонавта. Еще одним примером замка может служить любое жизненное обстоятельство, с которым приходиться бороться. Если вспомнить, к примеру, Эриксона, то тяжелейшие болезни, поразившие его тело с самого детства, в результате создания намерения по борьбе с ними (управлению организмом) за счет психического ресурса привели к тому, что Эриксон стал гениальным гипнотерапевтом, создав собственный метод внушения. Таким образом, кармический узел/зажим, привязавший человека к тяжелым психофизическим проблемам при наличие изначально имеющейся установки на решение этой задачи для себя (самопреодоления) и для других стали решающим фактором в сверх интенсивном психологическом развитии Эриксона.

// Здесь я использую слова: замок, блок, зажим, сцепка и т.п. как синонимы. Однако при желании можно детально классифицировать типы таких систем. Например, если вы не можете разорвать сцепленные руки – это замок. Если можете по команде их рассоединить, то это лишь демонстрационный (декларированный, иллюзорный) замок, а как нет, то истинный. Представьте себе навесной замок: в первой фазе вы вставили его в ушки – дверь открыть уже нельзя, но и снять замок легко. Но когда замок защелкнут, то без ключа уже не войти и не выйти. Что делать, если замок защелкнут, и не открывается ни на свои команды, ни на гипнотизера? Сам по себе этот факт говорит о наличие истинного сомнамбулизма по ряду внушений, что открывает путь к новым умениям. Но что, если вы уже хотите его открыть? Можно просто ждать с полчаса, когда намерения и время его откроет. А если надо быстро, то путь один: меняем позицию самонаблюдения в такую, из которой эта операция легко осуществима – это и есть запасной ключ.

Если статически вы давите одной рукой на другую, то это статический блок, но если травите смещение, то динамичный блок. Когда же двигаете руками синхронно (одинаково или по-разному) и без сопротивления между собою, то таковое можно назвать сцепкой. А когда руки, после окончания синхронизации, движутся независимо с разными задачами, то это расцепление. //

И Эриксон, Элман, Кашпировский после некоего внушения, часто говорили гипнотику приблизительно такую по смыслу фразу: ″Позвольте этому произойти. Почему бы и нет? Не мешайте себе, будьте пассивны и ваше подсознание и организм сами осуществят желаемое, надо лишь подождать. Вам не нужно что-либо делать или не делать, что-то представлять или ощущать, или ни то, ни другое, – все произойдет само собою за границами вашего сознания″.

Эриксон называл это установкой на ничего неделание:

«не обязательно слушать мой голос»

«не обязательно думать о чем-то»

«не обязательно испытывать желание узнать, что сейчас надо делать»

«ваше сознание может слушать меня или нет, он может запоминать все что вы делаете или вообще ничего не запоминать, оно может сомневаться в том, находитесь ли вы трансе или быть уверенным в том, что вы находитесь в трансе». Цель все этих установок в релаксации сознания. Введение его в неопределенность, из которой оно с удовольствием выйдет в любую предлагаемую определенность, т.е. конкретную реальность ощущений и событий.

Резюмируя описанный подход, можно сказать, что расщепление психики производится тем, что гипнотизер поясняет человеку суть выделяемого им пси-центра, убеждает в его реальности, описывает его функции, а затем просит сознание не вмешиваться (даже спать), а обращается напрямую к этому центру. Если внушение удается, то такой виртуальный центр начинает работать с некоторой самостоятельностью и при частом обращении к нему даже развивается в своих возможностях.  

Казалось бы, это просто внушаемые слова. Как они могут привести к желаемому событию? Закономерно! Слова вызывают понятия и образы, а те связаны с более глубокими ощущениями, коренящимися в подсознании. В тех случаях, когда схема нейросетей индивида позволяет, происходит перекодировка внушения в нейрохимию. У кого-то мгновенно, у кого-то это требует времени или никак не происходит. Потому как гипнотизеры не вмешиваются в сам механизм, а лишь надеются на естественный статистический результат.

Здесь уместно будет вспомнить о 4-х фазном процессе творчества: постановка любой психологической или психофизической задачи (это задача для ген и синтез ими рабочих белков), напряженный поиск до пика (достаточное количество синтезированных веществ и их разнообразия и перекомбинаций), озарение (складывание узора нейросетей и химической мозаики), проверка/осознание (закрепление результата, т.е. схемы решения и нейросигналов, подкрепленных допамином). Этот алгоритм работает и в гипнозе.

Вот, очень важная для понимания механизмов психотерапии выдержка: ″Психосоматическая коммуникация, через нашу нервную систему, происходит за миллисекунды. Поток психосоматической коммуникации через молекулярные посланники, например, через гормоны в кровеносной системе, доставляющей их по всему телу, занимает уже минуты. Когда эти сигналы доходят до клеток, многие из них проникают в клеточное ядро, где они «включают» генную транскрипцию (экспрессию). Гены транслируют ДНК код для производства белков, которые являются «молекулярными машинами» и могут проводить физическое лечение в психосоматотерапии. Полный цикл психосоматической коммуникации и исцеления — а, равно как и обеспечение нормального функционирования повседневной жизни занимает 90-120 минут — что обычно называется «Ультрадиановый цикл» Полный цикл психосоматического лечения занимает 90-120 минут, т.е. полтора-два часа.  Это означает, что психотерапевт при помощи внушения, гипноза или самогипноза может изменить гены и пластичность мозга уже за один достаточно длительный сеанс″. Подробнее Эрнест Росси и Кетрин Росси, Новая нейробиология в психотерапии, гипнотерапии и лечении зависимостей. https://www.ernestrossi.com/ebook/Free%20Book/Russian%20Freebook%202012.ver-1.1.pdf

Правда, в отношении времени воздействия не все так просто. Для глубокого переформатирования мозга и сознания такому сильному психоделику как ЛСД требуется 5-8 часов трипа и несколько повторных сеансов. Хотя трип часто глубже гипноза по ряду характеристик. Множественные случаи показывают, что иногда даже кратковременные внушения могут быть очень эффективны, а длительные ничем себя не оправдывать. Например, небольшая персонально направленная фраза от человека, которого другой воспринимает как своего кумира, может перевернуть весь его мир. То есть тут много разных факторов. Например, Далай-лама в своей книги пишет о том, что на вопрос пожилого буддиста об освоении некой пси-практики он ответил, что ему уже поздно ее осваивать. После чего тот совершил суицид, оставив записку, что хочет скорее переродиться, чтобы в новом детстве освоить эту важную для его просветления технику. Такой результат Далай-лама предположить не мог.

А каков же нейропсихический механизм сцепления/расцепления сознания с подсознанием? ″Позволь этому произойти!" Кто кому позволяет, и кто не разрешал? Очевидно, присутствует сопротивление сознания и подсознания, а победителя назначает мета-уровень, если его кто-то из них слушается. Фраза ″вам не нужно что-либо делать или не делать″ – это наведение состояние неопределенности, как одного из механизмов снижения сопротивления в механизме переключения.

Сознание способно снять мировоззренческие барьеры, убедить себя в возможности целевого события и дать соответствующую команду подсознанию. Если это не помогает, значит, барьеры лежат в глубже, т.е. сформированы в другие возрастные периоды. Надо гипнотически идти туда и перекодировать себя тогдашнего. Возврат в виртуальном времени и перепрограммирование настроек.

Когда сознание не может справиться с собою или с некоторыми слоями подсознания, то оно обращается за помощью к еще более глубокому подсознанию и надсознанию для разрешения проблем. Сознание просит, чтобы само собою свершилось то, что оно не может достичь из текущего своего состояния. Далее сознание старается самоустраниться от этой проблемы, чтобы не мешать. Потому что зоны критики, оценивания, контролирующего наблюдения создают блок сопротивления – сдерживание и анализ их предназначение. Их активность приходится снижать встречными блоками и сосредоточением внимания. Возбужденная им или заторможенная зона могут возбуждать связанную с нею другую зону или, наоборот, тормозить ее в зависимости от их согласованности или противопоставления.

В ходе внушения мы создаем колебательный контур из установок, ощущений и их оцениваний в форме утвердительных интерпретаций. Например, создаю установку утяжеления-релаксации своей руки, затем ощущаю это, потом оцениваю: вот, мол, отлично получается. Сейчас еще лучше будет при повторной активизации установки-внушения и так можно многократно. А теперь, сцеплю с утяжелением оцепенение при помощи нужных интерпретаций. И начну колебания уже в контуре этого внушения. Кстати, А. Кашпировский наводил оцепенение за счет падения человека на твердый пол, т.е. внешними методами заставлял замереть. Как видим, для определенных целей и такой вариант работает.

В ходе конструирования внешних и внутренних галлюцинаций в гипнозе или в самогипнозе я пришел к выводу: триповые состояния экстаза с переживанием себя могущественным Богом и гипнотический сомнамбулизм с ключом к самогипнозу есть, как минимум, близкородственные состояния. Круг поисков от психоделической психонавтики до гипнонавтики замкнулся. Именно из этих экстатических состояний, заложенных в наших нейронах и психике, мы черпаем надежду и веру в свои потенциальные возможности. Это и есть канал к Источнику, к истоку Себя. Но достижение этого состояния гарантирует нам лишь ощущение своего потенциала. Потенциально ″мочь все″ равносильно актуально ″не мочь ничего″ (максимум потенциальной энергии и минимум актуальной в сумме дают постоянную общую энергию замкнутой системы). Поэтому в трипах и трансах, даже после неоднократного переживания своего могущества, ни психика, ни психосоматические способности не меняются сами по себе, а только в результате применения некоего психологического алгоритма понимания, распознавания и внушения. Т.е. нужен правильно построенный алгоритм реализации потенциала. И для этого предназначена техника суггестии/гипноза: пошагового подтверждения своих возможностей с возрастанием сложности задач, т.е. практическое доказательство в циклах самоусиления.

Наше обычное воображение – это уже и есть основа всемогущего конструктора. Экспериментально доказано, что имаготерапия (внушение посредством образов) и другие близкие к ней методы оказывают реальное воздействие на функционирование систем организма и отдельно взятых органов, даже на гены. У людей с соответствующими способностями результаты поражают, а у большинства имеется умеренный эффект и лишь у 5% никакого. Такие упрямые организмы играют важную роль в выживании популяции, в определенных обстоятельствах оказываясь полезными.

Способность к воображению, заметьте, тоже в нас возникла не мгновенно, а внушалась с детства, командами типа ″представь себе″ или ″давай поиграем будто…″. Потом в школе и институте простенькое конкретно-предметное воображение развивалось до уровня высоких абстракций. А яркость зависит от эмоциональности, как механизма разрушения сознательного контроля. Тот, кто владеет сильным воображением, сразу овладевает состоянием сомнамбулизма. В глубине височно-затылочно-теменной зоны человек создает ген-намерение с идеальным образом того, что он желает. Второй уровень практики состоит в выводе (продвижении внимания вперед  по зрительной зоне) этого интуитивно-образного идеального намерения в более проявленное состояние, а именно в замкнутую на себе психическую реальность с установлением регулируемой степени ее истинности и реальности. Это достигается сосредоточением в мире внутреннего зрения, направленного вперед, но с отсоединением от глаз. Они свободно плавают. Третий этап, глаза закрыты, но сцеплены с внутренними видениями. Здесь начинается наибольшая сложность, потому как барьер между воображаемым и зримым создан эволюцией (мега конструктором организма) для отделения желаемого от действительного в целях выживания. Следующая четвертая ступень заключается в проекции приоритетной по заданным характеристикам пси-реальности на внешнюю при открытых глазах. Некоторые команды нереализуемы во внешнем мире, а потому останутся на уровне галлюцинаций, иные вызовут реакцию организма или полевого конструктора судьбы, а остальные потребуют дополнительного алгоритма действий по воплощению целей.

А теперь рассмотрим механизм увеличения статуса воображаемой желаемой реальности до галлюцинации детальнее. Аватарный гипноз использует здесь стандартные техники самоубеждения и самовнушения. Фундаментальная модель мира связана с мета-сознанием должна допускать создание временных приоритетов у разных моделей. Можно создать сопротивление между текущим образом (принятого через органы чувств) мира и сконструированным воображением, что выражается в борьбе их оценок. Как только такая задача поставлена, вокруг потенциалов этих миров формируются защитные оболочки со своими виртуальными пси-компьютерами, которые вырабатывают аргументацию и ощущения в защиту и ради целей выживание своих ядер-миров. Начинается борьба миров. В рамках обороны и нападения в борьбу вступают множественные линии логического самоубеждения и интуитивного самовнушения из разных пси-миров, выясняя, чья же реальность важнее тактически или стратегически, правильнее, реальнее, сильнее. Необходимо, чтобы подсознание заблокировало сознанию возможность повышать приоритет текущему миру (привычного образа) и понижать статус воображаемого, а активничало в противоположном направлении. И пресекать попытки возврата в привычное мировосприятие до тех пор, пока сила воображаемого мира возрастет до максимума и его положение временно станет стабильным. Кстати, борьба происходит только по выделенным целям, а остальные части разных пси-миров остаются при этом согласованными.

Для новой реальности сначала проводится расгипнотизация относительно обычного внешнего мира и стандартной собственной личности. Необходимо прийти к осознанию иллюзорности, временности и пустотности всего воспринимаемого, чтобы потом создать новую гипнотизацию. Для этого нужно провести убеждение, которое возможно, вызовет у человека соответствующие переживания. Так, иллюзорность внешнего мира легко доказать, обратив внимание психонавта на то, что все ощущаемое им есть лишь электрохимические импульсы нейронов. Достаточно перерезать их и все для него исчезнет, даже его тело, даже память о своей жизни, и о своей личности, и о существовании вообще. Любая психологическая конструкция – это моделирование мира пси-программами. Вся объективная реальность – это транс сознания более высокого уровня иерархии. И это сознание есть он сам (не в качестве человека) в других слоях своего Бытия. А выше всех трансов есть лишь Неопределенность  себя как абсолютного Субъекта. И когда просветление вызовет смех осознания тотального самогипноза, только тогда можно перейти к выбору наилучшей самогипнотизации. Спускаясь с абсолютной позиции самоузнавания к аватарной с доступом к разным функциям самоконструирования. И здесь осознание-пробуждение состоит в фиксации себя тем, кем ты хочешь быть. В осознании свободы и необходимых ограничений, ради существования своей игры в Жизнь. А затем требуется достаточно много повторений и длительных удержаний себя в желаемом состоянии, чтобы его свойства проросли и укрепились.

Любая материальная конструкция, естественная или искусственная, есть фиксатор реальности из сцепившихся между собою элементов. А рост и уменьшение энтропии – следствие фундаментальных тождественных преобразований Абсолюта, когда каждое состояние должно перейти в какое-то другое. Понятно, что если мы зафиксировали нечто одно, то оно будет стремиться перейти в другие, в том числе и нам нежелательные. То же самое с психическими фиксациями сознания: избранная позиция-состояние обязательно должно расгипнотизироваться со временем и перейти в иное. Вернуть утрачиваемое состояние, можно лишь уделив ему достаточно внимания, восстанавливая утраченное.

 Сначала следует уверить себя, что привычная виртуальная реальность и наводимая равноправны, причем вторая – это просто твой выбор. И ты имеешь на него право. Затем следует ряд приемов по выращиванию выделенной реальности. Это самоидентификация в позиции, для которой естественно быть в такой реальности. Далее идет отказ от сомнений (запрет на альтернативные мысли), отказ от иных оценок реальности, кроме избранных. Забывание о существовании альтернативных реальностей. Переход в режим ″здесь и сейчас″, т.е. принятие факта новой реальности. Реальна та реальность, которая доминирует в текущее мгновение. Более того, можно не видеть внушаемой реальности, но быть уверенным, что ты ее видишь или только что видел, или видел только на подсознании. Это работа не с самой реальностью, а с ее сигнальными сцепками, такими как маркер-ощущения, т.е. оценками и информацией. Поэтому внушение без образов часто оказывается эффективнее, хотя и в большей мере задействует логическое полушарие. Но само достижение стабильности и естественности целевой реальности происходит за счет расслабления и торможения привычных реакций. Намерение должно воплощаться в податливой среде. Это напряженный духовный труд по ничего неделанию.

Замечание. Операцию забывания Элман использовал для наведения сомнамбулизма. Блокировка памяти на цифры или на свое имя означает блок на обычное информационное вспоминание при помощи левого полушария и расширенный доступ к вспоминанию образному и ощущенческому правого. Потому что, когда они работают синхронно, то создают взаимное сопротивление ради повышения степени самоконтроля. Обычное забывание сменяется на гипнотическое вспоминание. Затем психонавт занимает внушаемую позицию восприятия, а образы приходят сами из памяти, потому как позиция сама это стимулирует. Отчасти работает конструктор реальности, то есть всегда присутствуют элементы воображения. А обычно он работает для собирания из телесных ощущений окружающей материальной реальности в ее пси-модель в сознании.

В таком понимании инкарнационная регрессия/прогрессия есть лишь занятие позиции интерпретации видений, т.е. сначала видения произвольны, но благодаря трактовке становятся тематическими. Гипнолог Ньютон требовал быстро возникающих видений, чтобы избежать активности простого воображения, однако подсознательный конструктор обойти невозможно. Ваши это жизни или чужие, или придуманные? Все зависит от вашей позиции, избранных целей и самосознания. Вы получите то, что желали подсознательно: разочароваться, остаться в неопределенности или воодушевиться – вы свободны в выборе настроек, но и пожнете их плоды. В рамках мета-учения ответ таков: в высоких сознаниях чужие жизни тоже ваши, а придуманные есть лишь нереализованный ваш потенциал. Наиболее точно идентифицируется условно своя линия реинкарнаций только в результате постанализа смысловых связей – они самое главное в этом.//

 

Теперь о просветлении. Его нельзя вызвать прямой командой. Просветление есть лишь кульминация некоторого философско-мировоззренческого пути, подкрепленная психологическими и нейробиологическими эффектами. Поэтому данный вид гипноза характеризуется духовными размышлениями пары гипнотизер-психонавт. Еще до начала погружения необходимо выяснить текущее мировоззрение ученика, его интеллектуальный уровень, стиль мышления, систему образов, интуитивные ожидания того, что он предполагает почувствовать в момент просветления и потом от этого результата. Как правило, дилетанты представляют себе всякую чушь и хотят результатов, которых быть не может. Например, хотят навсегда утратить страх, никогда не чувствовать боль, постоянно быть в божественном экстазе единения и т.п., даже без учета своего уровня развития и наличных способностей. Надо сразу подправить понимание человека, убедить его в необходимости более правильного подхода. А он заключается в том, что в гипнотрансе надо будет дать возможность, начав игру в просветление, постепенно вывести на поверхность (в восприятие и сознание) его глубинные установки. Следует признать, что состояний просветления много – это путь, система или сеть состояний. А полного и окончательного достичь нельзя, потому как оно происходит вместе с разрушением тела и индивидуального сознания, требует смерти не только его персональной, но даже всех других игр в полной Реальности. Ведь абсолютный Субъект пребывает во всех существах и играх. Исчезнуть полностью не может даже Он из-за своей квантово-волновой природы Наличия-Отсутствия. Короче, до многих просветлений надо еще дорасти умом. Если психонавт не понимает или не желает принять вашего стиля мышления, понятий и мировосприятия, то никакого результата не будет – пусть этот человек идет своим путем, каким бы извилистым он не был. Очень часто люди, испытывая просветление, не узнают его, не придают переживанию особого значения или вовсе пугаются. Тут и гипноз не поможет. Но если психонавт готов, то гипнотрансы, равно как и психоделические трипы, способны эффектно привести к решающему моменту, заметно ускоряя продвижение индивидуума.

Уловка для достижения мгновенного просветления доступна в основном людям, способным войти в глубокий сомнамбулизм. Директивный вариант состоит в том, чтобы описать сомнамбуле особенности состояния и эмоционально-физической реакции на него, которые он вскоре должен будет переживать. А далее команда на само действо. Также нужны поствнушения на отношение к пережитому после выхода из гипноза, как к сверх важному событию. Правда, дальнейшие преобразования в человеке будут зависеть уже от его собственных установок в саморазвитии.

Другой вариант мгновенного просветления основан на косвенном (мягком) внушении, когда сомнамбулу лишь поводим к идее просветления, предлагая разнообразные его смысловые варианты. Опять же реакция и поствнушения обязательны, но с большим количеством альтернатив проявления. А затем подсознанию психонавта предлагается самому выбрать вариант и осуществить него. Этот метод хорош тем, что человек интуитивно выберет то просветление, к которому он духовно готов. И оно будет естественным шагом в его развитии, а не навязанным извне. Недостаток мягкого внушения может проявиться, когда личность столь неразвита, что проявит глупые или просто примитивные просветления. Видимо, директивный и мягкий гипноз здесь надо аккуратно совмещать, лавируя между свободой воли человека и предписаниями теории. И конечно, понимать, что мгновенное просветление есть лишь катализатор внутреннего движения – для кого-то его применение может стать решающим, а для кого-то лишь промежуточным этапом на пути достижения духовных вершин.  

Для достижения таких сложных целей как умение самоисцеляться или психофизически эволюционировать нельзя рассчитывать на разовое воздействие. Здесь следует строить стратегию самогипноза, лучше длинною в жизнь. Для этого создается одно или несколько хорошо мотивированных фундаментальных намерений, которые будут постепенно реализовываться. Затем фиксируется мировоззренческая позиция восприятия, в рамках которой возможно и естественно будет давать позитивную интерпретацию внешним и внутренним событиям. То есть вся судьба человека превращается в систему положительных подтверждений процессу достижения целей. Любые проблемы рассматриваются как точки развития и самопреодоления (усиления). Неудачи расцениваем как уроки усложнения и адекватности понимания реальности, а также как пункты смены направления движения. Возвраты к ранее пройденным состояниям трактуются как завершения и начала циклов самоускорения, самоуглубления и набора энергии. Естественно, что в циклах следует ожидать подъемы и спады в силе намерений, целеустремленности и уверенности.

Интересно, что намеревание своей судьбы также использует принцип замка. Мы создаем где-то в выси (в высшем сознании) интуитивный образ своего будущего, а затем смещаемся вглубь себя и формируем намерение-настройку, обращенную к нему из настоящего. То есть создали два виртуальных образа и некоторое сопротивление между ними в виде работы по их соединению в одно целое. И это реально работает! Потому что мы пребываем в глобальном трансе.

Вставка. Почему надо обучать гипнозу и самогипнозу начиная с раннего детства? Это психологическая и психофизическая культура, которая привязана к нейрохимии и организации нейросетей. Понятно, что многие специальные био возможности задаются в момент активного нейрогенеза мозга. Методика внушения в возрасте 2-6 лет лучше всего выполняется путем встраивания внушения в текст песен, которые вы поете ребенку, чтобы он заснул. Или же делать внушение уже после засыпания. Здесь важно правильно составить текст. Интонация играет огромную роль в распределении внимания ребенка на слова. Обычное внушение не должно содержать строгих указаний, а лишь задавать настройки. Подготовка широкого мировоззрения, управление сознанием (эмоции, мысли, желания), саморегуляция. Например, в общих чертах в сказочном виде рассказывать об общем смысле жизни, об отношении к ней, о стиле поведения, о плохом и хорошем, и т.п. В гипносостояниях, благодаря концентрации, все усваивается на порядок лучше. Но и внушение наяву не слабее, если правильно им пользоваться.

Любое внушение, когда ребенок хоть немного понимает слова, укладывается в слои мозга и потом подпирает новые внушения. Мотивация ребенка в том, что это такая игра и когда у него будет получаться выполнить команды, то родители будут его хвалить. Так что все родители пользуются суггестивными техниками. Вспоминаю, что когда мне было 2-4 годика, и я вечером долго не мог заснуть или просыпался от страшных снов, то мать говорила мне: сейчас, сынок, я поцелую тебя и ты спокойно заснешь. И будут тебе сниться только хорошие сны. Потом целовала, гладила по голове и добавляла: спи! И мне становилось так спокойно и хорошо, так безопасно, что я быстро соскальзывал в сон. Это был типичный гипноз, хотя моя мать разве что слышала это слово.

С 6-7 лет внушения проводятся без песен, а явно во сне или наяву. Гипноз не нужен там, где достаточно обычного убеждения. Да и сужать право выбора ребенка сильно нельзя. К сожалению, многое зависит от развитости родителей. Когда родители – домашние тираны, сдвинутые по фазе и просто дураки – беда для их детей, хоть с гипнозом, хоть без него. Внушать ведь можно и плохое.

Основное обучение начинается с 9-10 лет. Это золотое время, когда сознание уже развито, но не настолько, чтобы подавить подсознание. Тогда ребенка в медитации (полугипнозе) учат распознавать структуру сознания и под гипнозом управлять состояниями. Став взрослым, человек сам решает, насколько ему стоит развивать далее искусство самогипноза. Это будет зависеть не только от его способностей, но и мировоззрения.//

 

Вернемся гипнотехнике. Гипнотические трансы опираются на вербальное сопровождение и сложные многошаговые алгоритмы самовнушения. Это их плюс и минус. Резко повышаются управляемость общим процессом и стабилизация в желаемых состояниях, если сравнивать с интуитивным управлением в трипах, где логическое мышление подавлено, а состояния складываются в неизменную биохимически заданную последовательность. Но в целом, гипнотические, сновидные и триповые техники взаимно обогащают друг друга.

Поскольку гипноз сводится к доминированию пси-реальности воображения над пси-реальностью, отображающей макромир, то все равно, гипноспит человек или гипнободрствует, главное – это соотношение реальностей. Если человек умеет отделить в себе пси-сферу виртуального мира от пси-сферы текущей реальности, то применяя ″замок″ (зажим, блок) на глаза, точнее перенос этого эффекта, он повысит приоритет воображения. Заблокировать восприятие внешнего мира и критичность оценивания можно путем торможения и подавления потоков восприятия от них, а также переключением (отвлечением) основного внимания на другие процессы. Параллельно могут происходить процессы замещения/ вытеснения. Критичность из позиции доминирующей материи заменяется критичностью ее реальности, т.е. оценки ее иллюзорности относительно сознания. Реальность материи и реакций на нее заменяется запланированными реакциями на собственные намерения. Понятно, что требуется периодический мета-контроль по смене доминант, потому как постоянное преобладание привязки к внешним событиям ведет к утрате множества психических способностей. А постоянная психическая доминанта над внешним делает человека неадекватным. 

Теперь еще раз о технике ″глазного замка″, как наиболее выгодной позиции для гипнотизации (второй по эффективности служит замок с использованием рук или глаза-руки). Замок – это система ощущений, к которой привязывается психический процесс гипнотизации. Пусть мы разделили управление собою на поверхностное (вербально-понятийное) и глубинное (интуитивное), привязав к ним противоположные команды к разным группам глазных мышц. Для простых внушений мы используем иной механизм гипнотизации: на базе воображения, вспоминания, эмоций и перевоплощения-игры. Например, расслабить мышцы руки можно простым вспоминанием этого естественного состояния и переносом на текущее состояние руки, детонизируя ее зоны в мозге. Релакс возникает и никто не удивляется тому, что воображение стало реальностью, потому как это было просто и быстро. Множество базовых элементарных кирпичиков самовнушения слагаются в огромное здание самогипноза, высота которого зависит от пси-технологии. А глазной замок служит опорной стеной.

Если мы создали самосопротивление в глазах, то для усиления эффекта объективности данного состояния можно либо (1) спускаться вместе с глубоким сознанием далее в глубины, отсоединившись от поверхностного я-ощущения и затормаживая его нейрозону. Так можно постепенно достичь экстатического состояния Я-Бог и ощутить свое психическое могущество – состояние, на котором можно строить дальнейшую самогипнотизацию. Либо (2) выйти на поверхность своего сознания и отсоединиться от себя глубинного, передав управление им гипнотизеру или своему мета-уровню. Тогда, рассматривая из обычного сознания ситуацию с неспособностью открыть глаза, нам важно убедиться, что простая игра (иллюзия саморасщепления) переросла в реальность здесь и сейчас. Если управление глазами надежно передано другим уровням, то вы никак их не откроете без обращения к ним. В этом надо убедиться и с этого момента гипноз начнет набирать обороты в полную силу.

Можно изменить условия: открыть глаза и запретить себе их закрывать, одновременно внушая нарастающую усталость и желание релаксации открытых глаз. Это обратный замок. Когда он замкнется, усилия по их закрыванию окажутся безрезультатными, то можно вызвать в открытых глазах застывание взгляда. И повесить новый замок: невозможность сместить взгляд от заданного направления, т.е. подавить дрифт. Фиксировать можно за счет нарастания статической  напряженности мускул взгляда, пока они не устанут и потом, перейдя к их релаксации, получить устойчивый взгляд. После этого глаза можно через мета-уровень закрыть, сохраняя зависание.

Поработав с глазами, можно распространить их состояния на все тело или его части. Напряжение глаз способно вызвать рост напряженности в мышцах всего тела в направлении кататонического ступора с предельной тонизацией мышц. Это состояние полезно лишь как оттягивание качели, чтобы потом поглубже откатиться в релаксацию. Но можно и без этого, а сразу передавать релаксацию глаз на тело, присоединяя по дороге оцепенение и вызывая состояния близкие к гипносну или гипнотической коме (летаргии, состояние Эсдейла). Последняя славится наилучшей тотальной анестезией.  Интересно, что в гипнокоме человек не только не может выполнить почти все аутокоманды к телу, но и, при всем старании, даже подобные команды гипнотизера, что указывает на временную потерю связи с глубоким подсознательным исполнителем движений. Например, не можете открыть замок на глаза, ни сами, ни по команде гипнотизера. Хотя ранее могли посредством своего мета-ключа, а утратив его, сами уже не могли, но такая возможность восстанавливалась от гипнотизера, а теперь никак. Все это указывает на углубление состояния исполнителя физических движений и временный разрыв связей с ним. Ключ к выходу из гипнокомы у гипнотика обычно остается, хотя я спонтанно попадал в подобные состояния, из которых своею волею выйти не мог: тело просто не подчинялось, но мышление было ясным, хотя несколько урезанным. Главное не паниковать (страх только усилит замок), а созерцательно изучать непривычные ощущения. Такая гипнолетаргия нестабильная, и если оставить в покое тело, то аккумулированная в нейронах энергия подарит вам удивительные транс-путешествия. При надлежащем отношении коматозное состояние приносит глубочайший душевный покой и удовлетворение.

И еще. У находящихся в истинной коме у больных глазные яблоки утрачивают способность к согласованным движениям - полушария мозга как бы расцеплены. Поднимите такому пациенту веки и увидите, что один глаз смотрит в одну сторону, а другой — в противоположную. Это напоминает нам о важности техники рассогласования глаз, которая является одной из базовых в операциональном самогипнозе.

Замечание. Кстати, о страхе. Эта эмоция служит спусковым механизмом стресса, а потому в зависимости от интерпретации событий и намерений способна как ввести человека в гипнотранс, так и вытолкнуть из него, или просто не дать в него войти. Например, если вы боитесь гипноза, то, когда вам внушают его при помощи расслабления, вы не сумеете релаксировать. Когда же вас пытаются загипнотизировать насильно, то ваш страх сам может вас же ввести в состояние гипнотического подчинения. Мысль о том, что, а вдруг я попаду под такой гипноз, порождает страх. Вы его воспринимаете как реальное событие и пугаетесь его наличия повторно, чем создаете подкрепление ожидаемому гипнозу. И теперь вы можете даже вступить в самосопротивление, когда волевым путем пытаетесь противостоять внушению. А если вы уже в гипнозе, то, наоборот, испуг, возникающий в этот период, выводит из релаксации выбросом адреналина. Вообще нежелательную попытку вас загипнотизировать, если она вызвала у вас страх, найлучше встретить переводом его в агрессию, например, встречным гипнозом. Замирание и ответная агрессия – нормальные инстинктивные реакции, пришедшие из животного мира. Хотя после некоторого обучения достаточно вспомнить антигипнотический ключ, и вы уже в безопасности.

Обобщим идею о гипнозе на базе эмоций. Внимание во внешней реальности следует туда, где встречает меньшее сопротивление – это могут быть как суперпассивые состояния, так и наиболее событийно возбужденные. А чтобы притягивала искусственная виртуальная реальность, нужно снизить активность обычной, и только на этом фоне слабая вирт. реальность станет доминирующей (парадоксальная и ультра парадоксальная фазы). Но далее нужен захватывающий вирт. сценарий, чтобы подобно хорошему кино, он погрузил в свой мир (галлюциногенная фаза). Любой человек каждый день мечтает о гипнозе, чтобы отключиться от обыденной реальности в воображаемую. Таковой гипноз, в частности, осуществляет хороший фильм (и любые яркие развлечения). Мы с удовольствием впадаем в его реальность, и явственно мыслим его сюжетом и переживаем его событиями. И переживания очень сильные: плачем, ликуем, боимся, напрягаем мускулы, идеомоторно деремся… Можно создать компьютерную игру с гипнотической методикой, и она будет лечебной, если сюжет зависит от состояния организма, к которому прикреплены датчики его физиологического состояния. То есть измерения визуализировались и давали обратную связь с сюжетом и организмом (таковыми являются обычные сновидения). Это должен быть интерактивный сценарий интересный интеллектуально и эмоционально (кайф, любовь, опасность, борьба) о текущих событиях в организме: атаках вирусов, микробов, мутации, сбои и т.п. и борьбе организма, в которой ты принимаешь участие.//

 

Аналогичная ситуация и с комой ментальной (ступором), когда мозг тормозится настолько, что начинают останавливаться интеллектуальные функции. Не можешь мыслить, вспоминать, понимать и т.д. Тогда не выполняются и ментальные команды. Если в это состояние зайти внушением, нейтрально или позитивно оценивая его, то оно дает глубокий отдых мозгу. А если негативно, то глубокую депрессию.

Эффективно также использовать изменение интерпретации состояний или заменой их генезиса. Оцепенение, возникающее как суперторможение, легко превратить (интерпретировать) в равновесное состояние между противоположными усилиями. Тогда, например, достижим эффект каталепсии с плавным перемещением глаз и последующим застыванием взгляда в любом направлении. А далее распространить этот эффект на руки и затем на все тело.

Но можно достичь плавания глаз, вызывая расшатывание вестибулярного аппарата и выходя на чувство свободы. На плавание глаз прикрепляются разные формы дезориентации ощущения формы тела, положения в пространстве и времени. 

Все это был фундамент для работы, потому как мы упражнялись с мускулами. А теперь можно перейти к аналогичным процедурам с внутренним взглядом, максимально отсоединив его от глазных мышц. Сохраняя или нет идеомоторные микрореакции. А далее идем по цепочке к состоянию мыслей, чувств и памяти. Оцепенение глаз при сцеплении психическими  процессами вызывает остановку движения мысли (усталость от процесса мышления и желание ментального покоя), замораживания чувств (без эмоциональное отношение ко всему) и блокировку памяти (афазия – нет ни желания, ни сил что-то вспоминать, только покой и пустота, а также амнезия – не могу вспомнить, как ни пытаюсь). Можно нащупать позицию ручного-глазного рычажка в позиции ″нейтралка″, который останавливает поток мысли или запускает. Аналогично с чувствами и памятью. Можно заблокировать сомнения встречными или вообще всякое оценивание, выйдя на команды с более слабым потенциалом, т.е. обесточив аппарат сомнений.

Плавание глаз запускает механизм свободного течения мысли, эмоций и блуждании в памяти. На основе каталепсии в виде застывания потока восприятия можно также перейти к ощущению неопределенности, и передать его на мышление в плане создания им оценок отношения к своим внушениям. Тогда любой внушаемый образ не будет вызывать реакции критического отторжения, а приниматься нейтрально (уравновешиваем доводы за и против), недвижимо в реакциях, неопределенно по оценке, допускающей все что угодно. Почему бы не произойти чему-то этакому? – спрашиваем мы себя. Если добавить немного удовольствия от этого, то такая смазка сделает свое дело.

Замечание. Приведу выдержку (мои комментарии курсивом) из стенограммы гипноза Элмана:

″Элман: Ваши глаза сомкнулись окончательно и тело расслаблено в той же мере. Это полное физическое расслабление, но я хочу показать вам, как вы можете достичь ментального расслабления, такого же, как и физического. Я собираюсь попросить вас начать считать, когда я вам скажу, начиная от 100 в обратном порядке. Каждый раз, когда вы произносите цифру, удваивайте свое расслабление, и к тому моменту, когда вы дойдете до 98, вы будете настолько расслаблены, что больше не будет цифр... Начинайте с мыслью о том, что это произойдет и смотрите, как это происходит. Считайте вслух, пожалуйста. / Здесь расслабление глаз переносится на нейродвигательный аппарат памяти, а расслабление его даже не отделяется от телесного релакса. /

Пациент: 100.

Элман: Удвойте ваше расслабление и смотрите, как цифры исчезают.

Пациент: 99.

Элман: Смотрите, как цифры исчезают.

Пациент: 98.

Элман: Теперь они исчезнут... Добейтесь этого. Вы должны это сделать, я не могу это сделать. Заставьте их исчезнуть, растворите их, сделайте так, чтобы они пропали. Они все исчезли? / От гипнотика требует, чтобы он более простыми самовнушениями очистил память от цифр. Для этого ему приходится придумывать свои психотехнические приемы. А далее его же усилия преподносятся ему же, как факт погружения в сомнамбулизм, что приводит к реальному углублению состояния. Блестяще выполняя замыкание мышления человека на нем самом. Возникает самоопора и вера.  /

Пациент: Да.

Элман: Это состояние сомнамбулизма, подтвержденное тем фактом, что он смог рассеять эти цифры... Сейчас, я хочу, чтобы вы увидели, что когда дается разумное и приятное внушение, оно моментально принимается. Я собираюсь вызвать онемение в его руке. Следите за тем, как быстро рука немеет, пока он остается в этом состоянии... "  / Далее переходит к обезболиванию, т.е. окончательно демонстрирует глубину и силу  гипноза, еще более усиливая веру гипнотика. Осталось лишь передать ему уверенность в том, что тот и сам может аналогичное осуществлять по желанию. //

 

Кульминацией любого внушения есть ощущение реальности происходящего. Это чувство также запоминаемо и тренируемо. Однако наша психика очень сложно управляема, поскольку имеет терм-организацию – сама себя оценивает, создавая иерархии оценок. Достаточно неверно расставить позиции оценивания и может возникнуть сомнение в достигнутой реальности, что мгновенно расгипнотизирует вас от внушаемого и загипнотизирует внешней реальностью. И тогда придется совершать обратный процесс, придумывая новую схему гипнотизации.

Методика усиления реальности основана на том, что мы способны входить как в гипертормозное (гипносон и гипнолетаргия/гипнокома), так и в гипервозбужденное (гипноз наяву и сомнамбулизм с открытыми глазами) состояния сознания. Оба несут гипнотические эффекты. Можно изнутри гипертормозного предельно возбудиться или, наоборот, изнутри гипревозбуждения погрузиться в гипносон. Состояния, достигнутые указанными двумя путями, дают несколько отличающиеся состояния и возможности. Это демонстрирует нам тот факт, что одни болезни эффективно излечимы из гипносна, а другие из гипербодрствования. Последнее известно каждому в те моменты, когда он находится в условиях опасности или цейтнота. Физиология состояния, близкого к шоковому, предполагает максимальное проникновение в ситуацию ″здесь и сейчас″ с неусыпным вниманием. Выводит центр управление в максимальную сцепленность с ведущими органами чувств, а также зонами интуитивного анализа и мгновенного некритического реагирования на команды. К этим реакциям мы присоединяем соответствующие внушения – в этом и состоит методика возбуждающего гипноза. При переходе через некий предел, в мозгу возникает центр стабильного возбуждения, который с приходом усталости, погружает часть человеческого сознания в гипносон. Но это поствозбужденный гипносон, т.е. он достигается за счет увеличения контраста между сверхактивным и нормальным сознанием путем торможения последнего в сон. Зона сверхвозбуждения при этом так и остается возбужденной в поверхностных слоях мозга. А для перехода в тормозной гипносон эта зона должна тоже затормозиться, причем возбуждение опускается в глубинные слои мозга. Пси-расстояние между экстремумами возбуждения и торможения является показателем амплитуды гипнопространства и в некоторой мере связано с массой/объемом больших полушарий.

После достаточного времени для восстановления сил в тормозном гипносне мозг накапливает столько нервно-психической энергии, что готов к возбуждению в сомнамбулизм или к пробуждению в обычное состояние сознания, которое, напоминаю, является наилучше адаптированным к стандартным условиям жизни во внешнем мире.

Обращу внимание еще на один интересный момент. Погружение в гипносон, как и пробуждение в повышенную гипноосознанность, могут быть: плавными, дискретными (ступенчатыми) или вложенными (иерархическими). Например, внушение ″вы погружаетесь все глубже и глубже″ дает непрерывный спуск, а внушение ″вы погружаетесь в два раза глубже, переходите с этажа на этаж″ описывает дискретный вариант. Если же вы, погрузив человека в гипносон, даете ему возможность осознать-ощутить гипнореальность, то можете внутри нее вызвать засыпание субъекта с просыпанием на более глубоком уровне реальности. Аналогично, можно внушать, что гипнонавт пробуждается все сильнее и сильнее, или подымается на все более высокие этажи осознанности. Или объявить текущий уровень осознанности-реальности сном, из которого надо пробудиться в более ясное и самоосознанное состояние. Подобные процессы знакомы тем, кто занимался практикой осознанных сновидений и переживал послойные засыпания-пробуждения внутри сна. Пока различия в таких способах продвижения психики плохо изучены. А столь сложным образом структурировать сознание можно далеко не у всех. Но в каждом деле есть свои гении. 

 

Подчеркну еще раз, что возбуждение и торможение не беспредельны, а ограничены у каждого индивидуума электрохимическими способностями его нейронов и их сетей. Хотя гипнотически можно создавать иллюзорные оценки беспредельного процесса.  Эти ограничения говорят  том, что дальнейшее развитие может быть за счет усложнения системы гипновнушений: иерархичности, модульности, структурирования, алгоритмизации, синергии и сопротивления.  Причем это относится не только к индивидуальной системе внушений, но и к внешней гипнотизации посредством системы групповых (социальных) внушений в определенных обстоятельствах. Например, в некоторых церквях совместно молятся за конкретного человека, который вышел на сцену. И имеется немало подтверждений, что у некоторого процента людей болезни отступают. На массовых сеансах создают гипнотические соединения по типу: раз этот человек выздоравливает, то и вы так можете, и у вас идет этот процесс. Наше земное сознание является результатом социального обучения, а поскольку внушения, так или иначе, идут через сознание (через смысловую систему), то ясен и механизм социовоздействия. Практикуя в данном направлении, внушаемость человека растет, т.е. развивается нужная группа нейронов и отрабатывается нужная их реакция, а также выстраивается необходимая психология. Причем каждый может сам установить себе границы внушаемости или избранную тематику и философию, вне которых повышенной внушаемости просто не будет. В результате массового положительного внушения возникает эффект называемый мною психологическим коллективным иммунитетом.

Цель психотехники в достижении гипнотических экстремумов в том, что убрать часть критического мышления, блокирующего доступ к управлению глубокой физиологией. (При неуправляемой потери критичности человек становиться патологически доверчивым или шизофреником – вот почему так сложно уменьшить эту форму защиты.) Сравним процессы. При гипносне мы стараемся затормозить мешающие области мозга и соответствующие психологические схемы мышления, освободиться от восприятия внешней реальности, войти в зону свободного воображения (пси-пространство с максимумом операционных свобод) и работать во вневременном пространстве. А при активном гипнозе мы создаем очаг сверх возбуждения, не тормозя обычного сознания, приоритет же расширенного сознания достигается за счет резкого контраста с обычным. Внешняя чувствительность, наоборот, усиливается до экстрасенсорной, сосредоточение усиливается на ″здесь и сейчас″, а работа воображения происходит прямо в зоне восприятия обычной реальности.

Гипнотических состояний имеется множество или, что тоже самое, есть одно гипнопространство с многими субсостояниями. Можно выделить 4 пересекающихся семейства гипносостояний: сновидных, экстатических, супербодрствования и нормальных состояний с субъективным знанием о реальности. А также краевые состояния: предсмертные и шизоидные. Общим для всех них является обход какого-то рода критичности и избирательное мышление, выстраивающее желаемую логическую цепочку выбранных событий.

Кстати, наилучшее, можно сказать, идеальное расслабление мышц, оцепенение, анестезия, сосредоточение, умиротворение и блаженство наблюдаются у трупа, точнее, у только что завершившего агонизировать человека. Свежий труп, в некотором смысле, являет собою идеальный предел состояния, к которому стремится гипнопогружение. И значит, как бы глубоко практикующий не был самопогружен, всегда есть куда еще расслабиться (детонизироваться, замереть), пока он живой.

 

Ранее мы использовали философский, интуитивно-образный и психофизически ориентированные способы гипнотизации. Гипнотизацию в сочетании с психоделической психонавтикой. Но есть еще использование силы обстоятельств. Тогда суггестия вплетает в свою канву внешние события, социальные стимулы и стандартные психологические реакции на них. Обход критического мышления производится за счет искажения поданной информации: ее неполноты, интерпретации, вкрапления ложных элементов. Иными словами, мы не отключаем критичность, а формируем так информацию, чтобы она ее пометила как достоверную.

Замечание. Цитирую Элмана: ″Существует специфический и надежный способ достигнуть гипноза наяву. Это ключ к процессу: ум субъекта должен зафиксироваться на предложенной идее и внушение должно быть таким, какое пациент хочет. Чтобы привести к тому, что ум фиксируется на определенной предложенной идее, внушения в гипнозе наяву должны даваться с полной уверенностью, с абсолютной убежденностью. Не должно оставаться пространства для сомнений. Если закрадывается сомнение, внушение обычно становится неэффективным. Каждый человек, участвовавший в гипнозе наяву, описывал фиксацию разума на предложенной идее, что приводило к появлению определенности″. / Этот текст подтверждает идею самоопоры. Субъект должен обнаружить некую твердь, на основе которой он сможет реализовать установки гипноза. Это может быть логическое убеждение в комплексе с доверием к авторитету, подражанию другим и интересом к результату. Глубина и прочность опоры, очевидно, предопределяет качество гипновнушения, а потому следует работать над улучшением этих характеристик. И это непростое дело.//

 

Так, что такое самоопора: самообман, иллюзия или субъективная реальность? Интерпретации этого явления могут быть любыми, но если вы хотите результата, то следует придерживаться тех, которые позитивны. А значит, самоопора будет трактоваться нами как совершение сознательного и подсознательного выбора желаемой ветви потенциальной реальности с последующим ее воплощением настолько, насколько нейрокомпьютер и его биохимия смогут это осуществить. И тогда, даже зная, что вы лишь внушаете себе, вы способны получать эффективный самогипноз просто потому, что приняли для себя внутреннее решение о выборе своего будущего. Играет роль лишь сила, с которой вы вцепились в опору. Проблемы могут возникнуть только в случае, если организация мозга и генетика еще не готовы к таким задачам.

Все формы гипноза, особенно гипноз Эриксона, опираются на интеллектуальные приемы. Ведь гипноз осуществляется через смысловую-понятийную систему и лишь немногие инстинктивные реакции, не требующие осознания. Именно видение реальности через призму определенного понимания создает основу для реакций всех остальных составляющих психики. Без интерпретации событий биоинтеллект не знает, как на них реагировать.

Рассмотрим, как создать такую структуру мысле-образов, чтобы она послужила в качестве опоры для гипнотизации. Наиболее естественная геометрия для ментальной самоопоры является круговая логика, открывающая возможность циклов самоусиления. В каждом цикле ее прохождения, человек всякий раз все более убеждается в прочности всех логических звеньев (связок) и, как следствие, общей крепости цепи. Это уже известное нам из шагов 6-10 рассуждение по логическому кругу, усиленное тавтологическими переопределениями, т.е. когда мы переходим от одного понимания и понятия к другому, а, на самом деле, к тому же, но модифицированному новой интерпретацией. Кроме того, произвольно используем сужение понятий или, наоборот, размывание их трактовки, чтобы получать желаемый вывод – здесь все приемы хороши, главное результат.  

Почему эта запрещенная в научной логике структура мышления здесь столь эффективна? Да, потому, что мы применяем ее в рамках своего сознания. А в замкнутой на себя системе все логики могут быть только круговыми и лишь на отдельных ограниченных участках становиться линейными. Подобные круговые логики на протяжении тысячелетий используют все религии по такой схеме: ″в нашем святом писании, которое истинно, написано так-то, поэтому мы так и делаем. А почему мы правильно делаем? Потому что так написано в святом писании. А почему оно истинно? Потому что это записаны слова Бога, а в него мы веруем, опираясь на святое писание″. Аналогичное с понятийными рассуждениями: ″Что есть Бог? Бог есть Истина! Она единственна и описана в святых текстах, которые продиктовал Бог. Они святые, потому что истинные. А Истина есть Бог. А потому веруем и не грешим сомнениями даже в мыслях. И каждый способен убедиться в истинности Бога в его сердце, потому как, если будет искренне молиться, то испытает схождение на него благодати″. Благодать – это экстатическое переживание с выделением гормонов счастья, т.е. подкрепление методики уверования и разрушения критических барьеров. тут можно применить легкие психоделики типа ладана и мирры. Если удалось в сознании человека намертво замкнуть подобную логику, то получаем истинно верующего в предложенную истину с ограниченным или вовсе подавленным специфическим критическим мышлением – типичная суггестия/гипноз, причем довольно мощный по причине вплетения в него социального мнения и религиозного мировоззрения.

В отличие от религиозных людей, мы понимаем весь этот механизм и не станем применять его для оболванивания себя и других. Мышление человека должно сохранять максимальную свободу (мета-свободу), дабы  его право выбора в нем сохранялось. А вот, когда мы совершили выбор и хотим его реализовать, то мы осознанно будем применять круговую логику и создавать опору для самогипнотизации. Мы всегда способны расгипнотизировать себя, но это наше решение, что и когда делать. Мы понимаем, что гипнотизация есть выбор наилучшей в нашем понимании (в данных обстоятельствах) позиции восприятия Мира. Наилучшей потому что дает нам определенные желаемые эффекты.

 

Вставка. От веры, договоренностей и интерпретаций зависит существование многих явлений и событий в материальном мире. Например, когда мы представляем, что хотим достичь чего-то во внешнем мире, то наш пси-образ есть лишь иллюзия, инфопотенциал вероятной реальности в будущем. А реализуется он обычно многоходовыми комбинациями, зависящими от обстоятельств. Если же мы изначально не будем верить в свои силы, то и ничего не достигнем.

Другой пример, деньги. Они есть иллюзия, но в наших умах и социальных отношениях превращаются в энергию, заставляющую других выполнять за них определенную работу. Как только государственная система рушится, ее деньги превращаются в бумажки, а электронные в …

Культура поведения и внутренняя культура тоже есть виртуальные системы, выстраиваемые социумом. Но от них зависит, как он организован, как люди поступают, к чему стремятся и, в целом, само качество их жизни.

Следование своим болезням и смерти – это подсознательный, а иногда и сознательный выбор интерпретации событий в направлении страданий и распада. Неверие в свои силы, в свои самовнушения тоже выбор. Это все внушение наяву. //

 

Если опора создана и выбор сделан, то дальнейшее продвижение в гипнотранс можно визуализировать как прохождение многоярусного лабиринта или выращивание дерева-графа с ветвями и корнями осознаний. (Вообще, интерпретаций транса в разной терминологии может быть немало и часто приходиться пользоваться сразу несколькими.) А любая мысль, которой вы ведете процесс гипнотизации, создает в пси-пространстве туннель для внимания. Например, фраза: ″Каждый человек способен расслабиться и войти в трансовое состояние, не вы первый совершаете такое путешествие, и у вас это тоже пройдет успешно″ задает основной туннель с границами, но не указывает способ движения. Общая геометрия этого туннеля спиральная, то есть, в конце концов, возвращает человека  почти в исходное состояние с разницей, соответствующей произошедшим в нем изменений. ″По мере погружения вы можете испытывать в теле тяжесть или легкость, или что-то другое″ – эта мысль задает диапазон с правом выбора, предлагая ветвление в рамках основного туннеля транса. ″Пока я буду рассказывать вам нечто полезное о состоянии транса, вы автоматически будете погружаться все глубже, пока не достигнете состояния, которое распознаете, как очень глубокий транс″ здесь было синхронизированы и связаны продвижения сразу по двум субтуннелям с указанием, что движение происходит вглубь лабиринта. А вот таким внушением проводится чистка (смазка) туннеля-лифта транса: ″И сейчас, достигнув максимума погружения, мы подымимся в поверхностное сознание, немного приоткрыв глаза, но как только они заморгают, немедленно закроем их и совершим погружение на еще большую глубину, чем ранее″.

Все это не просто слова, а за каждым действием стоит отработка приема по перемещению внимания и по синтезу определенной биохимии мозга. Именно поэтому слова работают. Например, в гипносне можно успешно разделить сознание и подсознание, если попросить первое продолжать спать, а второе отвечать на вопросы. И здесь, учитывая, что термин подсознание довольно расплывчатый, надо для гипнонавта уточнить характеристики вызываемого вами подсознания. Без этого, каждый может понять такое обращение по-своему, проявляя, например, животное подсознание, или глубокое детство, или какие-то уровни надсознания – все зависит от выбранной смысловой позиции.

Все гипносостояния служат лишь одному: заблокировать, выбить из колеи, привести к забыванию стандартного пути психики на разных уровнях. Любое гипносостояние служит снижению критичности – самосопротивления, и оно же является спусковым сигналом для повышения уверенности в процессе. Любой сигнал (мах руками, щелчок, слово, ситуация) для входа в транс, да и сам по себе транс ничего не гарантируют  - внушаемость на всех уровнях относится к реакции глубоких и сверхглубоких слоев подсознания на предлагаемую ему реальность и ее оценки.

Внушаемость развивается, например, как передача воскового взгляда на мышление: на что указывает установка, то принимаем без сопротивления, повторяя/подражая и с особым удовольствием детской безмятежности. Аналогичные состояния можно создать через эффекты зависания, свободного плавания. Внушаемость – главнее трансов и эта способность, не создавать сопротивления, тренируема. Начать можно с актерской игры, воображения и перевоплощения, а завершить убеждением, уверенностью, реальностью.

 

И еще один важный момент. Начну с примера гипнотизации, описанной Элманом, некоего доктора в целях вспоминания им событий во время полной его анестезии в ходе операции:

Элман: Они начали капать хлороформ в маску, и вы обнаружите, что вы можете слышать каждое слово, которое они говорят, и вы можете мне точно сказать, что они говорят, потому что вы можете слышать все, что говорится, так же, как вы слышали в первый раз. Вы будете слышать на уровне подсознания, но вы сможете повторить это.

Доктор: Я начал говорить.

Элман: О чем вы говорили?

Доктор: Я не знаю.

Элман: Когда я щелкну пальцами, вы будете знать. Это все там, на уровне подсознания... [щелкает пальцами] Сейчас вы будете знать, что вы сказали. Не старайтесь. Это будет там.

Доктор: Я говорил что-то по-английски.

Элман: Была ли какая-либо тревога?

Доктор: Я не знаю.

Элман: Когда я щелкну пальцами, вы будете знать... [щелкает пальцами] Сейчас, доктор, сознательно вы не можете сосредотачивать внимание на словах, которые я говорю. Я собираюсь говорить с вашим подсознанием. Скажите мне, что они сейчас говорят.

Доктор: Я ничего не слышу.

Элман: Когда я щелкну пальцами, вы услышите. Если кто-то разговаривал, вы услышите... [щелкает пальцами] Кто говорит, если кто-то говорит?

Доктор: Я не могу ничего услышать.

Элман: Когда я попрошу вас открыть глаза, указание, которое я дал вам некоторое время назад, станет еще более эффективным, чем было, и в этот раз, когда вы заснете, вы обнаружите, что я буду разговаривать с вашим подсознанием, и ваше сознание не будет помнить, о чем я с вами разговаривал. Все это произойдет после того, как вы откроете глаза по моей просьбе... [Обратите внимание здесь на соединение внушений.] Сейчас я перестану говорить, и вы откроете глаза... [Пациент открывает глаза.] Элман дает команду на повторное засыпание, пользуясь ранее сделанным поствнушением на сон по команде… Сейчас, доктор, ваше сознание может забыть обо всем, о чем я говорю, но ваше подсознание может со мной говорить. Сейчас идет операция, ваше сознание засыпает, но ваше подсознание всегда бодрствует. Я хочу, чтобы вы сказали мне, что говорили доктора, что вы говорили, если вы что-то говорили. Что говорил каждый во время операции. Вы можете сказать мне это, потому что сейчас я говорю с вашим подсознанием… Далее доктор вспоминает больше событий.

Интересно отметить, что сразу же после гипноанализа Доктор все еще не верил, что это было возможно — слышать во время анестезии. Он удостоверился в этом только после того, как прослушал свою собственную магнитофонную запись, а в последствие опросил хирургов, которые подтвердили правильность его гипнотических воспоминаний.

 

Как видим, в данном примере, вера сознательная противостоит вере подсознательной (позволившей произойти гипнотизации), пока не получила доказательств. Это нормально для равновесия и адекватности в негипнотических состояниях, хотя в ходе гипнотранса это может создать проблемы неожиданного самосопротивления, как в данном случае.

В этом отрывке текста хочу обратить внимание читателя на два момента. Первый – это углубление состояния не за счет продолжения внушения на углубления транса, а применение ″качелей″, т.е. колебательного процесса засыпания-просыпания с увеличением силы внушения на глубину погружения. Прямые внушения, как видим, не могли дать результата, потому что степень самосопротивления между слоями сознания была высокой. Второй момент заключается в том, как Элман убеждает доктора (а в иных случаях просит, уговаривает) в том, что далее разговор пойдет с его подсознанием, а человеческое сознание заснет. Он не может разделить их каким-то действием, также как и пациент не умеет это делать, а внушение рассчитано на то, что со второго или третьего захода авось сработает, и автоматически истинное подсознание создаст разделение.

Однако подсознание, по определению, не имеет сознания. Но, как видим, доктор вполне сознателен в дальнейших ответах и понимании. Значит, дело не столько в сознании и подсознании, сколько в дальнейшем рассоединении личностных лобных зон и интеллектуальных затылочно-теменных, что и снимает сопротивление подсознания зоны персонализации функции расширенного воспоминания. Очевидно, работает механизм автоматической защиты сознания от стрессов.Под действием установки от гипнотизера гипнотик полусознательно совершил перемещение своей позиции восприятия вглубь, выделяя гормоны сна и тем, тормозя поверхностный слой своей личности. Снят замок самосопротивления между обычным логико-информационным мышлением и чисто интуитивным мышлением с образно-ощущенческой памятью. Если последнее стало доминирующим, то оно блокирует (детонизирует, делает фоновым и некритичным) обычное вербально-логическое, но не отключает его полностью, иначе бы доктор-пациент не смог разговаривать. Это не столько углубление, сколько увеличение степени рассоединения работы левого и правого полушария, увеличения разрыва оперативного расстояния между ними. Пришлось повторно погружать пациента в гипносон, чтобы пройти место жесткой сцепки между ними. Подобно тому, как мы бы дергали рычажок назад-вперед, чтобы в некоем механизме провернулись заржавевшие шестеренки.

И если у гипнонавта, даже при полном сотрудничестве, не получается (в чем он не виноват) в достаточной мере выполнить установки, то и гипнотизер оказывается бессильным. Можно, правда, провести ряд занятий на развитие гипнабельности и отработки простых психотехник, которые помогут потом справиться со сложным заданием. Но это большая работа для обоих.  

 

 Подытоживая, получаем вывод о том, что при создании гипнотической реальности нет некой незыблемой тверди. Мы обретаем силу и слабость в самоопоре. И лишь фиксацией своего выбора путем волевого-внушенческого акта привязывания к избранным явлениям/событиям, мы создаем временную опору для достижения высот и глубин. И хотя обязательно найдутся люди, которые будут доказывать, что гипноз – это обман и самообман, нам следует понимать, что гипноз – это сфера психического и в нем много присутствует от искусства. А доказывать ценителям искусства, что картины – это лишь холст, попачканный краской, а музыка – это набор звуков, просто глупо. Так все вообще можно свести к химии и физике. Да, объективная правда в этом есть, но именно субъект способен увидеть в объективной данности нечто прекрасное, наполненное смыслом и обнаружить в ней путь для своего развития.

У нас имеется система неограниченного количества ключей и замков. Замки – это позиции сопротивления между разными отделами и функциями психики/мозга. Ключи могут быть специализированными или в некоторой мере универсальными. Всякое замыкание или размыкание приводит к тому, что одни способности временно утрачиваются, а другие временно появляются. В любом состоянии сознания, включая обычное, имеются свои ключи снижения критичности, что позволяет предлагать субъекту идеи и приемы по преобразованию его психологии и психосомы на разных уровнях. То есть само суггестия (в широком смысле) есть особым образом структурированная лекция по некоторой философии-психологии,  подаваемая в форме специальной настройки и сопровождаемая психотехникой. И тогда, ученик получает шанс, войти в особое состояние, оказывающее трансформирующее воздействие на личность и подсознание. Кстати, эту же мысль я встретил недавно у Кашпировского, который на свое 80-летие сказал в одном из интервью: «У меня не лечение, а учение». Если встретятся гениальный преподаватель и талантливый ученик, то можно ожидать чуда.

Если говорить о механизме лечения суггестией и гипнозом, то оно сводится к выводу из психобиологического подсознания заблокированных в памяти негативных событий. Они блокированы подобно тому, как печень капсулирует яды или опухлость окружает воспаленное место. Каждый сильный физический или психический стресс оставляет «вмятину/след» в структуре человека. Но когда удается новым направленным толчком создать противодавление на такие следы, то память прежней исходной формы восстанавливается или конструируется нечто новое.

Сознание приносит с собою свет, который разрушает негативное подсознательное влияние на психосому вытесненных негативных переживаний и биологических травм. Любая сильная эмоция (страхи, обиды, ненависть, злоба, чувство вины, депрессия) как бы забытые, но не проработанные человеком осознанно, становятся автоматическими гипновнушениями, незаметно из глубин влияющими на его психику и сому.

В плане обучения гипноэффектам можно сказать, что некритичные состояния (состояния доверия, веры, воодушевления, блаженства) создают биохимическую палитру, которая позволяет нейронам довольно быстро создать новые связи и схемы сигналов, а также стимулирует нейрогенез. Какую бы мы характеристику гипнотического транса не развивали, все равно у нее есть предел, а потому дальнейшее усиление самовоздейтвия можно будет достичь только за счет усложнения системы внушений. Иначе говоря, гипнотические достижения являются составной частью обширной работы с сознанием. Я провожу ее на основе мета-теории, потому что мой опыт постоянно подтверждает ее истинность.

Весь гипноз – это колебательные процессы между разными психофизическими зонами с усилением или ослаблением амплитуды. Эти колебания заключаются в операциях блокирования (сопротивления) или согласования (помощи), или в передачах по аналогиям и ассоциациям между физическими и психическими ощущениями, между операциями левого и правого полушарий (логико-информационного и интуитивно-образного), между личностным и безличностным интеллектами (передними и задними отделами мозга), между внутренними и внешними событиями, между поверхностным обычным сознанием (личностью) и за-сознанием: над и под сознанием (включая параллельные сознания вовне), аж до бессознательного.

Чтобы активизировать нужные состояния, согласно методу гипнотического внушения, следует научиться их разделять и противопоставлять, соединять и согласовывать, а также отстраняться, растворяться или господствовать. Создавать синхронно встречные, параллельные одно и разно направленные, а также последовательные команды-процессы из разных позиций. В местах их взаимодействия устанавливать психологические и физические узлы (замки, блоки т.п.), получая в итоге гипнотическую сеть. И только так можно увеличить гипнотическую власть мета-сознания над своей психикой и телом.

 

Мои исследования продолжаются. Экспериментального и теоретического материала у меня накапливается так много, что я мог бы продолжать писать на тему суггестии еще много статей или даже отдельную книгу. Но пока воздержусь. Отмечу только, что к наибольшим своим достижениям в области гипнонавтики я отношу методику операционального внушения, позволяющую осуществлять обучение подсознания и биоинтеллекта. Это открывает перспективы достижения эволюционных целей, ведь даже духовное просветление требует соответствующей организации нейросетей. А мои целительские методики служат лишь инструментом практической отработки разных идей по психосоматической регуляции. Само по себе целительство меня мало интересует. Тело все равно не вечно. Больные были, есть и будут. Многие люди таковы, что даже не стоят траты на них времени, но каждый человек есть конкретная задачка по эволюции – это мне бывает интересно.

Я нашел способ влияния на ПБИ. Это особый полувербальный праязык, но я не могу раскрыть читателю это ноу-хау, по той причине, что если ученик узнает его суть, то его сознание автоматически начнет распознавать моменты такого внушения и его же подсознание автоматически заблокирует мои команды. То есть ученик вступит в сопротивление со мною и в самосопротивление. Этого допускать я не должен.

 Многие из применяемых мною суггестивных и гипнотических приемов хорошо известны, но все дело в установке, способе ее создания и активации, обстановке и стиле работы с психикой, алгоритме обучения и интерпретациях эффектов, т.е. в структуре системы суггестии-гипнотизации. Когда-нибудь, суммируя свой опыт, я подробно опишу методику обучения биоинтеллекта. Возможно, позднее я еще запишу курс видеосеансов для интернета. Но личные встречи всегда сильнее действуют вследствие создания в них большего эффекта реальности, разнообразия, контактного невербального сигнала и наличия раппорта.

 

 Последний Шаг 27. Просветление.       © А.В. Кундин https://sites.google.com/site/neoesoterik0/